Вернуться   ::AzeriTriColor-Форум:: > Азеритриколор > История и Этнография

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 17.09.2006, 03:32   #1
Местный
 
Аватар для Prosecutor
 
Регистрация: 16.08.2006
Сообщений: 4,414
Сказал(а) спасибо: 368
Поблагодарили 457 раз(а) в 305 сообщениях
Вес репутации: 58
Prosecutor на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию Освобождение Баку Кавказской исламской армией 15.09.1918

Вс. , Сен. 17, 2006 Сб. , Сен. 16, 2006
--------------------------------------------------------------------------------

15 СЕНТЯБРЯ - ЭТО ОСОБАЯ ДАТА В НАЦИОНАЛЬНОЙ ИСТОРИИ

Освобожденный в 1918 году Баку навечно стал столицей Азербайджана


Исмаил УМУДЛУ

15 cентября особый день для каждого азербайджанца. С этой датой связано освобождение Баку от иноземных захватчиков, которое состоялось ровно 88 лет назад. Возвращение древнего города на Каспии в лоно Отечества, обретение им статуса столицы молодой республики (первой на всем Востоке): всему этому предшествовала кровавая вакханалия, развязанная армянскими регулярными воинскими частями и бандформированиями из числа дашнакских изуверов. От рук этих палачей погибли тысячи наших мирных граждан, в том числе женщины, старики и дети.

Возвращаясь в ставшие уже далекими сентябрьские дни кровавого 1918 года, мы всегда отдаем дань памяти тем сотням мужественных азербайджанских и османских воинов, отдавших свои жизни за освобождение Баку. Здесь следует, на мой взгляд, сделать небольшое отступление. Когда вспоминаешь те дни, невольно возникают параллели с сегодняшним временем. Многие "пацифисты", готовые смириться с потерей азербайджанских земель, пытаются уверить нас, что армяне в Карабахе захватили стратегические высоты, и выбить их оттуда нет никакой возможности. Но в сентябре 1918 года ситуация была отнюдь не проще. Те же проблемы стояли и перед национальными воинскими контингентами, и они блестяще справились с поставленной задачей, проявив храбрость и отвагу в сочетании с грамотной стратегией и тактикой.

Дело еще в том, что численность армяно-большевистских сил Бакинского Совета составляла порядка 30 тысяч хорошо вооруженных человек, а между тем османо-азербайджанское воинство только находилось в процессе формирования. Из отечественной военной истории мы знаем, какими невероятными усилиями азербайджанским и турецким военачальникам удалось в кратчайшие сроки собрать в Кавказскую исламскую армию около 18 тысяч солдат и офицеров. 6 тысяч из них были из состава регулярной османской армии, а 12 тысяч - азербайджанские конные отряды, напоминавшие скорее народное ополчение, нежели обученные войска. При этом в Баку была направлена часть из них; остальные базировались в первой столице - Гяндже - и других стратегически важных районах, откуда планировалось выбить врага.

В Геокчайской и Кюрдамирской битвах решилось многое. Османо-азербайджанские объединенные силы одержали важную, с военной точки зрения, победу. Командарм Нури паша разработал и удачно осуществил дерзкий и весьма рискованный план - наступление войск из низменных районов на горы. План удался. За считанные дни вражеские силы были выбиты с высот, и Шемаха была очищена от армянских банд, которые беспорядочно бежали в сторону Баку.

НЕЗАДОЛГО ДО ОСВОБОЖДЕНИЯ БАКУ

Кабинет Ф.Х.Хойского 23 июня того же года, учитывая всю серьезность ситуации, объявил военное положение по всей территории страны. Помощь армии стала общенациональным делом. В распоряжение азербайджанских частей, помимо необходимого количества стрелкового оружия, было передано 6 артиллерийских орудий, 21 пулемет и 1 бронепоезд.

Ожесточенные бои под Геокчаем при превосходящих силах противника начались 28 июня. Но 30 июня противник, получив подкрепление, с левого фланга вплотную приблизился к городу. Тогда Нури паша срочно ввел в бой вспомогательные силы под командованием майора Ахмеда Хамди бея, подразделения, переброшенные с Агдашской и Карамарьямской позиций, а также 25-й батальон из Гянджи. Эти силы вначале остановили, а затем разгромили продвигавшегося вперед противника. Оставив на поле боя в большом количестве оружие и боеприпасы, он начал отступать.

На другом фланге 13-й полк начал преследовать отступавших в сторону Карамарьяма большевиков. Но и в Карамарьяме они закрепиться не смогли и, оставив там большое количество оружия и припасов, начали беспорядочно отступать по всему фронту. Вслед за этим осложнилась ситуация в Сальянском районе. Нури паша направил туда эскадрон из 140 сабель и одной пулеметной команды под начальством майора Назима Рамазанова. Этот эскадрон за несколько дней боев остановил врага и отбросил его назад. В этих боях 12 азербайджанских аскеров пали смертью храбрых. Противник потерял 132 человека убитыми.

Отступавший противник занял оборону по линии Кюрдамир-Ахсу. Вести боевые действия в районе с таким сложным рельефом было рискованно. Нури паша выехал на линию фронта лично. Начав наступление силами 10-го и 13-го полков 5 июля, уже на следующий день он сумел прорвать фронт. Противник поджег Ахсу и отступил в горы. Одновременно азербайджано-турецкие силы под командованием Гасан бея, развивая наступление по кюрдамирскому направлению, 7 июля заняли станцию Карасаггал.

Объединенные силы армян и большевиков старались во что бы то ни стало удержать Кюрдамир. В их распоряжении имелись бронепоезд, множество бронемашин. Нури паша передал в распоряжение 13-го полка одну горно-артиллерийскую роту и 46-й батальон. Несмотря на техническое превосходство противника, к вечеру 10 июля наши выбили врага из Кюрдамира и начали преследовать его в степи.
Развивая наступление, главком Нури паша старался также увеличить численный состав войск за счет местного населения. 11 июля 1918 года, используя полномочия, данные ему верховной политической властью, он издал приказ о призыве в армию азербайджанцев 1894-1899 гг. рождения. Причем с целью поднять боевой дух народа Нури паша и его заместитель Али ага Шихлинский лично объезжали западные уезды, призывая население подняться на борьбу с врагами Отечества. И молодежь оправдала надежды: вчерашние крестянские парни быстро осваивали военную науку и сражались не хуже профессиональных военных.

НА ПОДСТУПАХ К БАКУ

В военной биографии Нури паши освобождение Баку занимает особое место. Он мог бы взять город уже в июле, но политическая ситуация этого не позволяла. Узнав о приближении Нури паши к Баку, немцы начали оказывать давление на военного министра Турции Энвер пашу с тем, чтобы операции в этом направлении были приостановлены. Энвер паша открыто не возражал, но в секретных приказах Нури паше требовал ускорить продвижение к Баку и взять город. Уже 23 июля силы Нури паши находились в 70 км западнее Баку.

Более того, Энвер паша запретил останавливаться в пути без особых на то причин. В такой ситуации в южном направлении были взяты станция Карасу (26 июля), Аджикабул (27 июля) и пост Джанги (28 июля). Нури паша, не давая передышки противнику, наступал. 30 июля рано утром селение Гобу, 31 июля после боя станции Наваги и Атбулаг перешли под контроль турецко-азербайджанских сил. Противник отступал на восток от железнодорожной линии Эйбат-Баладжары.

Нури паша находился в Гяндже, а боевыми операциями в направлении Баку командовал Мюрсел паша. Он в своих донесениях Нури паше обещал скорое взятие Баку. Но неожиданно c 4 по 7 августа в Баку прибыла английская бригада численностью 1500 солдат и офицеров под командованием генерала Денстервилля. Самолетные рейды и артиллерийская поддержка с кораблей Каспийской флотилии затрудняли продвижение. Бои приняли затяжной характер.

(Отметим, что эта авантюра англичан подробно описана их историками. Естественно, у них своя точка зрения на происходившие тогда события и продиктована коньюнктурой того периода. Кстати, нам известно, кто и как себя вел из т.н. нынешних "друзей". Например, иранский консул в Баку с оружием в руках был в рядах армяно-болшевистских сил, дипломат сидел с ними в окопах и стрелял по нашим, за что главарь хунты Степан Шаумян наградил дипломата орденом "За храбрость").

Между тем наступление, которое Нури паша предпринял 5 августа, потерпело неудачу. В последний момент, когда первая линия обороны была взята, оказалось, что у наступающих иссякли артиллерийские снаряды. После полудня ответить на артиллерийский огонь противника было уже нечем. Пришлось отступать за железнодорожную линию Эйбат-Баладжары. Потери армяно-большевистских сил составили около 2000 человек. Турецко-азербайджанские войска потеряли примерно 600 человек.

Диктатура Центрокаспия в спешном порядке собрала под ружье почти все мужское население Баку, доведя численность своих сил до 10000 штыков. 500 тюрок-мусульман, отказавшихся идти воевать, было казнено.

ТРЕБОВАНИЕ ЭНВЕР ПАШИ

Ко второму наступлению Нури паша готовился тщательно. Из Гюмри прибыли 106-й полк и 15-я дивизия под командованием полковника-лейтенанта Сулеймана Иззет бея. 5-й пехотной дивизией командовал Мюрсел паша, южной группой войск - полковник Джамиль Джахит бей, полковник-лейтенант Халим Пертев бей командовал 4-м полком в составе южной группы, состоявшей из азербайджанских сил. Теперь силы Нури паши составляли около 14000 штыков, из них 8000 были турецкими, 6000 - азербайджанскими.

Наступление началось ночным боем 14 сентября, заставшим противника врасплох. Оставив на поле боя тысячи убитых, противник вынужден был отступить. Первая линия обороны была взята днем в 15.00, второя - в 18.00. Герой наступления - 56-й полк - взял стратегическую высоту Волчьи ворота и Баилово. 15-я пехотная дивизия взяла Баладжары; Маштагинский гарнизон, состоявший из азербайджанских сил, стремительным наступлением захватил Сабунчинские позиции. Турецкая артиллерия подвергла обстрелу военные пункты в самом городе.

После полудня главари армянских бандформирований, виновные в резне мусульман, бросив своих бойцов, сели на корабли, стоявшие на рейде, и ушли из города - кто в Энзели, кто в Петровск (ныне Махачкала). 14 сентября, к вечеру, погрузилась на корабль и в 22.00 вышла в открытое море 39-я английская бригада (за это бегство Денстервилл был снят с должности, и на его место был назначен генерал Томсон.) Среди бежавших были небезызвестные 26 бакинских комиссаров, повинные в гибели тысяч мирных мусульман, в частности, в ходе мартовской резни 1918 года, унесшей жизни 12000 жителей Баку.

15 сентября в штаб 5-й дивизии прибыли двое парламентеров, чтобы обговорить условия сдачи города.
Условия Нури паши были таковы:

1. Безоговорочная капитуляция. 2. Оборонявшие город солдаты должны сдаться. 3. Все оружие, боеприпасы, имущество и здания должны быть сданы. 4. Должны быть выданы все турецкие, немецкие и австрийские военнопленные, содержащиеся на острове Наргин. 5. Сдать склады с оружием и боеприпасами, автомобили, бронемашины, самолеты и все остальное.
Лично находившийся на линии фронта и руководивший второй бакинской операцией Нури паша 16 сентября на окраине города принял вместе с Халил пашой парад войск (это где-то в районе, где ныне стоит памятник Азизбеков - вот она, ирония судьбы) и во главе их торжественно вступил в город.

ПАМЯТИ ГЕРОЕВ

С тех пор наш родной Баку навечно стал столицей Азербайджана. Со времен Демократической республики этот статус за ним так сильно закрепился, что даже после советизации большевики не посмели изменить существующий порядок вещей, хотя и были сторонники обособить Баку от остального Азербайджана. План небезызвестного Серебровского изменить демографический спектр не в пользу азербайджанских тюрок тоже не имел успеха и чуть позже был перечеркнут самой историей.
Как это ни парадоксально, в Баку до сих пор нет памятника воинам-освободителям. В годы Демократической республики была идея воздвигнуть монумент, даже готовились эскизы, но власть Советов помешала осуществиться этому проекту. Представители интеллигенции неоднократно поднимали вопрос о сооружении в центре Баку мемориала памяти погибшим освободителям, в том числе и установлении памятников Нури паше, Али ага Шихлинскому, Мюрсел паше и др. Даже указывали на оптимальное место - сад напротив Национальной библиотеки им. М.Ф.Ахундова. Но наше правительство по этому поводу пока молчит, что не делает нам чести.

--------------------------------------------------------------------------------
© Copyright by Zerkalo 2006
__________________
...у нас очень многое во внешней политике в последние годы с подачи В.В. Путина строилось по принципу русской народной пословицы, боятся – значит, уважают. ... Нет, дело в том, что эта пословица – это не есть русская народная мудрость, это есть русский народный идиотизм, потому что боятся – это не значит уважают, боятся – значит, боятся. Боятся – значит, ненавидят, боятся – значит, избегают.
А. Троицкий

Prosecutor вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Xan (24.05.2010)
Старый 19.09.2006, 09:54   #2
Местный
 
Аватар для БОЗГУРД
 
Регистрация: 31.08.2006
Адрес: Azərbaycan, Bakı
Сообщений: 467
Сказал(а) спасибо: 18
Поблагодарили 54 раз(а) в 27 сообщениях
Вес репутации: 17
БОЗГУРД на пути к лучшему
Мои фотоальбомы
Отправить сообщение для БОЗГУРД с помощью ICQ

По умолчанию

Зато там стоит памятник дашнака степана шаумяна (в девичестве шаумова).
__________________
И свыше зов внушается тебе
Сражаться гордо на пути Аллаха


БОЗГУРД вне форума   Ответить с цитированием
Старый 04.11.2006, 22:29   #3
Местный
 
Регистрация: 03.11.2006
Адрес: Imperium Romanum
Сообщений: 166
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 1 раз в 1 сообщении
Вес репутации: 14
Gaius Julius Caesar на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

<div class='quotetop'>Цитата(БОЗГУРД @ 19.9.2006, 8:54) [snapback]6160[/snapback]</div>
Цитата:
Зато там стоит памятник дашнака степана шаумяна (в девичестве шаумова).
[/b]
Я тоже считаю что там должен быть памятник воинам освободителям Кавказ Ислам Ордусу.
__________________
<span style="font-family:Tahoma">"Люди обычно склонны верить в то, чего они желают" - Гай Юлий Цезарь. </span>

Gaius Julius Caesar вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.05.2010, 03:45   #4
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

В связи с возникшими планами поговорить о Нури Паше в другой теме вывешиваю текст с Форума сайта REIBERT.info

Текст того заслуживает. Можно к нему обращаться как к справочному.

================================================== ===

1918 г., Нури-паша, Кавказская Исламская Армия, битва за Баку

2 ноября 1917 г., спустя неделю после падения Временного правительства в Петрограде, в Баку был сформирован Бакинский совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов (Баксовет). 21 декабря 1917 г. Баксовет принял решение о создании Красной гвардии. В апреле 1918 г. Баксовет заключил фактически союз с партией дашнаков утвердил свою власть в Баку, после чего был сформирован Совет народных комиссаров, получивший известность в советской историографии как «26 бакинских комиссаров».

Хотя вначале азербайджанские лидеры мусаватисты Мамед Эмин Расулзаде и Фатали-хан Хойский выступали за автономию в составе России, после мартовских событий они стали требовать только независимости и создания независимой демократической парламентской республики.

Британцы, в свою очередь, вели двойную игру, и понимали, что свято место пусто не бывает, развал русского фронта от Батуми до Энзели после подписания Брестского мира приведет к тому что турецкой настуление остановится только в Баку. К тому же британцы рассматривали этот вариант как угрозу своим колониальным владениям в Ост-Индии. Соблазн был близок – британцы в 1918 г. были относительно недалеко – в Энзели (Иран) и на севере Месопотамии.

Ввиду меняющейся стремительно ситуации, создание национальных воинских формирований было первостепенной задачей мусульманского населения Азербайджана. Боевой опыт азербайджанцев, накопленный в ПМВ также был первым, что следовало использовать. Но ситуация, сложившаяся в Азербайджане была не в пользу мусульманского населения. Баку был в руках Баксовета и дашнаков, а после падения Баксовета – в руках дашнаков и британцев. Сознательное, политизированное, городское население было представлено в основном недружественными элементами. Не было среднего класса.

Служившие в регионе офицеры-азербайджанцы в этот период объединяются в добровольческие формирования, которые, даже при наличии черт регулярности, курсов обучения и т.д. как (инициативы полковника Сулейман бека Эфендиева в Гяндже в июле 1917 г.), не могли считаться территориальными регулярными военными частями. Опыт Кавказской туземной конной дивизии в годы ПМВ был также использован.

В 1917 г. Съезд мусульман Кавказа успел издать постановление о создании особого бюро – для изучения возможностей мобилизации «под ружье» всего мужского мусульманского населения Азербайджана, на случай угрозы физического уничтожения.

Юсиф Чеменземинли по этому поводу писал: «Создание национальной армии – одна из важнейших задач. Если мы создадим войско, появится возможность покончить с безвластием в стране».

http://ru.wikipedia.org/wiki/Чеменземинли,_Юсиф_Везир

Шум начался с того что в Гянджу вернулся с фронта Татарский конный полк - один из полков Кавказской туземной конной дивизии, который был сформирован из этнических азербайджанцев. Встречали с помпой. Произошло это в октябре 1917 г. Сразу же, 5 ноября 1917 г., 5 ноября Особый Закавказский Комитет (орган Временного Правительства) проводит Съезд мусульман-офицеров Кавказа и критикует позицию Временного Правительства по этому поводу. А 11 декабря 1917 г., тот же орган, теперь называемый Закавказским Комиссариатом, принимает решение о создании Мусульманского корпуса, под командованием генерал-лейтенанта артиллерии Али-Аги Шихлинского, героя Порт-Артура. Татарский конный полк входит в состав корпуса в качестве его основы.

Немедленно создается Военный Совет Мусульман Кавказа, заседавший в Тифлисе, а основные силы Мусульманского корпуса формируются у города Гянджа. Баку уже давно был де факто потерян, и потеря эта де юре была оформлена после прихода там к власти Бакинского совета рабочих и крестьян во главе со Степаном Шаумяном, возглавлявшим Бакинскую коммуну и 26 бакинских комиссаров. Гянджа и окрестные регионы же и служила источником первого призыва в личный состав.

Проблемы с обеспечением решались со стороны мусульманских общественных организаций, продукты закупались там же, на рынке. Финансирование корпуса также частично осуществлялось на средства, предоставляемые известными меценатами Гаджи Зейналабдином Тагиевым и Мусой Нагиевым и другими. Сыновья Гаджи Зейналабдина Тагиева и Шамси Асадуллаева служили офицерами корпуса.

Один из первых бойцов корпуса Миразиз Сеидли пишет в воспоминаниях:

"В Баку собирались средства у Гаджи Зейналабдина и других, а у мечети "Исмаилия" приступили к записи рекрутов. Ответственным за запись новобранцев был назначен офицер Искендербейли. Удалось также построить казарму в Чемберекенде (район Баку) и начать начальную подготовку. Вопрос нехватки офицеров решал полковник Табасаранский, возглавивший организацию офицерской школы".

28 мая 1918 г. в Тифлисе провозглашено о создании Азербайджанской Демократической Республики. По данным Е.Лудшувейта, вооружённые силы АДР на конец мая 1918 г. состояли из сил Мусульманского корпуса (опытных Татарского и Шекинского конных полков неполного состава, старые бойцы ПМВ) и двух стрелковых рот, наспех приданных корпусу и подготавливаемых сотней турецких офицеров командированных Нури-пашой. Командование Мусульманским корпусом осуществлял герой Порт-Артура, генерал лейтенант от артиллерии, заместитель министра обороны АДР Али Ага Исмаил-оглы Шихлинский.

Из воспоминаний бывшего командира корпуса генерал-лейтенанта А. Шихлинского:

"Мы не имели достаточного числа офицеров, говорящих на азербайджанском языке, а будущий контингент солдат совершенно не понимал русского языка. У нас не было ни одного унтер-офицера, ни одного солдата старой службы, с которого могли бы брать пример новые контингенты".

В мае 1918 г. правительство Энвер-паши поставило перед Нури-пашой цель – соединиться с силами Мусульманского корпуса в Гяндже (турецкой наступление осуществлялось силами 3-го армейского корпуса), создать объединенную Кавказскую Исламскую Армию и взять Баку. Задачи - выбить большевиков и дашнаков из Баку, уничтожить любые попытки закрепиться там со стороны англичан, в случае падения Баксовета, препятствовать планам немцев относительно Баку, обеспечить безопасность АДР в признанных пределах. К тому моменту турки уже отбили у русских Эрзурум, у дашнаков Сарыкамыш и Ван.

Фронт турецкого наступления растянулся по гористой местности от Батума на побережье Черного моря до Тебриза на севере Ирана. Цель – выход к Баку и Каспию. Прикрытие от англичан со стороны Джульфы и Тебриза осуществлял 1-й армейский корпус генерала Кязыма Карабекира.

25 мая 1918 г. передовые части 3-го армейского корпуса вступают в Гянджу. В тот же день в Гянджу прибыл Нури-паша со своим штабом и приступил к формированию Кавказской Исламской Армии совместно с Шихлинским. Уже 4 июня правительство АДР заключило договор о дружбе и сотрудничестве с Османской империей, согласно которому

"Османская империя обязывалась «оказывать помощь вооружённой силой правительству Азербайджанской Республики, буде таковая потребуется для обеспечения порядка и безопасности в стране.

Интерсно, что батальон немецкого поселения в Ханларе (Еленендорф) после переговоров перешел на сторону Кавказской Исламской Армии.

6 июня 1918 г. нарком обороны СНК Баксовета Корганов отдает войскам приказ о наступлении на Гянджу. 16 июня правительство АДР переехало из Тифлиса в Гянджу, а спустя три дня постановлением правительства на территории Азербайджана было введено военное положение.

Что представляли собой войска Баксовета? Силы эти на май 1918 г. состояли из 19 стрелковых батальонов численностью до 18 тысяч бойцов. Революционный костяк, отборные бойцы сил Баксовета, был представлен двумя-тремя сотнями русских матросов Каспийской флотилии. По словам академика Гранта Аветисяна, войска Баксовета насчитывали 25 стрелковых батальонов, но те же 18 тысяч бойцов). По данным британского генерала Денстервиля, численность войск Баксовета составляла около 10 тыс. человек. Имелось также небольшое количество артиллерии. Т.к. Дагестан и Северный Кавказ были в гражданской войне, поставки запчастей, снарядов и обмундирования могли осуществляться только морем из Астрахани и были скудными. Большая часть солдат и практически все офицеры являлись этническими армянами, поддерживавшими партию дашнаков, ничего не имеющую общего с традиционно дружественно настроенными городскими армянами Азербайджана, представленную в основном беженцами и бойцами армянами из северо-восточных вилайетов Османской империи, отступавших после начала турецкого наступления под Сарыкамышем и Ванном и выхода по линии Улуханлы – Казах на Гянджу.

Иные источники утверждают, что у Баксовета также имелись в распоряжении 19 пушек, три бронепоезда, четыре бронеавтомобиля, несколько гидропланов, четыре канонерские лодки и три вооруженных бронированных транспорта (Гражданская война и интервенция, Москва, 1983). Также, перед самым началом наступления на Гянджу, прибыли еще четыре бронеавтомобиля (Гарфорд-Путиловец), 13 бипланов и шесть пушек из Астрахани. Однозначно, что это так, ибо база на то существовала, был военный аэродром в Арменикенде (район в Баку) и стоянка гидросамолетов в Бакинской бухте – парк Бакинской школы офицеров морской авиации (создана в ноябре 1915 г.). В основном это были гидросамолеты М-5 (восемь шт.), М-9 (две шт.) и М10 (одна машина) и ряд иных гидросамолетов. Всего в школе насчитывалось до двадцати машин. Но все же, были серьезные проблемы с ремонтом и запасными частями (см. выше). Также следует учесть, что эти гидросамолеты участвовали только в оборонительных боях на подступах к Баку войсками Центрокаспия и Денстервиля уже после падения и не могли быть использованы во время наступления Красной гвардии в начале июня 1918 г. – фронт был в 120 км.

Начиная с 6 июня, батальоны Красной гвардии начинают выдвижение по фронту от Шемахи не севере до Гаджыкабула на юге. Два стрелковых батальона Мусульманского корпуса (2-я бригада, 1 200 человек, опытные бойцы, прошедшие ПМВ) под командованием князя Магалова медленно отходят по линии Гаджыкабул – Курдамир на запад к Уджару. По этой же линии проходит стратегически важная железная дорога Баку – Гянджа, Красная гвардия наносила на этом направлении удар силами до 10 000 человек. Пока Магалов окапывался в Уджаре со своим штабом, полковник Глебов силами до 600 человек прикрывал его отход на позициях у жд. станции Сыгырлы. 11 июня 1918 г. силы Красной гвардии вели бой за эту станцию, но войска АДР отступили лишь к 21.00 вечера. Габиб-бек Салимов, глава Генерального Штаба АДР прибывает в штаб в Уджаре и сообщает оттуда Нури-паше и Шихлинскому депешей о силах Баксовета в бое при Сыгырлы – три стрелковых батальона, одна гаубичная и одна мортирная батареи и один бронепоезд. (M.Süleymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 191). Наличие бронепоезда, троекратное превосходство в численности и не особо пригодная к обороне местность, но, все же, радости СНК Бакинской коммуны не было предела и о "победе" было доложено Ленину телеграммой.

После Сыгырлы под командованием Магалова остается не более 900 человек. Местность в Курдамире, куда он отошел, все так же полупустынная равнина, но наступать на Курдамир можно только с востока на узком центральном участке, вдоль железной дороги, по узкому участку. С севера и юга растянувшийся вдоль шоссе и железной дороги поселок прикрывают болота. Северные болота части 4-й бригады Красной гвардии обходили по более холмистому и гористому участку Шемаха – Исмаиллы. Создавалась угроза Евлаху и окружения Магалова с запада.

Еще когда передовые части корпуса Нури-паши, начинали с 6 июня пересекать государственную границу АДР на западе у населенного пункта Джалалоглу, основной их задачей было «оседлать» железную дорогу Тифлис – Гянджа - Баку. Обеспечив соединение с частями Мусульманского корпуса в Гяндже, и укрепившись в Казахе и Агстафе, данная задача была выполнена. И вовремя – в целях противодействия угрозе окружения Магалова, железной дорогой из Агстафы сюда, в Уджар, перебрасывается 10-й Кавказский пехотный полк ново-объявленной Кавказской Исламской Армии, который занимает оборону вдоль дороги Геокчай – Гарамарьям (с севера на юг). Ситуация изменилась – теперь при продолжении наступления красных по линии Курдамир – Уджар, их правому флангу с севера создавалась угроза.

На отрезке Мусуллю – Курдамир, оборону держал один бронепоезд Кавказской Исламской Армии под командованием капитана Исрафилова и рота добровольцев Муаммара-эфенди из Агдаша. Магалов 12 июня оставил Курдамир и снова отошел на запад к Мусуллю, где и соединился с этими силами, но командование объединенными силами переходит теперь Назим-беку.

Поселок Гарамарьям находится на возвышенности относительно окружающего ландшафта, и представлял удобную позицию для обороны. Части Бакинской коммуны также быстро поняли важность этого пункта и 16 июня 1918 г. организовали наступление на этом участке силами 1-й и 3-й стрелковых бригад, которые и встретили азербайджанцы и грузины, а также дагестанцы из штаба Магалова. 10-й Кавказский пехотный полк правда еще не укрепился полностью вдоль дороги, к тому же отделения были переброшены наспех и налегке – по 200 патронов на каждого (M.Sülrymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 294). Наступление началось в 9 утра. Бой длился около семи часов и войска АДР начали отступать, и остановить противника удалось лишь на следующий день. Контратака 18 июня не принесла никакого результата, сказывалось отсутствие артиллерии и то, что части АДР вступали в бой с ходу. Несмотря на то, что у Гарамарьям большевиков удалось потеснить "на 20 верст", к концу дня они снова вернули пункт, организовав контратаку у селения Вейселли.

К концу дня 18 июня наступило затишье. Результат был один – Гарамарьям был в руках войск Бакинской коммуны, а потери войск Кавказской Исламской Армии составляли только за один этот день 250 человек убитыми и ранеными. В наши дни на трассе Геогчай – Гарамарьям. У местечка Моллаисаглы имеется захоронение 13 турецких военнослужащих Кавказской Исламской Армии из корпуса Нури-паши. Также в этот день были потеряно две пушки, два пулемета и около 120 винтовок. До 28 июня части занимались перегруппировкой и пополнением. Предстояло сражение при Геогчае.

26 июня 1918 г. Мусульманский корпус в составе Кавказской Исламской Армии переименовывается в Особый Азербайджанский Корпус. Это день считается днем создания ВС АДР, и сегодня также отмечается как День ВС Азербайджанской Республики. Командование на фронте между Гарамарьям – Геогчай перешло Габиб-беку Салимову. На 27 июня 1918 г. силы под его командованием насчитывали 225 офицеров, 5 277 бойцов, имелось 4 342 винтовки, 36 пулеметов и 14 пушек. К этому следовало прибавить один бронепоезд.

(Продолжение следует)


Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Xan (24.05.2010)
Старый 24.05.2010, 03:49   #5
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Разбегались татары - им не хотелось лезть на штыки. Разбегались босяки-красногвардейцы - им не хотелось быть вырезанными. Списочный состав бакинской армии достигал 60 тыс. чел., а фактически в строю было несколько сот - остальные дезертировали или перешли к противнику. За азербайджанцев воевали неуправляемые банды и отряды беков. За бакинцев - армянские дружины. (В.Шамбаров, "Белогвардейщина")

28 июня штаб Отдельного азербайджанского корпуса планировал начать наступление. Как говорят азербайджанские источники, об этих планах стало известно противнику. Войска Бакинской коммуны решили опередить и 27 июня в 6 утра силами трех батальонов перешли в наступление на северном участке шоссе Геогчай – Гарамарьям. Одновременно с этим, были предприняты отвлекающие действия в направлении Мусуллю, чтобы отсюда не возможно было перебрасывать подкрепления на север. Расчет делался на то, чтобы выбить войска АДР с левого берега Куры, захватить мосты и переправы, с целью создания сплошной линии обороны по реке.

Однако, когда красные батальоны приблизились к позициям АДР у шоссе Геогчай – Гарамарьям, оказалось, что перед ними не ослабленный 10-й Кавказский пехотный полк (тот уже был еще севернее), а 13-й пехотный полк, со штабом в селении Быгыр. Помимо этого, тут же, в селениях Лякилчылпаг и Гарахзыр стояли одна пехотная и одна конная добровольческие дружины.

Как только определилось направление удара войск Бакинской коммуны, эти две упомянутые дружины сразу же были брошены в направлении села Вейселли, с целью выхода во фланг и тыл противнику, который уже ворвался в села Аликенд (силами до 150 чел) и штурмовал село Быгыр. Несмотря на то, что марш-бросок велся на виду у вражеской артиллерии, и среди дружинников были потери, к 15.00 27 июня, противник отступил от села Быгыр.

В 18.00 начинается контратака войск АДР в наравлении Вейселли и Аликенда силами 10-го и 13-го пехотных полков (получивших подкрепление из Мусуллю в количестве 119 всадников и 188 пехотинцев). Бой шел до полуночи, в результате, обе деревни удалось освободить, противник отошел на три километра. Стороны снова решили сделать передышку. Корганов телеграфирует в Москву Ленину: "Враг оказывает отчаянное сопротивление…"

Рано утром 29 июня 1918 г. войска АДР перешли в наступление. Основной удар снова наносили 10-й и 13-й пехотные полки, а азербайджанские добровольцы кавалеристы должны были совершить обход левого фланга красных. 10-му полку ставилась овладеть селом Султанкенд, а 13-му – закрепиться на холмах восточнее садов у села Быгыр. (M.Süleymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 205; M.Görüyılmaz, Türk Kafkas İslam Ordusu, s. 90). Из Мусуллю в направление Курдамира отвлекающий удар наносили добровольцы из пехотной дружины.

К 18.15 батальоны АДР закрепились в западной части Гарамарьям.

Ночью 30 июня войска Бакинской коммуны предпринимают отчаянный шаг. Около трех батальонов с двумя пушками и двумя пулеметами под командованием командира Амирова пройдя незамеченными через армянские и русские селения, утром в половине седьмого утра атакуют со стороны селения Пезевенд непосредственно Геогчай. В самом Геогчае в тот момент стоит всего один батальон Кавказской Исламской Армии, охраняющий турецкий штаб Мурсель-паши. Лишь вовремя подоспевшая со стороны дороги на Евлах дружина гянджинских добровольцев в составе 300 бойцов под начальством майора Назим-бека Рамазанова, вовремя вышел в тыл группы Амирова. Бригада Амирова была практически полностью уничтожена или разбежалась, обе пушки и оба пулемета были захвачены трофеями.

Неизвестно, каков был план Карганова касательно вылазки Амирова на Геогчай ночью, но утром 1 июля в пяти-шести километрах от Геогчая силы 25-го турецкого батальона уничтожают бронепоезд Красной гвардии, пытавшийся прорваться в Геогчай.

В Гарамарьяме большевики тоже закрепиться не смогли и 1 июля, оставив там большое количество оружия и припасов, начали беспорядочно отступать по всему фронту. Оборона стала проходить по линии Кюрдамир-Ахсу, а инициатива перешла в руки Нури-паши. Вести боевые действия в районе с таким сложным рельефом было рискованно. Нури-паша выехал на линию фронта лично.

Терпя поражение, Бакинский СНК неоднократно обращался за помощью к правительству РСФСР, но реальной помощи получить не удалось. Тогда он решился на крайне рискованный шаг и принял предложение находившегося в Северном Иране полковника Бичерахова, командовавшего казачьим отрядом в 1 500 человек.

Шаумян после беседы с Бичераховым писал Ленину: "История с Бичераховым вам хорошо знакома из моих прежних писем. На днях, после того, как его отряд пробился в Энзели, он приехал сюда. Мы побеседовали, выяснили все спорные или казавшиеся спорными вопросы и успокоились. Бичерахов взял на себя ответственную задачу занять наш правый фланг по Шемаха-Геокчайской дороге…"

Продолжение.....
__________________


Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.05.2010, 03:52   #6
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Боевые действия на Мугани и в дельте Куры

С самого начала боевых действий между большевиками и Кавказской Исламской Армией стало ясно, что особо важное значение имел регион Мугани, и дельты Курч на юго-востоке. Во-первых, этот регион играет роль зерновой житницы Азербайджана. А Бакинская коммуна голодала. Во-вторых, при поддержке кораблей речной флотилии, имеющихся в распоряжении Баксовета, можно было организовать успешное наступление на северо-запад, вверх по течению.

На Мугани со времен Туркменчайского мира 1828 г. происходило заселение казаков. Летом 1918 г., тут сформировалась нейтральная и одновременно враждебная и мусульманам и большевикам т.н. «Муганьская диктатура» под начальством полковника Ивашевича, связанного с Деникиным.

Войска Бакинской коммуны начали еще 26 июня выдвигаться вверх по течению Куры, силами четырех посланных сюда из Баку судов (две канонерки и два военных транспорта), около 2 000 человек живой силы, 6 пушек и 12 пулеметов. За один день были захвачены селения Узунбабалы, Гаралы, Бешлер.

28 июня части Красной гвардии были остановлены в двух верстах от селения Сурра передовыми дозорами группы майора Назим-бека Рамазанова, ранее высланным сюда Нури-пашой из под Геогчая. Силы майора Рамазанова насчитывали один турецкий пехотный батальон и пулеметный взвод (оба из 10-го турецкого пехотного полка), конную дружину азербайджанских добровольцев (140 человек), две трофейные пушки.

Т.к. майор Рамазанов разделил свои силы на мелкие группы по 60-70 бойцов, истинное количество сил Кавказской Исламской Армии в селении Сурра красным было неизвестно, и они застряли.

На следующий день, когда в 4 утра силы Красной гвардии снова перешли в атаку, с запада в Сурра уже подошли подкрепления из Геогчая во главе с майором Ахмед Нахид-беком в количестве одной роты, пулеметного взвода и одной пушки, и 28 июня силы Бакинской коммуны снова не смогли взять Сурра и продвинуться далее вверх по течению. Потери убитыми и ранеными составляли 732 человека (132 убитыми), одно судно олучило тяжелые повреждения. Потери войск АДР убитыми и ранеными составили 29 человек (12 убитых). (N.Yuceer, Birinci Dünya Savaşında. s. 88). Думаю потери войск АДР были выше, но кроме местных и турецких источников, в иных источниках описания боев в Мугани я не нашел.

Общее отступление Красной гвардии, начавшееся в эти же дни под Геогчаем, и наступление Нури-паши на Курдамир, вместе с потерями 26-28 июня 1918 г. пресекли дальнейшие действия красных в дельте Куры. А майор Назим-бек Рамазанов еще отличится в этой кампании.

Моральное состояние войск Бакинской коммуны было низким. Накануне наступления Нури-паши на Курдамир, лишь половина заявленного в списках боеспособного личного состава батальонов Красной гвардии активно принимала участие в боях. Состав был слишком разношерстым. Даже с учетом того, что в Кавказской Исламской Армии была параллельная система отчетности – офицеры азербайджанцы посылали рапорты как Нури-паше, так и непосредственно Шихлинскому, войска АДР все равно были монолитнее чем сброд именуемый войсками Бакинской коммуны.

Терпя поражение, Бакинский СНК неоднократно обращался за помощью к правительству РСФСР, но реальной помощи получить не удалось. Тогда он решился на крайне рискованный шаг и принял предложение находившегося в Северном Иране полковника Бичерахова, командовавшего казачьей бригадой в 1 500 человек (Терские и Кубанские казаки). В распоряжении этого опытного командира осетина были также английские бронеавтомобили. 1 июля 1918 г. этот «революционный спецназ» (думаю на то время в регионе это была реальная боевая сила) грузится на транспорты в Энзели и в тот же день высаживается в Аляте (приморский поселок в 75 км к югу от Баку). 2 июля Бичерахов уже на фронте.

Местность между Геогчаем и Курдамиром, как я уже упоминал ранее, не самая пригодная для наступления, тут много водных каналов и болот. К тому же в тылу у сил Кавказской Исламской Армии находились несколько недружественных армянских селений, откуда по примеру группы Амирова, могли осуществляться диверсионные вылазки по ночам. Во время передышки после Геогчайского сражения были проведены зачистки силами Шекинской и Гянджинской милиции Хагги-бека Ниджа и Джамиль Джахид-бека в селениях Пезевенге, Гырдаду, Ивановка (в этом силе в качестве трофея было захвачено две пушки), Чанагбулаг. В этих боевых действиях с 1 по 4 июля 1918 г. силы АДР потеряли убитыми 7 офицеров и 39 солдат, 9 офицеров и 93 солдата было ранено. 1 офицер и 74 солдата считались пропавшими без вести.

В это время силы АДР занимают позиции по линиям Гарамариям – Мусуллю и Гарамарьям – Агсу. Гарамарьям превращен в базу, сюда переместилось оперативное командование и обозы. Сам Гарамарьям и подступы к нему с севера защищал 13-й Кавказский пехотный полк. Мусуллю защищала местная дружина, а линию Гарамариям – Мусуллю прикрывал Сводный турецкий кавалерийский полк. Местной дружине Мусуллю, однако отводилась важная роль – при наступлении на Курдамир, эти знающие местность бойцы должны были выдвинуться первыми вдоль железной дороги на юго- восток.

Боевые действия начались утром 5 июля. Дружинники Мусуллю на западных подступах к Курдамиру столкнулись с ожесточенным сопротивлением и несли потери. К середине дня им все еще не удалось закрепиться в западной части Курдамира. Тут, помимо сил 1-ой бригады и бригады Бичерахова, у красных имелось также два бронепоезда, до 20 бронеавтомобилей и артиллерия – всего до 3 000 бойцов. Наступление 10-го и 13-го пехотных полков на линию Шемаха – Агсу и по склонам Агсуинского перевала в целом протекало успешно, но медленно. Перерезать коммуникации между Агсу и Шемахой и Агсу и Курдамиром и создать угрозу окружения Курдамирской группе войск Бакинской коммуны не удалось.

Но в целом фронт красных уже был пробит и Нури-паша не изменил планов – на следующий день наступление продолжалось и к вечеру Агсу был взят. Отступление красных на воток по дороге Агсу – Шемаха превратилось в резню когда азербайджанская кавалерия обошла город с севера, пока туда с боем врывались части 13-го Кавказского пехотного полка, и стала преследовать отступавших. Были брошены 1 полевая пушка, 1 арт. обоз, 1 полевой лазарет, 15 транспортных средств и 5 пулеметов. Оставшиеся бойцы Красной гвардии уходившие по другой дороге на юг в сторону Курдамира не смогли соединиться с товарищами – дорога Агсу – Курдамир уже тоже была перекрыта к концу дня 6 июля на участке селения Гарагоюнлу и до Курдамира добралось лишь 100-120 человек.

6 июля Сводный турецкий кавалерийский полк был направлен на участок западнее Курдамира в помощь дружинникам из Мусуллю. Командование атаковавшими Курдамир силами АДР было поручено полковнику АДР Габиб-беку Салимову.

7 июля Салимов предпринимает выдвижение на восток силами дружинников Мусуллю (южнее железной дороги) и двух батальонов (севернее железной дороги). Бои шли до конца дня 8 июля. Бойцы Бакинской коммуны занимали круговую оборону в высоком кустарнике в складках местности на подступах к городу. Но выход трех азербайджанских рот посланых для нанесения обходного удара через непроходимые болота между селами Мурадхан и Шилйан южнее Курдамира привел к панике в рядах большевиков. Судя по потерям дружинников Мусуллю (8 убитых и 12 раненых), они скорее имитировали наступление, чем наступали, и весь расчет делался на внезапность маневра через болота. Красные держались, но когда 9 июля с севера Курдамира стал наседать 13-й Кавказский пехотный полк, против дружинников Мусуллю было оставлено всего около 1 000 человек бойцов и шесть пулеметов.

10 июля Габиб-бек дает приказ общего наступления на Курдамир. Предыдущей ночью разведывательные дозоры Сводного турецкого конного полка уничтожили участок железной дороги между Курдамиром и станцией Кяррар и заняли тут позиции с пулеметами. После 12 часового боя в 13.55 дружинники Мусуллю ворвались на позиции противника. Части Бичерахова севернее Курдамира, стали уходить на восток к селу Гарасаггал и станции Кяррар под прикрытием одного бронеавтомобиля. Штаб 13-го Кавказского пехотного полка выслал вперед отряд во главе с юнкером Гасымовым, чтобы предотвратить возможный дружественный огонь со стороны входивших в Курдамир с юга дружинников Мусуллю. К вечеру передовые части Татарского конного полка, дивизион горной артиллерии и 46-й турецкий пехотный батальон уже заняли оборону в центре Курдамира и вели зачистку (M.Görüryılmaz, Türk Kafkas İslam Ordusu, s.93). Утром 10 июля весь Курдамир был под контролем воск АДР.

10-й Кавказский пехотный полк в это время прикрывал Агсу со стороны Шемахи. 8 -12 июля большевики силами до 800 человек под командованием командира Газарова предпринимали на этом участке контратаки но дальше чем 10 км до Агсу им продвинуться не удалось.

Предстоял заключительный этап операций на данной стадии – овладеть селениями Гарасаггал и Кяррар, развернуть наступление отсюда на север в направлении Шемахи, (13-й Кавказский пехотный олк) одновременно, наступая на Шамаху с запада силами 10-го Кавказского пехотного полка.


Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.05.2010, 03:57   #7
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Постановление Совета Министров об объявлении территории Азербайджана на военном положении

19 июня 1918 г.

Весь Азербайджан ввиду чрезвычайных обстоятельств объявить на военном положении и поручить министру внутренних дел о соглашению с командующим Кавказской исламской армии выработать соответственное обязательное постановление.

Председатель Совета Министров
Фатали-хан Хойский


Постановление Совета Министров о введении законов военного времени

23 июня 1918 г.

Ввиду введения на всей территории Азербайджана военного положения, согласно постановления правительства, объявляется следующее обязательное постановление:

1. Ниже перечисленные уголовные преступления изъемляются из под общей подсудности и будут судимы с применением к виновным порядка законов военного времени: убийство, разбой, грабеж, вооруженное сопротивление властям, похищение и изнасилование женщин, поджоги жилых строений и хлебов, повреждение железных дорог, телеграфных, телефонных линий и сооружений. Лица, изобличенные в этих преступлениях, будут немедленно привлечены к ответственности военно-следственной комиссией, которая по расследовании дела направляет таковое военному суду. Приговор последнего конфирмуется командующим Кавказской исламской армией и приводится в исполнение в течение 24 часов после постановления.

2. Ниже перечисленные деяния считаются запрещенными и подлежат наказанию в административном порядке:

а) запрещается оглашение и публичное распространение ложных слухов и сведений, могущих возбудить национальную или межклассовую вражду;

б) запрещается распространение сведений о действиях и распоряжениях правительства и операциях воинских частей;

в) запрещаются всякого рода митинги и многолюдные сходбища без особого разрешения подлежащих властей;

г) запрещается ношение, хранение и торговля всякого рода огнестрельным оружием, патронами боеприпасами и взрывчатыми веществами; при этом все свидетельства на право ношения и хранения оружия, выданные до дня объявления сих правил считаются недействительными; данная статья не распространяется на военнослужащих в отношении ношения и хранения присвоенного им оружия;

д) все лица не имеющие, согласно сим правилам свидетельств на право ношения огнестрельного оружия и припасов к нему, обязаны в двухнедельный срок со дня объявления его сдать имеющееся у них оружие в ближайшую воинскую часть или начальнику милиции под квитанцию;

е) по истечении установленного предыдущей статье срока дома всех граждан, заподозренных в хранении оружия, без различия общественного положения, будут обыскиваться воинскими частями; найденное оруже будет конфисковано, и виновные будут подвергнуты высшей мере наказания, установленной настоящими правилами;

ж) лица изобличенные в нарушении указанных правил в отделе 2 сего постановления, будут подвергнуты в административном порядке штрафу до 10 000 рублей, или заключению в тюрьму на срок до 6 месяцев, или высылке за пределы Азербайджана; наложение указанных взысканий предоставляется министерству внутренних дел в полной мере, губернатору в пределах штрафа до 5 000 рублей, и тюремного заключения на срок до 3 месяцев и уездным начальникам в пределах штрафа до 1 000 рублей и тюремного заключения на срок до 1 месяца.

3. Настоящее обязательное постановление вступает в силу со дня опубликования впредь до отмены объявленного военного положения.

Министр внутренних дел
Б.А.Джаваншир

(ГААР, ф.100, оп.2, д.7, л.25 Собрание узаконений и распоряжений правительства Азербайджанской Демократической Республики. ст. 18)

13 июля 1918 г. части АДР выбивают противника из села Гарасаггал, позиции на направлении станции Кяррар – в 400 метрах от станции. 14 июля атака продолжается силами добровольцев Мусуллю и 13-го пехотного полка, после того как бронеоезд Красной гвардии получает два прямых попадания, большевики оставляют станцию Кярарр и к концу дня занимают позиции восточнее на известной нам станции Сыгырлы. Шаумян прибывает на фронт к Бичерахову, обещает подкрепления, но вернувшись в Баку уже не в состоянии или нежелании выполнять обещание – в Баку хаос.

Силы Кавказской Исламской Армии теперь располагались на фронте следующим образом: на левом фланге (Шемахинское направление) и на правом (Сельдиское направление) действовали турецкие части. В центре (Кюрдамирское направление) наступали, в основном, войска АДР К этому времени в составе Кавказской Исламской Армии значительно возросла численность азербайджанских войск вследствие мобилизации военнообязанных в возрасте от 18 до 45 лет.

Одновременно с этим, 12 июля отряд Сальянской милиции АДР под командованием известного нам майора Назима Рамазанова и капитана Солтана Гусейнзаде имея в распоряжении две пушки и два пулемета занимает позиции вокруг села Гарагашлы. К ним также присоединился местный командир Сархан Ширванлы со своей азербайджанской дружиной в 100 бойцов (Е.Токаржевский, Из истории иностранной интервенции, 1957, стр. 452). Цель – остановить продвижение бригады Тер-Авакимова (3-й и 5-й стрелковые батальоны из Баку) на двух судах вверх по Куре. В ходе боев продолжавшихся до 15 июля, бригада Тер-Авакимова была почти полностью уничтожена, несмотря на то, что бригаду с воздуха прикрывали бипланы, взлетавшие с Аджикабульского аэродрома. Войска АДР захватили 31 пленного, 4 пулемета, 63 винтовки, 7 лодок, множество горючего и снаряжения. Потери с азербайджанской стороны – 11 убитых 14 раненых.

В наши дни в Сальянском районе Азербайджана имеются воинские захоронения в Сальяне (захоронение турецкого артиллериста Омар-бека и еще четыре захоронения неизвестных солдат) и Банке (девять захоронений неизвестных солдат).

Начиная со второй половины дня 14 июля 1918 г. на Шемахинском направлении появляются подкрепления. 38-й турецкий пехотный полк, всего 2 731 солдат, 37 офицеров, 2 092 винтовки, 16 пулеметов и 4 горные пушки, только что пересекший далеко на западе границу АДР, был железной дорогой переброшен на позиции под Шемахой. Также тут появляется еще одно подразделение - Лезгинский конный полк АДР.

Бои под Агсу и Курдамиром дали возможность войскам АДР поднять моральное состояние благодаря победам. Кроме того, контроль над Агсу давал следующие преимущества:
1. Шемаха была теперь всего лишь за перевалом (около 14 км длинной);
2. Создавалась угроза с севера правому флагу и тылу оборонявшейся на Курдамирском направлении бригаде Бичерахова.

Правда теперь Нури-паше и командованию Кавказской Исламской армии следовало учесть, что дальнейшие наступательные действия во многом будут зависеть от качества оперативного взаимодействия, т.к. наступать пришлось бы по двум линиям – Агсу – Шемаха – Баку (север) и Курдамир – Баку (юг) и расстояние между ними 60 - 70 км. На северном направлении действовали 13-й Кавказский пехотный полк (подлковник Ахмед Рза-бек), 10-й Кавказский пехотный полк (подлковник, Салим-бек), турецкие 25-й, 26-й и 28-й батальоны. Командовал северной группой войск подлковник Осман-бек. На южном направлении действовали добровольцы Мусуллю, 2-й батальон 38-го турецкого пехотного полка, один взвод из турецкого 26-го пехотного батальона действовавшего севернее и одна инженерный взвод. Командование на этом направлении осуществлял полковник ВС АДР Габиб-бек Салимов. Генерал Мюрсель-бек осуществлял общее командование фронтом.

1-й батальон 38-го турецкого пехотного полка находился в резерве при Агсу, а 3-й батальон был в тылу в Гяндже. (M.Süleymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 324).

Самая тяжелая задача предстояла 13-му Кавказскому пехотному полку. Его батальонам следовало перейбраться через перевалы невысокого, но крутого хребта Гойлер, форсировать реку Пирсаат и выйти на дорогу Шемаха – Баку, окружая противника. В ночь на 19 июля в окрестностях Шемахи идет проливной дождь, лесистые хребты становятся непроходимыми, и по мере выдвижения 13-го полка по перевалам, в 06.00 утра его части вышли не к селению Гойлер (юго-восточнее Шемахи на дороге Шемаха - Баку), а к селению Мараза – юго-западнее Шемахи, атакуя непосредственно сам город. В это же время 10-й Кавказский пехотный полк уже атаковал Шемаху в лоб, и это еще более усилило натиск на противника.

К 11.00 большевики в панике покидали город, но Нури-паша "был очень расстроен" из-за упущенной возможности окружить находившиеся в городе части. К 16.35 первые батальоны обоих полков ворвались в город. Русское и армянское население покинуло город вместе с отходящими отрядами Красной гвардии. Утром 20 июля наступление было продолжено силами 13-го Кавказского пехотного полка и были заняты села Чуханлы и Мелик Чобан. 1 пушка, 2 пулемета, 1 бронеавтомобиль и 1 грузовик были захвачены трофеями. Среди пленных были четверо британских солдат и один офицер (N.Yuceer, Qafqaz İslam Ordusunun Bakı şəhərini azad etməsi, s. 333). 21 июля пала Мараза. В боях за Мадрасу погиб командир турецкого 28-го пехотного батальона майор Иззет-бек. Его могила и в наши дни находится там.

На Курдамирском направлении в 13.30 22 июля была занята станция Сыгырлы и противник отступал беспорядочно до станции Падар, которую войска АДР также заняли к вечеру того же дня. Фронт на севере стабилизировался в 6 верстах восточнее селения Джанги, южный – восточнее станции Падар.

В эти дни в Баку морским путём из Астрахани прибыл большой транспорт с оружием и боеприпасами, в том числе 3 броневика, 80 орудий, 160 пулеметов, 10 тысяч ружей и 200 тысяч патронов в сопровождении группы Г.Петрова, состоящей из матросов краснофлотцев и казаков. Бичерахов отказался от командования. Назначили З.Аветисова. Пока что Бичерахов продолжал оставаться на фронте, как и его люди.

24 июля 1918 г. Баксовет издает известное обращение к солдатам Красной гвардии и краснофлотцам биться на смерть "против ненавистного турецкого ига" и "диких турок". Но депеша Петрова с фронта Шаумяну и Корганову говорит об обратном – полевые командиры в панике. К тому времени, многие из большевистских и дашнакских командиров понимали, что живыми их в плен брать не будут.

26 июля южная группа войск Нури-паши продвинулась еще немного, заняв три села и станцию Гарасу. На следующий день полковник Габиб-бек Салимов переносит сюда свой штаб, на южный берег Куры. Вечером большевики оставляют без боя Гаджыкабул, и передовые отряды Селимова и действовавшей с северного берега Куры милиции Ахмед Хамди-бека входят в поселок. Мосты правды взорвать красные успели, как писал Шаумян в телеграмме Ленину. Войска АДР располагали уже к тому времени на этом участке одним жд. взводом, которому и было поручено установить восстановить переправы. (M.Süleymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 249).

На 28 июля 1918 г. южном направлении большевики занимали фронт у жд. станции Пирсаат, на северном – селение Джанги. В ночью на 29 июля начинается наступление войск Нури-паши по всему фронту, к утру освобождаются на севере Джанги, на юге станция Пирсаат. 30 июля наступление продолжается и северная группа, освободив Атбатан, разворачивается на юг к Баку – до него уже 20 км. Противник отступает к поселку (ныне город-спутник) Хырдалан и занимает оборону по линии между озером Масазыр и поселком Хырдалан и Гобу. Ночные отчаянные попытки Красной гвардии организовать контр-атаку силами до 200 человек, 2 пушек и 3 бронеавтомобилей успеха не имели.

На юге войска полковника Салимова продвинулись до станции Эйбат, где укрепились остатки группы Бичерахова. 30 июля Бичерахов вместе с остатками привезенной с ним из Ирана бригады (осталось всего 300 человек, 4 британских офицера и 50 солдат, 4 грузовика, 1 бронеавтомобиль) (M.Görüyılmaz, Türk Kafkas İslam Ordusu, s. 95) оставил фронт и направился на север в Дагестан, пока был открыт северный въезд в Баку.


Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.05.2010, 04:03   #8
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

1 августа 1918 г. в Баку произошел переворот и власть перешла к временному органу именовавшемуся "Центрокаспий", состоявшего из представителей эсеров, меньшевиков и дашнаков. Комиссаров арестовали и, по официальной все эти годы версии, вывезли в пустыню Агджакум (Закаспий, Туркмения) и расстреляли.

В отношении наступавшей на Баку Кавказской Исламской Армии Центрокаспий был таким же врагом как и Баксовет, разница теперь была лишь в том, что интересы британцев теперь учитывались гораздо серьезнее, а для британцев турки были такими же оккупантами Азербайджана, как и для Баксовета. Таковой собственно теперь и была цель оборонявшихся - выстоять до подхода британских войск.

Турки и войска АДР в эти дни интенсивно готовились к шутрму. Согласно плану, первой в город должна была вступить северная группа войск, с 13-м пехотным полком на острие атаки. Этому же полку следовало немедленно приступить к восстановлению порядка в городе, как только сопротивление будет сломано. Подразумевалось расквартировать два батальона данного полка в черте города (один в мусульманском и один в христианском кварталах). Южная группа войск должна была наступать на Баку со стороны ж.д. станции Эйбат. Артиллерии южной группы войск также было приказано осуществлять прикрытие от возможного обстрела наступавших с моря,с кораблей Каспийской флотилии. Резервы были размещены вокруг ж.д. станции Гюздек (2-ой батальон 38-го пехотного полка, Лезгинский кавалерийский полк войск АДР и один артиллериский батальон). Штаб был расположен у оселка Хокмали.

Современные турецкие источники считают, что приказ о первом штурме Баку был отдан турками наспех, без должного изучения позиций противника и сил оборонявшихся. Так, основным направлением удара южной группы войск был выбран участок между т.н. "Волчьими воротами" (Qurd qapısı) и морем, южный вход в Баку. Но даже невоенному человеку, знакомому с топографией окрестностей Баку ясно, что это не самый пригодный для наступательных действий участок. Слева обрывистые холмы, узкая полоска дороги в город, справа море. Отсюда в город лучше входить парадным маршем, но никак не с боями. Сама форма города Баку (амфитеатр полукругом на берегу моря) также способствует оборонительным действиям, особенно если учесть то, что по всей гряде полукругом у оборонявшихся были расставлены арт. батареи. Артиллерия турок была слабее - например артиллерия 38-го пехотного полка на 1 августа 1918 г. имела всего лишь 4 снаряда в наличии (M.Görüyılmaz, Türk Kafkas İSlam Ordusu. s.194).

1 августа 1918 г. начался штурм (т.н. в турецких источниках "Первая Бакинская операция"). Сначала огнем артиллерии были уничтожены три вражеские пушки находящиеся на холмах прикрывавших вход в город со стороны восточнее ж.д. участка Эйбат - Баладжары. К 14.30 батальоны 13-го пехотного полка овладели высотой 763, с которого просматривался город и Бакинская бухта. Контратаки войск Центрокаспия с целью вернуть контроль над высотой успеха не имели.

В это же время 10-й пехотный полк вел бой южнее, за высоты между Волчьими воротами и поселком Гышла и его 29-й батальон к концу дня 1 августа 1918 г. первым ворвался на вражеские позиции. С этих холмов уже можно было вести огонь непосредственно о городу и бухте. Несмотря на то, что к концу дня наступавшие уже овладели ключевыми пунктами у северного и южного входов в город, огонь артиллерии врага остановил наступление. Станция Эйбат между тем была все еще в руках войск Центрокаспия. Попытки Салимова организовать наступление на станцию вдоль параллельного железной дороге шоссе Алят - Баку также не имели успеха - с моря узкая полоска дороги к Волчьим воротам прекрасно простреливалась корабельной артиллерией Каспийской флотилии. Трофейный бронепоезд войск АДР "Азербайджан" так же не мог поддерживать наступавших из-за отсутствия технической воды для его обслуживания (M.Süleymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 267).

На севере у Хырдалана продвинуться вообще не удалось.

Бои продолжились ранним утром 2 августа с "дуэли" между прикрывавшим станцию Баладжары бронепоездом Центрокаспия и батареей войск АДР, на участке между поселком Хырдалан и ж.д. станцией Баладжары. Бронепоезд отступил, а поднявшиеся в атаку 29-й и 60-й батальоны 13-го пехотного полка быстро овладели важной высотой 788. Также был установлен контроль над телеграфными и телефонными линиями шедшими вдоль отрезка ж.д. Баку - Баладжары - Хырдалан, благодаря чему, появилась возможность отслеживать переговоры и сообщения противника. Артиллерия турок и АДР умолкла - снарядов нет. Бои прекращаются. На юге удалось продвинуться до Сангачал.

В ночь на 3 августа войска Центрокасия предпринимают безуспешную контратаку силами до двух батальонов в направлении позиций 13-го турецкого пехотного полка. Целью видимо было отбить участок ж.д. между Хырдаланом и Баладжары.

Утром 3 августа 1918 г. Мурсель-паша обращается к командованию войск Цетнрокаспия с предложением сложить оружие. Депеша была доставлена парламентерами властям города парламентерами. предоставлялись гарантии безопасности мирного населения вне зависимости от национальности и вероисповедания, а также гарантии возможности покинуть город беспрепятственно для тех кто захочет. Ответа получено не было. Видимо потому, что Бичерахов (которого кстати эсеры и меньшевики "перехватили" по пути в Дербенд и назначили командующим) в этот день начал тщетную попытку прорваться к Баку с севера, из Хачмаза. Сообщение о начавшемся наступлении было опубликовано листовками на русском и армянском языках и расространено среди жителей города, что вызвало немалое воодушевление.

Также Центрокаспий плыл "спасать" британский полковник Стокс, прибывший из Энзели 4 августа - семь малых кораблей. Ожидали более серьезных подкреплений - захваченные в плен британцы говорили о 3-4 тысячах солдат Денстервиля, которых ждали со дня на день (Денствервиль со своими силами прибыл 17 августа).

4 августа войска АДР полковника Салимова (южная группа войск Нури-паши) овладела ж.д. станцией Пута и соединилась с северной группой наступавших. Теперь это был сплошной фронт по гребням холмов вокруг Баку.

Диспозиция на конец дня 4 августа 1918 г. была такова.

Север:

13-й турецкий пехотный полк (в первой линии у Волчьих ворот - 4-й, 46-й, 30-й батальоны, в резерве придан 2-й батальон 38-го турецкого пехотного полка). Артиллерия приданная полку стоит на правом фланге - 4 гаубицы, 6 пушек Шнайдера, 4 русские полевые пушки (троф.), 3 русские горные гаубицы (троф.).

10-й турецкий пехотный полк (в первой линии, между 13-м пехотным полком и поселком Хырдалан - 29-й и 60-й батальоны, в резерве придан 1-й батальон 38-го турецкого пехотного полка). Артиллерия приданная полку - 8 гаубиц.

Резерв северной группы составляли 25-й, 26-й, 28-й отдельные турецкие пехотные батальоны, Шекинский и Лезгинский кавалерийские полки войск АДР (поселок Маштага), два батальона азербайджанских добровольцев Зехни-бека (прикрывают левый фланг, со стороны Сумгаита и дороги на Хачмаз) и несколько взводов пулеметчиков.

Юг:

Бронепоезд "Азербайджан" войск АДР (ж.д. станция Пута), инженерный взвод (там же), один батальон охраны прибрежной полосы у Алят с приданным ему кавалерийским отрядом и двумя полевыми пушками.

Из сообщения штаба войск Центрокаспия от 6 августа:

"4 августа после пятидневного упорного боя наши войска отошли на последний гребень возвышения, лежащего за г. Баку. 5 августа с рассветом, овладев высотой Патамдар, турки стали спускаться к Биби-Эйбату и постепенно его занимать. Другая их колонна подошла к Биби-Эйбату со стороны сел. Шихово. На окраине Биби-Эйбата завязался горячий бой, который окончился отходом наших войск на гребень, окружающий Биби-Эйбат с севера и востока, и к Баилову, то есть к окраине города…"

========================================

Перевод неполный, сделан юзером того форума Гейдаром Мирзаевым.

Ещё раз ссылка:

http://www.reibert.info/forum/showthread.php?t=93734

Там довольно много фотографий и карт военных действий. Здесь я вывесил основной текст, просто чтобы удобнее было обращаться.


Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Nana (24.05.2010)
Старый 24.05.2010, 16:51   #9
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Станислав Тарасов: "Тайная жизнь" турецкого полководца Нури-паши

Посол Турции в Азербайджане Хулуси Кылыч выступил с интересным предложением: воздвигнуть в Баку памятник командующему Кавказской исламской армией Нури-паше. Действительно, эта личность во многих отношениях примечательная и даже загадочная, сыгравшая немалую роль в период становления независимого Азербайджана в 1918 году.

Секреты тифлисского похода

Нури-паша - сводный брат одного из лидера младотурок, военного министра Османской империи и командующего Кавказской армии Энвера - не очень зарекомендовал себя в годы Первой мировой войны. Но ему пришлось в силу разных обстоятельств сыграть заметную роль в сложных событиях в Закавказье в 1918 году.

Нури-паша появился в Гяндже 25 мая 1918 года, перебравшись туда из Тебриза вместе с Пятой турецкой Кавказской дивизией. Сегодня многие современные азербайджанские историки утверждают, что Нури изначально якобы готовил наступление на Баку, где у власти находился возглавляемый большевиком и армянином Степаном Шаумяном Бакинский совет. Однако в первоначальные планы Нури входил все же вывод военных подразделений на линию Улуханлу - Газах - Агстафа. То есть туда, откуда не было никакой военной угрозы со стороны ни местных, ни московских большевиков. В чем же дело?

3 марта 1918 года в Брест-Литовске большевистское правительство Владимира Ленина подписало мирный договор с Германией. От имени России оно отказались от значительных территорий, в том числе и на Кавказе. Так, к Турции отходили Карс, Ардаган, Батум, и граница между Советской Россией и Турцией определялась "по состоянию на 1877 год".

Закавказский сейм не был приглашен для участия в этих переговорах. (По другим документам, представители сейма сами отказались от участия в этих переговорах). Но фактом является то, что официальный Тифлис осудил позицию Берлина, который относил Закавказье к "внутренним проблемам России". В этой связи лидер грузинских меньшевиков Ной Жордания констатировал: "Такой мир, какой подписали большевики, мы такого мира не подпишем, и мы считаем, что лучше умереть с честью на посту, чем опозорить и предать себя на проклятие потомков". Поэтому "закавказские демократы" начали самостоятельные переговоры с турецким правительством. 8 марта делегация Закавказского сейма во главе с грузинским социал-демократом Акакием Чхенкели прибыла в Трапезунд. Одновременно с целью оказания давления на турок часть делегатов грузинской фракции сейма стала наводить "мосты" с немцами - союзниками турок в Первой мировой войне. Так определились две позиции сейма. С одной стороны, в ходе переговоров в Трапезунде закавказские представители требовали восстановить границы 1914 года и предоставить автономию "Внутренней (Турецкой) Армении" (предложение армянской фракции сейма). С другой - лоббировали свое присоединение к Брестскому договорному процессу.

Первоначально Стамбул решил сделать ставку на выполнение Закавказской республикой условий Брест-Литовского мира. Турецкая сторона отказывалась от юридического признания представителей закавказской власти. В итоге 9 апреля 1918 года после долгих и бурных дискуссий сейм провозгласил независимую Закавказскую Федеративную Демократическую Республику. Председателем правительства был избран грузинский меньшевик Акакий Чхенкели. Тогда Турция решила закрепить свои позиции "по линии Брестского договора". Именно в эти дни в письме, направленном большевистским наркомом по делам национальностей Иосифом Сталиным Степану Шаумяну в Баку, о политике советской власти в Закавказье сказано было следующее: "1. Общая наша политика в вопросе о Закавказье состоит в том, чтобы заставить немцев официально признать грузинский, армянский и азербайджанский вопросы вопросами внутренними для России, в разрешении которых немцы не должны участвовать. 2. Возможно, что нам придется уступить немцам в вопросе о Грузии, но уступку такую мы в конце дадим лишь при условии признания немцами невмешательства Германии в дела Армении и Азербайджана. 3. Немцы, соглашаясь оставить за нами Баку, просят уделить некоторое количество нефти за эквивалент".

В инструкциях московского Совнаркома председателю Бакинского совета ставилось задача вступить в переговоры с Ноем Жордания. Однако Жордания уклонился от встречи с Шаумяном. Тогда и было принято решение начать военное наступление силами Баксовета на Тифлис с западного направления, с севера должны были действовать части Красной Армии во главе с Серго Орджоникидзе, а грузино-азербайджанскую границу должен был блокировать Нури- паша. Это был совместный советско-германский оперативный план, в котором, согласно условиям Брестского договора, Москва, Берлин и Стамбул выступали в качестве союзников.

В ответ Ной Жордания начал секретные переговоры от имени только Грузинского национального совета с представителями германского командования.14 мая 1918 года этот совет принял решение просить у Германии покровительства. Председатель германской мирной делегации фон Лоссов советовал грузинам быстрее провозгласить независимость страны. При этом генерал подчеркивал: это якобы единственная возможность предотвратить дальнейшее продвижение турецких войск. Таким образом грузины - по формальным признакам - превращались в союзника коалиции, что, с одной стороны, предполагало развал сейма, с другой - обессмысливало поход к грузинской границе Нури-паши. Он остался в Гяндже. Тогда всеми делами в Турции заправляла группировка во главе с Вехиб-пашой, которую поддерживали Энвер-паша и Нури-паша. Она считала, что необходимо придерживаться условий Брест-Литовского договора и оставаться в составе германо-советской коалиции, чтобы впоследствии совместными усилиями нанести удар по войскам Антанты в самой Османской империи. Именно в этом заключалась главная особенность складывающейся ситуации.

26 мая 1918 года в 16 часов 50 минут в бывшей резиденции кавказского наместника царя на Головинском проспекте состоялось специальное собрание Грузинского национального совета, на котором был принят "Акт о независимости Грузии". В тот же день это решение было озвучено уже на заседании сейма, которое оказалось последним.

Разгон Азербайджанского национального совета

27 мая 1918 года в Тифлисе было заявлено и об образовании Азербайджанского национального совета. 28 мая он провозгласил Азербайджанскую Республику с временной столицей в Гяндже. Но только 16 июня 1918 года сформированное в Тифлисе первое временное правительство Азербайджана смогло переехать в Гянджу. Почему? Современный известный азербайджанский историк Айдын Балаев следующим образом описывает сложившуюся тогда ситуацию: "При благословении Нури-паши создавались всевозможные искусственные препоны на пути построения демократического и независимого Азербайджанского государства". В то же время исследователь придерживается канонической версии: мол, в задачи Нури-паши входило "выбить большевиков и дашнаков из Баку". Но зачем тогда понадобилось разгонять Азербайджанский национальный совет, что сделал в Гяндже Нури-паша?

На сей счет существует одна любопытная версия. Дело в том, что появление в "Акте независимости" термина "Азербайджан" вызвало негативную реакцию в Персии. В этой связи посол Персии в Турции направил даже официальный протест в МИД Османской империи, где говорилось, что "Азербайджан - это область на северо-западе Персии. Присвоение новообразованному соседнему государству названия "Азербайджан" является большой ошибкой".

Но дело было все же не в этом. Нури-паша продолжал следовать положениям германо-советского плана: не допустить возможного альянса Азербайджанского национального совета с Лондоном, чтобы предотвратить появления в регионе английских войск, Издававшаяся тогда в Тифлисе газета "Кавказское слово" писала: "Нури в Гяндже сам возглавил правительство Азербайджана и контролирует вооруженные силы". Кстати, это подтверждает в своих мемуарах и герой Порт-Артура, русский генерал-лейтенант от артиллерии, заместитель министра обороны Азербайджана Али Ага Исмаил-оглы Шихлинский: "Мы не имели достаточного числа офицеров, говорящих на азербайджанском языке, а будущий контингент солдат совершенно не понимал русского языка. У нас не было ни одного унтер-офицера, ни одного солдата старой службы, с которого могли бы брать пример новые контингенты".

Нури выжидал и готовился. В этой связи приведем суждения некоторых гянджинцев, с которыми в свое время автору удалось провести беседы. Например, внучка известной азербайджанской поэтессы Абиловой, Хураман-ханум, рассказывала, что Нури-паша предпринял немало усилий для того, чтобы прекратить вооруженные стычки между разделенными рекой армянами и азербайджанцами. А когда в Гяндже в мусульманской части города начались погромы лавок купцов, Нури-паша быстро нашел зачинщиков, которые публично были повешены напротив мечети шаха Аббаса, в самом центре города. Со своей стороны, местный армянский Комитет обороны способствовал поддержанию порядка на подконтрольной "армянской территории" в Гяндже, вел переговоры с турецким командованием о создании общей структуры безопасности. Характерно в и признание премьер-министра второго азербайджанского правительства Фатали Хан-Хойского: "Все более увеличивающиеся случаи вмешательства воинских чинов Оттоманской армии в дела внутреннего управления Азербайджана и даже полное игнорирование азербайджанских властей нарушают принципы единовластия и тем самим, подрывая авторитет власти, создают анархию во всех сферах государственной и общественной жизни страны". Кстати, Хан-Хойский пытался искать выход из ситуации. Он искал контакты с большевистской Москвой, писал письма Сталину, направлял послания даже Шаумяну, вел секретные переговоры с грузинским правительством...

. Но главное в том, что войска во главе с Нури-пашой начали широкое продвижение из Гянджи в сторону Баку только тогда, когда в июле 1918 года стала поступать информация о готовящемся там перевороте в целях отстранения от власти лидера Баксовета Шаумяна. Его готовили бакинские эсеры, вступившие в секретные переговоры с находившимся в Персии командованием английского экспедиционного корпуса. О том, что между Нури-пашой и Степаном Шаумяном существовали "особые отношения", призванные координировать их действия, рассказывала автору этих строк и секретарь Шаумяна, Ольга Григорьевна Шатуновская. Она свидетельствовала, что посредником в этих контактах выступал министр внутренних дел азербайджанского правительства Бебут Джеваншир, старый друг Шаумяна. Кстати, именно Джеваншир предупреждал Шаумяна о грозящей ему опасности со стороны "дашнаков или англичан", советовал "не покидать Баку" и "дождаться турок".

В начале августа 1918 года фракциям меньшевиков, эсеров и дашнаков большинством голосов удалось провести в Бакинском совете резолюцию о приглашении английских войск для "защиты города от турок". Шаумян и остальные комиссары поспешили подать в отставку, что получило резкое осуждение со стороны Сталина. По его глубокому убеждению, "Шаумян самовольно вышел из игры".

Власть в Баку перешла в руки правительства "Диктатуры Центрокаспия и Президиума Временного Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов". Оно сразу послала своих представителей в ставку английского командования в Иран. 4 августа 1918 года в Баку высадился первый британский отряд под командованием полковника Стокса. И только тогда, когда это произошло, Нури-паша получил приказ наступать в Баку. Решающий штурм города Кавказской исламской армией начался утром 15 сентября. К концу дня англичане на своих кораблях беспорядочно покинули город. Вслед за ними бежали члены Диктатуры. Что же касается эвакуации части пожелавших покинуть город армян, то по договоренности Армянского национального совета (правительства) с Нурипашой для армян, пожелавших покинуть Баку, был создан "коридор безопасности", хотя без межэтнических столкновений все же не обошлось. Неслучайно фамилия Нури-паши не значилась в списках армянских террористов, которые охотились за лидерами младотурок в 1920-е годы во многих странах мира.

10 сентября 1918 года Орджоникидзе сообщает Ленину и наркому по иностранным делам Георгию Чичерину из Владикавказа: "Положение Баку отчаянное, город обстреливается из орудий турками, турки требуют безусловной сдачи города... Примите меры, иначе город и промышленность погибнут...". Фраза "примите меры" в этой телеграмме - ключевая, поскольку она предусматривала оказание давление на Нури-пашу через германское командование в Закавказье. 15 сентября Баку был взят. По поводу этой даты лидер партии "Мусават" М.Э. Расулзаде писал: "В то время мы были в Константинополе. Мы входили в состав делегации, представлявшей Азербайджанскую Республику... на конференции с участием государств Средней Европы. Военный министр и помощник главнокомандующего Энвер-паша позвонил мне и сообщил: "Эмин-бей, Баку взят!". Невозможно описать, какое впечатление произвела на меня эта короткая весть. И до сих пор еще не могу забыть того впечатления".

Осенью 1918 года после поражения Германии и ее союзников в Первой мировой войне было принято решение об эвакуации турецких войск с Кавказа. 26 октября 1918 года была расформирована и Кавказская мусульманская армия. 17 ноября 1918 года в Баку высадились британские войска. Нури-паша покинул Азербайджан. Впереди у него была жизнь, не менее насыщенная интересными событиями. Но это уже иная история.



Последний раз редактировалось Ашина; 24.05.2010 в 22:31.
Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.05.2010, 17:09   #10
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Ашина Посмотреть сообщение
Тьма секретов и тайн. Самый пока интересный секрет тифлисского похода в этом:
Цитата:
В итоге 9 апреля 1918 года после долгих и бурных дискуссий сейм провозгласил независимую Закавказскую Федеративную Демократическую Республику. Председателем правительства был избран грузинский меньшевик Акакий Чхенкели. Тогда Турция решила закрепить свои позиции "по линии Брестского договора". Именно в эти дни в письме, направленном большевистским наркомом по делам национальностей Иосифом Сталиным Степану Шаумяну в Баку, о политике советской власти в Закавказье сказано было следующее: "1. Общая наша политика в вопросе о Закавказье состоит в том, чтобы заставить немцев официально признать грузинский, армянский и азербайджанский вопросы вопросами внутренними для России, в разрешении которых немцы не должны участвовать. 2. Возможно, что нам придется уступить немцам в вопросе о Грузии, но уступку такую мы в конце дадим лишь при условии признания немцами невмешательства Германии в дела Армении и Азербайджана. 3. Немцы, соглашаясь оставить за нами Баку, просят уделить некоторое количество нефти за эквивалент".

В инструкциях московского Совнаркома председателю Бакинского совета ставилось задача вступить в переговоры с Ноем Жордания. Однако Жордания уклонился от встречи с Шаумяном. Тогда и было принято решение начать военное наступление силами Баксовета на Тифлис с западного направления, с севера должны были действовать части Красной Армии во главе с Серго Орджоникидзе, а грузино-азербайджанскую границу должен был блокировать Нури- паша. Это был совместный советско-германский оперативный план, в котором, согласно условиям Брестского договора, Москва, Берлин и Стамбул выступали в качестве союзников.
Речь идет о конце апреля 1918 года.

Каким образом в наступлении на Тифлис должны были принимать силы Баксовета с западного направленияя? Они в таком случае должны находиться в Кутаиси. Это первое.

Второе. Красная Армия наступать на Тифлис в апреле 1918 года физически не могла, поскольку её не было в Закавказье. Надо уточнить, но её по-моему, не было вообще поблизости. Единственное место, где они могли быть - это к северу от Чечни и Ингушетии.

Как они могли наступать с севера на Тифлис? Если через Военно-Грузинскую дорогу, то они в районе Мцхеты должны были соединиться с "войсками Баксовета", наступающими из Кутаиси и уже вместе брать Тифлис с запада.

И наконец, к востоку от Тифлиса район азербайджанской границы должен был блокировать Нури-паша. От кого блокировать?

==================================

Одним словом в этом отрывке я ни хрена не понял, потому что ни география, ни даты, ни собыития не соответствуют месту и времени.

Если у кого-то есть возможность, покажите эту ветку г-ну Тарасову и поросите дать разъяснения. О какой стране идет речь? Кто откуда должен был наступать? На кого наступать? Наконец, от кого должен был Нури-паша блокировать всё это со стороны азербайджанской границы, если силы Баксовета должны были наступать на Тифлис с западного направления?


Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Xan (10.08.2010)
Старый 24.05.2010, 23:35   #11
Местный
 
Регистрация: 07.05.2010
Сообщений: 1,085
Сказал(а) спасибо: 1
Поблагодарили 58 раз(а) в 50 сообщениях
Вес репутации: 20
Станислав Тарасов на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Ашина Посмотреть сообщение
Тьма секретов и тайн. Самый пока интересный секрет тифлисского похода в этом:


Речь идет о конце апреля 1918 года.

Каким образом в наступлении на Тифлис должны были принимать силы Баксовета с западного направленияя? Они в таком случае должны находиться в Кутаиси. Это первое.

Второе. Красная Армия наступать на Тифлис в апреле 1918 года физически не могла, поскольку её не было в Закавказье. Надо уточнить, но её по-моему, не было вообще поблизости. Единственное место, где они могли быть - это к северу от Чечни и Ингушетии.

Как они могли наступать с севера на Тифлис? Если через Военно-Грузинскую дорогу, то они в районе Мцхеты должны были соединиться с "войсками Баксовета", наступающими из Кутаиси и уже вместе брать Тифлис с запада.

И наконец, к востоку от Тифлиса район азербайджанской границы должен был блокировать Нури-паша. От кого блокировать?

==================================

Одним словом в этом отрывке я ни хрена не понял, потому что ни география, ни даты, ни собыития не соответствуют месту и времени.

Если у кого-то есть возможность, покажите эту ветку г-ну Тарасову и поросите дать разъяснения. О какой стране идет речь? Кто откуда должен был наступать? На кого наступать? Наконец, от кого должен был Нури-паша блокировать всё это со стороны азербайджанской границы, если силы Баксовета должны были наступать на Тифлис с западного направления?
Бог ты мой, посмотрите на карту. Поход Орджоникидзе шел из Владикавказа, через все перевалы.По документам,они двинулись, но их скоро остановили. Почитайте письма Шаумяна ( они опубликованы в советское время, сопоставьте даты и пр.) и все станет ясно.

Станислав Тарасов вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.05.2010, 23:42   #12
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Станислав Тарасов Посмотреть сообщение
Бог ты мой, посмотрите на карту. Поход Орджоникидзе шел из Владикавказа, через все перевалы.По документам,они двинулись, но их скоро остановили. Почитайте письма Шаумяна ( они опубликованы в советское время, сопоставьте даты и пр.) и все станет ясно.
Когда? В какие дни? У вас даты не склеиваются с мотивами событий. Речь идет об апреле 1918 года.

====================================

И ещё вопрос в дополнение к другим, если вы ответите:


Каким образом Нури-паша со своими войсками прошел в Гянджу? По Вашей версии он должен был блокировать, видимо, всё-таки Грузию, хотя у Вас точно это не прописано.

Тогда он не мог пройти через территорию Грузии. Как он прошел с войсками из Турции в Гянджу, минуя территорию Грузии?


Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.05.2010, 23:47   #13
Местный
 
Регистрация: 07.05.2010
Сообщений: 1,085
Сказал(а) спасибо: 1
Поблагодарили 58 раз(а) в 50 сообщениях
Вес репутации: 20
Станислав Тарасов на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Ашина Посмотреть сообщение
Боевые действия на Мугани и в дельте Куры

С самого начала боевых действий между большевиками и Кавказской Исламской Армией стало ясно, что особо важное значение имел регион Мугани, и дельты Курч на юго-востоке. Во-первых, этот регион играет роль зерновой житницы Азербайджана. А Бакинская коммуна голодала. Во-вторых, при поддержке кораблей речной флотилии, имеющихся в распоряжении Баксовета, можно было организовать успешное наступление на северо-запад, вверх по течению.

На Мугани со времен Туркменчайского мира 1828 г. происходило заселение казаков. Летом 1918 г., тут сформировалась нейтральная и одновременно враждебная и мусульманам и большевикам т.н. «Муганьская диктатура» под начальством полковника Ивашевича, связанного с Деникиным.

Войска Бакинской коммуны начали еще 26 июня выдвигаться вверх по течению Куры, силами четырех посланных сюда из Баку судов (две канонерки и два военных транспорта), около 2 000 человек живой силы, 6 пушек и 12 пулеметов. За один день были захвачены селения Узунбабалы, Гаралы, Бешлер.

28 июня части Красной гвардии были остановлены в двух верстах от селения Сурра передовыми дозорами группы майора Назим-бека Рамазанова, ранее высланным сюда Нури-пашой из под Геогчая. Силы майора Рамазанова насчитывали один турецкий пехотный батальон и пулеметный взвод (оба из 10-го турецкого пехотного полка), конную дружину азербайджанских добровольцев (140 человек), две трофейные пушки.

Т.к. майор Рамазанов разделил свои силы на мелкие группы по 60-70 бойцов, истинное количество сил Кавказской Исламской Армии в селении Сурра красным было неизвестно, и они застряли.

На следующий день, когда в 4 утра силы Красной гвардии снова перешли в атаку, с запада в Сурра уже подошли подкрепления из Геогчая во главе с майором Ахмед Нахид-беком в количестве одной роты, пулеметного взвода и одной пушки, и 28 июня силы Бакинской коммуны снова не смогли взять Сурра и продвинуться далее вверх по течению. Потери убитыми и ранеными составляли 732 человека (132 убитыми), одно судно олучило тяжелые повреждения. Потери войск АДР убитыми и ранеными составили 29 человек (12 убитых). (N.Yuceer, Birinci Dünya Savaşında. s. 88). Думаю потери войск АДР были выше, но кроме местных и турецких источников, в иных источниках описания боев в Мугани я не нашел.

Общее отступление Красной гвардии, начавшееся в эти же дни под Геогчаем, и наступление Нури-паши на Курдамир, вместе с потерями 26-28 июня 1918 г. пресекли дальнейшие действия красных в дельте Куры. А майор Назим-бек Рамазанов еще отличится в этой кампании.

Моральное состояние войск Бакинской коммуны было низким. Накануне наступления Нури-паши на Курдамир, лишь половина заявленного в списках боеспособного личного состава батальонов Красной гвардии активно принимала участие в боях. Состав был слишком разношерстым. Даже с учетом того, что в Кавказской Исламской Армии была параллельная система отчетности – офицеры азербайджанцы посылали рапорты как Нури-паше, так и непосредственно Шихлинскому, войска АДР все равно были монолитнее чем сброд именуемый войсками Бакинской коммуны.

Терпя поражение, Бакинский СНК неоднократно обращался за помощью к правительству РСФСР, но реальной помощи получить не удалось. Тогда он решился на крайне рискованный шаг и принял предложение находившегося в Северном Иране полковника Бичерахова, командовавшего казачьей бригадой в 1 500 человек (Терские и Кубанские казаки). В распоряжении этого опытного командира осетина были также английские бронеавтомобили. 1 июля 1918 г. этот «революционный спецназ» (думаю на то время в регионе это была реальная боевая сила) грузится на транспорты в Энзели и в тот же день высаживается в Аляте (приморский поселок в 75 км к югу от Баку). 2 июля Бичерахов уже на фронте.

Местность между Геогчаем и Курдамиром, как я уже упоминал ранее, не самая пригодная для наступления, тут много водных каналов и болот. К тому же в тылу у сил Кавказской Исламской Армии находились несколько недружественных армянских селений, откуда по примеру группы Амирова, могли осуществляться диверсионные вылазки по ночам. Во время передышки после Геогчайского сражения были проведены зачистки силами Шекинской и Гянджинской милиции Хагги-бека Ниджа и Джамиль Джахид-бека в селениях Пезевенге, Гырдаду, Ивановка (в этом силе в качестве трофея было захвачено две пушки), Чанагбулаг. В этих боевых действиях с 1 по 4 июля 1918 г. силы АДР потеряли убитыми 7 офицеров и 39 солдат, 9 офицеров и 93 солдата было ранено. 1 офицер и 74 солдата считались пропавшими без вести.

В это время силы АДР занимают позиции по линиям Гарамариям – Мусуллю и Гарамарьям – Агсу. Гарамарьям превращен в базу, сюда переместилось оперативное командование и обозы. Сам Гарамарьям и подступы к нему с севера защищал 13-й Кавказский пехотный полк. Мусуллю защищала местная дружина, а линию Гарамариям – Мусуллю прикрывал Сводный турецкий кавалерийский полк. Местной дружине Мусуллю, однако отводилась важная роль – при наступлении на Курдамир, эти знающие местность бойцы должны были выдвинуться первыми вдоль железной дороги на юго- восток.

Боевые действия начались утром 5 июля. Дружинники Мусуллю на западных подступах к Курдамиру столкнулись с ожесточенным сопротивлением и несли потери. К середине дня им все еще не удалось закрепиться в западной части Курдамира. Тут, помимо сил 1-ой бригады и бригады Бичерахова, у красных имелось также два бронепоезда, до 20 бронеавтомобилей и артиллерия – всего до 3 000 бойцов. Наступление 10-го и 13-го пехотных полков на линию Шемаха – Агсу и по склонам Агсуинского перевала в целом протекало успешно, но медленно. Перерезать коммуникации между Агсу и Шемахой и Агсу и Курдамиром и создать угрозу окружения Курдамирской группе войск Бакинской коммуны не удалось.

Но в целом фронт красных уже был пробит и Нури-паша не изменил планов – на следующий день наступление продолжалось и к вечеру Агсу был взят. Отступление красных на воток по дороге Агсу – Шемаха превратилось в резню когда азербайджанская кавалерия обошла город с севера, пока туда с боем врывались части 13-го Кавказского пехотного полка, и стала преследовать отступавших. Были брошены 1 полевая пушка, 1 арт. обоз, 1 полевой лазарет, 15 транспортных средств и 5 пулеметов. Оставшиеся бойцы Красной гвардии уходившие по другой дороге на юг в сторону Курдамира не смогли соединиться с товарищами – дорога Агсу – Курдамир уже тоже была перекрыта к концу дня 6 июля на участке селения Гарагоюнлу и до Курдамира добралось лишь 100-120 человек.

6 июля Сводный турецкий кавалерийский полк был направлен на участок западнее Курдамира в помощь дружинникам из Мусуллю. Командование атаковавшими Курдамир силами АДР было поручено полковнику АДР Габиб-беку Салимову.

7 июля Салимов предпринимает выдвижение на восток силами дружинников Мусуллю (южнее железной дороги) и двух батальонов (севернее железной дороги). Бои шли до конца дня 8 июля. Бойцы Бакинской коммуны занимали круговую оборону в высоком кустарнике в складках местности на подступах к городу. Но выход трех азербайджанских рот посланых для нанесения обходного удара через непроходимые болота между селами Мурадхан и Шилйан южнее Курдамира привел к панике в рядах большевиков. Судя по потерям дружинников Мусуллю (8 убитых и 12 раненых), они скорее имитировали наступление, чем наступали, и весь расчет делался на внезапность маневра через болота. Красные держались, но когда 9 июля с севера Курдамира стал наседать 13-й Кавказский пехотный полк, против дружинников Мусуллю было оставлено всего около 1 000 человек бойцов и шесть пулеметов.

10 июля Габиб-бек дает приказ общего наступления на Курдамир. Предыдущей ночью разведывательные дозоры Сводного турецкого конного полка уничтожили участок железной дороги между Курдамиром и станцией Кяррар и заняли тут позиции с пулеметами. После 12 часового боя в 13.55 дружинники Мусуллю ворвались на позиции противника. Части Бичерахова севернее Курдамира, стали уходить на восток к селу Гарасаггал и станции Кяррар под прикрытием одного бронеавтомобиля. Штаб 13-го Кавказского пехотного полка выслал вперед отряд во главе с юнкером Гасымовым, чтобы предотвратить возможный дружественный огонь со стороны входивших в Курдамир с юга дружинников Мусуллю. К вечеру передовые части Татарского конного полка, дивизион горной артиллерии и 46-й турецкий пехотный батальон уже заняли оборону в центре Курдамира и вели зачистку (M.Görüryılmaz, Türk Kafkas İslam Ordusu, s.93). Утром 10 июля весь Курдамир был под контролем воск АДР.

10-й Кавказский пехотный полк в это время прикрывал Агсу со стороны Шемахи. 8 -12 июля большевики силами до 800 человек под командованием командира Газарова предпринимали на этом участке контратаки но дальше чем 10 км до Агсу им продвинуться не удалось.

Предстоял заключительный этап операций на данной стадии – овладеть селениями Гарасаггал и Кяррар, развернуть наступление отсюда на север в направлении Шемахи, (13-й Кавказский пехотный олк) одновременно, наступая на Шамаху с запада силами 10-го Кавказского пехотного полка.
Такие опусы я читал многократно. Они не описывают процесс, а характеризуют частные действия .Это значит только одно- уход от сущности того, что происходило и подменять его рассказами.. про майора Пронина. Описываемые в этом сюжете события имели место быть. Но это тактический прем историков- общее подменять частным. Читайте готовящуюся монографию. Я лично благодарен Вам тем, что дали почувствовать " пульс", и Браво, форумчане..

Станислав Тарасов вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.05.2010, 23:52   #14
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Станислав Тарасов Посмотреть сообщение
Такие опусы я читал многократно. Они не описывают процесс, а характеризуют частные действия .Это значит только одно- уход от сущности того, что происходило и подменять его рассказами.. про майора Пронина. Описываемые в этом сюжете события имели место быть. Но это тактический прем историков- общее подменять частным. Читайте готовящуюся монографию. Я лично благодарен Вам тем, что дали почувствовать " пульс", и Браво, форумчане..
Но в частном есть даты и описание фактических событий, которые реально могли произойти. А у Вас местами просто фантастика, которая невозможна, если нет переброски войск вертолётами и нет мобильных телефонов, чтобы в течение дня согласовывать действия.

Постарайтесь вникнуть в мои вопросы, не ссылаясь на геополитику.


Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.05.2010, 23:54   #15
Местный
 
Регистрация: 07.05.2010
Сообщений: 1,085
Сказал(а) спасибо: 1
Поблагодарили 58 раз(а) в 50 сообщениях
Вес репутации: 20
Станислав Тарасов на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Ашина Посмотреть сообщение
Постановление Совета Министров об объявлении территории Азербайджана на военном положении

19 июня 1918 г.

Весь Азербайджан ввиду чрезвычайных обстоятельств объявить на военном положении и поручить министру внутренних дел о соглашению с командующим Кавказской исламской армии выработать соответственное обязательное постановление.

Председатель Совета Министров
Фатали-хан Хойский


Постановление Совета Министров о введении законов военного времени

23 июня 1918 г.

Ввиду введения на всей территории Азербайджана военного положения, согласно постановления правительства, объявляется следующее обязательное постановление:

1. Ниже перечисленные уголовные преступления изъемляются из под общей подсудности и будут судимы с применением к виновным порядка законов военного времени: убийство, разбой, грабеж, вооруженное сопротивление властям, похищение и изнасилование женщин, поджоги жилых строений и хлебов, повреждение железных дорог, телеграфных, телефонных линий и сооружений. Лица, изобличенные в этих преступлениях, будут немедленно привлечены к ответственности военно-следственной комиссией, которая по расследовании дела направляет таковое военному суду. Приговор последнего конфирмуется командующим Кавказской исламской армией и приводится в исполнение в течение 24 часов после постановления.

2. Ниже перечисленные деяния считаются запрещенными и подлежат наказанию в административном порядке:

а) запрещается оглашение и публичное распространение ложных слухов и сведений, могущих возбудить национальную или межклассовую вражду;

б) запрещается распространение сведений о действиях и распоряжениях правительства и операциях воинских частей;

в) запрещаются всякого рода митинги и многолюдные сходбища без особого разрешения подлежащих властей;

г) запрещается ношение, хранение и торговля всякого рода огнестрельным оружием, патронами боеприпасами и взрывчатыми веществами; при этом все свидетельства на право ношения и хранения оружия, выданные до дня объявления сих правил считаются недействительными; данная статья не распространяется на военнослужащих в отношении ношения и хранения присвоенного им оружия;

д) все лица не имеющие, согласно сим правилам свидетельств на право ношения огнестрельного оружия и припасов к нему, обязаны в двухнедельный срок со дня объявления его сдать имеющееся у них оружие в ближайшую воинскую часть или начальнику милиции под квитанцию;

е) по истечении установленного предыдущей статье срока дома всех граждан, заподозренных в хранении оружия, без различия общественного положения, будут обыскиваться воинскими частями; найденное оруже будет конфисковано, и виновные будут подвергнуты высшей мере наказания, установленной настоящими правилами;

ж) лица изобличенные в нарушении указанных правил в отделе 2 сего постановления, будут подвергнуты в административном порядке штрафу до 10 000 рублей, или заключению в тюрьму на срок до 6 месяцев, или высылке за пределы Азербайджана; наложение указанных взысканий предоставляется министерству внутренних дел в полной мере, губернатору в пределах штрафа до 5 000 рублей, и тюремного заключения на срок до 3 месяцев и уездным начальникам в пределах штрафа до 1 000 рублей и тюремного заключения на срок до 1 месяца.

3. Настоящее обязательное постановление вступает в силу со дня опубликования впредь до отмены объявленного военного положения.

Министр внутренних дел
Б.А.Джаваншир

(ГААР, ф.100, оп.2, д.7, л.25 Собрание узаконений и распоряжений правительства Азербайджанской Демократической Республики. ст. 18)

13 июля 1918 г. части АДР выбивают противника из села Гарасаггал, позиции на направлении станции Кяррар – в 400 метрах от станции. 14 июля атака продолжается силами добровольцев Мусуллю и 13-го пехотного полка, после того как бронеоезд Красной гвардии получает два прямых попадания, большевики оставляют станцию Кярарр и к концу дня занимают позиции восточнее на известной нам станции Сыгырлы. Шаумян прибывает на фронт к Бичерахову, обещает подкрепления, но вернувшись в Баку уже не в состоянии или нежелании выполнять обещание – в Баку хаос.

Силы Кавказской Исламской Армии теперь располагались на фронте следующим образом: на левом фланге (Шемахинское направление) и на правом (Сельдиское направление) действовали турецкие части. В центре (Кюрдамирское направление) наступали, в основном, войска АДР К этому времени в составе Кавказской Исламской Армии значительно возросла численность азербайджанских войск вследствие мобилизации военнообязанных в возрасте от 18 до 45 лет.

Одновременно с этим, 12 июля отряд Сальянской милиции АДР под командованием известного нам майора Назима Рамазанова и капитана Солтана Гусейнзаде имея в распоряжении две пушки и два пулемета занимает позиции вокруг села Гарагашлы. К ним также присоединился местный командир Сархан Ширванлы со своей азербайджанской дружиной в 100 бойцов (Е.Токаржевский, Из истории иностранной интервенции, 1957, стр. 452). Цель – остановить продвижение бригады Тер-Авакимова (3-й и 5-й стрелковые батальоны из Баку) на двух судах вверх по Куре. В ходе боев продолжавшихся до 15 июля, бригада Тер-Авакимова была почти полностью уничтожена, несмотря на то, что бригаду с воздуха прикрывали бипланы, взлетавшие с Аджикабульского аэродрома. Войска АДР захватили 31 пленного, 4 пулемета, 63 винтовки, 7 лодок, множество горючего и снаряжения. Потери с азербайджанской стороны – 11 убитых 14 раненых.

В наши дни в Сальянском районе Азербайджана имеются воинские захоронения в Сальяне (захоронение турецкого артиллериста Омар-бека и еще четыре захоронения неизвестных солдат) и Банке (девять захоронений неизвестных солдат).

Начиная со второй половины дня 14 июля 1918 г. на Шемахинском направлении появляются подкрепления. 38-й турецкий пехотный полк, всего 2 731 солдат, 37 офицеров, 2 092 винтовки, 16 пулеметов и 4 горные пушки, только что пересекший далеко на западе границу АДР, был железной дорогой переброшен на позиции под Шемахой. Также тут появляется еще одно подразделение - Лезгинский конный полк АДР.

Бои под Агсу и Курдамиром дали возможность войскам АДР поднять моральное состояние благодаря победам. Кроме того, контроль над Агсу давал следующие преимущества:
1. Шемаха была теперь всего лишь за перевалом (около 14 км длинной);
2. Создавалась угроза с севера правому флагу и тылу оборонявшейся на Курдамирском направлении бригаде Бичерахова.

Правда теперь Нури-паше и командованию Кавказской Исламской армии следовало учесть, что дальнейшие наступательные действия во многом будут зависеть от качества оперативного взаимодействия, т.к. наступать пришлось бы по двум линиям – Агсу – Шемаха – Баку (север) и Курдамир – Баку (юг) и расстояние между ними 60 - 70 км. На северном направлении действовали 13-й Кавказский пехотный полк (подлковник Ахмед Рза-бек), 10-й Кавказский пехотный полк (подлковник, Салим-бек), турецкие 25-й, 26-й и 28-й батальоны. Командовал северной группой войск подлковник Осман-бек. На южном направлении действовали добровольцы Мусуллю, 2-й батальон 38-го турецкого пехотного полка, один взвод из турецкого 26-го пехотного батальона действовавшего севернее и одна инженерный взвод. Командование на этом направлении осуществлял полковник ВС АДР Габиб-бек Салимов. Генерал Мюрсель-бек осуществлял общее командование фронтом.

1-й батальон 38-го турецкого пехотного полка находился в резерве при Агсу, а 3-й батальон был в тылу в Гяндже. (M.Süleymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 324).

Самая тяжелая задача предстояла 13-му Кавказскому пехотному полку. Его батальонам следовало перейбраться через перевалы невысокого, но крутого хребта Гойлер, форсировать реку Пирсаат и выйти на дорогу Шемаха – Баку, окружая противника. В ночь на 19 июля в окрестностях Шемахи идет проливной дождь, лесистые хребты становятся непроходимыми, и по мере выдвижения 13-го полка по перевалам, в 06.00 утра его части вышли не к селению Гойлер (юго-восточнее Шемахи на дороге Шемаха - Баку), а к селению Мараза – юго-западнее Шемахи, атакуя непосредственно сам город. В это же время 10-й Кавказский пехотный полк уже атаковал Шемаху в лоб, и это еще более усилило натиск на противника.

К 11.00 большевики в панике покидали город, но Нури-паша "был очень расстроен" из-за упущенной возможности окружить находившиеся в городе части. К 16.35 первые батальоны обоих полков ворвались в город. Русское и армянское население покинуло город вместе с отходящими отрядами Красной гвардии. Утром 20 июля наступление было продолжено силами 13-го Кавказского пехотного полка и были заняты села Чуханлы и Мелик Чобан. 1 пушка, 2 пулемета, 1 бронеавтомобиль и 1 грузовик были захвачены трофеями. Среди пленных были четверо британских солдат и один офицер (N.Yuceer, Qafqaz İslam Ordusunun Bakı şəhərini azad etməsi, s. 333). 21 июля пала Мараза. В боях за Мадрасу погиб командир турецкого 28-го пехотного батальона майор Иззет-бек. Его могила и в наши дни находится там.

На Курдамирском направлении в 13.30 22 июля была занята станция Сыгырлы и противник отступал беспорядочно до станции Падар, которую войска АДР также заняли к вечеру того же дня. Фронт на севере стабилизировался в 6 верстах восточнее селения Джанги, южный – восточнее станции Падар.

В эти дни в Баку морским путём из Астрахани прибыл большой транспорт с оружием и боеприпасами, в том числе 3 броневика, 80 орудий, 160 пулеметов, 10 тысяч ружей и 200 тысяч патронов в сопровождении группы Г.Петрова, состоящей из матросов краснофлотцев и казаков. Бичерахов отказался от командования. Назначили З.Аветисова. Пока что Бичерахов продолжал оставаться на фронте, как и его люди.

24 июля 1918 г. Баксовет издает известное обращение к солдатам Красной гвардии и краснофлотцам биться на смерть "против ненавистного турецкого ига" и "диких турок". Но депеша Петрова с фронта Шаумяну и Корганову говорит об обратном – полевые командиры в панике. К тому времени, многие из большевистских и дашнакских командиров понимали, что живыми их в плен брать не будут.

26 июля южная группа войск Нури-паши продвинулась еще немного, заняв три села и станцию Гарасу. На следующий день полковник Габиб-бек Салимов переносит сюда свой штаб, на южный берег Куры. Вечером большевики оставляют без боя Гаджыкабул, и передовые отряды Селимова и действовавшей с северного берега Куры милиции Ахмед Хамди-бека входят в поселок. Мосты правды взорвать красные успели, как писал Шаумян в телеграмме Ленину. Войска АДР располагали уже к тому времени на этом участке одним жд. взводом, которому и было поручено установить восстановить переправы. (M.Süleymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 249).

На 28 июля 1918 г. южном направлении большевики занимали фронт у жд. станции Пирсаат, на северном – селение Джанги. В ночью на 29 июля начинается наступление войск Нури-паши по всему фронту, к утру освобождаются на севере Джанги, на юге станция Пирсаат. 30 июля наступление продолжается и северная группа, освободив Атбатан, разворачивается на юг к Баку – до него уже 20 км. Противник отступает к поселку (ныне город-спутник) Хырдалан и занимает оборону по линии между озером Масазыр и поселком Хырдалан и Гобу. Ночные отчаянные попытки Красной гвардии организовать контр-атаку силами до 200 человек, 2 пушек и 3 бронеавтомобилей успеха не имели.

На юге войска полковника Салимова продвинулись до станции Эйбат, где укрепились остатки группы Бичерахова. 30 июля Бичерахов вместе с остатками привезенной с ним из Ирана бригады (осталось всего 300 человек, 4 британских офицера и 50 солдат, 4 грузовика, 1 бронеавтомобиль) (M.Görüyılmaz, Türk Kafkas İslam Ordusu, s. 95) оставил фронт и направился на север в Дагестан, пока был открыт северный въезд в Баку.

Слушайте, я ведь ясно изложил свою мыль: правительство Азербайджана в Гяндже носило номинальный характер.А Вы мне в ответ ..дикреты.. Их было множество, но и что ?

Станислав Тарасов вне форума   Ответить с цитированием
Старый 24.05.2010, 23:57   #16
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Станислав Тарасов Посмотреть сообщение
Слушайте, я ведь ясно изложил свою мыль: правительство Азербайджана в Гяндже носило номинальный характер.А Вы мне в ответ ..дикреты.. Их было множество, но и что ?
Насчет его номинальности мы поговорим потом. Давайте сначала уточним: как, когда и зачем прибыл Нури-паша в Гянджу?

В этом же смысл раскрытых Вами "тайн"? Вот я и хочу уточнить...


Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.05.2010, 00:01   #17
Местный
 
Регистрация: 07.05.2010
Сообщений: 1,085
Сказал(а) спасибо: 1
Поблагодарили 58 раз(а) в 50 сообщениях
Вес репутации: 20
Станислав Тарасов на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Ашина Посмотреть сообщение
Когда? В какие дни? У вас даты не склеиваются с мотивами событий. Речь идет об апреле 1918 года.

====================================

И ещё вопрос в дополнение к другим, если вы ответите:


Каким образом Нури-паша со своими войсками прошел в Гянджу? По Вашей версии он должен был блокировать, видимо, всё-таки Грузию, хотя у Вас точно это не прописано.

Тогда он не мог пройти через территорию Грузии. Как он прошел с войсками из Турции в Гянджу, минуя территорию Грузии?
Нури -пашу пропустили в Гянджу русские войска, стоявшие тогда в Персии. Пример, корпус Бичерахова, который потом появился в Баку .. Политика " двойных стандартов" ,правда, того времени..

Станислав Тарасов вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.05.2010, 00:03   #18
Местный
 
Регистрация: 07.05.2010
Сообщений: 1,085
Сказал(а) спасибо: 1
Поблагодарили 58 раз(а) в 50 сообщениях
Вес репутации: 20
Станислав Тарасов на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Ашина Посмотреть сообщение
Тьма секретов и тайн. Самый пока интересный секрет тифлисского похода в этом:


Речь идет о конце апреля 1918 года.

Каким образом в наступлении на Тифлис должны были принимать силы Баксовета с западного направленияя? Они в таком случае должны находиться в Кутаиси. Это первое.

Второе. Красная Армия наступать на Тифлис в апреле 1918 года физически не могла, поскольку её не было в Закавказье. Надо уточнить, но её по-моему, не было вообще поблизости. Единственное место, где они могли быть - это к северу от Чечни и Ингушетии.

Как они могли наступать с севера на Тифлис? Если через Военно-Грузинскую дорогу, то они в районе Мцхеты должны были соединиться с "войсками Баксовета", наступающими из Кутаиси и уже вместе брать Тифлис с запада.

И наконец, к востоку от Тифлиса район азербайджанской границы должен был блокировать Нури-паша. От кого блокировать?

==================================

Одним словом в этом отрывке я ни хрена не понял, потому что ни география, ни даты, ни собыития не соответствуют месту и времени.

Если у кого-то есть возможность, покажите эту ветку г-ну Тарасову и поросите дать разъяснения. О какой стране идет речь? Кто откуда должен был наступать? На кого наступать? Наконец, от кого должен был Нури-паша блокировать всё это со стороны азербайджанской границы, если силы Баксовета должны были наступать на Тифлис с западного направления?
Я же все ясно написал: так называемая Красная Армия Бакинского Совета...

Станислав Тарасов вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.05.2010, 00:09   #19
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Станислав Тарасов Посмотреть сообщение
Я же все ясно написал: так называемая Красная Армия Бакинского Совета...
Вы понимаете, где запад, а где восток? Вы написали в статье:

Цитата:
Тогда и было принято решение начать военное наступление силами Баксовета на Тифлис с западного направления, с севера должны были действовать части Красной Армии во главе с Серго Орджоникидзе, а грузино-азербайджанскую границу должен был блокировать Нури- паша.
Скажите, что это ошибка, а на самом деле нужно было писать "с восточного направления", и мы продолжим, считая, что в статье написано "с восточного направления".


Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Xan (10.08.2010)
Старый 25.05.2010, 00:12   #20
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Станислав Тарасов Посмотреть сообщение
Нури -пашу пропустили в Гянджу русские войска, стоявшие тогда в Персии. Пример, корпус Бичерахова, который потом появился в Баку .. Политика " двойных стандартов" ,правда, того времени..
Каким путём? У Нури-паши было пять тысяч человек. Посмотрите на карту и определите, как Бичерахов мог это сделать из Персии?

И потом... Бичерахов у Вас фигурирует в то время ещё не как союзник Шаумяна. Это случилось существенно позже, чем апрель 1918 года.

=================================

Я могу Вам подсказать, как Нури-паша попал в Гянджу: через Армению и Карабах, но Вы же не поверите...


Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Xan (10.08.2010)
Старый 25.05.2010, 00:38   #21
Местный
 
Регистрация: 07.05.2010
Сообщений: 1,085
Сказал(а) спасибо: 1
Поблагодарили 58 раз(а) в 50 сообщениях
Вес репутации: 20
Станислав Тарасов на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Ашина Посмотреть сообщение
1 августа 1918 г. в Баку произошел переворот и власть перешла к временному органу именовавшемуся "Центрокаспий", состоявшего из представителей эсеров, меньшевиков и дашнаков. Комиссаров арестовали и, по официальной все эти годы версии, вывезли в пустыню Агджакум (Закаспий, Туркмения) и расстреляли.

В отношении наступавшей на Баку Кавказской Исламской Армии Центрокаспий был таким же врагом как и Баксовет, разница теперь была лишь в том, что интересы британцев теперь учитывались гораздо серьезнее, а для британцев турки были такими же оккупантами Азербайджана, как и для Баксовета. Таковой собственно теперь и была цель оборонявшихся - выстоять до подхода британских войск.

Турки и войска АДР в эти дни интенсивно готовились к шутрму. Согласно плану, первой в город должна была вступить северная группа войск, с 13-м пехотным полком на острие атаки. Этому же полку следовало немедленно приступить к восстановлению порядка в городе, как только сопротивление будет сломано. Подразумевалось расквартировать два батальона данного полка в черте города (один в мусульманском и один в христианском кварталах). Южная группа войск должна была наступать на Баку со стороны ж.д. станции Эйбат. Артиллерии южной группы войск также было приказано осуществлять прикрытие от возможного обстрела наступавших с моря,с кораблей Каспийской флотилии. Резервы были размещены вокруг ж.д. станции Гюздек (2-ой батальон 38-го пехотного полка, Лезгинский кавалерийский полк войск АДР и один артиллериский батальон). Штаб был расположен у оселка Хокмали.

Современные турецкие источники считают, что приказ о первом штурме Баку был отдан турками наспех, без должного изучения позиций противника и сил оборонявшихся. Так, основным направлением удара южной группы войск был выбран участок между т.н. "Волчьими воротами" (Qurd qapısı) и морем, южный вход в Баку. Но даже невоенному человеку, знакомому с топографией окрестностей Баку ясно, что это не самый пригодный для наступательных действий участок. Слева обрывистые холмы, узкая полоска дороги в город, справа море. Отсюда в город лучше входить парадным маршем, но никак не с боями. Сама форма города Баку (амфитеатр полукругом на берегу моря) также способствует оборонительным действиям, особенно если учесть то, что по всей гряде полукругом у оборонявшихся были расставлены арт. батареи. Артиллерия турок была слабее - например артиллерия 38-го пехотного полка на 1 августа 1918 г. имела всего лишь 4 снаряда в наличии (M.Görüyılmaz, Türk Kafkas İSlam Ordusu. s.194).

1 августа 1918 г. начался штурм (т.н. в турецких источниках "Первая Бакинская операция"). Сначала огнем артиллерии были уничтожены три вражеские пушки находящиеся на холмах прикрывавших вход в город со стороны восточнее ж.д. участка Эйбат - Баладжары. К 14.30 батальоны 13-го пехотного полка овладели высотой 763, с которого просматривался город и Бакинская бухта. Контратаки войск Центрокаспия с целью вернуть контроль над высотой успеха не имели.

В это же время 10-й пехотный полк вел бой южнее, за высоты между Волчьими воротами и поселком Гышла и его 29-й батальон к концу дня 1 августа 1918 г. первым ворвался на вражеские позиции. С этих холмов уже можно было вести огонь непосредственно о городу и бухте. Несмотря на то, что к концу дня наступавшие уже овладели ключевыми пунктами у северного и южного входов в город, огонь артиллерии врага остановил наступление. Станция Эйбат между тем была все еще в руках войск Центрокаспия. Попытки Салимова организовать наступление на станцию вдоль параллельного железной дороге шоссе Алят - Баку также не имели успеха - с моря узкая полоска дороги к Волчьим воротам прекрасно простреливалась корабельной артиллерией Каспийской флотилии. Трофейный бронепоезд войск АДР "Азербайджан" так же не мог поддерживать наступавших из-за отсутствия технической воды для его обслуживания (M.Süleymanov, Qafqaz İslam Ordusu, s. 267).

На севере у Хырдалана продвинуться вообще не удалось.

Бои продолжились ранним утром 2 августа с "дуэли" между прикрывавшим станцию Баладжары бронепоездом Центрокаспия и батареей войск АДР, на участке между поселком Хырдалан и ж.д. станцией Баладжары. Бронепоезд отступил, а поднявшиеся в атаку 29-й и 60-й батальоны 13-го пехотного полка быстро овладели важной высотой 788. Также был установлен контроль над телеграфными и телефонными линиями шедшими вдоль отрезка ж.д. Баку - Баладжары - Хырдалан, благодаря чему, появилась возможность отслеживать переговоры и сообщения противника. Артиллерия турок и АДР умолкла - снарядов нет. Бои прекращаются. На юге удалось продвинуться до Сангачал.

В ночь на 3 августа войска Центрокасия предпринимают безуспешную контратаку силами до двух батальонов в направлении позиций 13-го турецкого пехотного полка. Целью видимо было отбить участок ж.д. между Хырдаланом и Баладжары.

Утром 3 августа 1918 г. Мурсель-паша обращается к командованию войск Цетнрокаспия с предложением сложить оружие. Депеша была доставлена парламентерами властям города парламентерами. предоставлялись гарантии безопасности мирного населения вне зависимости от национальности и вероисповедания, а также гарантии возможности покинуть город беспрепятственно для тех кто захочет. Ответа получено не было. Видимо потому, что Бичерахов (которого кстати эсеры и меньшевики "перехватили" по пути в Дербенд и назначили командующим) в этот день начал тщетную попытку прорваться к Баку с севера, из Хачмаза. Сообщение о начавшемся наступлении было опубликовано листовками на русском и армянском языках и расространено среди жителей города, что вызвало немалое воодушевление.

Также Центрокаспий плыл "спасать" британский полковник Стокс, прибывший из Энзели 4 августа - семь малых кораблей. Ожидали более серьезных подкреплений - захваченные в плен британцы говорили о 3-4 тысячах солдат Денстервиля, которых ждали со дня на день (Денствервиль со своими силами прибыл 17 августа).

4 августа войска АДР полковника Салимова (южная группа войск Нури-паши) овладела ж.д. станцией Пута и соединилась с северной группой наступавших. Теперь это был сплошной фронт по гребням холмов вокруг Баку.

Диспозиция на конец дня 4 августа 1918 г. была такова.

Север:

13-й турецкий пехотный полк (в первой линии у Волчьих ворот - 4-й, 46-й, 30-й батальоны, в резерве придан 2-й батальон 38-го турецкого пехотного полка). Артиллерия приданная полку стоит на правом фланге - 4 гаубицы, 6 пушек Шнайдера, 4 русские полевые пушки (троф.), 3 русские горные гаубицы (троф.).

10-й турецкий пехотный полк (в первой линии, между 13-м пехотным полком и поселком Хырдалан - 29-й и 60-й батальоны, в резерве придан 1-й батальон 38-го турецкого пехотного полка). Артиллерия приданная полку - 8 гаубиц.

Резерв северной группы составляли 25-й, 26-й, 28-й отдельные турецкие пехотные батальоны, Шекинский и Лезгинский кавалерийские полки войск АДР (поселок Маштага), два батальона азербайджанских добровольцев Зехни-бека (прикрывают левый фланг, со стороны Сумгаита и дороги на Хачмаз) и несколько взводов пулеметчиков.

Юг:

Бронепоезд "Азербайджан" войск АДР (ж.д. станция Пута), инженерный взвод (там же), один батальон охраны прибрежной полосы у Алят с приданным ему кавалерийским отрядом и двумя полевыми пушками.

Из сообщения штаба войск Центрокаспия от 6 августа:

"4 августа после пятидневного упорного боя наши войска отошли на последний гребень возвышения, лежащего за г. Баку. 5 августа с рассветом, овладев высотой Патамдар, турки стали спускаться к Биби-Эйбату и постепенно его занимать. Другая их колонна подошла к Биби-Эйбату со стороны сел. Шихово. На окраине Биби-Эйбата завязался горячий бой, который окончился отходом наших войск на гребень, окружающий Биби-Эйбат с севера и востока, и к Баилову, то есть к окраине города…"

========================================

Перевод неполный, сделан юзером того форума Гейдаром Мирзаевым.

Ещё раз ссылка:

http://www.reibert.info/forum/showthread.php?t=93734

Там довольно много фотографий и карт военных действий. Здесь я вывесил основной текст, просто чтобы удобнее было обращаться.
Уважаемые форумчане. Я провел вариант более адекватный к реальному ходу событий. Мы мне в ответ различное цитирование.. Главный смысл моей публикации- я "ЗА" помятник Нури-паше в Баку. Причины я пытался объяснить в свой статье..

Станислав Тарасов вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.05.2010, 00:47   #22
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Станислав Тарасов Посмотреть сообщение
Уважаемые форумчане. Я провел вариант более адекватный к реальному ходу событий. Мы мне в ответ различное цитирование.. Главный смысл моей публикации- я "ЗА" помятник Нури-паше в Баку. Причины я пытался объяснить в свой статье..
Да этот текст живёт себе отдельной от Вашей статьи жизнью. Он нам нужен просто для стыковки нестыкующихся у Вас дат и связи между бессвязными событиями и для выяснения, что же происходило в реальности на территории. Этот текст - как справочник. Не более того.

Давайте, вернёмся к моим вопросам по Вашей статье.

Про памятник - тоже потом.

Может быть, мне задавать вопросы осторожнее - по одному? Задам - подожду ответа, задам - потом снова ответ... Только надо как-то договориться, что пока мы обсуждаем Ваш текст, мы не отвлекаемся на посторонние темы.


Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Xan (10.08.2010)
Старый 25.05.2010, 03:10   #23
Местный
 
Регистрация: 17.09.2006
Сообщений: 5,478
Сказал(а) спасибо: 661
Поблагодарили 1,303 раз(а) в 834 сообщениях
Вес репутации: 67
thundergirl на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Тайная жизнь" Нури Паши.
Что означают кавычки?

По изложенному.
Как это обычно у Станислава Тарасова, все притянуто за уши.

Цитата:
Но главное в том, что войска во главе с Нури-пашой начали широкое продвижение из Гянджи в сторону Баку только тогда, когда в июле 1918 года стала поступать информация о готовящемся там перевороте в целях отстранения от власти лидера Баксовета Шаумяна.
Цитата:
4 августа 1918 года в Баку высадился первый британский отряд под командованием полковника Стокса. И только тогда, когда это произошло, Нури-паша получил приказ наступать в Баку. Решающий штурм города Кавказской исламской армией начался утром 15 сентября.
Здесь автор демонстритрует полную отстраненность от исторических фактов: еше в середине июня войска Бакинского Совета начали наступление на Гейчайском и Кюрдамирском направлениях, но уже в конце июня были отброшены Кавказской Исламской армией - 1 июля Гейчай и Карамарьям были освобождены. 10 июля был освобожден Кюрдамир. 20 июля была освобождена Шемаха. Таким образом, военные действия до падения Бакинской комунны шли полтора месяца.
Тов. Тарасову известно, что от Гянджи до Шемахи более 200 км., а от Шемахи до Баку всего 120 км.?
Вопрос, конечно, риторический.


thundergirl вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Xan (10.08.2010), Ziyadli (25.05.2010)
Старый 25.05.2010, 09:56   #24
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,337
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Станислав Тарасов Посмотреть сообщение
Точно: Баксовет наступал с восточного направления.Опечатка пардон..Жаль..
Ничего страшного. Бывает. Просто нужно было дать продвинутому географу из Регнума, чтобы он вычитал текст перед публикацией.

Однако, тогда следующий вопрос в этом же абзаце Вы пишете:

Цитата:
Тогда и было принято решение начать военное наступление силами Баксовета на Тифлис с западного направления, с севера должны были действовать части Красной Армии во главе с Серго Орджоникидзе, а грузино-азербайджанскую границу должен был блокировать Нури- паша. Это был совместный советско-германский оперативный план, в котором, согласно условиям Брестского договора, Москва, Берлин и Стамбул выступали в качестве союзников.
От кого должен был блокировать грузино-азербайджанскую границу Нури-паша? От Грузии? От Азербайджана? От России? От Армении?

Чтобы было яснее, о чем вопрос. Если Нури-паша по совместному с Берлином и Москвой плану блокировал границу Грузии, то наступление войск Баксовета нельзя назвать наступлением, а подкреплением войск Нури-паши - против Грузии. Если блокировалась граница против наступающих войск Баксовета, то тогда согласованность действий Москвы и Стамбула ставится под вопрос.

Итак, снова вопрос: от кого собирался блокировать грузино-азербайджанскую границу Нури-паша?

Может быть, слово "блокировать" тоже ошибочно? Может быть, Нури-паша занял Гянджу для каких-то других целей?


Ашина вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Molla Nəsrəddin (25.05.2010)
Старый 25.05.2010, 15:07   #25
Местный
 
Регистрация: 01.09.2008
Сообщений: 140
Сказал(а) спасибо: 6
Поблагодарили 14 раз(а) в 13 сообщениях
Вес репутации: 12
Rasim на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Что то я не понял с какого такого "восточного направления" должны были наступать войска Баксовета(??) на Тбилисо? С гор Большого Кавказа что ли? Вы меня извините Станислав муаллим, но что то с географией у вас не в порядке.
И почему это они должны были действовать вместе с войсками Нури паши? Это в свете того что буквально через пару недель они оказались по разную сторону баррикад.

Rasim вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
культурное наследие Кавказской Албании Toral Этнография 43 06.04.2011 13:24
1918. Освобождение Баку Кавказской исламской армией Турции. Turku Kettola История и Этнография 39 02.11.2008 19:09
Имена исламской цивилизации Turku Kettola Ислам от А до Я 0 01.05.2008 14:41
Памятники Исламской Архитектуры dunga Путешествия по Азербайджану и миру 4 16.01.2008 18:32


Текущее время: 08:42. Часовой пояс GMT +5.

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Rambler's Top100  

Голос Тюркского мира Кавказский полигон