Показать сообщение отдельно
Старый 26.02.2007, 14:05   #183
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 24,294
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 1,662 раз(а) в 1,294 сообщениях
Вес репутации: 258
Arian на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Хан задумался о Корвине... С Корвиным назревали проблемы. Еще в 1914 году, после памятного выстрела суетливого лаборанта Ашины Гавриила, вошедшего в историю, из-за склонности Ашины к долгим и красивым поучениям, под странным ником Принцип (хотя можно было предположить, что в нике содержится глубокий революционный смысл, но мы-то знаем, как это случилось), Корвин понял, что запахло жареным. Он уже приспособился жить абсолютно праздной и безопасной жизнью, попивая пиво в кабачках Цюриха и пабах Лондона на деньги наивного Маркса (он даже песенку придумал -"Мишка кормит, Мишка поит, ловко я провел его.." - распевал Корвин, приходя в особо хорошее настроение). Но теперь наступал, видимо, час, когда надо было отрабатывать беззаботные годы евротуризма. До сих пор можно было постоянно хныкать о деспотизме игтидара, о запрете ма многонедельные митинги, объяснять жалкое число членов своей партии невиданными репрессиями и жуткой, огромной машиной спецслужб игтидара, графомански строчить статьи о невозможности победы революции в одной отдельно взятой стране и вообще здесь, и сейчас... Теперь эта лафа заканчивалась, и надо было показывать работу. В принципе, можно было еще потянуть, пока война не войдет в свою заключительную фазу и надо будет, наконец, подбирать лежащую на полу власть. А это и было самое неприятное. Что делать с властью, Корвин себе совершенно не представлял. Так он тянул время до февраля 1917 года, когда игтидар пал, и к власти пришли более активные коллеги Корвина. Корвин стал было объяснять Марксу, что это ненадолго, надо выждать, шаг вперед, два шага назад, а пока вся власть Советам... Но Маркс с ним и разговаривать не стал. Он телеграфировал Ашине, и спустя некоторое время Корвин с группой собутыльников уже трясся в пломбированном вагоне через раздираемую войной Европу. Вагон был опломбирован на тот случай, если Корвин вдруг захочет слинять. Линять Корвину было, однако, некуда, он так пристрастился к паразитической жизни, что прокормить себя самому уже и не мыслил. Так что оставалось ему уныло трястись, опустив нос, в вагоне, несущем Корвина навстречу неминуемому фиаско.


Arian вне форума   Ответить с цитированием