Показать сообщение отдельно
Старый 06.01.2011, 05:22   #94
Местный
 
Регистрация: 02.11.2010
Сообщений: 1,091
Сказал(а) спасибо: 360
Поблагодарили 421 раз(а) в 289 сообщениях
Вес репутации: 23
Travis Bickle на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Зия Буниятов - источниковед и историк.

В.М.БЕЙЛИС,
доктор исторических наук, профессор Луганского государственного педагогического университета им. Тараса Шевченко, г. Луганск

"Яркий жизненный путь и многогранная деятельность академика Зии Мусаевича Буниятова будут не раз привлекать внимание к его памяти, а подробности его биографии интересны не только для библиографических справочников, но и для работ, призванных осветить его жизнь как подвиг воина, гражданина и ученого. Но для нас, его коллег и друзей по науке, большая часть его жизни - это напряженный и целенаправленный труд. Можно лишь удивляться тому, что годы войны, переживания и тревоги этих лет, на всю жизнь оставшиеся в памяти их участников, не вызвали у Зии Мусаевича усталости или разочарования, а его слава героя войны - самодовольства или хотя бы удовлетворенности. Насколько автор этих строк знал его, представляется, что движущей силой его работы в науке не было честолюбие или стремление заслужить научный авторитет - качества, возможно, не лишние для профессионального ученого.

Внушительное количество его опубликованных работ было, по-моему впечатлению, результатом неуемной любознательности. К тому же итогом научной и организационной работы Зии Мусаевича являются не только его собственные монографии, издания текстов и переводов, статьи и научные доклады. Его коллегам и ученикам хорошо известно, как много научных инициатив было выдвинуто им, какие старания он прилагал для их осуществления. Замыслы новых работ и планы их выполнения возникали у Зии Мусаевича в ходе собственной исследовательской работы, нередко в связи с обсуждением перспектив развития близких ему областей арабистики, истории Азербайджана в средние века и других направлений науки с учеными различных востоковедческих центров, с которыми он был связан на протяжении всей своей научной деятельности. Дружеские связи с востоковедами Москвы, Ленинграда, Ташкента, ряда научных центров Западной и Центральной Европы, Турции Зия Мусаевич активно поддерживал и внимательно следил за выходом в свет новых изданий средневековых текстов источников в востоковедческих центрах стран Ближнего и Среднего Востока - они не всегда своевременно появлялись даже в библиотеках Москвы и Ленинграда, а в других научных учреждениях республик Советского Союза эти книги и периодические издания были представлены недостаточно. Благодаря связям с востоковедами Зие Мусаевичу уже в 1960-е годы удавалось получать и фотокопии рукописей из Национальной библиотеки (Париж), Британского музея и других хранилищ: именно ему я обязан возможностью работы над неизданными тогда сочинениями Масуда ибн Намдара, Абу Исхака Ибрахима ал-Газзи, а также знакомству с книгами и статьями в периодических изданиях, которые трудно было получить из-за их отсутствия в доступных для меня библиотеках. Я знаю, что подобную помощь он оказывал многим востоковедам и прежде всего своим ученикам и коллегам не только в Азербайджане, но и в Таджикистане и Узбекистане: он не щадил времени и усилий для помощи в подготовке диссертаций, редактировании работ. Лично меня всегда поражала его готовность прийти на помощь в любом деле, но прежде всего в исследовательской работе. Но возвращусь к собственно исследовательской работе ученого. Представляется, что в своей источниковедческой работе ученый ставил целью не только познакомить читателей с результатами своих разысканий, но прежде всего сделать доступным для них важный исторический источник. Можно легко подсчитать, сколько изданий текстов и переводов числится в списке печатных работ академика, но этот количественный показатель не отражает полностью усилия по преодолению трудностей перевода, анализа материалов для подготовки комментария и примечаний. Трудоемкая источниковедческая работа стала для Зии Мусаевича своего рода жизненной потребностью. А поскольку его интерес к письменным памятникам, важным для истории Азербайджана и других стран, даже при его работоспособности иногда превосходил его физические возможности, он охотно привлекал к сотрудничеству коллег. Нет необходимости перечислять их имена: Зия Мусаевич с благодарностью называл их в предисловиях к своим публикациям. Среди таких добровольных помощников был и автор этих строк.

Я познакомился с Зией Мусаевичем в день открытия Второго всесоюзного совещания арабистов в Ленинграде - 24 января 1963 года. Меня представил ему Петр Афанасьевич Грязневич, уже тогда ставший одним из лидеров замечательного коллектива арабистов, работавших в Арабском кабинете Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР. Жизнь Петра Афанасьевича оборвалась из-за трагической случайности в самом расцвете его научной деятельности в один год с гибелью Зии Мусаевича. А в памятном для меня 1963 году оба ученых обдумывали важные научные инициативы. Зия Мусаевич планировал серию публикаций малоизученных источников по истории Азербайджана, Петр Афанасьевич инициировал серию работ, которые охватили бы все развитие исторической традиции в арабской письменности средневековья. Вспоминаю, что в первый же день знакомства с Зией Мусаевичем у нас нашлась тема для обсуждения: он начал подготовку полного критического текста сочинения Шихаб ад-Дина Мухаммада ан-Насави "Сират ас-султан Джалал ад-Дин Манкбурны" - биографии последнего представителя династии Хорезмшахов, прославившегося своей отвагой и упорством в борьбе с монгольским нашествием. Случилось так, что я еще в бытность студентом Киевского университета познакомился с арабским текстом книги ан-Насави, изданным Октавом Удас (1860-1917) в 1891 году в Париже. Однако издатель не использовал при составлении критического текста рукопись сочинения, хранящуюся в Британском музее, а также копию списка Национальной библиотеки в Париже, выполненную в Петербурге шейхом Мухаммедом Аййадом Тантани (1810-1861) - профессором Учебного отделения восточных языков при Азиатском департаменте МИД России. Копия Тантави благодаря углубленной проработке текста парижской рукописи, содержит много предпочтительных чтений, и это было подчеркнуто В.Р.Розеном в его подробной рецензии на издание О.Удаса. Это обстоятельство способствовало тому, что среди арабистов возобладало мнение о необходимости нового критического издания "Сират ас-султан Джалал ад-Дин". Над критическим текстом памятника Зия Мусаевич работал начиная с 1962 г. и к маю 1967 года завершил его составление. По этому тексту был выполнен русский перевод "Сират...", и хотя было бы логичным ожидать возможности публикации критического текста, желание сделать памятник доступным широкому кругу читателей взяло верх, и перевод был издан в Баку в 1973 г., после того как выяснилось, что набор критического текста связан с большими трудностями. Впоследствии Зия Мусаевич не раз возвращался к анализу отдельных мест критического текста и вносил исправления, вплоть до его выхода в свет вместе с переводом в серии "Памятники письменности Востока" в 1996 г. Разумеется, и после этой многолетней и не раз прерываемой работы нельзя поручиться, что издание осуществлено без недосмотров и ошибок, за которые я как его редактор несу ответственность..."

О проф. Бейлисе:
http://lib.luguniv.edu.ua/ru/resourc...pu/Beylis.html
__________________
Now I see this clearly. My whole life is pointed in one direction. There never has been a choice for me...


Последний раз редактировалось Travis Bickle; 06.01.2011 в 05:36.
Travis Bickle вне форума   Ответить с цитированием