Показать сообщение отдельно
Старый 07.01.2007, 00:58   #149
Местный
 
Регистрация: 21.10.2006
Сообщений: 229
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 15
sveiks на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

С ноября 2001года, по январь 2003 года я жила в Барде, в палаточном лагере беженцев Чадыр, где работала по проекту фонда « Евразия пресс», опрашивала(через переводчика) и документально фиксировала свидетельства беженцев из сел Агдамского района, и Шелли в том числе, а так же беженцев из сел Ходжалинского района -Джамилли, Кесолар. А так же, примерно третьей части ходжалинцев, компактно проживающих в домах возле лицея и Бардинской пожарной части.
Там, я лично, и мои помощники задокументировали свидетельства 1 тысячи 680 человек.
С февраля 2003 года, по декабрь 2003, регулярно, через каждую неделю, я выезжала в Нафталан Геранбойского района, в место компактного проживания на территории бывшего санатория союзного значения ( пять пятиэтажных корпусов и чуть дальше, девятиэтажный корпус) еще одной части ходжалинцев. Там, в двухэтажном здании бывшей администрации санатория, мне выделили кабинет, где я, с переводчиком документировала свидетельские показания пострадавших ходжалинцев и родственников погибших. В Нафталане мы опросили и записали 360 человек. Ночевала я в семьях ходжалинцев.
С января 2004 года, по апрель месяц, я жила в доме одной из семей ходжалинцев в поселке Агджикент Геранбойского района,(бывший Шаумян), где в построенных новых частных домах размещена еще часть ходжалинцев. Там же находится исполнительная власть Ходжалы, и другие административные представительства района, новая школа. Там мы записали 410 человек.
В мае-июне-июле 2004 года я выезжала в Мингечавир, где компактно проживает еще часть ходжалинцев. Там я задокументировала рассказ еще 175 человек.
Мои записи , с добавлением ксерокопий документов пострадавших и свидетелей выглядели так :

Алимаммедов Яшар Шахмалы оглы,
1956 года рождения., проживал в
Ходжалы.

Состав семьи: жена -Маммедова Саида Джамиль кызы, 1961 г.р.
Сын- Алимаммедов Сирадж Яшар оглы 1986г.р.
Дом: 2 этажа, 12 комнат, вся необходимая обстановка, телевизор, холодильник, вся посуда, постельное белье, 3 старинных ковра ручной работы. Во дворе содержали кур(очень много). Имел личный автомобиль ВАЗ 2106. Имел в пользовании 35 соток земли, причем на некоторой ее части велись археологические раскопки, приезжали ученые из Германии.

25 февраля 1992 года моя жена и сын были дома, а я находился на окраине деревни, где мужчины охраняли дорогу. Так как на протяжении 2 лет нас постоянно обстреливали из армянских деревень , то многие вырыли возле домов небольшие убежища. У меня во дворе тоже было небольшое укрытие от обстрела. В эту ночь как раз начался сильный обстрел, и моя семья и соседи спрятались в укрытии возле моего дома. Где - то в полночь, так как обстрел не утихал, я решил пойти узнать, что с моей семьей. По дороге мне навстречу шел поток людей—там были и мои соседи, и родственники, и просто знакомые. Все шли легко одетые, несли детей, вели за руки стариков. Большая часть деревни уже горела. Я нашел свою семью в укрытии, они ждали меня. Я вывел жену и сына на дорогу, чтобы уходить вместе со всеми. К нам присоединились и соседи…
Вместе с большой группой людей мы перешли реку Гар-Гар. Сына я перенес на руках, а жена сняла обувь и прошла сама. Мой отец, Алимаммедов Шахмалы Амин оглы (1931г.р.), остался на берегу реки ждать дочку с детьми. А мой младший брат Алимаммедов Фаик Шахмалы оглы 1969г.р., и другой брат Алимаммедов Намик Шахмалы оглу, 1962г.р., мы вместе пошли к деревне Гюлаблы. Позже, я вернулся за отцом, но ни его, ни сестры не нашел. Люди сказали, что видели, как они пошли с группой в направлении Нахичиваникской дороги. Тогда я вернулся наверх, но свою группу, с кем шли, не нашел. Дошел до Гендаря, там увидел прячущихся людей—соседку Хурама с детьми, мою тещу. Впереди услышал звуки, позвал в надежде брата, но нас в ответ обстреляли. Потом вышел на уже протоптанную людьми тропу, услышал звуки, спрятался. Увидел знакомого Вильяддина, знакомого Захида, мой знакомый Надир, ему тогда было 15 лет, нес на руках 2летнего ребенка. Мы точно не знали дорогу, но надеялись выйти на село Гюлаблы. В лесу было очень много снега, ноги проваливались по колено, идти было очень трудно. Захид отморозил ноги, мы тащили его. Вот лес закончился, но мы вышли на армянскую деревню- женщина нас увидела , закричала и убежала. Мы вернулись в лес, старались определить направление на Кятык. Всю дорогу ели снег. В ночь на 27 февраля, мы почувствовали, что заблудились. Оставили Захида в кустах, сами пошли посмотреть дорогу. Вдруг увидели, что кто то лежит, Оказалось—Маммедов Кямиль Амир оглы, у него отказали ноги. Мы его тоже подобрали…Увидели куст шиповника, хотели собрать плоды, но услышали какой то шум. Мы заметались, что бы спрятаться, думали—армяне. Но я увидел, что по снегу босиком бредет моя жена, падает, снова встает и пытается идти. Одна…Потом, все вместе, мы хотели вернуться за Захидом, когда подошли ближе, услышали, что там армяне, пошла стрельба.
Мы выбрали новое направление, так как боялись попасть в плен. У подножия скалы выбрали сухое место, чтобы отдохнуть до рассвета. Спичек не было, бегали, грелись. Я шарфом обмотал жене ноги…На рассвете решили идти вниз по тропинке. Жена увидела след босых ног и сказала, что это следы моего отца. Мы вышли на открытое пространство, впереди была деревня, мы не знали, чья она. Но впереди два человека стали нас звать на азербайджанском языке: « идите, мы поможем !». Я в душе чувствовал, что что то не так. Но меня никто не послушал. Это оказались армяне. Когда мы побежали обратно в лес, они стали по нам стрелять. И неожиданно уже в лесу нас окружили армяне в белых маскхалатах. Они взяли нас в плен и отвели в деревню Мирзаджан( армянская деревня рядом с Нахичиваником). Когда нас вели, одели на головы мешки, и только в закрытом сарае мы смогли их снять…Через некоторое время повели нас по деревне в другую ферму, по дороге сильно избивали, кидали камни, кто то просто плевался…Среди людей на этой ферме я увидел своего младшего брата и сына. Сын увидел меня и бросился ко мне с криком :»папа!».До нас и после, туда приводили много людей, всего примерно четыреста человек. Всех обыскивали, забирали буквально все- у мужчин золотые зубы – выдирали, выбивали, а у женщин из ушей собирали серьги, заставили снять все кольца и браслеты, также удаляли и золотые зубы. Туда же на ферму привели и еще одного моего брата Намика. Каждый день нас избивали и прикладами, и ногами, и чем попало… Меня ставили в угол на одну ногу, если я пытался ее опустить, они стреляли. Там были негры, ливанцы, сирийцы с серьгами в ушах. Один был—постоянно ходил в черной маске на лице. Он и еще с ним другие очень сильно избили меня прикладом по голове—хотели убить. Но мой мальчик, сын, бросился ко мне с криком –папа!!! Они его тоже ударили и ушли. Среди нас был Джафаров Джафар Мамед оглу, директор школы. Его посадили на стул, а нас бросили лицом в навоз и топтали. А его за волосы держали и нож над ним—смотри, а то убьем!
На другой день пришли два армянина Самвел и Сергей. Раньше они жили в соседней деревне. Они сказали, что забрали мою машину и стали меня избивать, а моему младшему брату Фаику сломали руку. Двух турков месхетинцев из нашей деревни застрелили. А Вильяддина, моего брата Намика, Кямиля и еще троих увели и до сих пор о них ничего неизвестно. Через несколько дней женщин с детьми отпустили. Но моего шестилетнего сына не могли оторвать от меня, он так и остался со мной, армяне не дали времени и возможности его уговорить уйти. Сколько людей там еще оставалось, я плохо помню, кого то приводили, кого то уводили, кого то убивали, кто то сам умирал… Я сидел прислоненный к стене, весь в крови, Сирадж сидел рядом, обнимал мои ноги. Армянин(иностранец), хотел забрать моего ребенка чтобы увезти его в Ереван ,и потащил его за руку. Мальчик страшно закричал, но его подняли и понесли. Я пытался ползти за ним, но меня побили прикладом, я потерял сознание…Я пришел в себя, когда меня кто то звал – папа, папа…Оказалось, там был один армянин Самвел, из соседней деревни, он меня знал, знал и моего сына. Он не разрешил забрать моего ребенка. Позже меня с сыном посадили в УАЗ(автобус), там было около 20 женщин, стариков, детей. Из них я знал четырех женщин с детьми, потом, после плена, троим женщинам ампутировали ноги от обморожения…Нас привезли в Аскеран. Оставили возле крепости. Меня снова стали избивать, издеваться. Женщины моему сыну закрывали глаза. Потом нас отвезли в село «Арменован»,под Шушой.Там располагались боевики. Нас закрыли, но потом меня забрали и издевательски били. Женщинам было очень плохо., я плакал от того, что не мог им помочь…
Я очнулся, что стало больно, когда кто то вытирал мне лицо. Я увидел, что я в каком то подвале. Увидел своего спящего сына. Я подполз и положил голову к нему на колени. Потом я уже плохо помню все по времени, как то нас перевезли в Аскеран, в кпз райотдела полиции. Я не помню сколько времени был там, потому, что почти каждый день меня били. Я уже не мог сам ходить. Однажды пришел армянин, Виталий Баласанян( раньше знал его),заставил меня подняться, и повел куда то. Я думал, что на расстрел, и поэтому руками закрыл голову сына. Но нас, и еще женщин с детьми погрузили в автобус и повезли. Оказалось, привезли на границу с Агдамом. Мы видели как армяне говорили с кем то из азербайджанцев. После того, как азербайджанцы что то передали армянам, нам сказали –идите! Мы пошли, и нас встретили азербайджанские солдаты. Меня с сыном привезли в Агдам, где ждал мой брат. Потом меня отвезли в больницу, где я лечился четыре месяца.
Позже, Маммедов Ягуб, который был в плену вместе с моим младшим братом Фаиком, рассказал, как убили брата. Армянин, его называли ГЮЮ, приставил пистолет к сердцу брата и сказал: « …скажи, что Карабах армянский !». Но Фаик ответил, что это наша, азербайджанская земля. Армянин снова предупредил:» скажи что наш, армянский, иначе я тебя застрелю!». Но Фаик повторил свой ответ. Тогда армянин выстрелил ему прямо в сердце.
Мои братья выкупили у армян тело Фаика и похронили его в Агдаме, в парке победы 1941-45 г.г.
*
Август-сентябрь-октябрь-ноябрь 2004 года, по согласованию с Генеральным прокурором республики, мне был разрешен доступ в архив Генпрокуратуры, к уголовным делам возбужденным в 1992 году по событиям в Ходжалы. Там были показания свидетелей, пострадавших и родственников погибших, акты судебно-медицинской экспертизы по погибшим, допросы солдат 366 полка и их командира Зарвигорова, допросы Тамерлана Караева и других руководителей НФА и республики, секретные документы касательно Ходжалы из МНБ, МВД, копия стенограммы совещания Муталибова с руководителями республики, переписка Муталибова с Горбачевым, Ельциным, Шапошниковым, Примаковым, с командованием ЗакВО. Свидетельские показания жителей Джамилли и Кесолара, об уничтожении этих сел и убийствах жителей еще в декабре 1991 года. О том, как выжившие жители этих сел пытались пробиться на прием к Муталибову и что сделали с этими людьми по приказу Муталибова—якобы они «поднимали панику». Да и много еще чего…Поэтому, я утверждаю, что Ходжалы на совести Муталибова.
В феврале 2006 года вышла в свет книга « Ходжалинский геноцид», на азербайджанском, русском, английском языках, основанная на части собранных мною документов—там ксерокопии документов из Генпрокуратуры и записанных мною в поездках, а также материалы из местной и зарубежной прессы. За эту книгу мы были удостоены национальной премии Хумай.
В общей сложности, собранных документов –83 тома. Именно исходя из этих документов, сейчас уже подходит к концу проект, по передаче материалов в одну из международных структур( с ними уже проведены консультации и получено согласие) для предварительного расследования и создания Военного трибунала по Ходжалы. А также и еще в одну международную структуру по статье –преступление против человечности.

Интернет, так же средство массовой информации, где распространение клеветы и оскорбительных инсинуаций, касающихся чести и достоинства одного или нескольких людей, должно регулироваться юридическими нормами. Я считаю, что высказывания Э.Фатуллаева по событиям в Ходжалы –ложь и клевета, наносящие вред чести и достоинству оставшихся в живых ходжалинцев, а так же родственникам погибших, а так же азербайджанским солдатам, ветеранам войны. А так же государству в целом. Поэтому, я проконсультируюсь ( в ближайшие рабочие дни), каким образом, возможно призвать Фатуллаева к ответственности за свои слова на основе юридических норм и законов.

Татьяна Чаладзе
Председатель Центра защиты прав беженцев и
вынужденных переселенцев Азербайджана.
__________________
НЕ В СИЛЕ БОГ , А В ПРАВДЕ


...увы, в природе встречаются шакалы, считающие себя волками...

sveiks вне форума