Показать сообщение отдельно
Старый 03.11.2006, 22:18   #1
Местный
 
Регистрация: 01.09.2006
Сообщений: 5,202
Сказал(а) спасибо: 137
Поблагодарили 345 раз(а) в 239 сообщениях
Вес репутации: 66
IuM на пути к лучшему
Мои фотоальбомы
Отправить сообщение для IuM с помощью AIM Отправить сообщение для IuM с помощью Yahoo

По умолчанию

Дядюшка Орхан рассказывает о мечтательных армянских девушках
или
Счастливый брак «османского» декаданса с врагами турецкого народа


Орхан Памук - один из ведущих современных авторов, номинировавшийся в прошлом году на Нобелевскую премию. После интервью, в котором Памук признавал вину своей родной Турции в геноциде армян, писателю пришлось временно покинуть родину, а затем и столкнуться с судебными преследованиями. Лишь в декабре 2005 г. с него были сняты обвинения в оскорблении турецкого государства, чреватые тремя годами тюрьмы.
Из аннотации к роману «Снег» выпущенной издательством «Амфора», 2005 г.

Лирическое вступление

“Czechishe folk der simulanten bande!”
Ярослав Гашек, «Приключения бравого солдата Швейка»

Написать этот развернутый постинг и открыть тему заставил меня разговор, как ни странно, с г-ом Памуком (называю его так в последний раз) совершенно не связанный. Произошел он на квартире у моего чешского друга, где я отходил после неудачной попытки покинуть славную землю чешскую. Надо сказать, что «Похождения бравого солдата Швейка» на мое подсознание оказывало сильнейшее влияние и я был очень удивлен, когда увидел, что чехи - в общем-то, народ малопьющий и не склонный к подлым каверзам, столь проникновенно описанным в этом произведении (вспомните хотя бы эпизод о напаивании двух конвоиров Швейка с последующей сменой ролей в первой части... или, хотя бы, тошнотворный бурлеск с пивом и мочой). Когда речь зашла о Ярославе Гашеке хозяин отозвался о нем с неприкрытой иронией, охарактеризовав его как пьяницу, перекрасившегося под красного в Сибири и двоеженца, чуть было не угодившего при возвращении в Чехию под суд (просто догадался вовремя умереть... от зеленого змия). Мне и раньше приходилось слышать, что некоторые чехи откровенно недолюбливают свой национальный символ, считают «Солдата Швейка» пасквилем на чешский народ. Дальнейший разговор убедил меня в том, что догадки мои отчасти верны. Самое удивительное – сила этого, действительно талантливого произведения настолько велика, что даже мой скептически настроенный и свободомыслящий хозяин произнес со вздохом: «что ж, он прав, все мы чехи... сплошные солдаты Швейки».

Мне стало страшно, друзья мои.

Тут-то я и вспомнил мое намерение дать характеристику тому безобразию, которое вытворяет со своим собственным народом столь возлюбленный Западом современный крупнейший турецкий писатель (говорю на сей раз без иронии) Орхан Памук.

Вступление деловое

Недавняя эпопея с обвинением О. Памука в оскорблении турецкого народа подняла благочестивый визг в лагере турецких (и европейских) либеров, кои принялись торопливо поздравлять писателя с получением Нобелевской премии. Я бы не радовался. А, Нобелевская премия. В области гуманитарной, к сожалению, господствует самая низменная политическая конъюктура. Например, Александр Солженицын получил сию награду за гигантский пасквиль на Советский Союз под названием «Архипелаг ГУЛАГ», создавший эдакий идеологический базис для усиления «холодной войны». Книга эта прочно закрепила в сознании рядового западного человека образ России как фашиской зоны, где вытравлено все человеческое. Напомню, что легендарный В. Шаламов в своем знаменитом письме завещал после смерти ни под каким предлогом не передавать архивы «этому человеку». К Солженицыну он относился с заслуженным презрением. И не зря.

Также невозможно было не заметить ликования среди армянства, торжествующе восклицающего: «ну вот видите, все сходится, мы не зря боролись за историческую справедливость! Орхан Памук, единственный благородный и порядочный человек среди турок! Сам признался, что его соотечественники-дикари вырезали миллионы армян и тридцать тысяч курдов! Теперь самое время...» (дальше следует стандартный армянский спич о извинениях, выплате многомиллиардных репараций за военные преступления, передаче Армении половины всех анатолийский вилайетов с водружением армянского флага на горе Арарат).

Вот это-то настораживает и огорчает. На языке простых, немудрящих народных сердец это называется коротко и внушительно: «измена». Надо сказать, я сам тоже был буквально околдован им и тоже послушно повторял: ну да, все у тюрков сплошная гнусь и склизь, ну ганешна, прошлое было куда светлей и краше... Его интервью было как пощечина, позволившая проснуться и приступить к:

Философии дядюшки Орхана

Интересно произвести краткий анализ философии и психологии героев О. Памука, поскольку они выражают позицию и философию автора.

Герой дядюшки Орхана – нечто беспозвоночное, существо без веры, без идеалов, без будующего, способное только ностальгировать да всхлипывать по поводу утерянного величия Османской Империи. Весь исторический отрезок пути, пройденный Турцией после кемалисткой революции вызывает у него чувство презрительного недоумения.

Вот они, его герои – братец Галип, полностью глюнкантированный братцем Джелалем, порнобогатырь Ка, на которого мочатся все без исключения персонажи романа «Снег». Личность, чуждая всем и всему абсолютно, не способная удержать любимую женщину, не способная справиться с подонком, который над ней открыто издевается. Укативший в конце в Германию, где смотрел по ночам парнуху и лил слезы по поводу утери возлюбленной. Там же и кокнутый одним из чокнутых исламистов. Как говориться, пророческий конец... Хейирли олсун, Орхан дайы...

А теперь приступим ко второй части Марлезонского балета. Вот он:

Дядюшка Орхан и Исламизм

Но есть страницы от которых не оторваться. И посвящены они не главному герою Ка, а исламисту Ладживерту.
Российский литературный ресурс, http://community.livejournal.com/ru_books/985846.html

И, конечно же, злейшие враги турецкого государства в частности и всех тюрков вообще, «исламские» сектанты (я намеренно ставлю кавычки, так как к истинному исламу они не имеют никакого отношению и являются по совместительству шпионами арабов и фарсов), изображены в «Снеге» с живейшей симпатией. К примеру – Ладживерт! Из подробного описания его жизни выясняется, что он самым теснейшим образом связан с Ираном – государством, где слова «тюрок» и «ишак», «торке-хар», употребляются как синонимы. Турцию он хочет превратить в «исламское» государство – что это такое, мы хорошо знаем по примеру дражайших арабских стран, Афганистана и Ирана. Из многочисленных намеков постепенно выясняется, что очевидно, он также террорист, ухлопавший не одну невинную жертву.

«И с моральной точки зрения их уродство велико» (Генрих Гейне). Живет господин исламист сначала с одной, потом с другой сестрой (некоторое время даже с двумя разом). Затем он развлекается еще с одной девушкой, где его и приканчивают кровожадные турецкие националисты. Вот такой вот шейх Насруллах наших дней. И что же? каково отношение автора к столь неприглядному «герою»? Незаметно для читателя, ткань повествования строиться таким образом, что все симпатии неизменно оказываются на стороне такого славного, может ошибающегося, но в чем-то благородного Ладживерта! Все диалоги с главным героем неизменно выигрывает он (достаточно вспомнить монолог о страданиях Рустама - воистину, словоблудие о «слезинке ребенка»). Ладживерт способен расплакаться от вида бедного щеночка! Ка в конце оказывается предателем – а Ладживерт нет. Даже умирая, он пытается прикрыть собой девушку. Буна бах, благородный какой шейх Насруллах...

А теперь третья часть Марлезонского балета:

Дядюшка Орхан и Патриотизм

Было заметно другое: тоска из-за собственной нищеты и убогости. Там показан маленький заброшенный городок, так что величие его в 18 веке, хоть и вспоминалось, но больше было как-то приниженности. И в этом сходство есть: мы тоже любим себя унижать на глазах всего мира. Кстати, там неоднократно подчеркивается связь с русскими в прошлом.
Российский литературный ресурс, http://community.livejournal.com/ru_books/985846.html

Начнем с народа, заявление о геноциде которого вызвало у представителей его читательской интеллигенции бурный восторг. Речь, конечно же, пойдет о неугомонных господах армянах. А также о нас, многострадальных. И о братьях-турках.

К армянам в книгах Памука – отношение самое теплое. Тут и прекрасный старый резной шкаф, семейная реликвия, сработанный армянским мастером (Чёрная книга), и великолепные особняки, в который обитали богатые армянские купцы, создатели минувшего благополучия Карса и «нищие и мечтательные» армянские девушки, с замиранием сердца смотревшие провинциальные спектакли (Снег). Скажете – а что тут плохого? Разве армяне действительно не принимали самое живейшее участие в жизни Османской Империи? не заслуживают того, чтобы и о них было рассказано?

А вот тут же появляется и «турок азербайджанского происхождения» с ухватками гомосексуалиста и профессией пошлого шута. Вообще все персонажи азербайджанского происхождения в «Снеге» предельно опошлены, словно автор ставил перед собой цель нас специально высмеять. Где ж тут справедливость, где объективность, уважаемые дамы и господа?

Особое место в извращенном мире книг дядюшки Орхана занимают образы людей, карикатурно высмеивающих великих турецких деятелей 20 века, в первую очередь – Мустафу Кемаля Ататюрка. Достаточно вспомнить мелкого провинциального актера (подражающего Ататюрку) и его лесбиянку-жену в романе Снег (на эту пасквильную книжонку я буду часто ссылаться, лучше бы он ее не писал). Я не буду входить в детали всех перипетий позорной вивисекции, с помощью которой дядюшка Орхан всех приличных людей в новой Турции выставляет то дураками, то злобными извергами. Достаточно много гнусных пасквилей и на турецкую армию – силу, много раз спасавшую страну от хаоса и развала. Безусловно, Турция – государство полицейское, но многие что-то со слишком большой готовностью забывают причины, заставляющие турков до сих пор держаться жесткого курса во внутренней и внешней политике. А причина ясна, – достаточно элите страны дать слабину и враги, многочисленные и недремлющие, – курдские сепаратисты, армяне, греки, исламские сектанты превратят страну в кровавое болото, не хуже Афганистана и Ирака, а затем поделят ее на лоскутные кусочки. Армия же турецкая много раз бравшая власть в свои руки каждый раз возвращала ее народу. Такого явления, как военные хунты третьих стран Турция никогда не знала...

Естественно, такая бездельная страна, вступив на путь индустриализации после кемалисткой революции, опошлила экологически девственные просторы Истамбульских пригородов мерзкими фабриками, выпускающими недоброкачественнейшие батарейки и прочую дребедень (Чёрная книга), от коей – один вред. Не было в османский период подлых фабрик, не было! Да и вид с его элитной квартиры в Нишанташи они портят...

А! А как же можно пройти мимо такого явления, как секс! Чччерт дери, как же я был заинтригован, можно даже сказать, разожжен, когда добрался до главы «О делах любовных» незабвенной «Габуснаме» Искандера ибн Кейкавуса (фарс, между прочим). Какие были надежды! (дело происходило в средней школе). Воображение рисовало пленительные картины историй о сексапильных восточных красотках и советах профессионала (правда, древностью более тысячи лет тому назад, да это не важно, истинное исскуство не стареет) по их молниеностному совращению! О разочарование. Пришлось с чувством тягостного недоумения читать пошленькие историйки о мальчиках... гадость и только. Вот и мужчины в романах дадюшки с поразительной частотой и настойчивостью целуют друг друга в губы, то и дело уединяются в туалете, чтобы читать там стихи и тоже целоваться... одним словом, такое поразительное количество мужских поцелуев, что ощущаешь подозрительность: то ли таковы турецкие национальные традиции, то ли автор свои привычки распространяет на свой же народ? бу недир, а? Впрочем, его герои в бытность свою в лицее в шутку пытались отыметь друг друга в попку (Снег), так что ничего удивительного, с другой стороны, в таких пассажах у дядюшки Орхана не вижу... кажется все-таки речь идет о его богатой интересными приключениями жизни...

Естественно, дядюшка Орхан не может пройти мимо такого неприглядного явления, как насилие в турецкой семье. Очевидно, положение дел таково, что все турецкие мужчины не работают, живут за счет своих жен, которых избивают пинками до беспамятства на глазах у потрясенных, забившихся в угол от ужаса детей (Снег). В такое состояние турки впадают от чудовишного количества ракы, которым накачиваются в карсских забегаловках. Таким образом, упившись ракы, сначала избив, потом отымев (пардон) своих жен, вывернув все содержимое сумочек и карманов несчастных женщин, эти изверги покупают параболические антенны и в сонном отупении смотрят по ночам иностранные каналы.

Одним словом, Турция – это место, где «нет Аллаха» (очевидно, он есть в Саудовской Аравии, Иране, куда и призывает нас идти по стопам г-на Ладживерта дядюшка Орхан). В действительности «нет Аллаха» в Карсе (по тексту романа Снег), но такое обобщение я сделал со специальной целью, разъяснить которую постараюсь ниже. Скажете, что мои выводы слишком заострены и носят характер карикатурный? Ничуть. Перечитайте Снег, соберите памуковские перлы, рассыпанные по всей книге – получиться именно такая картина.

Вспоминаю случай, который произошел в салоне аэробуса компании «Тёркиш Айрлайнз» при моем возвращении из Чехии в Баку. При взлете у аэробуса произошла поломка в двигателе и он был вынужден вернуться обратно для ремонта. Естественно, это не вызвало энтузиазма у пассажиров, многие из которых были женщинами, которых ожидали в Стамбульском аэропорту мужья. Они принялись протестовать, требовать, чтобы им позволили включить мобильники для связи с родными. Им в этом было отказано. Скорее всего, отказ был вызван объективными причинами, так как шло тестирование двигателя и навигационного оборудования. В общем, обстановка была самая нервозная. Когда мы долетели до Истамбула, при выходе из салона внезапно возник конфликт. Двое мужчин повздорили, затем схватились врукопашную прямо в салоне аэробуса. Все пассажиры застыли потрясенные, несколько из них бросились разнимать дерущихся. Вдруг я услыхал позади себя: “Oооооо, it is really Turkish traditions!”. Говоривший, по лицу англосакс, явно был очарован такой экзотикой...

Тут есть один тонкий момент. Большинству людей свойственно обобщать. Пассажиры аэробуса, в своем подавляющем большинстве турки, люди очень приличные и интеллигентные, были потрясены этим безобразием. В драке приняло участие от силы 5-6 человек (дрались-то двое, остальные разнимали). А для англосакса это – «настоящие турецкие традиции». Человек посторонний, прочитав, допустим, Снег, не скажет: «эти мужчины в Карсе – отчаявшиеся безработные, по ним нельзя судить о всей Турции». Нет, он скажет: «все турки пьянствуют, бьют жен и детей, отнимают у своих спутниц жизни деньги, живут за их счет и пр.». Стереотипы – чудовищная вещь...

Так что, поверьте, шарма турецкому народу подобные книги не прибавят.

БЕЗЖАЛОСТНЫЙ ЭПИЛОГ

Чем же объясняются эти невероятные Памуковские экскапады? Причина этого вовсе не в том, что он продал Турцию заа армянское/европейское золото. Все гораздо проще, если приглядеться к нему внимательней. Тщеславие... тщеславие уважаемые форумчане, тщеславие и эпатаж – вот что послужило причиной написания его книг. Эпатаж – причина рокового интервью, где он безответственно назвал цифры (остается только догадываться, где он их взял) «жертв» геноцида. Причем, самое забавное, что в число убитых турками вошли помимо миллионов армян еще и тридцать тысяч курдов.

Безусловно, подобное вряд ли могло произойти в Азербайджане. Если сейчас кто-нибудь из наших писателей обвинит наш народ в геноциде армян, – минимум, что ему рекомендуется, - эту страну покинуть. Лет эдак через пять-десять его могут просто убить за это. Азербайджан – страна понесшая тяжелое военное поражение, прошедшая через величайшее национальное унижение... нет, здесь это не пройдет. А в Турции вполне можно чудить, поскольку благодаря кровожадным кемалистам создано устойчивое государство с демократическими (настолько, насколько это возможно в условиях тоталитарного Востока) традициями. Посадить, конечно, могут (турки не лохи), но не убьют.

Так и хочется повторить слова турецких националистов: дядюшка Орхан (право на уважительное обращение в моих глазах он потерял, согласившись дать провокаторское интервью швейцарской газете), конечно, постмодернизм – хорошо, но помни -
«Ты философствуешь благодаря нам» (Снег).

IuM вне форума   Ответить с цитированием