Показать сообщение отдельно
Старый 21.02.2007, 12:43   #71
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 24,294
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 1,662 раз(а) в 1,294 сообщениях
Вес репутации: 258
Arian на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

"Вот поэтому я без всякого эпотажа за монархию."

Корвин.

В глубине души Корвин был монархистом. Идея монархии согревала Корвина своей простотой и понятностью. Пролетарий Корвин, как и какой-нибудь граф или министр, был бы просто подданным своего государя, который был бы им всем отцом и защитником, добрым и справедливым. Монарх мог карать и миловать, причем "карать" к пролетариям, как Корвин, касательства обычно не имело. Ну, до тех пор, пока, совсем съехав с катушек, пролетарий Корвин не полез бы на баррикады. Но за баррикадами маячили полицейские дубинки и повизгивали симпатичные черные с аристократическим ржавым подпалом ротвейлеры, которых Корвин, умудренный опытом общения с дворовыми бобиками, обходил всегда стороной. Поэтому шансов оказаться на баррикаде у Корвина не предвиделось, и монарший гнев ему не грозил. Единственное, что бы Корвин желал видеть в монархе - это монаршую скромность и простоту в быту. Однажды в ночь на воскресенье по ящику в перерыве между двумя забойными романами показали документальный фильм о жизни австро-венгерского императора Франца-Иосифа. Император жил в музее. Не в маленьком, как музей Кафки в Праге, а в настоящем большом музее, с цветными, а не черно-белыми картинками на стенках. В музее императору была выделена одна небольшая комната. Она называлась императорской спальней. Там стояла кровать, тумбочка и умывальник. К этой комнате примыкал небольшой чулан, в котором стоял унитаз старочешского производства. В спальне у императора не было даже жены, потому что у жены в музее была своя спальня. Тоже не очень большая, из мебели там было то же, что и у императора, только вдобавок еще трюмо и весы. Весы были громоздкие, допотопные, так называемые "медицинские", вроде тех, на которых Корвин всегда мог взвеситься за 250 манатов на площади Фонтанов. Каждое утро перед тем, как сделать макияж, супруга императора вставала на весы, чтобы узнать, не слишком ли она вчера объела свой добрый народ, и если весы показывали, что слишком, то в этот день она больше уже ничего не ела.
При мысли о монаршей скромности у Корвина на глаза наворачивались слезы. У него в родительской квартире тоже была своя комната, и тоже, как и у императора, была она довольно скромной. Единственное, в чем Корвин чувствовал преимущество перед императором, была ванная, совмещенная с туалетом. Унитаз у Корвина был тоже чешский, но намного современнее, а ванна вообще сравнению не подлежала - император мылся в оцинкованной, при которой не было даже душа. В фильме не было сказано, как император умудрялся соблюдать гигиену в таких условиях, но было очевидно, что смывать мыло ему приходилось, используя многочисленные ковшики, расставленные на тумбочке возле ванны. Когда Корвин думал об этом, ему становилось жаль императора. Император виделся Корвину каким-то трогательным.
Быть подданным такого императора Корвину было бы спокойно и легко. Он не испытывал бы злобы в отношении окружающих его соотечественников, которые не ходят на выборы, потому что ни выборов, ни самого выбора и не было бы. Он знал бы, что живет в мире, где все так приятно, традиционно, жил бы себе где-нибудь неподалеку, скажем, в той же Праге, дружил бы с каким-нибудь добрым субботним собутыльником по имени Швейк, в военное время пытался бы откосить от армии, ссылаясь на умственную неполноценность, и пил бы всю жизнь только свежее чешское пиво...


Arian вне форума   Ответить с цитированием