Показать сообщение отдельно
Старый 18.02.2007, 22:24   #1
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 24,294
Сказал(а) спасибо: 74
Поблагодарили 1,662 раз(а) в 1,294 сообщениях
Вес репутации: 258
Arian на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Ашер зашел в интернет. Пошарил вслепую, и опять наткнулся на Азеритриколор. В мозгу почему-то всплыло:"При всем богатстве выбора другой альтернативы нет". Ашер попытался вспомнить, откуда это в его мозгу – то ли воспоминание о похоронах Сталина, на которых он не только присутствовал, но и был координатором, то ли отпечаток покупки первого в его жизни цветного телевизора в 1998 году... Модерновый с кожаной обшивкой стул заскрипел, напоминая, что на вес Ашера он явно не расчитан... По щеке Ашера прокатилась «скупая мужская слеза».
Ашер удивился, но сообразил, что это все от Корвина. Корвина он всегда вспоминал в таких случаях, и Корвин давно уже «ассоциировался» у него с ядовито-синим цветом, который недавно приобрел Азеритриколор. Ашер обожал этот цвет, поскольку первый костюм, который он заказал себе у Юры-армянина, был примерно такого же цвета, и это был чуть ли первый послевоенный костюм в Баку, который был пошит не из послевоенной диагонали. Юра, как хитрый ремесленник, пытался выяснить, когда родители, наконец, подарят Ашеру его первый в жизни «Жигули», имея в уме, сколько можно содрать с этого тупого мусульманина – 60 рублей или 70?
Ашер чувствовал, что Корвин болен той же болезнью, которой Ашер начал было заболевать в ранней юности, но благополучно от нее излечился. Он не обнаружил Корвина, и решил,что Корвин в засаде. Ашер направился в засаду....
В засаде отдыхал Ашина. Он, вообще-то, не любил отдыхать в засаде, он вообще не любил отдыхать, он был работоголиком. Он иногда уходил в засаду от мира, который он невзлюбил с тех памятных времен, когда он под псевдонимом «Жюль Верн» подарил этому миру подробный технический проект освоения космических пространств в коленкоровом переплете под назидательным названием «Из пушки на Луну». Ашина прекрасно понимал, почему человечество затянуло реализацию проекта на целый век, но в суд подавать на человечество не стал. Он был выше этого.
Наткнувшись на Ашину, Ашер не нашел ничего лучшего, как спросить:"Не подскажете, как пройти в библиотеку?", на что получил вполне вразумительный ответ в виде долгих столбиков арабских цифр. Ашер твердо помнил, что все цифры, которые генерирует Ашина, нужно сначала на «е», потом на «пи», но запамятовал - поделить или умножить... Это явно выпало, и поэтому, извинившись, он обратился в бегство.
Он совсем запыхался к тому моменту, когда влетел в Спектатора. Влететь в Спектатора на улице им. Хагани было немудрено, тем более, что время было настолько нерабочее, что весь Спектатор уже представлял собою одну большую улыбку. Странно, что Ашер не проскочил его насквозь... Ашер едва успел спросить его, не видал ли он...

-Кого? Зиядлы?

С ужасающей отчетливостью Ашер вдруг увидел, что по улице, носящей имя великого азербайджанского поэта, на пегом мустанге скачет всадник в странной многоугольной бескозырке, размахивая ятаганом в правой руке и лассо в левой...



Arian вне форума   Ответить с цитированием