Вернуться   ::AzeriTriColor-Форум:: > Азеритриколор > ПЭН-клуб АТС

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 26.07.2008, 20:15   #1
Новичок
 
Регистрация: 07.11.2006
Сообщений: 22
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Nongrata на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Для того, чтобы понять некоторые моменты в вещи "СССР пал...", надо, наверно, просто почитать, что происходило в Турции.... Но я каюсь, я был предвзят к Турции...

ПН

****

День второй. Приходится признать, что изначально я дал сам себе установку: никаких виртуально-интернетных и мобильных переговоров. Но!!! По прошествии двух дней я понял, что у меня появилась возможность выдернуть пару перьев из хвоста Музы, чем я и не премину воспользоваться. Поэтому этот странный дневник начинается у меня на топливно-газовой смеси из дичайшей скуки, постоянной средиземноморской жары и, возможно, первой синхронизированной забастовки клеток коры мозга, которые грозились выйти на пенсию в случае, если требования их профсоюзных лидеров не будут выполнены.

Сделаю два шага назад. Глупости, которые я сделал, причём явные:

1) я не взял с собой ничего почитать, ибо решил двигаться налегке
2) я не получил полных инструкций от старшего сына, как заводить движок «I-pod»а
3) не взял с собой запасной пляжный костюм, об этом чуть позже
4) не взял с собой полный комплект туриста, потерявшегося во Вселенной. Это помогло бы мне уйти отсюда в горы на второй же день.

Ремарка: лимоны в Турции такие же «беременные» как и в нашей стране, ибо также переполнены созревшеми семечками и просятся в землю. Потому не удивительно, что разрубленные тела лимонов с семечками будят в моём сознании ассоциации с разрубленными телами беременных женщин.
Суб-ремарка: на этом самом месте меня догнал мой земляк, держащий в этой гостинице магазин сувениров, и я с имеющимися в наличии скудными запасами дипломатии попытался поддержать беседу с родным провинциалом.

День первый. Я лечу в Анталию. Самолёт был переполнен: люди гроздьями висели на подножке, как осы облепили колёса, разместились с баулами и кошелками на крыльях, а особо дерзкие сидели на крыше, успев разложить скатерти с варёнными яйцами, картошкой, солью грубого помола, бутылями с молоком бешенной ослицы и замерзшими кусками из бозбаша. Кое-кто успел напиться и начать бросаться друг в друга хлебом, сандалиями, а один товарищ успел так мастерски метнуть носок, что тот сделал бумеранговский круг над взлётно-посадочной полосой и убил старейшину местных ворон. Самолёт пах, как только может пахнуть дешёвый плацкартный вагон СССР по маршруту Баку-Барда. Он пах всем: мочой, блевотиной и плохо вымытым унитазом. Я вспомнил свою первую ночь после сержантской школы, когда заступил на дежурство и долго истерически плакал, шумно сморкаясь в исподнее: Неужели я ещё полтора года буду жить в этом запахе, в этой Геенне Огненной, где запах портянок, немытых гимнастёрок, запах гуталина и солдатской уборной подобно Громозеке начинал с тобой бороться, как только ты ступал на его территорию. Посему запах нашего родного Азаловского самолёта, где со стороны капитанского отсека почему-то было написано «Нахичевань», меня не убил. Я выжил и очень горжусь этим.

Самолёт тихо-тихо начал двигаться. Безбилетники начали с него осыпаться как тут в ветренную ночь, иногда разбиваясь, иногда бодро вскакивая, но большая часть, обняв свои пожитки кричала: «Не оставляйте нас здесь!!! Арахноиды убьют нас всех!!!». Мы, имеющие билет, законный билет на этот «Титаник» гордо молчали, брезгливо оттопыривая нижнюю губу. Последними об бетон взлётной полосы ударились висевшие на колёсах и клюква их ещё секунду назад живой плоти чётко обозначила новую эру в моей жизни: начало того отрезка, когда я начал отдыхать.

В самолёте было полторы тысячи пассажиров: каждой твари по паре. Но моё место оказалось худшим. За мной сидела мамаша стервозного вида, с крючковатым носом, крашенная блондинка с огромной мясистой родинкой на шее безобразного вида и несмотря на свои кажущиеся 23-24 года успевшая триды родить: старшей девочке было лет 12, мальчику лет 9, моему «божьему возмездию» © был где-то год. Эта девочка при агрессивной поддержке своей маман изнасиловала мне душу, как каторжанин светскую даму. С первой же секунды этот ребёнок начал долбить спинку моего кресла и истошно вопить в диапазоне 19-20 тысяч децибел с интервалом 1 выкрик в полсекунды и бить руками по надголовнику. Мне показалось, что все мои тяжёлые и худшие дни в жизни были ничем по сравнению с этой парой часов. Мамаше это явно нравилось, ей казалось, что подобным образом она прививает своей дочери правила светского тона и норм приличия. Отлучившись на пару минут с этим ребёнком она вернулась и с гордостью, громко вслух констатировала: «İki dəqiqənın içində iki yaşında qızı döydü.» М-да уж... Но всё это ерунда, шептал я сам себе, ты едешь отдыхать, тебя ждёт Средиземное море, легендарное и колыбель целой цивилизации, тропическое солнце, соки неизвестных экзотических фруктов, новые интересные знакомства, исторические достопримечательности и т.д. и т.п.

Итак долгий полёт... стоп-стоп, какой долгий? Скорее мучительный полёт позади. По приземлении стёрвозная мамаша, конечно же, не захотела ждать и завопив в унисон со своей дочерь – дочь просто вопила, мать орала «Пропустите женщину с ребёнком!!!» - они подобно астероиду с газовым шлейфом промчались мимо меня, по пути мамаша локтём, как заправский игрок в американский футбол, перебила мне на прощанье переносицу. Справедливости ради надо сказать, что мчалась она на полных порах недолго, и зажав перебитый нос и валяясь на полу я с радостью заметил её бездыханное тело на неприступных человеческих скалах в конце прохода.

УВАЖАЕМЫЕ ОБЛАДАТЕЛИ СЕМЕЙ И ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ СЕМЬЯНЕ!!! Бью челом вам, раб смердячий, умоляю: или воспитывайте своих детей или не садитесь с ними в общественный транспорт. Будьте милосердны к нищим и юродивым, подобных мне.

Некоторые традиции Османской империи в Турции, надо сказать, сохранились и одно из них исключительное отношение к европейцам. Визу для них пробивают в отдельных окошках. Осмелившись я подошёл к одному из таких окон – пограничник угрюмо буркнул: «Azerbeycana biz baxmırız». Но для нас есть другой плюс – нам, азербайджанцам, визы ставят бесплатно. Я прошёл визовый контроль и вот я в братской Турции. Быстро нашёл своего турагента и мы направились к автобусу. Минут 20, правда, пришлось стоять под солнцем: «Mustafa-sən-nərdisin?» не приезжал. Раздражение во мне шло по нарастающей, но я боролся с ним, видит Бог. У меня с собой был свежий номер журнала «The Economist». Одна из больших глупостей, повторюсь, которые я сделал, это было то, что прочитав основные статьи, я оставил номер в самолёте. Если бы я знал...

В автобусе я молчал. Гид, наш земляк, удивился: «А у вас вопросов нет? В первый раз встречаю такого туриста.» Какие у меня могли быть вопросы? «Какие туры можно организовать?» и «Какой курс новой лиры?». Гид, или вернее турагент, обнадёжил меня: Сегодня вечером, в 17:00 к приёмной подойдёт наш коллега, он будет вашим руководителем. Он вам покажет объекты на территории гостиничного комплекса, расскажет вам о многочисленных турах, которые наша компания организовывает в два раза дешевле, чем гостиница, расскажет о достопримечательностях и почти заменит вам ласковую мать.

Ну что ж, меня тронуло такое отношение и моё раздражение начало постепенно уменьшаться. Перепутав 6 гостиниц и 4 дома отдыха – между делом я стал свидетелем словесной перепалки между более образованным турагентом и более полноправным гражданином водителем – мы-таки прибыли в гостиницу, где должен был по всем предварительным соглашениям находиться мой Гроб Господень, моя Палестина Отдыха.

Ремарка: по поводу «Mustafa-sən-nərdisin?» я вспомнил один случай из истории найма азербайджанцев в собственной стране иностранцами, и в том числе турками. Есть у меня родня, которая работала в местной турецкой компании, которая в свою очередь предоставляет услуги всесильным европейцам. Так вот, был у него (родни) шеф турок, а у того был пёс, которого звали Best. Не имея ничего против турков, всё же позволю себе отметить, что отношение этого турка к своим братьям по крови, азерам, было намного хуже, чем к этому псу, который ему, бездетному, заменял видно сына. Псу на территории объекта дозволялось всё: кусать всё живое, в том числе и охрану, мочиться на могильные плиты, насиловать маленьких девочек и даже вывозить цветные металлы без таможенной пошлины. Не знаю в чём была причина, но в отсутствие этого «Сардар оглу» турецкого пошиВа, кто-то из местной братии запёк в коКлету вилы для разгрузки сена и дал этому Церберу сожрать. У последнего произошло несварение желудка и он сдох к безмерной радости местных папуасов. «Сардар оглу» был вне себя от гнева и горя и часто за полночь он выбегал на балкон дормитория и выл на Луну: «Best, oğlum, nərdisin?!?»

Что делает человек, которые после перелёта в более, чем 1000 миль оказывается в гостинице? В моём случае, даже не распаковавшись я, подобно сеттеру, распушив уши понёсся на берег моря: Море! Море!! Море!!! (тут звучит Unchained melody, ибо как же?!?! Это же ведь не наше море)…

С умным видом напяливаю очки и прыгаю с пирса (может это и не пирс был вовсе, но уж очень хотелось использовать это слово, какая-то загадка для меня в этом слове).

Вы когда-нибудь плавали в серной кислоте? Нет? А в соляной? После бакинских бассейнов, плохих и хороших, после различных абшеронских пляжей, пересоленная средиземноморская вода поймала меня как щука пескаря. Горькая (в 3 раза горше, чем Каспий) агрессивная вода рванула во все мои поры и отверстия. Из дозволенных назову глаза, уши, нос и рот. Очки слетели набок, глаза начало жечь, рот проняла судорога начиная от языка и до входа в 12-перстную кишку (тамошний привратник оказался расторопным и закрыл ворота до того, как моя желчь рванулась к Средиземному морю, конкурируя с ним по степени горечи). Нос... мой несчастный нос оказался подвергнутым изнасилованию со стороны самого гипертонического из всех известных медицине растворов. Он поднял все известные современной геологии пласты моего носа от юрского и мелового периода и до позднего неолита. Пытливый глаз натуралиста мог найти тут всё: от гигантских ракушек и до деревянных паровозиков, построенных в нацисткой Германии.

Мой «кроль» слабо тявкнул 2 раза и позорно сполз к самого худшего качества «брассу» и отфыркиваясь я выполз на берег. Позор на мою лысину и остатки седины!!! Древнее море выплюнуло меня как щенка и покачиваясь как танкист подбитого танка во время Курского сражения я слепо покачиваясь побрёл вглубь берега, натыкаясь на чужие животы, сиськи, кружки с пивом и ятаганы, занесённые для удара.

Ремарка: из азербайджанцев я был здесь единственным отдыхающим и, следовательно, мне приходилось отдуваться за всех земляков, успевая воровать простыни и полотенца, задевать русских девушек на ломанном русском языке, позволяя детям мочиться и какать прямо на полосу, где лежат люди, бросать поломанные бутылки в воду и арбузную кожуру на пляж.

Море меня не приняло. Впрочем, земля тоже. Моя физиология восстала, как прослойка рабов в Древнем Риме. Я потел, дамы и господа, стеснялся, стыдился, ругался, но всё равно потел. Мои потовые желёзы начали работать в поте лица... и прочих мест. Я сидел в тени, ничего не делал и всё равно потел. Приученный ещё в Советской Армии выжидать и не пить в подобные периоды, чтобы не пасть жертвой дегитратации или даже натрий-калиевого дефицита, я сдался в первые же сутки: этот период тут не заканчивался!!! Потеряв за 2 часа 6 литров воды, я понял, что я умираю: немедленно и скоропостижно. Выпив всю имеющуюся в наличии воду и заодно половину плавательного бассейна, я убежал в гостиничный номер, чтобы спрятаться от этой повышенной влажности. Я понял, что моя необдуманная вылазка без разведки закончилась полным фиаско. Мне надо было решать, чем я буду заниматься оставшееся время. Из всех желаний, присущих человеку, мне оставались самые примитивные: убежать в горы и забиться в какую-нибудь пещеру.

Другая проблема была резкое, почти шоковое прерывание поступления информации, кроме чисто сензорных ощущений света, фонового шума. Я понял, что абсолютный вакуум в поступлении информации может привести к первозданности моей мысли, а моя голая мысль, я понял за первые же сутки, в состоянии убить меня. Причём убить меня голыми руками, абсолютно без ничего. Не то, чтобы заставить меня броситься под машину или отравиться, а в буквальном смысле, выступая в качестве орудия убийства само по себе, вырубив к чертям собачьим центр дыхания и сердечной деятельности. И я понял, насколько это опасно в моём возрасте выходить в первый отдых.

В системе, в которой твоё сознание, мысль, мировосприятие десятилетиями оттачивалось для того, чтобы быть готовым ко всему худшему - к атаке огнестрельным оружием из любого проходящего мимо автомобиля, броска гранаты через забор, визга тормозов и судорожному стуку после этого в дверь "Сосед, вашего ребёнка переехал сын замминистра", выключенного газа, воды, электричества и даже канализации, невесть откуда взявшегося права отторжения недвижимости и связанной с этим необходимостью немедленно выселяться в никуда, обвальной инфляции, новых видов налогов, аллергического шока от неправильной сыворотки в местной поликлинике, обваливание вновь построенного моста, удара кастетом об темя твоего дитёныша, чтобы отобрать у него мобильный телефон, бросания камней в твою собаку соседскими детьми и вырывание с корнем чинар, посаженных дедом твоего деда, чтобы поставить очередной портрет президента - всё это убирает понятие чрезвычайного происшествия в нашей жизни как таковое и меня во всяком случае приучило ожидать только худшее и в каждой руке, вытащенной из кармана видеть если и не наган, то уж во всяком случае хорошо замаскированный стилет или кастет. И вдруг человек с такой психологией оказывается в обстановке, когда почти отсутствуют какие-то внешние проявления возможной агрессии. Это же свихнуться можно. В Европе и то было легче: там через каждые несколько часов тебя из-за цвета твоей кожи (или из-за чего ещё) пытаются проверить, а тут...

Вернёмся к несчастному паломнику к святым местам, то есть ко мне. Как и было обещано, представитель турагентства был в приёмной в обещанное время. Но, увы... на этом хорошее закончилось. Туров к достопримечательностям оказалось всего 2 - Памуккале и Эфес. Был ещё правда тур к Городу Мёртвых, но он лежал в обход Африки, по древнему маршруту Васко де Гама. До ближайшего пункта назначения надо было ехать 4 часа только в один конец. Восемь часов в дороге? Увольте, для моего позвоночника это было слишком.

Ремарка Я вспомнил этого рано начинающего лысеть юношу-турагента - я видел его фото в фотогаллерее на "ФБ".

"- И всё?
- И всё!!!"


"И всё, ухожу." отрубил турагент, и я понял, что недолог тот миг, когда мне придётся вспомнить свой "kəlmeyi-şəadət". Малая Азия, раскопки Шлимана, Древняя Троя, Загросские горы, государства Хеттов, маршруты движения Александра Македонского и Римских Легионов, места где Геракл побил Гидру, поселения Карфагенцев, древние государства моих предков на этих землях - и всего этого не будет? Только несчастные соляные отложения, к которым добираться весь день? Хватая ртом воздух, как рыба выброшенная на берег и стекленеющими глазами, я протянул умоляющие руки к турагенту, пытаясь обнять его. "И всё!!! И никаких "Но"!!!" он стряхнул с себя моё слабеющее тело. Я упал, как подрубленный и потерял сознание. Турагент взял метёлку и замёл меня под половик. И тут же уехал, видно он спешил закачивать своё очередное фото на "ФБ".

"Меня окружали молодые симпатичные люди, медленно, но верно сужая круг".

Обстоятельства были против меня - я загнал себя в ловушку, в абсолютный информационный вакуум. В плане поступления информации, надо признаться, я рисовал себе именно эту картину: ни мобильных звонков, ни интернета, но (!) оказаться без книг, или хотя бы журналов было очень тяжело. Но зато, у меня всё ещё оставался мой "I-pod", море, плещущееся об берег, и ... больше ничего. Цель сварить летних отдых. Продуктов, как видите, не густо, однако... Разницу я надеялся докупить в ближайшем населённом пункте - Гёйнюке.

Ещё днём заметил, что взрослые люди весь день играют с камешками на пляже. Удивился.

Под занавес дня я пошёл к морю, на пляж и включив "I-pod" начал-таки наслаждаться жизнью. Романтика, туда её в качель.

Ремарка. Если вам когда-либо расскажут о придурковатого вида кавказоиде с усами а ля Мухаммед Газневи в 14 лет, поминутно смотрящего на некогда огромные, дубовые, а потом переделанные под наручные часы, но с неизменным боем кукушки, и в глазах которого застыло немое вопрошание "Когда же закончится этот ночной кошмар!?!", то знайте, что речь идёт о вашем покорном слуге.

Откуда мне знать, что анталийская курортная линия - это воплотившееся в море, берег, деревья и гостиницу и ополчившееся против меня Зло, которое решило опрокинуть все мои жизненные представления о себе, своих слабостях и наклонностях. Этот мнимый вечер гармонии на берегу Средиземного моря, где я слушал свои любимые композиции и море плескалось об берег без единой души - это была всего лишь временная передышка, необходимая Жизни, чтобы перезарядить свои стволы гаубиц и мортир, направленных против меня.

День второй - пал последний оплот, надежда взбунтовавшихся.

У меня есть дурная привычка: если я не испачкаюсь во время обеда или ужина, а равно и завтрака, тот этот приём пищи можно считать испорченным. Пересчитав количество рубашек, я понял, что этого добра мне не хватит.

Ремарка. Обслуживающий персонал делится на две категории: турецких мужчин и "СССРовских" женщин.

Мне надо было отправляться в ближайший населённый пункт, чтобы закупить майки. Bellboy заявил, что магазины в ближайшем населённом пункте, Гёйнюке, открываются чуть ли не в 5:00 утра, девочка работающая на приёме, "сссровская" женщина, на русском переподтвердила эту информацию, положив руку на гостиничную, специально для этих целей приобретённую, библию и поклявшись говорить "правду, только правду и ничего кроме правды".

Я вышел на дорогу. Картина маслом "Выхожу один я на дорогу". Репина. Или на худой конец Рериха.

Когда я доехал до Гёйнука, я понял, что меня облапошили, обманули как деревенского простачка. Мало того, что магазины в этом посёлке городского типа должны были открываться через пару часов и мне пришлось сжигать эти часы, потея и отфыркиваясь, как слон на улицах Бомбея, так и к своему глубочайшему разочарованию в этом населённом пункте не нашлось ни единого книжного магазина, а читать "Hürriet" мне отнюдь не улыбалось. Чуть позже я узнал, что книжки есть в гостиничном магазине, но для мужчин это были что-то типа "Шестёрки умирают первыми", "Чёрный список", "Сокол появляется ночью" и "Дракон пукает на рассвете", а для женщин "Фаустина", "Роза любви" и "В объятиях любимого". Ещё весьма активно пропагандировалась книга Орхана Памука. Возможно сами того не понимая, что написано в этой книге, турки гордились своим нобелевским лауреантом, который был, тем не менее, подвержен остракизму. Итак, оставалась надежда только на "I-pod". Но это не худшее во всей этой истории. Я понял, что война с категорийным понятием "первый отдых на сороковом году жизни" только начинается.

Типажи. Обрисую несколько запомнившихся лиц. Первый персонаж это, конечно же, "topless пара". Миловидная девушка, загорающая topless. Черты лица напоминают персонажи Васнецова. Муж (супруг, партнёр, брат) - грузный мужчина лет под 30 с сиськами 3-го размера. Примерно, третьего, ибо я эти сиськи, конечно же, в руках не держал и поэтому говорю навскид, на глаз, так сказать. Полагаю, что его варикозное расширение при таком избытке веса потребует хирургического вмешательства в ближайшие 5 лет. Эта пара была моим неизменным спутником все эти дни. Уважаемые женщины, обращаюсь к вам. Женская грудь, метко названная Мопассаном "кубком любви" остаётся таковой при соблюдении трёх основных условий:

1. Она правильной формы
2. На ней нет стрий, волос, угрей и прочее
3. Она не "отполирована" взглядами мужчин.

Тут у нас много мужчин, которые и гомосексуализм оправдывают, и хождение голозадыми в шортиках. Если вы последуете их примеру и будете также обнажать свои женские прелести, как мужчины свои кривые, волосатые ноги ноги южан в непляжной зоне, то мир останется без либидо и, соответственно, без продолжения рода человеческого.

Чертыхаясь и проклиная всё на свете я попёрся назад. Поднявшись в номер, я открыл для себя худшее из возможных истин: у меня сдох "I-pod". Необмытое тело его успело провонять и в некоторых местах его трупик успели надкусить бездомные собаки и крысы. Вы бы видели моё окаменевшее от безграничной тоски и горя лицо. Если бы вся моя родня умерла бы в одночасье, то это было бы для меня меньшим горем, чем смерть "I-pod"а.

Я понял, что это война на исстребление. Курортная жизнь загнав меня в резервации и лишив права охотиться на бизонов, подобно правительству США не довольствовалась этим. Она ворвалась ко мне в вигвам и скальпировала мою скво, мой "I-pod". Медленно встав с колен, я направился к ближайшей пальме, чтобы откопать там томогавк войны. Я наложил боевую раскраску и решил бороться до конца. У меня была, конечно, возможность обратиться к помощи друга через интернет, 6 секунд которого стоили 7 тысяч евро, но я решил обойтись без вас, мои дорогие. Я понял, что эту кровь я должен смыть сам.

Типажи. Несмотря на то, что эта женщина беспрестанно работала, но меня достали её полипы в носу, из-за чего она постоянно гундосила, эти морщины, которые начинались у неё у краешка рта, как только она улыбалась, или пыталась улыбаться, и заканчивались аж за ушами. Неправильный русский, типичный турецкий акцент на английском. Она ходила с детьми по всему комплексу и кричала:

- Hip-po-clit!!! Hip-po-clit!!!
- A!!! A!!! A!!! (отвечали ей дети)

И так 3 раза. И сразу же за этим:

- Benedicti!!!
- Benedicti!!! (отвечали ей дети)

А это 2 раза. Я наизусть знал эти крики, и часто просыпался с холодным потом с этими воскликами в ушах.

Ремарка. Меня также достали эти постоянные крики аниматоров-турков ("сссровцы" были менее въедливы). "Are you ready?!?" и этот грёбанный "SupƏR" вместо "Super".

Я начал войну. Я решил ознакомиться с предстоящим полем боя, подъездами и окрестностями. Мои легковооружённые уланы сновали по всей территории, засекая вражеские обозы, количество пулемётных гнёзд, миномётные батареи и радиопеленгаторы. С секундомером в руках я засекал время выпечки каждого пирожка, каждого кусочка пиццы, количества пива и вина, заливаемого в сосуды, интервалы с которым шеф-повар чесал свою задницу, а официанты ковырялись в носу, откуда и сколько хлора заливалось в бассейны, откуда вывозили мусор, сколько муки добавлялось в каждую лепёшку, качество цемента и арматуры, использованных для заливки фундамента гостиницы, я познакомился с каждой гусеницей на дереве, знал позывные всех бездомных собак и кошек, пронумеровал и внёс в карту каждый камешек на пляже. Через сутки я был готов к войне. В этой безжалостной войне мне было нанесено ещё много ударов, но в определённый момент я оказался к ней более подготовленным.

Итак, мне было надо начать строить линию Мажино. Ибо именно этот оборонительный тип войны подходил ко мне больше всего из всех известных мне: ядерной, партизанской, горной, равнинной, пустынной. Я решил заминировать все подходы, выставить охрану на башнях и... всё. А что мне оставалось?

День третий.

Моя физиология южанина, кажется, адаптировалась к местным условиям. Я по-прежнему потел, но показатели мои явно ослабли. Но появилась другая проблема. Из-за того, что я начал пить в 10 раз больше воды, чем когда-либо в своей жизни, ОЦК (объём циркулирующей крови) увеличился и моё сердце начало работать с надрывом, успевая прогонять через сосуды намного большее количество жидкости.

Я составил для себя достаточно простой график: загорать и плавать. Последний вопрос я решил для себя тем, что потуже затянул резинку очков для плавания и осторожно спускался в воду, чтобы ни грамма воды не попало под них. Плавать физически было легко, но морально я умирал каждый раз, выбегая из воды с зажмуренными глазами, с огромной лепёшкой зелёной слизи на носу, выступающим уголком вытянутых гипертоническим раствором лобных долей мозга через тот же нос и убегал к душу не столько для того, чтобы смыть солёную воду, сколько для того, чтобы прополоскать рот.

Типажи. При всём уважении к исламским традициям, считаю, что принявшие и проповедующие эту веру должны среди всех прочих земных радостей, от которых они отказались, отказаться от плавания на общественных пляжах тоже. Меня угнетало наблюдать, как женщины с внешностью джина-палача из фильма "Гариб в стране джинов" со всеми признаками акромегалии на лице лезли в воду, предварительно одев на себя комбинацию, платье, жилет, бронежилет, тужурку, гренадёрскую куртку, ватник, пальто и шинель, а на голову каску, пилотку и чобанскую шапку. Спрашивается зачем? Зачем выставлять себя на посмежище, если для соблюдения моральной чистоты, люди этой религии от столького отказываются? Неужели купание в подобном гардеробе такая жизненная потребность?

Лежаки приходилось занимать с самого утра, ибо лежать просто на полотенце на земле считалось западло. Я в первый день увидев, что нет свободных лежаков, постелил полотенце прямо на землю и лёг. Так на меня весь пляж сбежался посмотреть: все показывали на меня пальцем, роняли стаканы из рук, подзывали людей с разных уголков комплекса, и даже директор срочно прилетел на вертолёте из Аланьи, чтобы успеть полюбоваться на заморское чудо, то бишь меня. Каждое утро я с ранья уходил под антальское звёздное небо, чтобы успеть занять очередь к мавзолею местного Ильича - застолбить участок для загара.

Ремарка. Хотел было я отдыхать на краю бассейна, однако туристы занимали его по периметру, как мухи рану гладиатора Максимуса и я бросил эту затею, ибо каждый раз пробиваться с боем к бассейну теряя личный состав, а потом натыкаясь на чужие сиськи и лобки делать вид, что плаваешь, было бы неразумным распылением ресурсов.

Люди продолжают играться с камешками. Я пытаюсь понять хоть какие-то правила в этой игре, но не могу.

Итак, график мой вроде стабилизировался: с раннего утра лёгкий завтрак, загар на берегу до обеда, обед с парой галлонов пива, чтобы заснуть, сон в кондицируемом номере до 16:00, а потом опять дозагорать. Надо сказать, что решение отдыхать после обеда в номере я принял после того, как мой враг применил ядерное оружие. Оставшись на берегу после обеда в первый раз, я потерял сознание и очнулся тогда, когда шеф-повар начал огромной лопатой отдирать мои бока, как бока прожаренного без масла судака от сковороды.

Основная проблема была языковая. Люди в основном разговаривали на английском, русском и турецком. Ко мне все исключительно обращались по английски и только единожды на французском. Я не знал на каком обращаться. Самые простые вопросы типа "Bir mineral su" вызывали неизменное "Əfəndim?". Ударение ли у меня было неверно, произношение ли пугало, но я понял, что насколько близки мы по говору к анатолийским туркам, настолько и глубока пропасть в понимании с антальскими (южными) турками.

Ремарка. Я заметил, что люди с полотенцами (пляжными) в руках стоят у какого-то помещения. Надо сказать, что, опять же, из-за влажности вещи, должно было тяжело сушить. Во всяком случае балконы и окна были завешаны вещами. Я решил, что в этом помещении люди обменивают влажные/мокрые полотенца на сухие. Вечером я решил проверить свою догадку. Заметил, что у входа сидит девушка в некоем подобии униформы. Решил спросить у неё:

- Do you work here?
- Чаво-о-о-о-о-о-о?!?!

"Чаво" начиналось здесь, в Гёйнюке, отбегало для разгона к югу, Фракии, а потом на север, перемахнув одним махом через антальские горы бежало к Испарте, а оттуда к Конии.

- Я спросил "вы здесь работаете?", но судя по вашему первому вопросу, актуальность в ответе уже не стоит так остро.

Я понимал, что мой отдых уже вырублен на корню, но для сохранения хорошей мины при плохой игре, надо было хотя бы чем-то занять себя. Но и тут Жизнь не оставляла мне никакого выбора. Дело в том, что шаблоны валяющиеся в обилии под ногами очень тяжело было примерять на себе. Южанину, особенно азеру живущему на Абшеронском полуострове, вообще тяжело "надевать" на себя культуру отдыха россиянина. Чем могло меня удивить Средиземноморье? Тем, чем я ожидал, оно меня этим не удивило. Что осталось? Море, которое в три раза более солёное и следовательно более агрессивное, чем Каспий? Пляжем, которое дробило ступни и пятки своей галькой, не позволяя в лишний раз подходить к морю близко? Кипарисами, розами и соснами? У меня всё это есть. Вкусной обильной пищей? Слава тебе господи, кухней мы не страдаем. Своими свежими фруктами? Но этого и у нас немало. Для 80% приезжих из России и территории СНГ, всё вышеперечисленное было манной небесной, находкой. Оставались забавы парасейлингом (облётом на парашюте моря), скутером или катанием на "банане", но твёрдо держа в памяти рассказ Эльторо, как его бросили умирать в середине моря в Эмиратах, я помнил о своём статусе кормильца такого большого числа людей и далее, чем за буйки просто не хотел. Ещё я помнил, что в случае моей смерти на Каспии, трупик мой моей благоверной пришлось бы выпрашивать у 5 прикаспийских стран (не удивляйтесь, ибо даже у собственной страны ей пришлось бы его выпрашивать), а если бы я утонул в этом море мой труп мог бы до окончания веков бесхозно расплывать по морям и океанам от самых ближайших стран Ливии и Марокко, и до самых отдалённых: Филиппины и Япония. Оставался бассейн, который как я упоминал был облеплен туристами как побережье Баренцево моря моржами во время свадебного периода, и они также злобно раскрывали пасть, обнажая нёбо, стучали клыками и отгоняли меня от стаи.

Иногда я тоскливо смотрел на горы, которые стояли впритык к гостинице, через дорогу и на которые я и купился, когда покупал путёвку именно в эту гостиницу. Но никаких туристских горных маршрутов организовано не было, что и было правильно. При такой влажности через пару-десятков метров турист, не обученный по специальной программе НАСА "Выживание на Солнце", захлебнулся бы в собственном поту. Меня обмануло то, что у нас при виде гор просыпается понятие "прохлада". Здесь было не так.

Типажи. Запомнился мне ещё один русский парень. Лет под 30. Судя по мышцам силы неимоверной. Причём рост ниже меня, но в плечах в два раза шире. Торс явно природный, без занятий в атлетическом зале. Плавать мог километрами. И он тоже играл в камешки.

Типажи. Запомнилась одна тётка. Плотная, красная, с неизменной кружкой пива и чем-то мучным перед ней на пляже.

Типажи Забавляло присутствие трёх подруг из Грузии. Две так, ничего особенного, а третья пухленькая, с кучерявыми волосами, она и была самая смешная. Умиляла меня своей добротой и заботливостью: она первая выходила из воды и подносила подругам тапочки, во время завтрака приходила первая, занимала стол в тени, выжимала на всех троих апельсиновый сок, и кричала вслед заплывшей далеко подруге и даже заставляла их делать гимнастику в воде.

Вечером заставил себя пойти на дискотеку. Тимати пел "будем тратить деньги килограммами" и "обнимите их сзади".

Заснул тоскливым и липким сном. Всю ночь с огромной толпой людей во сне пытался убежать из лагеря для беженцев для азербайджанцев на территории Туркменистана. Поругался с новым президентом Туркмении во время похорон старого.

День четвёртый. Сегодня я понял, что я схожу с ума. Именно сегодня на своей шкуре я понял, что такое синдром отмены. Позволил себе сделать пару звонков через мобильный. Не помогает. Встал и пошёл играть в волейбол. И никогда не прощу себе этой ошибки, дозволенной разве что новобранцу. Песка тут, на пляже я не видел, но на воллейбольной площадке было некое подобие песка. При более близком и весьма опрометчивом, надо сказать, знакомстве я понял, что я попался в очередную военную ловушку: это был толчённый гравий, с острыми как бритва гранями. Получив пару вывихов и подвывихов фаланг пальцев от мокрого и посему не воллейбольного веса мяча, я увидел, что все игроки стоят по колено в крови, моей крови. Я упал на четвереньки и пополз к безопасному месту. А где оно, это безопасное место?

Следующие 40 минут я воплотился в статую "Мальчик, вытаскивающий занозу". Солдаты с моих же пулемётных гнёзд громко смеялись и бросали в мою сторону банановую кожуру.

Сегодня же заметил первый след азербайджанца: кто-то написил в переодевалке. Написил много. Весь день шугался от любого шороха.

Люди продолжают играться с камешками в перерывах между едой и питьём. Играют все, без исключения: молодые, старые, дети, охрана, официанты и даже лежаки. Я в растерянности.

Типажи Также запомнилась пара в 14-15 лет. Я бы предположил откуда-то с Балкан. Девочка очень правильных форм, с простым и ясным лицом. Но как часто и происходит с горными людьми у неё абсолютно отсутствовала грация. Из воды, например, она вылазила как опытный пехотинец из дивизии Чуйкова или Шумилина, низко припав к земле. Ступни во время ходьбы ставила широко растопыривая пальцы на ногах, как это делают сельские жители наступая на свежий и ещё тёплый навоз, неся на спине тюк с сыром. Парень её был более живописным. Взглянув на него я вспомнил, как в XVI веке Венеция и Оттоманская империя боролись за верховенство на Балканах. Итальянцы проиграли, но судя по его тяжёлому "бадымджанистому" носу какой-то итальянец оставил его прабабушке своё тяжёлое наследство.

Типажи. Одна женщина отдыхала с двумя дочерьми: одной где-то год (вспомнился самолёт), а другой где-то 10. Мать и эта годовалая девчонка представляли собой особый калорит, особенно во время обеда. Во всё прочее время мне удавалось избегать их компании. Обед неизменно сопровождался визгом этого ребёнка, от которого вылетали стёкла в помещении, как от включённого реактивного двигателя. Мать её в это же самое время продолжала стимулировать этот звук своим спокойным, невозмутимым видом, подобным тому, с которым Аид вершил свой суд, и ни один мускул на её акульем лице даже не дрогнул.

Вечером пел английский бард. Он приходил с нотбуком и подборкой "мр3" файлов, подключался к усилителю и пел. Я не музыкальный критик, но пел он вроде неплохо и совершенным диапазоном. Единственное чему я удивлялся это было то, что он продолжал петь или вернее я продолжал слышать его, когда он уходил наливать себе кофе, говорил по мобильному или даже купался в бассейне. Кроме нашей гостиницы, он кажется пользовался бешенной популярностью на всём побережье, ибо начиная с 19:00 я слышал его репертуар на различном удалении. Он постепенно приближался, исполнял у нас один к одному все песни и исчезал на юге.

Ремарка. Опять про детей. Очень нравилось, когда во время редких вечерних минут спокойствия, когда я слушал этого исполнителя, появлялись восточные родители со своими детьми. Дети висели у них за спиной, они вели их за руки, в колясках по 6 детей в 4 ряда, и считали обязательным пересекать пространство между зрителями и исполнителем по несколько раз: чтобы взять выпить, или же просто убаюкать своего младенца. Дети орали, кричали, читали во весь голос книжки и звали родителей на всё побережье. Это же ведь так важно, чтобы дети присутствовали и приобщались ко всему.

Ремарка. Кормили в гостинице обильно и, кажется, вечно. Поили тоже. Но была одна шарада к которой я так до конца и не привык. Объявление "Сервирование напитков в "Бич сайт". С 13:28 и до 14:14 за отдельную плату". Или же "Сервирование алкогольных и безалкогольных напитков в баре "Мун лайт". С 17:47 и до 18:18 за отдельную плату". Так как питейных заведений было много, а эти "слоты" были разбросаны удерживать в памяти было невозможно.

Не обошлось, конечно же, без армян. Их длинный и вездесущий нос не обошёл меня тут тоже.

Вечером опять поплёлся на дискотеку. Тимати по прежнему требует, чтобы деньги тратились килограммами, и чтобы девочек обнимали сзади. Молодых это всё ещё заводит.

Во сне разгружал вагоны с асфальтом. Очень устал.

День пятый. Кажется, я сглазил свою удачу. "Спокойная женщина с акульим лицом" начала преследовать со своей дочерью меня по всему побережью. Девочка орала, мать с невозмутимым лицом ей аккомпонировала. Спрятавшись от неё в перегретом мусорном баке, спокойно проспал до обеда.

Заметил, что скутеры в море часто переворачиваются. Вначале волновался, но увидев абсолютное спокойствие их хозяев-арендодателей, немного успокоился, ибо решил, что перевернувшихся каким-то образом выручают. И напрасно: в тот же вечер несколько скутеров вернулось без всадников и со следами борьбы и крови на сбруе. Хозяева ловили их, стреножили и отпускали пастись.

Ремарка. Каждая раса должна развиваться своим путём. Никогда не нравились азиаты с панковскими ирокезами, негры в цилиндрах и французы в набедренных повязках.

Начал замечать на себе злобные взгляды местных фотографов, интернет-провайдеров, продавцов сувениров, которым не удалось всучить мне свои услуги и товары, цены на которые равнялись тем, которые я ожидаю будут накануне Судного дня.

Я-таки подхватил какую-то тропическую заразу. Какое-то существо разместилось у меня подмышкой - натаскав туда сухих водорослей, листвы, травы, конфетных фантиков и пластиковых стаканов, он устроил там себе гнездо. Я пытался его отодрать, но оно верещит, вцепившись мне в кожу, вокруг бегали его дети и визжали. Когда я отпускаю его, он забирается вглубь норы, тяжело дышит и фырчит, злобно мерцая оттуда на меня своими кровавыми зрачками. Хуже всего то, что я даже не знаю, как он выглядит. Решил положить у входа в его нору кусочки печенья, чтобы разглядеть его.

Люди по прежнему играют в камешки. Это какая-то эпидемия, я узнал, что правил никаких. Они просто ходят по побережью, собирают камни под цвет или по форме, чтобы затем выбросить их через секунду. Меня ужасает подобная перспектива.

Сегодня обуяла тоска: когда же я, наконец, вернусь домой??? Часы, как будто застыли и я в отчаяньи разбил их об стенку. Из-под кукушки медленно выкатились три бронзовых яйца.

Заметил железнодорожную ветку, которой не было на моей самодельной карте. Днём с биноклем поднялся на гору, чтобы понаблюдать за ней. Увидел, что местная челядь с обнажёнными ногами и закатанными до колен брюками разгружает совковыми лопатами порошок разных цветов из вагонов, в которых у нас развозят гравий и щебень. Оказалось, что этот порошок, потом размешивают с водой и предлагают нам в качестве фруктовых сокой и "айс-ти". Меня передёрнула судорога, во рту началось обильное слюнотечение, а в желудке спазмы, когда я вспомнил сколько этой жидкости влил в себя.

Ко второй половине дня к моей Тропической Заразе кто-то пришёл и они старались общаться шёпотом, видно для того, чтобы не разбудить его дитёнышей. У них недолго скрипела кровать, сиеста видно удалась и гостья решила остаться с ним навсегда. От напряжения и страха у меня вздулись лимфоузлы по всему телу.

Директору гостиницы доложили, что один полоумный что-то записывает в тетрадку. Он нашёл меня, пытался взять за ухо, но оно осталось у него в руках. Затем он гнался за мной по всему побережью, но я поднаторел за эти дни и в самые критические мгновенья преследования, когда он уже вот-вот должен был меня схватить, резким виражом уходил в сторону. Игра в воллейбол на его площадке выработала у меня на подошвах особой формы мозоли и когда я бежал по прибрежной гальке я слышал характерный цокот и видел как мои ноги высекают искры от камней. На восьмом круге я оставил его далеко позади, а на двенадцатом он упал бездыханно. Кстати, во время этой гонки Тропическая Зараза со своей новоявленной подругой и детишками вышли на балкон своей фазенды и восторженно хлопали во время каждого моего особо удачного дриблинга.

Вечером опять пошёл на дискотеку. Тимати настаивает на своих требованиях... да, тех самых, "килограммы денег" и "сзади". Но сегодня произошло нечто особенное. Прямо в центре дискотеки поломался пенный огнетушитель и танцплощадку начало заливать пеной. Люди восторженно завизжали, думая, что это задумка продюссера. Отталкивая друг друга они лезли в эту пену, чтобы через секунду выбегать оттуда с лицом Косого из фильма "Джентльмены удачи", когда тот выпил шампунь. Было видно по выбегающим, что эта пена очень неприятна на вкус, жжёт глаза и щипит нос, но не успевшие побывать в ней думали, что их обманывают и бежали в пену. Отдыхающие гибли целыми косяками и это не могло меня не радовать.

Умилил один немец, участник Первой и Второй мировой войны. Он сидел рядом со мной и со слезами на глазах рассказывал о годах плена в России, пытках в застенках НКВД. Потом он встал и пошёл танцевать под Тимати. Тут я его непосредственности явно позавидовал. Был он одет, конечно, не по "дискотекски", в строгой рубашке, галстуке, костюме и офисных туфлях, но это не помешало ему очень быстро разойтись. Под конец он уже делал майклджексоновски-мейкерские движения - одна рука на поясе с коитальными движениями, а другая одним пальцем (указательным) в небо - но подскользнулся, упал и сломал себе шейку бедренной кости. Тропические заразы у меня под мышкой ехидно захихикали. Вернулся себе в номер. Заметил у углов рта свежую зелёную поросль: от долгого молчания рот у меня начал зарастать.

Каждую ночь надо вставать, чтобы утолить жажду. И это я, человек, который у себя дома в течении суток выпивает 200 мл воды.

День шестой. Когда Бог создавал этот рай на земле в качестве птиц в этих райских кущах он щедрой рукой разбросал цикад. Цикады тут были везде, они были различных рас, национальностей, вероисповеданий и конфессий. Они объединялись в профессиональные цеха, политические партии, держали свои торговые лавки и пункты по обмену валюты. Они ведать не ведали, что такое отдых: пилили, пилили, пилили и ещё раз пилили. Я даже сочинил про них стишок от нефиг делать:

Цикады пели тёмной ночью,
Цикады пели ясным днём,
И ни с приличием, ни с тактом,
Совсем их род был незнаком...

Они спорили, мирились, заводили семьи, но не умирали. Однажды вечером, клянусь чем хотите, сам слышал, что один из них так накричал на других, что они заткнулись. А говорят насекомые. Только не знаю почему он так закричал. Может от отчаяния, что любимая его бросила? Или пьяный был?

Начал играть в камешки. Ничего, знаете, так, заводит, самое главное сконцентрироваться, чтобы не проиграть.

День седьмой. Весь день живу в предвкушении автобуса, который увезёт меня отсюда далеко-далеко, на Родину. Я знаю, многим это смешно, но что делать, у каждого свои желания. Вечером долго и трогательно прощались с тропической заразой. А он ничего, симпатичный. Пролил слезу. Каждому дитёнышу подарил по одному доллару.

День восьмой. В аэропорту родные быдлятские лица. С ужасом заметил ту самую мамашу со своим дитёнышем.

***

ПН

PS. Да и ещё, я заметил, что старые хвостогоны иногда не брезгуют плагиатом, но оценивая их личные низкоморальные свойства, абсолютно безнравственные симпатии к властьимущим и низкого качества вещи с моим титлом, я понимаю, что особо бояться тут не приходится.

Nongrata вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 07:56. Часовой пояс GMT +5.

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Rambler's Top100  

Голос Тюркского мира Кавказский полигон