Показать сообщение отдельно
Старый 23.02.2007, 18:25   #116
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 24,294
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 1,662 раз(а) в 1,294 сообщениях
Вес репутации: 258
Arian на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Разозлив ГИПа, Ашина не остановился на полпути. Он заставил его бросить университет, изучить основы конспирации, дал ему конспиративное имя в честь своей второй жены, так что теперь ГИП на вопрос "А чьих ты будешь?" бодро отвечал "Ленин!". Но, главное, он ежедневно заставлял его штудировать произведения Маркса (а в действительности, самого Ашины). Спустя некоторое время Ашина почувствовал, что ошибся в ГИПе. ГИП очень быстро утратил приобретенную было злость, пристрастился к пиву, рисовал чертиков на полях "Капитала" Ашины, донимал лаборантов своими тупыми сальными шутками, беспрерывно хныкал и просился, чтобы Ашина взял его с собой в Лондон, или, на худой конец, куда-нибудь на Запад, клялся повсюду в своей преданности Марксу и Спенсеру, врал, что они, в свою очередь, в нем души не чают, и грозился наябедничать им на Ашину. Вдобавок в этом недоучке обнаружилась безудержная графомания. Ашина недоумевал - "Как будто его подменили" - говорил иногда в сердцах Ашина, даже не подозревая, насколько он близок к истине. Потому что, после того, как Бэк (или Бак?) закончил свой недолгий собачий век в ледяном краю, Корвин реинкарнировался в тело Ленина.
Ашина время от времени отыгрывался на Корвине (Ленине) как мог. Он периодически пропивал кормовые Корвина, которые пунктуальный Маркс аккуратно высылал Ашине, и тогда Корвину приходилось отправляться в тюрьму, где его кормили бесплатно. Правда, Ашине потом становилось жалко Корвина, и, приходя к нему на тюремные свидания, Ашина учил его всяким комнатным играм, чтобы Корвину было не так скучно. Одну из них Корвин полюбил особенно. Игра заключалась в том, что Корвин вылепливал из хлеба стаканчик, наливал в него молоко и представлял себе, что это чернильница. Потом он представлял себе, что пишет статью в оппозиционную газету, а в это время в комнату врываются жандармы. В этот момент Корвин бросал хлебный стаканчик в рот и заливисто смеялся. Так он ел игтидарский хлеб, запивал его игтидарским молоком и воображал себя конспиратором. Если бы не эта игра, жевать хлеб от игтидара Корвину было бы невыносимо тяжко.
Несколько лет подряд Корвин упрашивал Ашину разрешить ему жениться, на что мстительный Ашина неизменно отвечал отказом. Он дал себя уговорить только тогда, когда Корвин убедил его, что жена будет разделять его революционные убеждения и помогать ему в партийной работе совершенно бесплатно. Устоять перед последним аргументом Ашина не смог. В конце концов Ашине надоело возиться с Корвином, он плюнул на все и отправил Корвина в Швейцарию, написав Марксу, чтобы тот высылал кормовые Корвину напрямую, в Цюрих.
Между тем Маркс все чаще и чаще задавал Ашине вопрос о том, когда, наконец, он увидит отдачу от своих долгосрочных инвестиций. В мире, между тем, царила непоколебимая стабильность, и даже бомбы террористов, которые по наущению Ашины взрывались в России с завидной регулярностью, не могли поколебать незыблемые устои монархии. Надо было что-то делать. Ашина провел еще несколько дней за расчетами, вызвал одного из своих лаборантов. носившего звучное библейское имя Гавриил, вручил ему пакет с заданием, другой пакет с деньгами, и начал напутствие. Гавриил знал по предыдущему опыту, что напутствия Ашины быстро не заканчиваются, а времени он имел в обрез, и поэтому он невежливо перебил Ашину вопросом, каким ником ему назваться, если его схватят. Но Ашина уже вошел в раж. Не успел он, однако, проговорить последнее слово первой фразы, как Гавриил уже летел на вокзал. Фраза была вводной и звучала так: "Хороший ник - принцип конспирации..."
Спустя четыре дня человек, который очень скоро вошел в историю под именем Гаврилы Принципа, уже месил сапогами грязь на улицах провинциального Сараева. Шел 1914 год...


Arian вне форума   Ответить с цитированием