Показать сообщение отдельно
Старый 13.02.2007, 20:48   #1
Местный
 
Аватар для Farroukh
 
Регистрация: 25.07.2006
Сообщений: 153
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 3 раз(а) в 3 сообщениях
Вес репутации: 17
Farroukh на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Во второй половине XV в. в связи с образованием русского централизованного государства развиваются экономические и политические связи между Закавказьем и Россией. В 1465-1466 гг. произошел обмен послами между Россией и Ширваном. Вместе с русским посольством в Шемаху прибыло несколько русских купцов, среди которых был Афанасий Никитин (ум. 1472). Он посетил Дербент, Шемаху и Баку, но не оставил почти никаких сведений об этих городах.
Осенью 1623 г. проездом в Персию побывал в Азербайджане московский купец Федор Афанасьевич Котов. Как купца, Котова интересовали главным образом торговые центры. Посетив целый ряд городов, в том числе Низабат (Низовая), Шабран и Шемаху, Котов описывает их географическое положение, торговлю и быт населения.
Проезжая через Мугань в Персию, Котов наблюдал быт кочевых племен, которых он называет «муганами». «...А по той степи живут муганы в кочевных избах и кочуют, где зиму, где лето...». В конце работы он приводит названия числительных на нескольких языках, в том числе и на азербайджанском языке.
Историю этнографического изучения Азербайджана в XVIII в. можно разделить на три периода:
Первый период – это подготовка и проведение Персидского похода Петра I (начало XVIII в.). Важную роль в подготовке и проведении похода сыграл дипломат Артемий Петрович Волынский (1689-1740).
Путь Волынского в Персию лежал через Астрахань (1715 г), Дербент (28 августа 1716 г.), Низабат (30 августа), Шемаху (здесь он остановился из-за болезни с 27 сентября по 4 декабря), Муганскую степь (7 декабря), Исфаган (март – сентябрь 1717 г.),
Волынский дал весьма обстоятельное описание Азербайджана. Главными торговыми центрами Азербайджана в XVIII в. были такие города, как Баку, Нахичевань, Шемаха, Гянджа.
Специальный раздел посвящен Ширвану. Согласно Волынскому, Ширван начинается с севера («от страны Российской»), непосредственно после владений шамхала Дагестанского («от Шемфкалского владения»), и простирается вдоль побережья Каспийского моря: «...через Алты-Агачские горы до города Шемахи и оттуда до реки Куры и до Муганской степи лежит верст на полтораста».
Волынский особо останавливается на Муганской степи и жизни населяющих ее кочевников. Быт кочевников Азербайджана он не описывает подробно, так как по его наблюдению они «обычай имеют подобной ногайскому народу (или калмыкам)».
Именно с кочевым бытом шахсевенов связано и следующее наблюдение Волынского: «Довольство имеют лошадьми... также и скота зело много, которым и питаются, а хлеба никакова не сеют». В отношении религии шахсевенов Волынский пишет, что они «веры турецкой, а не персидской» (т. е. шахсевены исповедовали суннизм, в отличие от персов – шиитов).
Волынский объясняет, каким образом образовалось название шахсевенов: «Сие им прозвание от того, что оной народ со время умершего шаха Аббаса великаго пришли добровольно под державу его...».
Он отмечает, что шахсевены могут выставить до 30-ти тысяч «военных людей». Волынский указывает, что хотя шахсевены « …выбрали из своего народа управителя (который по персидски называется калентарь). (От перс. «калантар» – комиссар полицейского участка, градоначальник).
Состав населения многих городов и его окрестностей в национально-религиозном отношении был очень пестрым. Кроме персов-шиитов (вероятнее всего таты) и тюрков-суннитов в Ширване жило много христиан. Волынский указывает, что есть многие деревни, «где только живут одне христианя», под которыми он подразумевает армян.
Волынский собирал в Шемахе нужные ему сведения об отношении местного населения к туркам. Он писал государственному подканцлеру П. П. Шафирову: «...о обхождении их (т. е. персов), как я от здешних слышу, великую антипатию с турками имеют, и не только им, но и законам их мерзлят, и которые и здесь в области шаховой живут в том законе и тех ненавидят и великое несогласие имеют с ними...».
Одним из участников посольства Волынского был Андреян Иванович Лопухин (ум. 1755). В 1718 г. он был послан Волынским из Шемахи через Дагестан в Россию для доставки Петру I подарков от шаха. По наблюдениям Лопухина в Кубинском уезде кроме лезгин, составляющих большинство населения, жили «персы» (т. е. таты – ред.) и «курали». Не установлено существование племени или народности под названием «курали». Очевидно это топонимическое наименование, ибо данное слово созвучно с рядом селений: Хурал, Хурай (Гусарский район Азербайджана), Курах, Кураг (Дагестанская АССР).
Не менее интересны сообщения шотландца Джона Беля (1691-1780). Пользуясь случаем длительного пребывания посольства в Шемахе, он собрал много материалов об этом городе. Бель пишет, что в древности Шемаха составляла «часть Мидии...», наибольшую часть жителей города в начале XVIII в. составляли «персы». Ремесленники, мелкие торговцы и другие говорили «по-турецки» (по-азербайджански – ред.), а «чиновные люди по-персидски».
Жители окрестностей занимались сельским хозяйством, а армянские деревни были известны виноделием. На Апшеронском полуострове он наблюдал быт огнепоклонников, считая их потомками «старинной персидской секты гевров или почитателей огня...».
Другой участник Персидского похода Иоган-Густав Гербер в 1727 г. участвовал в работе комиссии по разграничению владений в Дагестане и Ширване. Гербер был одним из первых исследователей XVIII в., который занялся вопросом Кавказской Албании. Он пытался объяснить происхождение древнего населения Азербайджана и выступал против тех, кто отожествлял «авгазов» Мингрелии с албанами.
Гербер сообщает также о кочевых племенах. В уезде Шеспара они «живут в шатрах, говорят турецким, татарским (азербайджанский – ред.) и персидским языках». Но Гербер не пишет, о каких племенах идет речь.
Он сообщает также о «качующих в кибитках» «шашуанцах» и «моганцах» (т. е. шушинцах и муганцах), считая их то как одно племя, то разделяя их.
Почти во всех уездах, по замечанию Гербера, местное население говорит в основном «по турецки смешанно с татарским». В конце своей работы Гербер пишет и о других народах, населяющих Азербайджан, а именно: об армянах, горских евреях и арабах. Из описания Гербера видно, что в XVII в. в ряде северных районов Азербайджана (Мушкур, Рустов, Кабала), армяне составляли значительную часть населения. В деревнях они занимались хлебопашеством, скотоводством и виноградарством, а в Баку и в Шемахе – торговлей. Сверх обыкновенной подати армяне, а также горские евреи платили «харадж». Об арабах Гербер сообщает: «Арабы... живут по поколениям, по несколько сот шалашов вместе, и выбирают себе юсбашу, которому повинуются».
Второй период истории изучения Азербайджана связан с академическими экспедициями по России (60-70-е годы 18 в.)
Среди этих путешественников выделяются участники академических экспедиций, в частности С. Г. Гмелин и И. А. Гюльденштедт.
Самуил-Готлиб Гмелин (1745-1774) даёт сведения по национальному составу и о религиозной принадлежности городских жителей. Он отмечает, что основную массу населения Баку составляют «персы», «татары» и армяне, главной религией жителей города была мусульманская. В Шемахе живут «персы», «татары», армяне. В Кубинском уезде – «татары», «персы» и армяне. Интересны его сообщения о способах приготовления и сохранения вина; выжатый виноградный сок сохраняли в больших глиняных кувшинах, которые вкапывали в землю.
В меньшей степени, чем у Гмелина, мы находим материалы у Гюльденштедта. Об азербайджанцах он упоминает в разделе «О татарских народах», называя их «терекеминскими или трухменскими». Азербайджанский язык (у Гюльденштедта – «наречие») он относит к тюркской группе языков и сравнивает эти языки с романскими, пытаясь найти родство между ними. Автор пишет: «Наречие их татарского языка почти совершенно сходно с турецким...».
__________________
Культура нации характеризуется тем, как хорошо она знает свою историю

Farroukh вне форума   Ответить с цитированием