Вернуться   ::AzeriTriColor-Форум:: > Азеритриколор > Наука, культура, искусство, литература

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 17.04.2007, 15:05   #1
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,136
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 64
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Открыл тему здесь, т.к. счел вопрос ближе к этому разделу.
Хотя - на усмотрение модератора.




Прочел недавно нашумевшую работу С.Хантингтона о столкновении цивилизаций. Со многим согласен.
Приведу неско коротких выдержек, а потом можем обменяться мнениями - кто захочет.


------------------------------------------------
Я полагаю, что в нарождающемся мире основным источником конфликтов будет уже не идеология и не экономика. Важнейшие границы, разделяющие человечество, и преобладающие источники конфликтов будут определяться культурой. Нация-государство останется главным действующим лицом в международных делах, но наиболее значимые конфликты глобальной политики будут разворачиваться между нациями и группами, принадлежащими к разным цивилизациям. Столкновение цивилизаций станет доминирующим фактором мировой политики. Линии разлома между цивилизациями – это и есть линии будущих фронтов.

------------------------------------------------

Конфликты между правителями, нациями-государствами и идеологиями были главным образом конфликтами западной цивилизации. У. Линд назвал их “гражданскими войнами Запада”. Это столь же справедливо в отношении холодной войны, как и в отношении мировых войн, а также войн XVII, XVIII, XIX столетий. С окончанием холодной войны подходит к концу и западная фаза развития международной политики. В центр выдвигается взаимодействие между Западом и незападными цивилизациями. На этом новом этапе народы и правительства незападных цивилизаций уже не выступают как объекты истории – мишень западной колониальной политики, а наряду с Западом начинают сами двигать и творить историю.

--------------------------------------------------



Идентичность на уровне цивилизации будет становиться все более важной, и облик мира будет в значительной мере формироваться в ходе взаимодействия семи-восьми крупных цивилизаций. К ним относятся западная, конфуцианская, японская, исламская, индуистская, православно-славянская, латиноамериканская и, возможно, африканская цивилизации. Самые значительные конфликты будущего развернутся вдоль линий разлома между цивилизациями. Почему?
Во-первых, различия между цивилизациями не просто реальны. Они – наиболее существенны. Цивилизации несхожи по своей истории, языку, культуре, традициям и, что самое важное, – религии. Люди разных цивилизаций по-разному смотрят на отношения между Богом и человеком, индивидом и группой, гражданином и государством, родителями и детьми, мужем и женой, имеют разные представления о соотносительной значимости прав и обязанностей, свободы и принуждения, равенства и иерархии. Эти различия складывались столетиями. Они не исчезнут в обозримом будущем. Они более фундаментальны, чем различия между политическими идеологиями и политическими режимами. Конечно, различия не обязательно предполагают конфликт, а конфликт не обязательно означает насилие. Однако в течение столетий самые затяжные и кровопролитные конфликты порождались именно различиями между цивилизациями.
Во-вторых, мир становится более тесным. Взаимодействие между народами разных цивилизаций усиливается. Это ведет к росту цивилизационного самосознания, к углублению понимания различий между цивилизациями и общности в рамках цивилизации. Североафриканская иммиграция во Францию вызвала у французов враждебное отношение, и в то же время укрепила доброжелательность к другим иммигрантам – “добропорядочным католикам и европейцам из Польши”. Американцы гораздо болезненнее реагируют на японские капиталовложения, чем на куда более крупные инвестиции из Канады и европейских стран. Вес происходит по сценарию, описанному Д. Хорвицем: “В восточных районах Нигерии человек народности ибо может быть ибо-оуэрри, либо же ибо-онича. Но в Лагосе он будет просто ибо. В Лондоне он будет нигерийцем. А в Нью-Йорке – африканцем”. Взаимодействие между представителями разных цивилизаций укрепляет их цивилизационное самосознание, а это, в свою очередь, обостряет уходящие в глубь истории или, по крайней мере, воспринимаемые таким образом разногласия и враждебность.
В-третьих, процессы экономической модернизации и социальных изменений во всем мире размывают традиционную идентификацию людей с местом жительства, одновременно ослабевает и роль нации-государства как источника идентификации. Образовавшиеся в результате лакуны по большей части заполняются религией, нередко в форме фундаменталистских движений. Подобные движения сложились не только в исламе, но и в западном христианстве, иудаизме, буддизме, индуизме. В большинстве стран и конфессий фундаментализм поддерживают образованные молодые люди, высококвалифицированные специалисты из средних классов, лица свободных профессий, бизнесмены. Как заметил Г. Вайгель, “десекуляризация мира – одно из доминирующих социальных явлений конца XX в.” Возрождение религии, или, говоря словами Ж. Кепеля, “реванш Бога”, создает основу для идентификации и сопричастности с общностью, выходящей за рамки национальных границ – для объединения цивилизаций.
В-четвертых, рост цивилизационного самосознания диктуется раздвоением роли Запада. С одной стороны, Запад находится на вершине своего могущества, а с другой, и возможно как раз поэтому, среди незападных цивилизаций происходит возврат к собственным корням. Все чаще приходится слышать о “возврате в Азию” Японии, о конце влияния идей Неру и “индуизации” Индии, о провале западных идей социализма и национализма и “реисламизации” Ближнего Востока, а в последнее время и споры о вестернизации или же русификации страны Бориса Ельцина. На вершине [c.35] своего могущества Запад сталкивается с незападными странами, у которых достаточно стремления, воли и ресурсов, чтобы придать миру незападный облик.



__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.04.2007, 15:12   #2
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,136
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 64
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

В классовых и идеологических конфликтах ключевым был вопрос: “На чьей ты стороне?” И человек мог выбирать – на чьей он стороне, а также менять раз избранные позиции. В конфликте же цивилизаций вопрос ставится иначе: “Кто ты такой?” Речь идет о том, что дано и не подлежит изменениям... Человек может быть полу-французом и полу-арабом, и даже гражданином обеих этих стран. Куда сложнее быть полу-католиком и полу-мусульманином.

-----------------------------------------------------

Определяя собственную идентичность в этнических или религиозных терминах, люди склонны рассматривать отношения между собой и людьми другой этнической принадлежности и конфессии как отношения “мы” и “они”. Конец идеологизированных государств в Восточной Европе и на территории бывшего СССР позволил выдвинуться на передний план традиционным формам этнической идентичности и противоречий. Различия в культуре и религии порождают разногласия по широкому кругу политических вопросов, будь то права человека или эмиграция, коммерция или экология. Географическая близость стимулирует взаимные территориальные претензии от Боснии до Минданао. Но что наиболее важно – попытки Запада распространить свои ценности: демократию и либерализм – как общечеловеческие, сохранить военное превосходство и утвердить свои экономические интересы наталкиваются на сопротивление других цивилизаций. Правительствам и политическим группировкам все реже удается мобилизовать население и сформировать коалиции на базе идеологий, и они все чаще пытаются добиться поддержки, апеллируя к общности религии и цивилизации.
Таким образом, конфликт цивилизаций разворачивается на двух уровнях. На микроуровне группы, обитающие вдоль линий разлома между цивилизациями, ведут борьбу, зачастую кровопролитную, за земли и власть друг над другом. На макроуровне страны, относящиеся к разным цивилизациям, соперничают из-за влияния в военной и экономической сфере, борются за контроль над международными организациями и третьими странами, стараясь утвердить собственные политические и религиозные ценности.


-----------------------------------------------------



Уже 13 веков тянется конфликт вдоль линии разлома между западной и исламской цивилизациями. Начавшееся с возникновением ислама продвижение арабов и мавров на Запад и на Север завершилось лишь в 732 г. На протяжении XI-XIII веков крестоносцы с переменным успехом пытались принести в Святую Землю христианство и установить там христианское правление. В XIV-XVII столетии инициативу перехватили турки-османы. Они распространили свое господство на Ближний Восток и на Балканы, захватили Константинополь и дважды осаждали Вену. Но в XIX -начале XX в. власть турок-османов стала клониться к упадку. Большая часть Северной Африки и Ближнего Востока оказалась под контролем Англии, Франции и Италии.
По окончании второй мировой войны настал черед отступать Западу. Колониальные империи исчезли. Заявили о себе сначала арабский национализм, а затем и исламский фундаментализм. Запад попал в тяжкую зависимость от стран Персидского залива, снабжавших его энергоносителями, – мусульманские страны, богатые нефтью, богатели деньгами, а если желали, то и оружием. Произошло несколько войн между арабами и Израилем, созданным по инициативе Запада. На протяжении 50-х годов Франция почти непрерывно вела кровопролитную войну в Алжире. В 1956 г британские и французские войска вторглись в Египет. В 1958 г. американцы вошли в Ливан. Впоследствии они неоднократно туда возвращались, а также совершали нападения на Ливию и участвовали во многочисленных военных столкновениях с Ираном. В ответ на это арабские и исламские террористы при поддержке по меньшей мере трех ближневосточных правительств воспользовались оружием слабых и стали взрывать западные самолеты, здания и захватывать заложников. Состояние войны между Западом и арабскими странами достигло апогея в 1990 г., когда США направили в Персидский залив многочисленную армию – защищать одни арабские страны – от агрессии других. По окончании этой войны планы НАТО составляются с учетом потенциальной опасности и нестабильности вдоль “южных границ”.
Военная конфронтация между Западом и исламским миром продолжается целое столетие, и нет намека на ее смягчение. Скорее наоборот, она может еще больше обостриться. Война в Персидском заливе заставила многих арабов почувствовать гордость – Саддам Хусейн напал на Израиль и оказал сопротивление Западу. Но она же породила и чувства унижения и обиды, вызванные военным присутствием Запада в Персидском заливе, его силовым превосходством и своей очевидной неспособностью определять собственную судьбу. К тому же многие арабские страны – не только экспортеры нефти – подошли к такому уровню экономического и социального развития, который несовместим с автократическими формами правления. Попытки ввести там демократию становятся все настойчивее. Политические системы некоторых арабских стран приобрели определенную долю открытости. Но это идет на пользу главным образом исламским фундаменталистам. Короче говоря, в арабском мире западная демократия усиливает антизападные политические силы. Возможно это преходящее явление, но оно несомненно усложняет отношения между исламскими странами и Западом.


--------------------------------------------------


Эти отношения осложняются и демографическими факторами. Стремительный рост населения в арабских странах, особенно в Северной Африке, увеличивает эмиграцию в страны Западной Европы. В свою очередь наплыв эмигрантов, происходящий на фоне постепенной ликвидации внутренних границ между западноевропейскими странами, вызвал острое политическое неприятие. В Италии, Франции и Германии расистские настроения приобретают все более открытую форму а начиная с 1990 г. постоянно нарастают политическая реакция и насилие в отношении арабских и турецких эмигрантов.
Обе стороны видят во взаимодействии между исламским и западным миром конфликт цивилизации. “Западу наверняка предстоит конфронтация с мусульманским миром, – пишет индийский журналист мусульманского вероисповедания М. Акбар. – Уже сам факт широкого распространения исламского мира от Магриба до Пакистана приведет к борьбе за новый мировой порядок”. К сходным выводам приходит и Б. Льюис: “Перед нами настроение и движение совершенно иного уровня, неподвластные контролю политики и правительств, которые хотят их использовать. Это ни много ни мало конфликт цивилизаций – возможно, иррациональная, но исторически обусловленная реакция нашего древнего соперника против нашей иудео-христианской традиции, нашего мирского настоящего и глобальной экспансии того и другого”

-----------------------------------------------------

ЗАПАД ПРОТИВ ОСТАЛЬНОГО МИРА
По отношению к другим цивилизациям Запад находится сейчас на вершине своего могущества. Вторая сверхдержава – в прошлом его оппонент, исчезла с политической карты мира. Военный конфликт между западными странами немыслим, военная мощь Запада не имеет равных. Если не считать Японии, у Запада нет экономических соперников. Он главенствует в политической сфере, в сфере безопасности, а совместно с Японией – ив сфере экономики. Мировые политические проблемы и проблемы безопасности эффективно разрешаются под руководством США, Великобритании и Франции, мировые экономические проблемы – под руководством США, Германии и Японии. Все эти страны имеют самые тесные отношения друг с другом, не допуская в свой круг страны поменьше, почти все страны незападного мира. Решения, принятые Советом Безопасности ООН или Международным валютным фондом и отражающие интересы Запада, подаются мировой общественности как соответствующие насущным нуждам мирового сообщества. Само выражение “мировое сообщество” превратилось в эвфемизм, заменивший выражение “свободный мир”. Оно призвано придать общемировую легитимность действиям, отражающим интересы США и других западных стран4. При посредстве МВФ и других международных экономических организаций Запад реализует свои экономические интересы и навязывает другим странам экономическую политику по собственному усмотрению. В незападных странах МВФ, несомненно, пользуется поддержкой министров финансов и кое-кого еще, но подавляющее большинство населения имеете нем самое нелестное мнение. Г. Арбатов охарактеризовал чиновников МВФ как “необольшевиков, с удовольствием отнимающих деньги у других людей, навязывающих им недемократические и чуждые правила экономического и политического поведения и лишающих их экономической свободы”.
Запад доминирует в Совете Безопасности ООН, и его решения, лишь иногда смягчаемые вето со стороны Китая, обеспечили Западу законные основания для использования силы от имени ООН с тем, чтобы изгнать Ирак из Кувейта и уничтожить сложные виды его вооружений, а также способность производить такого рода вооружения. Беспрецедентным было и выдвинутое США, Великобританией и Францией от имени Совета Безопасности требование к Ливии выдать подозреваемых во взрыве самолета авиакомпании “Панамерикан”. Когда Ливия отказалась выполнить это требование, на нее были наложены санкции. Разбив самую мощную из арабских армий, Запад без колебаний стал всем своим весом давить на арабский мир. По сути дела Запад использует международные организации, военную мощь и финансовые ресурсы для того, чтобы править миром, утверждая свое превосходство, защищая западные интересы и утверждая западные политические и экономические ценности.
Так, по крайней мере, видят сегодняшний мир незападные страны, и в их взгляде есть значительная доля истины. Различия в масштабах власти и борьба за военную, экономическую и политическую власть являются, таким образом, одним из источников конфликта между Западом и другими цивилизациями. Другой источник конфликта – различия в культуре, в базовых ценностях и верованиях. В. С. Нейпол утверждал, что западная цивилизация – универсальна и годится для всех народов. На поверхностном уровне многое из западной культуры действительно пропитало остальной мир. Но на глубинном уровне западные представления и идеи фундаментально отличаются от тех, которые присущи другим цивилизациям. В исламской, конфуцианской, японской, индуистской, буддистской и православной культурах почти не находят отклика такие западные идеи, как индивидуализм, либерализм, конституционализм, права человека, равенство, свобода, верховенство закона, демократия, свободный рынок, отделение церкви от государства. Усилия Запада, направленные на пропаганду этих идей, зачастую вызывают враждебную реакцию против “империализма прав человека” и способствуют укреплению исконных ценностей собственной культуры. Об этом, в частности, свидетельствует поддержка религиозного фундаментализма молодежью незападных стран. Да и сам тезис о возможности “универсальной цивилизации” – это западная идея. Она находится в прямом противоречии с партикуляризмом большинства азиатских культур, с их упором на различия, отделяющие одних людей от других. И действительно, как показало сравнительное исследование значимости ста ценностных установок в различных обществах, “ценности, имеющие первостепенную важность на Западе, гораздо менее важны в остальном мире”5. В политической сфере эти различия наиболее отчетливо обнаруживаются в попытках Соединенных Штатов и других стран Запада навязать народам других стран западные идеи демократии и прав человека. Современная демократическая форма правления исторически сложилась на Западе. Если она и утвердилась кое-где в незападных странах, то лишь как следствие западного колониализма или нажима.
Судя по всему, центральной осью мировой политики в будущем станет конфликт между “Западом и остальным миром”, как выразился К. Махбубани, и реакция незападных цивилизаций на западную мощь и ценности6. Такого рода реакция, как правило, принимает одну из трех форм, или же их сочетание.
Во-первых, и это самый крайний вариант, незападные страны могут последовать примеру Северной Кореи или Бирмы и взять курс на изоляцию – оградить свои страны от западного проникновения и разложения и в сущности устраниться от участия в жизни мирового сообщества, где доминирует Запад. Но за такую политику приходится платить слишком высокую цену, и лишь немногие страны приняли ее в полном объеме.
Вторая возможность – попробовать примкнуть к Западу и принять его ценности и институты. На языке теории международных отношений это называется “вскочить на подножку поезда”.Третья возможность – попытаться создать противовес Западу, развивая экономическую и военную мощь и сотрудничая с другими незападными странами против Запада. Одновременно можно сохранять исконные национальные ценности и институты – иными словами, модернизироваться, но не вестернизироваться.



__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.04.2007, 15:14   #3
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,136
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 64
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

КОНФУЦИАНСКО-ИСЛАМСКИЙ БЛОК
Препятствия, встающие на пути присоединения незападных стран к Западу, варьируются по степени глубины и сложности. Для стран Латинской Америки и Восточной Европы они не столь уж велики. Для православных стран бывшего Советского Союза – гораздо значительнее. Но самые серьезные препятствия встают перед мусульманскими, конфуцианскими, индуистскими и буддистскими народами. Японии удалось добиться единственной в своем роде позиции ассоциированного члена западного мира; в каких-то отношениях она входит в число западных стран, но несомненно отличается от них по своим важнейшим измерениям. Те страны, которые по соображениям культуры или власти не хотят или не могут присоединиться к Западу, конкурируют с ним, наращивая собственную экономическую, военную и политическую мощь. Они добиваются этого и за счет внутреннего развития, и за счет сотрудничества с другими незападными странами. Самый известный пример такого сотрудничества – конфуцианско-исламский блок, сложившийся как вызов западным интересам, ценностям и мощи.

Конфликт между Западом и конфуцианско-исламскими государствами в значительной мере (хотя и не исключительно) сосредоточен вокруг проблем ядерного, химического и биологического оружия, баллистических ракет и других сложных средств доставки такого оружия, а также систем управления, слежения и иных электронных средств поражения целей. Запад провозглашает принцип нераспространения как всеобщую и обязательную норму, а договоры о нераспространении и контроль – как средство реализации этой нормы. Предусмотрена система разнообразных санкций против тех, кто способствует распространению современных видов оружия, и привилегий тем, кто соблюдает принцип нераспространения. Естественно, что основное внимание уделяется странам, которые настроены враждебно по отношению к Западу или склонны к этому потенциально.
Со своей стороны незападные страны отстаивают свое право приобретать, производить и размещать любое оружие, которое они считают необходимым для собственной безопасности. Они в полной мере усвоили истину, высказанную министром обороны Индии в ответ на вопрос о том, какой урок он извлек из войны в Персидском заливе: “Не связывайтесь с Соединенными Штатами, если у вас нет ядерного оружия”. Ядерное, химическое и ракетное оружие рассматривается – возможно, ошибочно – как потенциальный противовес колоссальному превосходству Запада в области обычных вооружений. Конечно, у Китая уже есть ядерное оружие. Пакистан и Индия могут его разместить на своих территориях. Северная Корея, Иран, Ирак, Ливия и Алжир явно пытаются приобрести его. Высокопоставленный иранский чиновник заявил, что все мусульманские страны должны обладать ядерным оружием, а в 1988 г. президент Ирана якобы издал указ с призывом производить “химическое, биологическое и радиологическое оружие, наступательное и оборонительное”.
Важную роль в создании антизападного военного потенциала играет расширение военной мощи Китая и его способности наращивать ее и в дальнейшем. Благодаря успешному экономическому развитию, Китай постоянно увеличивает военные расходы и энергично модернизирует свою армию. Он покупает оружие у стран бывшего Советского Союза, проводит работы по созданию собственных баллистических ракет дальнего радиуса действия, и в 1992 г. провел испытательный ядерный взрыв мощностью в одну мегатонну. Проводя политику расширения своего влияния, Китай разрабатывает системы дозаправки в воздухе и приобретает авианосцы. Военная мощь Китая и его притязания на господство в Южно-Китайском море порождают гонку вооружений в Юго-Восточной Азии. Китай выступает в роли крупного экспортера оружия и военных технологий. Ливии и Ираку он поставляет сырье, которое может быть использовано для производства ядерного оружия и нервно-паралитических газов. С его помощью в Алжире был построен реактор, пригодный для проведения исследований и производства ядерного оружия. Китай продал Ирану ядерную технологию, которая, по мнению американских специалистов, может использоваться только для производства оружия. Пакистану Китай поставил детали ракет с 300-мильным радиусом действия. Уже некоторое время программа производства ядерного оружия разрабатывается в Северной Корее – известно, что эта страна продала Сирии и Ирану новейшие виды ракет и ракетную технологию. Как правило, поток оружия и военных технологий идет из Юго-Восточной Азии в сторону Ближнего Востока. Но есть и некоторое движение в противоположном направлении. Ракеты “Стингер”, к примеру, Китай получил из Пакистана.
Таким образом, сложился конфуцианско-исламский военный блок. Его цель – содействовать своим членам в приобретении оружия и военных технологий, необходимых для создания противовеса военной мощи Запада. Будет ли он долговечным – неизвестно. Но на сегодня, это, как выразился Д. Маккерди, – “союз изменников, возглавляемый распространителями ядерного оружия и их сторонниками”. Между исламско-конфуцианскими странами и Западом разворачивается новый виток гонки вооружений. На предыдущем этапе каждая сторона разрабатывала и производила оружие с целью добиться равновесия или превосходства над другой стороной. Сейчас же одна сторона разрабатывает и производит новые виды оружия, а другая пытается ограничить и предотвратить такое наращивание вооружений, одновременно сокращая собственный военный потенциал.

--------------------------------------------------


ВЫВОДЫ ДЛЯ ЗАПАДА
В данной статье отнюдь не утверждается, что цивилизационная идентичность заменит все другие формы идентичности, что нации-государства исчезнут, каждая цивилизация станет политически единой и целостной, а конфликты и борьба между различными группами внутри цивилизаций прекратятся. Я лишь выдвигаю гипотезу о том, что 1) противоречия между цивилизациями важны и реальны; 2) цивилизационное самосознание возрастает; 3)конфликт между цивилизациями придет на смену идеологическим и другим формам конфликтов в качестве преобладающей формы глобального конфликта; 4) международные отношения, исторически являвшиеся игрой в рамках западной цивилизации, будут все больше девестернизироваться и превращаться в игру, где незападные цивилизации станут выступать не как пассивные объекты, а как активные действующие лица; 5) эффективные международные институты в области политики, экономики и безопасности будут складываться скорее внутри цивилизаций, чем между ними; 6) конфликты между группами, относящимися к разным цивилизациям, будут более частыми, затяжными и кровопролитными, чем конфликты внутри одной цивилизации; 7) вооруженные конфликты между группами, принадлежащими к разным цивилизациям, станут наиболее вероятным и опасным источником напряженности, потенциальным источником мировых войн; 8) главными осями международной политики станут отношения между Западом и остальным миром; 9) политические элиты некоторых расколотых незападных стран постараются включить их в число западных, но в большинстве случаев им придется столкнуться с серьезными препятствиями; 10) в ближайшем будущем основным очагом конфликтов будут взаимоотношения между Западом и рядом исламско-конфуцианских стран.
Это не обоснование желательности конфликта между цивилизациями, а предположительная картина будущего.
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.04.2007, 10:18   #4
Местный
 
Регистрация: 09.01.2007
Адрес: Баку
Сообщений: 412
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 16
Heydar на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

В целом Хантингтон, в отличии от Йукуяфму, не ошибся. А именно, история не окончена, а как раз таки продолжается. И продолжаться будет в русле, описанном в "Столкновении цивилизаций". Но есть некторые моменты, с которыми можно не согласиться.

Я полагаю, что в нарождающемся мире основным источником конфликтов будет уже не идеология и не экономика. Важнейшие границы, разделяющие человечество, и преобладающие источники конфликтов будут определяться культурой. Нация-государство останется главным действующим лицом в международных делах, но наиболее значимые конфликты глобальной политики будут разворачиваться между нациями и группами, принадлежащими к разным цивилизациям. Столкновение цивилизаций станет доминирующим фактором мировой политики. Линии разлома между цивилизациями – это и есть линии будущих фронтов.

- Тут Хантинготн прав, однако следует участь, что роль национальных государств все меньше и меньше оказывает влияние на глобальную политику. Увеличивающаяся виртуализация мирового пространства вместе с растущей ролью ТНК приведет к тому, что носителями цивиллизационных смыслов будут уже не национальные государства, а глобальные сети (interest groups), не имеющие различия в национальности, религия, однако, будет занимать все больше и больше места в переносе этих смыслов. Разница будет не между теми кто верит в Христа или в Аллаха, а между теми, кто пьет Колу или Чай.
__________________
Что делать законам там, где царствуют одни деньги? (Гай Арбитр Петроний)

Heydar вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.04.2007, 10:28   #5
Местный
 
Регистрация: 09.01.2007
Адрес: Баку
Сообщений: 412
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 16
Heydar на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Если Вас эта тема интересует, советую приобрести в Академкниге книгу С.Переслегина "Самоучитель игры на мировой шахматной доске". Несмотря на несколько несерьезное название, книга представляет собой фундаментальный труд, где Хантингтон раскладывается по полочкам.

Конечно же, самым фундаментальным произведением на эту тему среди русскоязычных публицистов является книга Александра Дугина "Основы геополитики". Я близко знаком с Дугиным. Верней, состою с ним в переписке уже несколько лет. После того, как я прочитал его эту книгу, я решил написать ему, так и началось. ОЧень интересный человек. Я не видел ни одного прогноза, который бы он дал, и тот бы не сбылся. Видимо потому он так раскрутился и сейчас у него свой спутниковый канал, издательский дом, сайт, политическое движение и прочее. Играет роль "теневого" советника Путина по вопросам геополитики, геоэкономики и стратегического системного строения внутрироссийского пространства.

Это - его первая книга, и вышла она благодаря спонсорской поддержке одного азербайджанца с Лужников, который очень хорошо дружил с Дугиным. Если Вас интересует, Вы можете зайти на ссылки:

www.evrazia.org
www.arcto.ru

Я приятно удивлен тем, что на это сайте хоть кто-то читает Хантингтона. Дело в том, что по моему наблюдению, дискусии на тему "Однополая любовь", "World Sex Guide", "РЕцензии на фильмы" и прочая дребедень пользуютс тут большим успехом, нежели Хантингтон, Манускрипт Войнича, Альтернативная История или Кольцо Тоттенкопф СС.
__________________
Что делать законам там, где царствуют одни деньги? (Гай Арбитр Петроний)

Heydar вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.04.2007, 10:42   #6
Местный
 
Регистрация: 24.07.2006
Сообщений: 3,215
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 2 раз(а) в 2 сообщениях
Вес репутации: 45
Mortima на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

<div class='quotetop'>Цитата(Heydar @ 20.4.2007, 10:28) [snapback]52642[/snapback]</div>
Цитата:
Я приятно удивлен тем, что на это сайте хоть кто-то читает Хантингтона. Дело в том, что по моему наблюдению, дискусии на тему "Однополая любовь", "World Sex Guide", "РЕцензии на фильмы" и прочая дребедень пользуютс тут большим успехом, нежели Хантингтон, Манускрипт Войнича, Альтернативная История или Кольцо Тоттенкопф СС.
[/b]
форум для обсуждения широкого спектра тем. Если не считаете интересным - можете не заходить и не читать. А высокомерно-снисходительный тон, типа "я интеллектуал, а вы всякую дребедень читаете", недопустим
__________________

Занятие ерундой на рабочем месте развивает боковое зрение, слух и
бдительность в целом

Mortima вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.04.2007, 12:00   #7
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,136
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 64
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Heydar

Увеличивающаяся виртуализация мирового пространства вместе с растущей ролью ТНК приведет к тому, что носителями цивиллизационных смыслов будут уже не национальные государства, а глобальные сети (interest groups), не имеющие различия в национальности, ...

--------------------------

Приветствую Вас, уважаемый.
Не могли бы немного "раскрыть" свои представления ?
Что конкретней Вы имеете ввиду под определением "глобальные сети" ?
Чисто экономически-финансовые конкурирующие институты ?

__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.04.2007, 14:02   #8
Местный
 
Регистрация: 01.09.2006
Сообщений: 5,202
Сказал(а) спасибо: 137
Поблагодарили 345 раз(а) в 239 сообщениях
Вес репутации: 65
IuM на пути к лучшему
Мои фотоальбомы
Отправить сообщение для IuM с помощью AIM Отправить сообщение для IuM с помощью Yahoo

По умолчанию

Гейдар, вы несправедливы.

Я с огромным удовольствием читал и принимал участие в ваших темах. Вспомните также и Мадьяра, Садикса. Были и другие, просто всех не упомню.

Гейдар, так ведь каждому - свое. Зачем возмущаться, если народ предпочитает темы с определенной направленностью? Кстати, в теме о однополой любви было довольно много интересной инфы для меня.

Ладно... Но Хантингтона я не читал. Необразован есмь в геополитике. Тема интересная, просто не полностью в ней разобрался. Соображения свои выскажу позже. Боюсь только, что в мире начинают раскручиватся типичные предвоенные настроения.

Подискутируем потом. Лады?

IuM вне форума   Ответить с цитированием
Старый 21.04.2007, 15:20   #9
Местный
 
Аватар для Raven
 
Регистрация: 17.08.2006
Сообщений: 7,818
Сказал(а) спасибо: 273
Поблагодарили 443 раз(а) в 305 сообщениях
Вес репутации: 91
Raven на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию


Морти- ты забыла, у него еще МБА диплом, так что нам до него далеко
__________________
Если мужчина готов на всё ради женщины, значит, он её любит. Если женщина готова на всё ради мужчины, значит, она его родила.(c)

Raven вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.05.2007, 13:59   #10
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,136
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 64
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

26.05.2007 Война с терроризмом разделила мир


«Наш мир поляризован, как в разгар холодной войны, и, во многих отношениях, более опасен», - сказала Хан.Так называемая «война с терроризмом», объявленная президентом США Джорджем Бушем, разделила мир, приведя к серьезным нарушениям прав человека, и помогла ему консолидировать власть, утверждает организация Международная Амнистия в своем ежегодном отчете, опубликованном 23 мая.

«Война с терроризмом» и война в Ираке, с их длинным списком нарушений прав человека, привела к глубокому расколу, который бросает тень на международные отношения», говорит Ирене Хан (Irene Khan), секретарь Амнистии.

«Наш мир поляризован, как в разгар холодной войны, и, во многих отношениях, более опасен», сказала Хан

Вслед за атаками 11 сентября Буш развернул деятельность, которую он описывает как глобальную войну с терроризмом, развязав две войны, сначала против Афганистана, затем – Ирака, без санкции ООН.

С тех пор США и многие западные страны приняли драконовские законы во имя борьбы с террористами.

«Пагубные анти-террористические стратегии не много сделали для уменьшения угрозы насилия или обеспечения справедливости по отношению к жертвам терроризма, но сильно повредили соблюдению прав человека и законности во всем мире», - сказала Хан.

В своем последнем отчете, Национальный Антитеррористический Центр США указал, что мусульмане приняли на себя главный удар террористических нападений во всем мире, которые в 2006 выросли на 3 тыс. или 25%.

Он подтвердил, что оккупация Ирака и вторжение в Афганистан стали причиной сплочения террористов.

Без стыда

Международная Амнистия заявила, что многие правительства нарушают права человека во имя обеспечения безопасности, обвинив США и Буша в насаждении страха перед терроризмом для расширения своих исполнительных полномочий.

Амнистия признала США виновными в «потрясающем бесстыдстве», поскольку они, объявляя себя защитниками прав человека, нагло попирают международное законодательство.

«Ничто так убедительно не отображает глобальное нарушение прав человека, как объявленная США «война с терроризмом» и их план «чрезвычайных действий», который охватывает правительства таких далеких стран как Италия и Пакистан, Германия и Кения».

«Через пять лет после событий 11 сентября, в 2006, всплыло новое свидетельство того, что американская администрация воспринимает мир как одно гигантское поле боя для своей «войны с терроризмом», сказала Хан, имея ввиду похищения, аресты, незаконное задержание, пытки и перевод подозреваемых из одних секретных тюрьм в другие.

Сотни людей были переправлены Америкой и ее союзниками в страны, где применяются пытки, такие как Сирия, Иордания и Египет.

Амнистия также обвинила Вашингтон в игнорировании требований закрыть печально известную тюрьму Гуантанамо, где сотни подозреваемых содержатся без предъявления обвинений или в одиночном заключении.

Нетерпимость

Международная Амнистия утверждает, что анти-террористические меры разжигают дискриминацию и нетерпимость в странах Запада по отношению к мусульманам, арабам и другим этническим меньшинствам.

«Страх и враждебность с одной стороны, приводят к отчуждению и злобе, с другой», указывает Хан.

«Возрастающая поляризация играет на руку экстремистам с обеих сторон, не оставляя места терпимости и согласию».

Последний отчет, представленный Европейским мониторинговым центром по контролю над расизмом и ксенофобией, указывает, что мусульманские меньшинства в Европе сталкиваются с глубоко укоренившийся дискриминацией в вопросах работы, образования и быта.

----------------


Ну чем не дорога ведущая к концепции С.Хантингтона ?
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.06.2007, 15:55   #11
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,136
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 64
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию


Наткнулся на статью выдержанной именно в "хантингтоновском" полуапокалипсическом духе.




“Самоубийство Европы” - статья в немецком издании “Ди Вельт” за 9 февраля 2006-го.

“Многое из того, что мы неопределенно называем западным миром, нынешнее столетие не переживет. Возможно, на географических картах еще останутся регионы, которые будут называть Италией или Германией, как существующее все еще сооружение под названием собор Святой Софии в Стамбуле. Только это уже не собор, а всего лишь недвижимость. Италия и Германия тоже будут названиями недвижимости. Для тех, кто верит, что западная цивилизация, в конечном счете, лучше, чем любая другая альтернатива, проблема заключается в том, чтобы спасти, по крайней мере, часть Запада.
Так, почти все партии на Западе с увлечением занялись тем, что можно было бы назвать вторичными инстинктами общества, — заботой о здоровье, детях, родителях. Мы отдали вторичным инстинктам приоритет перед первичными, связанными с обороной страны, семьей, верой и, просто, с размножением — "Плодитесь и размножайтесь". Если нет, то вы не сможете оплатить все вторичные инстинкты. Конструкционная ошибка светских социал-демократических государств заключается в том, что им для того, чтобы сохранить себя, необходим уровень рождаемости религиозного общества. Проблема в том, что общества вторичных инстинктов ложно принимают свои слабости за силу или, по меньшей мере, за добродетели и потому проявляют жалкую несостоятельность в отношениях с такой могучей силой, как ислам.
Кстати, если мы действительно находимся в состоянии войны — допущение, которое не разделяет половина американцев и намного больше европейцев, — то тогда за что конкретно ведется эта война?
В мире существует много очагов пожара, но в принципе можно всегда безошибочно определить одну из сторон конфликта: мусульмане — против евреев в Палестине, мусульмане — против индусов в Кашмире, мусульмане — против христиан в Африке, мусульмане — против буддистов в Таиланде, мусульмане — против русских на Кавказе, мусульмане — против туристов на Бали. Как и защитники окружающей среды, эти парни мыслят глобально, но действуют на местном уровне. Они понимают, что на поле сражения им никогда не победить, но они просчитали шансы, заключающиеся в том, что надо затягивать дело до той поры, пока западная цивилизация не погибнет сама по себе.
Об этом идет речь в этой войне: о недостатке у нас цивилизаторской уверенности в себе. Прогрессивная программа — расточительные социальные блага, аборты, светскость, многообразие культур — все это вместе взятое — настоящее покушение на самоубийство. Например, характерным для многообразия культур является то, что не надо вообще ничего знать о других культурах. Все, что нужно, — считать другие культуры хорошими. Многообразие культур означает, что ваш ребенок разучивает песню какого-нибудь племени вместо "Тихой Ночи", но это не значит, что вы хотели бы жить в африканском обществе.
Мы беспокоимся не о тех вещах. В своем новаторском исследовании "Границы роста", появившемся в 1972 году, "Римский клуб" заявлял, что к 1993 году будут исчерпаны запасы золота, ртути, цинка, нефти, меди, свинца и газа. Ничего подобного не произошло. Если говорить точно, то мы купаемся в ресурсах, но исчезают люди — действительно невосполнимый ресурс. Если предсказывать будущее, то уровень рождаемости говорит недвусмысленным языком. Если в 2006 году родится миллион детей, то в 2026 году на рынке труда вряд ли наберется два миллиона молодых людей. Жесткие факты говорят о том, что в западном мире намного быстрее исчезнут дети, чем нефть. Необходимый для сохранения численности населения уровень рождаемости составляет 2,1 ребенка на одну женщину. В некоторых странах он заметно выше: в Сомали — 6,91, в Нигерии — 6,83, в Афганистане — 6,78, в Йемене — 6, 75. Вы заметили, что связывает эти страны?
В конце этого списка показателей рождаемости вы, наконец, обнаружите США — 2,07, примерно на уровне, необходимом для сохранения численности населения. В Ирландии такой показатель составляет 1,87, в Австралии — около 1,76. Канада с ее показателем 1,5 занимает место уже заметно ниже необходимого уровня. Германия и Австрия, у них показатель — около 1,2 - находятся в конце смертельной спирали. В России и Италии (1,2), в Испании (1,1) показатель примерно в два раза меньше, чем это необходимо для поддержания численности населения. До 2025 года численность населения Италии сократится на 22 процента. К 2050 году на 100 миллионов будет меньше европейцев. Одновременно с сокращением уровня рождаемости идет, как никогда раньше быстро в истории человечества, старение общества. Этих стран не будет, разве что они найдут мужество, чтобы пойти на изменения. Во что я не верю...
Кажется, еще не так далек 1970 год, и все же мир с той поры кардинально изменился. В 1970 году доля промышленно развитых стран в населении планеты была в два раза больше, чем у мусульман: 30 к 15. В 2000 году их доли сравнялись: примерно 20 к 20. То есть, сегодня мир стал больше исламским, чем тогда..
Ни одна другая религия не распространяется на Западе быстрее, чем ислам: в Великобритании каждую неделю на богослужениях бывает больше мусульман, чем христиан. Может ли эта тенденция сохраняться еще 30 лет без каких-либо последствий?
Мы живем в необычную эпоху: в эпоху самоисчезновения тех народов, которые формировали современный мир. У "чокнутых" из "Аль-Каиды" никогда не будет хватать пилотов-смертников для того, чтобы достаточное количество самолетов врезалось в достаточное число небоскребов. Но исламисты в отличие от нас думают с перспективой, и с учетом их демографического преимущества в Европе и тоном, который там берет мусульманское лобби, они через несколько лет получат многое из того, для чего они до сих пор заставляли врезаться самолеты в здания, наверное, просто так. Небоскребы будут принадлежать им — зачем их разрушать?
Чтобы предотвратить крах, европейские страны будут вынуждены принимать больше мигрантов, чем это когда-либо допускало стабильное общество. ЦРУ предсказывает крах ЕС в 2020 году. Правда, в последние полстолетия ЦРУ почти всегда ошибалось. Но порой даже плохому агенту один раз в тридцать лет может повезти. Прогноз времени распада ЕС можно, скорее, считать даже осторожным. Более вероятным видится, что противоречия ЕС найдут свое проявление обычным порядком в течение нескольких сроков полномочий органов власти. С 2010 года мы тогда сможем смотреть по американским информационным телеканалам, как в Европе горят дома, идут уличные бои, совершаются убийства. И даже если это удастся предотвратить, представление бездетной Европы, будто она составляет Америке конкуренцию в военной или экономической области, выглядит смехотворным. Когда-то в этом столетии американцев будет 500 миллионов, а Европе тогда останется быть или очень старой или мусульманской.
Западные либералы отличаются чутьем. Как только встает вопрос, останутся ли через три поколения итальянцы на той полоске земли, которую именуют Италией, они кричат "Расизм!" А побеспокоиться о доле "белых" среди населения действительно считается странным и лишним. Но ведь речь идет совсем не о расе, речь — о культуре. Если 100 процентов населения верят в либеральную, плюралистическую демократию, то не имеет значения, сколько из них "белые" — 70 или пять процентов. Но когда часть населения верит в либеральную, плюралистическую демократию, а другая — нет, то большую роль играет, включает ли эта часть 90 или только 60, 50 или 45 процентов населения.
Согласно опросу, проведенному в 2004 году, 60 процентов всех британских мусульман живут по законам шариата — и именно в Великобритании. Если общество, находящееся "в раздоре с современным миром", размножается на планете быстрее всех, то в таком случае, каковы шансы, что этот "современный мир" выживет?...”
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 01.05.2008, 17:04   #12
Модератор
 
Аватар для Turku Kettola
 
Регистрация: 29.12.2006
Сообщений: 5,136
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 693 раз(а) в 522 сообщениях
Вес репутации: 64
Turku Kettola на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Решил познакомить со статьей здесь. Тянет именно на "межцивилизационное общение".



У постсоветской России множество проблем
("The Sunday Times", Великобритания)
Разрушение демократии президентом Путиным - последнее, о чем думает постсоветская Россия

Джонатан Димблби (Jonathan Dimbleby), 27 апреля 2008
Разрушение демократии президентом Путиным - последнее, о чем думает постсоветская Россия. Проехав по стране 10 тысяч миль, Джонатан Димблби в расстройстве: общество гораздо больше интересуется последними модами, чем этим. Посещение оперы оборачивается для Джонатана возвращением его личного горя

Санкт-Петербург - потрясающее достижение человеческого воображения и труда. Тем не менее, этот город есть не что иное, как выдумка, великий обман - и в качестве символа тогдашней России и воплощения самого построившего его гения, Петра Великого, немного отдает абсурдом. По плану, Санкт-Петербург должен был быть построен по образцу Венеции и Амстердама - но его каналы проложены так, чтобы давать чисто визуальный эффект. Своей основной роли - городских магистралей, предназначенных для сообщения и торговли - они выполнять не могут. Местные девушки очень красивы - но они все время напоминали мне кукол или моделей на подиуме. Они столь же нереальны, как и город, по которому они ходят - и поэтому я все сильнее чувствовал, что где-то в глубине сердца этого города должна быть пустота.

Меня пригласили на званый прием в дом, где собралась интеллектуальная элита Санкт-Петербурга, 'полное собрание' музыкантов, художников, ученых и писателей. Большинство одеваются по последней моде, только что, судя по всему, доставленной самолетами - вместе с владельцами - откуда-нибудь из Нью-Йорка, Парижа или Лондона. Они умны, веселы - но как-то намеренно горделивы и заносчивы, будто и это тоже объявлено 'последним писком' сезона.

Мы разговорились с одним дизайнером интерьеров. По его словам, не успела пасть 'диктатура пролетариата', как город попал под власть губернатора, при котором наступила 'диктатура дурновкусия'. 'Нам нужен диктатор с хорошим вкусом', - сказал он, и у меня сложилось впечатление, что он говорит совершенно серьезно. В чем же заключается, по его мнению, хороший вкус? 'Я пытаюсь совмещать нищету и роскошь', - ответствовал он.

Я решил напрячь волю и задать серьезный вопрос: каковы перспективы демократии в постсоветской России? Начал я с расфранченного композитора, пишущего, как он отрекомендовался, 'индустриальную музыку'.

- Я, конечно, не хочу возвращения прошлого, но иногда меня так злят окружающие, что я думаю: нам нужна большая дубина, нужен какой-нибудь диктатор, который был бы нас, - без малейших признаков иронии ответил он. - Ну, может быть, не диктатор, а сильный лидер, но чтобы он был один.

Тему подхватил художник, медленно снявший с плеч ребенка:

- Знаете, по-настоящему в России ничего не изменилось, - сказал он. - Десять-пятнадцать лет назад в политику пришли новые люди - хорошие люди, - но как только они туда пришли, они полностью изменились. Вот оно, влияние власти. Из-за него Россия как заморозилась еще в 15-м веке, так заморожена и сегодня. Но о демократии мне говорить не надо: не верю, что в современном мире у этого слова еще остался какой-то смысл.

Я перешел в другое место и вклинился в беседу двух исключительно красиво одетых молодых женщин, сказавших, что в Санкт-Петербург надо приезжать зимой, тогда он особенно красив. Однако, добавили они, сами они зимовать здесь не собираются, скорее поедут куда-нибудь в теплые края, в Индию, например: ведь 'в Петербурге становится так темно, холодно, сыро и печально, что поневоле хочется куда-нибудь вырваться'. Шампанское - не особенно холодное и слишком сладкое - меня раззадорило, и я задал свой вопрос о современной России и им. Они ответили, что им сейчас все нравится.

'А что же демократия?', - снова зашел я на территорию, на которой ни один русский, кого мне до сих пор пришлось встретить, не желал особенно засиживаться. Конечно, я знал, что для многих жителей бывшего Советского Союза, угнетаемых и нищих, демократия в дивном новом капиталистическом мире означает с одной стороны американский империализм, а с другой - анархию, преступность, опасность, безработицу и инфляцию. Но, может быть, демократическая концепция пришлась по душе хотя бы этим - так благоухающим, так блестяще одетым, таким 'западным' - жительницам новой России?

- А что демократия? - почти хором ответили они. - Что, в Германии есть свобода? Или в Америке?

Я ответил, что, если учесть, что люди там имеют право участвовать в свободных выборах, а верховенство закона соблюдается почти неукоснительно, то - да, оба эти государства, в общем и целом, могут быть с достаточной степенью уверенности названы демократическими.

- Ну что ж, - ответила одна из них, - мне такая демократия не нравится. Для России демократия - это смерть, потому что народу демократия не нравится совершенно.

Ее подруга, будто этого было мало, добавила:

- Здесь никто ничем не интересуется. Это наша жизнь и это наша свобода. У нас есть свобода, потому что каждый имеет право выбора.

- Но можно ли быть свободным при диктатуре? - попробовал я перевести разговор в философское русло.

- Диктатура у нас уже есть, и поэтому мы свободны, - был ответ. После чего одна из самых красивых и утонченных дочерей путинской России откинула голову, выбросила высоко вверх руку с опустевшим бокалом шампанского и издевательски рассмеялась над глупым иностранцем, задающим глупые вопросы.

К общему знаменателю, иначе говоря, мы не пришли. Если мне и нужно было лишний раз напомнить, что в России политическая культура в корне отличается от нашей, я это напоминание получил. Люди, с которыми я говорил, были столь же серьезны, как я сам, и настолько же искренне изумлялись, почему я задаюсь такими вопросами, насколько искренне я сам поражался тому, что они ими не задаются. Так что дальнейшие расспросы пришлось прекратить и тихо напиться.

На следующий день меня водил по одному из 'садов' - хотя для садов они, пожалуй, слишком формальны - Санкт-Петербурга Алексей, специалист по истории архитектуры, занимающий какую-то высокую и невыносимо заумную административную должность в Эрмитаже. Я заметил, что он использует название 'Ленинград' так же легко, как и 'Санкт-Петербург', и спросил, нет ли у него ностальгии по советским временам.

Он ответил не 'в лоб', но гораздо более серьезно, чем вчера отвечали мне на светском рауте:

- Этот город был мечтой идеалиста, и я вырос в обществе идеалистов. Еще ребенком я знал только одно - что есть единый 'советский народ', и именно поэтому распад [Советского Союза] стал таким тяжелым ударом для многих людей в России, и особенно для моего поколения.

Идеология коммунизма, по его словам, была 'очень репрессивной, но в ней была и своя особая мечта'.

- Коммунистическое общество было во многом весьма идеалистическим. У нас не было возможностей - но у нас не было и желаний. Даже будучи на разных уровнях, мы были равны. А теперь нам приходится американизироваться - это происходит со всеми нами, мы, оказывается, должны стать такими же, как и весь остальной мир. Мне это не нравится, в этом нет никакого смысла. Я смотрю на современную молодежь и вижу, что у нее уже совершенно другие ценности. И лично я благодарю Бога, что для меня рыночная экономика не стала мотивом, что мне не двадцать лет, и что я не закончу жизнь так же, как они.

Я подумал обо всех тех художниках, мыслителях, музыкантах советской эры, которым приходилось танцевать под дудку Кремля - или терпеть всеобщее порицание, а то и того хуже - ссылку в Сибирь; и я снова спросил Алексея о демократии. Нужна ли она ему?

- Демократии у нас нет - нет демократии в России.

А будет ли она когда-нибудь?

- Нет. После конца коммунизма прошло пятнадцать лет, а у нас однопартийная система.

А свобода?

- Свобода говорить то, что хочется, у нас есть - но у свободы есть свои достоинства и недостатки.

Какие же у нее недостатки?

- Реальная вульгаризация общества. Оно стало невероятно вульгарным. Посмотрите на улицы, посмотрите, как люди одеваются. Иногда кажется, что советские ограничения были во благо. В нашем городе не разрешалось ходить в шортах, вас сразу же остановила бы полиция. С эстетической точки зрения это было лучше.

Я подумал, что он шутит, и легкомысленно решил пошутить в ответ, сказав, 'Ну, в одежде Вы просто фашист'. Но он вовсе не шутил и резко, с неожиданным негодованием, ответил, словно выстрелил: 'Я - не фашист'.

Снова я упал в пропасть, разделявшую наше мировоззрение - пропасть, которую ненадолго скрыла от меня европейская пышность городского ландшафта и высокая образованность моего собеседника. Но для меня это стало важным открытием: один из лидеров санкт-петербургской космополитической элиты, оказывается, может выражать взгляды, которые с моей точки зрения, больше подошли бы какому-нибудь неандертальцу.

Познав первый горький вкус жизни на самом верху санкт-петербургской интеллигенции - как они могут столь легкомысленно, столь фривольно, столь безответственно относиться к таким коренным понятиям, как демократия? мрачно размышлял я, - я снова и снова напоминал себе: их Россия совершенно не похожа на мою Британию; для них само понятие о демократии настолько незначительно, что они едва ли задумываются о нем. И все же, когда я подошел к памятнику, воздвигнутому после распада Советского Союза в честь великого ученого и правозащитника Андрея Сахарова, я снова позволил себе задаться вопросом - как он отнесся бы к столь пренебрежительному взгляду на ценности, за которые столь упорно боролся?

Следующим моим собеседником был музыкальный маэстро всея Санкт-Петербурга, всемирно знаменитый Валерий Гергиев, художественный директор и главный дирижер Мариинского театра. Сидя в пятом ряду от оркестровой ямы, я не мог не восхититься его оркестром, который, объединив силы со знаменитой американской певицей-сопрано Рене Флеминг (Renée Fleming), буквально зачаровал и местную публику, и множество иностранных туристов. В конце представления овация не прекращалась, их все вызывали и вызывали.

И тут произошло такое, от чего слезы потекли у меня по щекам: Флеминг начала петь арию Наташи из 'Пиковой дамы', которую в паре с Пласидо Доминго (Placido Domingo) пела Сью Чилкотт (Sue Chilcott) несколько лет назад, во время своего дебюта в Ковент-гардене. Тогда им тоже дирижировал Гергиев. Меня там не было тогда, я слушал только запись - но и на записи ее голос был столь красив, богат и страстен, что я сразу понял, что имел в виду Пласидо, когда после ее смерти сказал: это была великая певица, она пела душой. И, слушая голос Флеминг, я плакал по Сью, которая, как говорил Пласидо, 'освещала любую комнату, в которую входила'. Сейчас я не мог думать ни о чем, кроме женщины, которая умерла в 2003 году, всего через несколько месяцев после того, как мы полюбили друг друга.

Будто чтобы специально сделать волну накатившего на меня горя еще сильнее, следующим номером Флеминг исполнила третью из 'Четырех последних песен' Рихарда Штрауса (Richard Strauss) - самую трогательную из частей этого феноменального цикла. Я уже был готов поверить, что это явно не совпадение: за несколько недель до смерти Сью усиленно работала как раз над этой музыкой; она еще надеялась, что сможет выполнить обещание спеть все четыре Песни в сиднейской опере.

Но каждый день, когда она возвращалась с занятий, все сильнее становилась боль от стремительно расширявшейся раковой опухоли. Она уже не могла делать глубокие вдохи, необходимые для этой роли. Как-то вечером она, придя домой, села и просто сказала: 'Я не смогу этого сделать'. Одной фразой она сказала очень много: что выступления в 'Сидни Опера Хаус' не будет, что выступлений больше вообще не будет, что этот лирический голос, исходивший будто бы из самого рая, замолчит навсегда.

Я, как мог, успокоил ее, но немного погодя, когда я сидел в кухне за столом, они тихо подошла сзади и нежно сказала: 'Я хочу спеть последнюю песню - только для тебя'. Она обняла меня, ее губы были почти у самого моего уха, и она тихо мурлыкала - хотя я знаю, знаю, что это слово не может передать того молчаливого смирения с неизбежным, которым был пронизан ее голос - третью из Последних четырех песен. Я слушал ее голос через пелену грусти - но знал: если есть на свете рай, то сейчас мы вместе именно там.

И вот я услышал Флеминг - ту же самую музыку - в Мариинском. Я поддался восхищению - и снова сломался; глаза мои снова затуманились, в груди закололо и затряслись руки, сами собой потянувшиеся вверх, чтобы сделать то, наверняка делал каждый, кого постигло подобное горе - биться, стучаться в эти жестокие небеса, кричать, рвать, метать - сделать хоть что-нибудь, чтобы только не думать об одном-единственном, неоспоримом, жестоком, окончательном и не подлежащем никакому обжалованию факте: она не вернется. Она не может вернуться. Никогда.

На званом ужине я сидел между Флеминг и Гергиевым - глаза еще краснели от слез, но я уже мог себя контролировать. Оба они с восхищением и любовью говорили о Сью, Гергиев вторил Доминго: 'Она одним своим присутствием вносила в мир что-то необыкновенное. Великая певица и большая личность'. Меня тронула и успокоила это глубоко личная, неформальная эпитафия. Что ж, вот еще один человек, кто знает то, что знали те, кто ее любил - и что теперь никогда не узнает никто другой.

В тот вечер я не мог думать ни о чем другом и не мог заснуть, несмотря на то, что, специально, чтобы погасить печаль, весь ужин буквально пропитывался красным вином. Я выглянул в окно, выходящее на канал. В сумерках в воде отражались старые многоквартирные дома на другой стороне. Мне вдруг страшно захотелось опять оказаться в Англии - по крайней мере, там я буду среди людей, которых люблю. Я остро почувствовал одиночество и полностью погрузился в грустные мысли.

Однако, к своему невероятному удивлению, год спустя я снова ощутил грусть - теперь уже понимая, что до конца моего пребывания в России осталось лишь несколько дней. К этому времени я проехал около 10 тысяч миль по всем одиннадцати часовым поясам - я был и на свадьбе на Кавказе, и в дальних уголках Сибири; в горах Алтая, в мистических землях народа бурят, встретился с шаманом. Я так долго с нетерпением ожидал конца своего путешествия - и, когда мы уже подъезжали к Владивостоку, мне вдруг захотелось, чтобы оно продолжалось еще и еще.

Начиная свое путешествие по России, я испытывал к русскому народу некое латентное недоверие - даже, пожалуй, страх. Однако за все время, что я провел в России, мне довелось побеседовать с сотнями самых разных людей - и хотя мои выводы из этих бесед были по большей части грустными и печальными, я снова и снова обнаруживал, что этих людей нельзя не уважать, и что ими нельзя не восхищаться. Так что, даже при том, что Кремль по-прежнему все сильнее сжимает руку на горле судебной власти, парламента и СМИ, те люди, которых я встретил, дают надежду на то, что слухи о смерти демократии в России распространять пока преждевременно.

---------------------------------------------------
Данная статья - отрывок из книги Джонатана Димблби 'Россия: путешествие к сердцу страны и ее народа' (Russia: A Journey to the Heart of a Land and Its People). Книга выйдет в свет 1 мая в издательстве BBC Books по цене 25 ф.ст. На телеканале BBC2 выйдет многосерийный документальный фильм по путешествий Д. Димблби (производство компании Mentorn Media, время показа - с 11 мая в 22:00). По телефону 0870 165 8585 (телемагазин The Sunday Times BooksFirst) указанные материалы можно заказать по цене 22.50 ф.ст., включая почтовые расходы.


inosmi.ru
__________________
Turkculuk. Muasirlik. Islamcilik.
Если Бога нет - то все позволено. (Ф.М. Достоевский)

Turku Kettola вне форума   Ответить с цитированием
Старый 02.07.2008, 10:43   #13
Местный
 
Аватар для Erkin
 
Регистрация: 23.10.2007
Адрес: Баку
Сообщений: 865
Сказал(а) спасибо: 54
Поблагодарили 433 раз(а) в 213 сообщениях
Вес репутации: 20
Erkin на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Хантингтона я читал давно и также давно (года 3-4 назад) на старом "бакылыларовском" форуме написал пост, который копирую сюда в том виде, в котором он был тогда написан (см. ниже)

-----------------------------------------------------------------

Книгу С. Хантигтона "Столкновение цивилизаций" я читал пару лет назад. Очень объёмный и содержательный труд. Иногда перечитываю наиболее инетересные части, даже на форуме цитировать приходилось.

Не знаю, как вы, но я всегда подозрительно относился к далеко идущим социальным прогнозам, особенно, когда это касается предсказания цивилизационных конфликтов. Как говорят англичане: "To say that would be more prophecy than prediction". Стиль изложения С. Хантингтона делает его трудным для оппонирования. Кроме того, он использует очень много широко известных, а потому кажущихся достоверными, фактов. Тем не менее, в основе всех его мыслей лежат несколько умозрительных, некритично принятых тезисов или даже гипотез (хотя, что для одного гипотеза, то для другого постулат, а для третьего даже и сама реальность).

Вот, к примеру, некоторые из его почти априорных гипотез:

1) незападные цивилизации всё больше будут обращаться к своим корням;

2) поиск корней сопряжен с поиском врагов;

3) Запад обречен навязывать свои правила (а вместе с ними и культуру) остальным цивилизациям;

4) подобное навязывание будет актуализировать необходмиость объединения незападных цивилизаций против самого же Запада;

5) незападные цивилизации будут группироваться либо по этническому (быть может даже просто по языковому), либо по религиозному принципу;

6) во главе каждой цивилизационной группы будет стоять или уже стоит "стержневое государство" (термин самого Хантингтона).

Ну, что можно сказать? Для очень многих эти гипотезы могут показаться вполне убедительными. Найдутся и такие, которые заявят, что это уже давно не гипотезы, а реальность. Трудно аргументировано оспаривать такую позицию, ибо сама эта позиция основана не столько на аргументах, сколько на некритично принятых предположениях. Попробуем разобраться по порядку.

1. Незападные цивилизации всё больше будут обращаться к своим корням.

Для Хантингтона это не просто наблюдение тенденций развития. Он считает, что поиск корней - чуть ли не единственный легитимный способ для таких цивилизаций, чтобы утвердить свои требования равноправного сосуществования. Ну, и что, спросите вы? Что в этом подозрительного или умозрительного? Разве не прав Хантингтон, когда пишет об этом? А вот давайте разберёмся.

Почему конфликт? Западные философы и ученые привыкли мыслить диалектически. С точки зрения диалектики, между равными, а также между теми, кто стремится к равенству, борьба неизбежна. Согласись кто-то из претендующих на подчиненное положение, как тут же установиться мир и порядок. Поэтому-то Хантингтон и считает, что незападные цивилизации будут стремиться к уравниванию положения. Но поскольку науно-технический, экономический и политико-правовой, а также военный первес Запада громадно велик, то единственное действенное средство для незападных стран - это обращение к истокам своих культур и поиск смежных культур вокург себя. Цель одна - если мы не можем быть равными, тогда давайте останемся разными.

Хантингтон (и этого не следует забывать) пишет не столько описательно, сколько прогностически. То, что всякий прогноз приблизителен это еще не беда. Главная сложность заключается в том, что прогнозы легко вводят в заблуждение, особенно если основаны на фактах, с которыми вы согласны или склонны соглашаться.

И вовсе не обязательно прочитать для этого "Столкновение цивилизаций". Р. Кочарян вряд ли знаком с идеями Хантингтона, тем не менее он высказался вполне в духе его гипотезы, когда заявил, что "армяне и азербайджанцы этнически несовместимы".

Однако, гипотеза Хантингтона уже тут даёт сбой. Во-первых, армяне хоть и христиане, но к западной цивилизации не относятся. Во-вторых, армяне, хоть и христиане, но имеют очень тесные связи с арабами и фарсами (мусульмане), но натянутые отношения с грузинами (христиане). В-третьих, армяне как и мусульмане (особенно шииты) придают большое значение трагическому мистицизму, что тоже не увязывается с тенденциями западного христианства. Именно трагический мистицизм не позволяет армянам строить бескомплексных отношений с Израилем. В-четвёртых, армяне с подозрением относятся к западу, как цивилизационному фактору и несколько стороняться таких типично западных структур, как НАТО и ЕС.

А что же азербайджанцы? Иронично, но с нами в точности до наоборот. Мы мусульмане, но у нас натянутые отношения с ведущими мусульманскими странами. Более того, наиболее близкая (в религиозном смысле) нам страна - Иран - представляет для нас вполне реальную угрозу и дружит с враждующим с нами государством. Будучи мусульманской страной мы более тяготеем к странам Запада и Израилю, и именно эти страны нам ощутимее всего и помогают (хотя не во всём и не всегда, но это уже вопрос конфликта интересов, а не цивилизаций). Мы поговариваем о желании вступить в НАТО и ЕС, несмотря на то, что прекрасно понимаем, что это не нравится ни Ирану, ни России. В нашей стране христианские секты чувствуют себя уютнее мусульманских. Много еще подобных примеров можно привести, но думаю и этих будет достаточно.

Ну, и что теперь? Разве Р. Кочарян оказался не прав, говоря о несовместимости? Давайте не будем торопиться и пойдём дальше в надежде, что если не всё, то многое прояснится.

Кстати, я увлёкся и не сказал о главном, о поиске корней. Что ж, для некоторых в Азербайджане это очень даже занимательная (почти политическая) тема. Но перспективы у неё нет, ибо Азербайджан, по крайней мере на протяжении нескольких десятков лет, вынужден будет стремиться к сближению с Западом, а на Западе не любят ретроградных стран. В Армении же, никто своих корней и вовсе не ищет, для них этот вопрос решен. Решен, но не утешен, ибо армяне раздираются в противоречиях "великого прошлого", "жалкого (по крайней мере по отношению к ими же понимаемому прошлому) настоящего", и "потенциально опасного будущего". Азербайджанцам в этом смысле несколько легче. Независимо от того, было ли у азербайджанцев великое прошлое или нет, сегодняшние поколения этому особого значения не придают, что делает Азербайджан, как общество, потенциально более мобильным, чем Армения.

2. Поиск корней сопряжен с поиском врагов.

Опять же, диалектическое мировосприятие западного человека мешает ему понять, что незападные страны возможно и не стремяться к соперничеству. Конечно, если большинство уверует, что вокург нас потенциальные враги, то рано или поздно они таковыми станут. Что и произошло, скажем, с Китаем, вернее по отношению к нему. Демографический бум на фоне стремительного экономического роста делают Китай в глазах Запада потенциально опасной страной. Агрессивная риторика китайских политиков не более, чем ответная реакция на экспансию Запада в юго-восточной Азии. Китай имеет все основания считать этот регион зоной своих жизненных интересов не только в силу географической близости и экономической взаимозависимости, но и этнических связей. Китайцев много в сопредельных с самим Китаем странах. И Китай не та страна, о которой можно было бы сказать, что она ищет свои корни. То же самое, но с некоторыми поправками на масштаб геополитических интересов можно сказать и о Японии.

Дела обстоят сложнее у мусульманских стран. Арабы уже давно не главные в этой среде, хотя бы потому, что главных здесь нет, как по определению (Ислам не поощряет деление людей на "миллет", а только на "уммет"), так и демографически (среди более 1 миллиарда мусульман, арабов меньше, чем 200 миллионов - для сравнения столько же мусульман в одной только Индонезии). А если еще учесть политические разногласия между арабскими странами, особенно в вопросах отношений с Западом (например, Марокко, Алжир и Египет подписали соглашение о сотрудничестве с НАТО, так называемая программа "Средиземноморский Диалог", за что были серьезно раскритикованы остальными странами ЛАГ), то перспектива их ближайшего объединения кажется чересчур туманной.

Неарабские же мусульмане слишком разношерстны. Наиболее многочислены среди них тюрки. Но тюркские народы традиционно относятся к исламу несколько инструментально, т.е. как к политическому фактору, причем скорее к внешнеполитическому, чем внутриполитическому. Именно этим можно объяснить, почему ислам не смог искоренить большинства доисламских обычаев тюрков. Если для тюрков ислам не является объединительным фактором, то что же могло им быть? Этническая общность и язык? В иделе да, но...!!! Языковой общности среди большинства тюркских народов сегодня почти нет (за редким исключением отношений Турции и Азербайджана). Перспектива создания общего lingua turka находится в пределах мечтаний.

Может ли этническая общность послужить тюркам объединительным фактором? Думаю, что нет. Во-первых, "объединительным для чего"? С точки зрения Хантингтона, поиск корней сопряжен с противоборством с Западом. Но как раз именно этого тюркским народом и не нужно. Тюрки скорее "за" интеграцию с Западом, чем "против". Более того, поиск корней - это ретроградство и потеря социальной мобильности. А это именно то, чего тюркам не свойственно. Тюрки всегда были социально мобильным этносом.

О поиске же корней и конфронтации с Западом стран центральной и южной Африки серьезно говорить не приходиться. Поэтому перейдём к следующему пункту.

3. Запад обречен навязывать свои правила (а вместе с ними и культуру) остальным цивилизациям.

Пожалуй ничто так не выдаёт предвзятость Хантингтона, как эта гипотеза. То, что нам кажется, что мы наблюдаем экспансию Запада, закономерностью не является. Почему Хантингтон сделал вывод о неизбежности или скорее обреченности Запада навязывать свои правила? Диалектика в совкупности с англо-саксонской традицией философстования ("One man's trash, is another man's treasure"). Конечно, торговля и демократия требуют равенства партнеров. Нельзя торговать с нищими и тиранами. Отсюда Хантингтон делает выод, что международные организации типа ОБСЕ, ЕС, МВФ и т.п. являются рассадницами западных культурных ценностей, ибо посредством политических и экономических правил принуждают другие страны перенимать западный образ жизни. Попахивает перевернутым марксизмом, однако.

Тем не менее, опыт таких стран, как Япония, Южная Корея, Сингапур, тот же Китай, убедительно показывает, что можно богатеть и динамично развиваться, играя по западным правилам. И при этом не только не перенимая западные ценности, но даже еще более усиливая сови собственные. Зачем же этим странам вступать в цивилизационный конфликт с Западом? Неужели только из-за того, что им приходиться играть по правилам Запада?

Вообще-то сегодня стало как-то модно не столько критиковать Запад, сколько обвинять его в культурном экспансионизме. И это при том, что Запад сам далеко не однороден и полон внутренних противоречий. Когда критика переходит в обвинения это свидетельствует либо об исчерпанности аргументативного запаса, либо о незаинтересованности в критике тех, кому эта критика адресована. Так или иначе, и тут тезис Хантингтона выглядит не убедительно.

4. Подобное навязывание будет актуализировать необходмиость объединения незападных цивилизаций против самого же Запада.

Об этом я уже писал выше. Лично я не вижу достаточно сильных цивилизационных факторов, способных побудить к объединению, скажем Азербайджана и Ирана, Армении и Грузии, Китая и Японии, Турции и Сирии, России и Украины, той же Турции и того же Ирана, и т.п. Я намеренно выбрал пары с одинаковой религиозной ориентаицей, чтобы показать, что религиозного объединения цивилизаций, как того утверждает Хантингтон, я не ожидаю. Кроме того, повторюсь, Хантигнтон сам того не желая, несколько демонизирует Запад, как цивилизацию, против которой якобы необходимо объединяться. Это возможно сгодилось бы для оправдания нынешней внешней политики США, но на научно-обоснованную гипотезу, не говоря уже о прогнозе на будущее, никак не тянет.

5. Незападные цивилизации будут группироваться либо по этническому (быть может даже просто по языковому), либо по религиозному принципу.

См. комментарии к пунктам 1, 2 и 4.

6. Во главе каждой цивилизационной группы будет стоять или уже стоит "стержневое государство" (термин самого Хантингтона).

Это очень часто повторяемый аргумент Хантингтона. Стержневым он считает такое государство, которое занимает лидирующее место в конкретной цивилизационной среде. В Западной среде таковым Хантингтон называет США. Оставлю в сторону споры между США и ЕС, скажу только то, что ни в одной другой цивилизационной среде Хантингтон прямо указать на стержневое государство не смог, ибо нет таковых. Значит, делает он вывод, следует ожидать внутрицивилизационную борьбу за лидерство. Но, уверен, что каждый из вас легко поймет, что так называемая внутрицивилизационная борьба есть ничто иное как порождение конфликта интересов. Почему же то, что является основой и мотивом борьбы внутри цивилизаций, не может быть таковым в борьбе между цивилизациями? Хантингтон на этот вопрос ответа не дает, ибо вовсе им не задается.

Моё резюме таково: в политике нужно научиться и продолжать учиться блюсти подлинные интересы своего государства, а не искать псевдо-общие корни или религии с другими странами. Да, здесь заложен очень основательный фундамент для конфликтов, ибо интересы одного государства могут не совпадать с интересами другого. Но идея как раз в том и заключается, чтобы концептуализировать конфликты, как борьбу интересов, а не цивилизаций.

Короче, я с очень большой опаской отношусь к идеям Хантингтона о столкновении цивилизаций. Очень опасно во всё это верить, ибо стоит поверить, и тогда такой борьбы вам вряд ли удастся избежать.

Facts are theory-dependent!

---------------------------

Добавлю, что вне США значимость идей Хантингтона явно преувеличивают. В самих США он гораздо менее влиятелен, если вообще. Достаточно прочитать его книгу "Who are we?" и критику, с которой на Хантингтона обрушились многие американские исследователи и журналисты.
__________________
Bu işin orası-burası yoxdur!

Erkin вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Ильхам прав! Александр Фоменков Азербайджан: Карабахская проблема 6 14.10.2012 08:28
Декларация прав дельфинов— ФОТО Papa Karlo Социология, Опросы 1 26.02.2012 04:44
О нарушении прав большинства. Turku Kettola Азербайджанское общество 24 04.08.2011 11:40
Универсальная Исламская Декларация Прав человека Зерцало Ислам от А до Я 2 21.11.2009 12:38
Может Петржела и прав?! ЮляКомитетШуши Футбол 4 15.05.2008 11:33


Текущее время: 16:37. Часовой пояс GMT +5.

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Rambler's Top100  

Голос Тюркского мира Кавказский полигон