Показать сообщение отдельно
Старый 04.01.2007, 11:58   #37
Местный
 
Регистрация: 01.09.2006
Сообщений: 5,202
Сказал(а) спасибо: 137
Поблагодарили 345 раз(а) в 239 сообщениях
Вес репутации: 65
IuM на пути к лучшему
Мои фотоальбомы
Отправить сообщение для IuM с помощью AIM Отправить сообщение для IuM с помощью Yahoo

По умолчанию

Продолжение "лохотрона". Внимайте!

http://www.realazer.net/?mod=view&id=58


Свободный полет Алекпера
(Послесловие к ереванским дневникам журналиста)
«Я нахожусь на каком-то безопасном островке… Такое ощущение, как будто я у себя дома. Но все это иллюзии, я знаю…». Эти и другие, похожие мысли, посещали меня в британском посольстве в Ереване, где все тусовались, а я со стаканом минералки в руках дежурно улыбался, чтобы не выглядеть невоспитанным в глазах у англичан.
Меня всегда раздражало присутствие посредников, между мною и кем бы то ни было. Меня так же раздражают посредники в лице западных держав между армянами и азербайджанцами. Это не зависит от меня. Вполне возможно, что я недооцениваю их старания и напрасно ставлю под сомнение искренность международных институтов. Но с другой стороны, их присутствие лишний раз подтверждает одну горькую истину – народы Южного Кавказа не могут общаться, решать свои проблемы без посредников.
Еще было обидно из-за того, что они как бы легитимизируют мое присутствие в Армении. Сам факт посредничества, поддержки, содействия англичан, как бы сглаживает мою «вину». И видимо поэтому, находясь в посольстве Великобритании, я чувствовал себя защищенным. Почему-то мне казалось, стоит мне выйти на улицу, как меня заклюют, уничтожат, сотрут в порошок. Мне казалось, я нахожусь где-то в Европе и далеки от меня все проблемы, границы, войны, беженцы и ненависть. По крайней мере, в Европе, наверное, не найдется человека, как одна знакомая абхазка, не принявшая из рук грузина мороженое, объяснив свой отказ тем, что он ей враг.
Это Южный Кавказ, где помимо того, что солнце светит прямо в глаза, нужно еще сковывать себя, следить за каждым шагом и словом. В нашем регионе железные границы, в нашем регионе отсутствует цивилизация, в нашем регионе тебя окружают алчность, вероломство и не уважаются твои права. На Южном Кавказе для нормального человека стало просто аморальным говорить о любви к родине, ибо патриотизм стал прерогативой негодяев, благодаря которым девальвировалось само понятие «любви к родине», и поэтому говорить о патриотизме, считается уже признаком дурного тона.
Конфликт как раковая опухоль
Именно в посольстве Великобритании я впервые почувствовал вкус свободы, почувствовал себя человеком. И мне стало стыдно. Стыдно из-за своих чувств, мыслей пожирающих мой мозг. Я не хочу быть свободным в посольствах великих держав, я хочу быть свободным и спокойно жить у себя на родине. Без страха, что какой-нибудь придурок-неудачник, музейно-кинжальный экспонат, пырнет меня ножом.
А ведь прошло уже более десяти лет, как мы заключили с армянами соглашение о прекращении огня, и с тех пор стороны все еще не смогли подписать ни одного документа, который бы приблизил нас к возможности урегулирования конфликта. Несмотря на все переговоры, даже проходящие при посредничестве великих держав, мы не смогли достичь каких-либо значительных и даже незначительных результатов. До сих пор уверенность карабахских армян в отношении их независимого будущего резко контрастирует с нашим справедливым гневом и неудовлетворенностью по поводу нынешней участи азербайджанского народа.
С другой стороны, не хотят, не могут понять наши народы, что замороженный конфликт - это раковая опухоль, которая незаметно метастазирует и пожирает нас изнутри. Мы должны развеять миф о том, что замороженный конфликт во благо нашим странам. Этот конфликт, обещающий длиться десятилетиями, поглощает все новые и новые жертвы. Взаимное недоверие, взаимная демонизация, растущие военные расходы и все более частые случаи нарушения соглашения о прекращении огня - все это зловещие признаки того, что время, отпущенное для мирного урегулирования, истекает.
Как вообще можно характеризовать Нагорно-Карабахский конфликт как замороженный? Какой он замороженный, если мы чуть ли ни каждый день получаем информацию о гибели людей в регионе? И когда же мы поймем, что пока мы дурачимся, наш регион все более катится в пропасть, отдаляясь от возможности создания на Южном Кавказе мира и стабильности?
Дурачимся, запросто бравируя такими понятиями, как «враг», «предатель». Дурачимся, пытаясь отрицать и уничтожить все ценности противника, упуская из виду, что наши народы - это две половины одного яблока (схожи наши амбиции, алчность, тщеславие, бахвальство, необоснованное высокомерие). Дурачимся, споря о том, кому принадлежит та или иная музыка, долма, хаш, шашлык, балабан-дудук, тар, кяманча. Дурачимся, обвиняя друг друга в плагиате, уничтожении мечетей, хачкаров, церквей. Дурачимся, считая погромы Сумгайыта и Баку делом рук армян, а армяне, в свою очередь, ходжалинскую резню - делом рук самих же азербайджанцев. Дурачимся, доказывая всему миру, что армянская церковь - она вообще-то албанская, а армяне тем временем называют азербайджанцев варварами, незаконно обосновавшимся на этих землях. Дурачимся, и не понимаем, что никакими патриотическими слоганами нельзя оправдать нетерпимость к культуре и традициям друг друга. Не хотим понимать, что терпимость - это не только моральный долг, но и политическая, и правовая потребность. Не хотим понимать что терпимость — это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира.
Что есть предательство и кто есть предатель? Кто устанавливает критерии предательства и в чьей компетенции обвинять того или иного человека в предательстве? Например, по моему глубокому убеждению, предатель - это тот, кто обвиняет свой собственный народ в продаже земель, ничем не отличаясь от тех же армян, которые винят за содеянное в Ходжалах нас, азербайджанцев. Гордость не позволяет признать свое поражение, но гордость позволяет называть своих солдат, свою армию предателями? Абсурд!
Как часто можно услышать из уст моих соотечественников: «Куда смотрят в МНБ? Почему не займутся этими людьми?» (с журналистами и представителями НПО, посещающими Армению). Действительно, куда смотрит МНБ? Ответ, по-моему, прост: туда, куда нужно. И вряд ли в МНБ нуждаются в советах обывателя, в указаниях низов. Как можно вообще сомневаться в профессионализме и компетентности спецслужб собственной страны? Неужели в Азербайджане находятся люди, которые действительно полагают, что МНБ не знает, кто, куда и почему едет? В чем провинилась эта структура, что заслужила подобной недооценки?
И грустно не оттого, что уменьшают возможности наших спецслужб, а оттого, что мы, видимо, намерены продолжать нашу древнюю традицию стукачества, по которой лидировали в советский период. Помню, еще во Франции, знаменитый азербайджанский писатель Чингиз Гусейнов рассказывал мне про свои молодые годы, когда ему приходилось копаться в анонимках и доносах, поступающих из Азербайджана в Кремль. Ему было стыдно за лидерство Азербайджана в этом недостойном деле. А сегодня мы упускаем из виду былые масштабы нашей страны и сравниваем Советскую Империю, величайший продукт человеческого мозга, распростертую от Владивостока до Кенигсберга, с нашей маленькой страной, границы которой ограничиваются Баку и Газахом, где за телодвижением любого гражданина можно установить полный контроль. Как следствие, в Азербайджане еще ни одна государственная структура не запрещала мне ездить, куда я хочу, и писать что хочу. Диктатура - это вовсе не диагноз нашего с вами государства! Диктатура – это диагноз азербайджанского народа, который вынудит даже самого либерального правителя стать тираном. Ну не может, не хочет он мыслить свободно. И в чем же винить нам власти?
С чего начинается Родина?
Еще меня спрашивают, армянин ли я? А может, полукровка? Ни то, ни другое. И даже если был бы полукровкой, поверьте, не комплексовал бы. Потому что эпитет «армянин» для меня в данном случае не оскорбление. Все очень просто - я не хочу и не могу претендовать на «лавры» Геббельса.
Вот, вспомнил историю. Пару месяцев назад у меня состоялся разговор с одним из полукровок, которых полным-полно в Баку. Классический, как говорится, продукт смешанного брака - отец азербайджанец, мать - армянка. Потерял отца еще до известных событий, выращен матерью, благодаря ей, получил образование, даже преподает сегодня в одном из ВУЗов страны. Живут себе с мамой-армянкой, не горюют вроде бы. Но есть одно большое «однако», которое не делает ему чести - он ненавидит весь армянский народ, проклинает его на чем свет стоит, оскорбляет, как только может. Но не сложно понять, что он всего лишь пытается оправдать себя (!), показаться самым ярым армянофобом из всех армянофобов. И только потому, что его могут заподозрить в лояльности к армянам. Видимо, он хотел понравиться мне, но упал в моих глазах. Как может человек оскорблять свою мать? Хотя не виню я его, вынудили так сказать. По-другому он и не может.
Спрашивают у меня, «Что есть для тебя Родина?». Нет, не там, где я сыт и доволен. Это не то, что вы думаете. Родина - эта любая страна, где уважаются мои права, и где я могу чувствовать себя человеком. А так как я все еще не эмигрировал, это от банального желания внести свою лепту в дело демократизации общества и бешеного желания превратить Азербайджан в страну, где уважаются права человека. Я не хочу слышать от европейца: «если с вами что-то случится, вы можете рассчитывать на нашу помощь, вплоть до эмиграции». Ведь по большому счету ему наплевать на меня и на мою судьбу. И почему я должен уезжать и становиться звеном в цепи утечки мозгов? Хотя, должен признаться, я завидую тем людям, которые покинули Азербайджан, и живут себе припеваючи, даже не вспоминая о родине, преуспевают в бизнесе, обеспечивая своим детям прекрасное будущее. Завидую тому, как им удалось забыть обо всем, адаптироваться к новым условиям. Как они нашли в себе силы покинуть навсегда наш бешеный регион? Но сильно сомневаюсь, что они перестали от этого быть азербайджанцами.
Образ врага
И еще. Не надо требовать от меня и от кого бы то ни было ненавидеть всех армян. Это не по моей части. Ненавидят только достойных, сильных, например, США, которые я ненавижу всеми фибрами своей души. А Армения - это всего лишь часть огромного форпоста супердержав под названием Южный Кавказ. Как мне ненавидеть себе похожих? Все, на что я способен, это высмеивать и издеваться над нашим регионом в целом. Регионом, население которого очень любит говорить о любви к земле, но ни в коем случае не о любви к человеку. Регионом, где для всех судьба камней, материи важнее, нежели судьба человека. И как следствие, судьба нашего региона - кичиться мугамом, дудуком, хачапури. Судьба нашего региона - жить в ненависти по умолчанию. Судьба нашего региона – любить и ненавидеть по приказу. Что мы и делаем – дружно, хором, и кажется, нет конца этому театру абсурда.
Хотя, вроде бы у меня больше прав на ненависть, чем у тех, которые требуют от меня этой ненависти. Я один из десятков тысяч наших соотечественников, пострадавших от этой войны. И я потерял в Карабахе, как и многие наши граждане, члена своего семьи. Но что можно поделать - я все равно нахожу в себе силы и смелость высмеивать нашу примитивную войну (обожаю великого композитора современности, немца Штокхаузена, который сумел таки увидеть в обрушившихся зданиях Всемирного Торгового Центра гениальный перформанс XXI века, потому что смотрел на эту ужасную сцену с точки зрения искусства).
Хочу попросить своих соотечественников, переполненных ненавистью к армянам, чтобы впредь они были осторожны в словах своих и не уподоблялись Роберту Кочаряну, по мнению которого, «азербайджанцы и армяне генетически несовместимы». Мне близка позиция моего президента, который готов предоставить армянам самый высокий статус автономии и который в принципе не исключает возможность нашего с армянами совместного сосуществования. Не могу понять, почему для нас должна быть близка позиция Кочаряна, которого все мы называем врагом? Перспектива солидарности с Кочаряном меня абсолютно не устраивает.
Мы должны остановиться! Не надо отнимать у нас надежду на то, что к тому времени, пока наши дети повзрослеют и будут в состоянии понимать, что такое оккупация, потеря земель, беженцы, война и кровь, эти проблемы найдут свое решение. Но наше общество не дает шанса будущему поколению готовить себя к мирному сосуществованию с соседним народом. Даже если через некоторое время конфликт будет урегулирован, и стороны определятся со статусом Карабаха, в подсознании у детей укоренится образ врага-армянина, который будет мешать им развивать с соседом отношения. А мы их вынуждены развивать. Никуда нам от этого не деться.
И несложно понять, что если с таким упорством насаждается образ врага-армянина, это означает одно: подсознательно мы знаем, что карабахский конфликт будет длиться веками и, даже когда наши дети повзрослеют, эта проблема будет для них актуальна. То есть, мы готовимся к тому, что конфликт будет и дальше оставаться замороженным. В этом случае надо учесть, что такое развитие событий приведет лишь к смирению с потерей земель и будущему поколению азербайджанцев будет просто наплевать на Карабах, который они ни разу не видели. Тогда тем более им незачем ненавидеть армян. Им уже надо будет ненавидеть нас – своих отцов и дедов.
Лично я не хочу оставлять в наследство своим детям кучу нерешенных проблем. Ни один нормальный человек не может этого хотеть. Учить детей нужно прекрасным вещам: жизни, любви, миру. С войной же мы должны закончить сами, а не наши дети вместо нас. Это наш конфликт, наша война, пускай даже такая нелепая. Мы не имеем права отнимать у своих детей право на мир и добрососедские отношения со всеми нашими соседями, как отняли у нас, у молодых это право наши родители. И уж тем более, если мы рассуждаем об общечеловеческих ценностях и стремимся в Европу, то не должны прививать будущему поколению ксенофобию и нетерпимость к представителям других национальностей и рас.
Неужели наш Южный Кавказ действительно проклят Богом навеки и нет надежды на то, что когда-нибудь все образуется? Очень не хочется в это верить.
Алекпер Алиев


IuM вне форума   Ответить с цитированием