Показать сообщение отдельно
Старый 24.04.2017, 12:26   #512
Администратор
 
Аватар для Dismiss
 
Регистрация: 23.07.2006
Адрес: Baku
Сообщений: 46,714
Сказал(а) спасибо: 10,220
Поблагодарили 10,702 раз(а) в 6,757 сообщениях
Вес репутации: 1
Dismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспорима
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Три причины, почему французские ультраправые пошли по стопам Аганбегяна

20 Apr в 23:13
Михаил Беляев



Марин Ле Пен хочет присоединить Нагорный Карабах к Армении

Лидер французских националистов, глава партии "Национальный фронт" Марин Ле Пен, выступила в интервью изданию Nouvelles d'Arménie за то, чтобы присоединить Нагорный Карабах к Армении. Подобная позиция Ле Пен, стремящейся стать следующим президентом Франции - страны, сопредседательствующей в Минской группе ОБСЕ, на первый взгляд показалась неожиданной. Ведь если допустить, что французы изберут Марин Ле Пен президентом и она будет в действительности придерживаться подобной позиции по нагорно-карабахскому урегулированию, то, очевидно, что Азербайджан откажется от продолжения каких-либо дальнейших переговоров с французским посредничеством. Тем самым будет поставлен под сомнение весь миротворческий формат, а многолетние усилия французской дипломатии по достижению компромиссного решения пропадут впустую. Подобная позиция Ле Пен сформировалась по трем причинам.

Причина первая: деньги

Не вызывает никаких сомнений, что заявление было сделано, в первую очередь, в погоне за поддержкой крайне влиятельного во Франции армянского лобби. Партии нужны деньги. Как признавала пару лет назад сама Ле Пен, "Национальный фронт" обращался за финансированием во многие французские и европейские банки, но везде получал отказ. Поэтому партии приходится находить альтернативные источники пополнения казны, и особую роль здесь играют пожертвования. В этом смысле вполне понятно желание "Национального фронта" заручиться финансовой поддержкой состоятельных французских армян. Тема "армянского геноцида" уже не столь актуальна, поскольку во Франции и без того полностью поддерживают армянскую позицию, и сегодняшняя лояльность Ле Пен в этом вопросе ничем не отличает ее от конкурентов, борющихся за президентское кресло. Стоит напомнить, что во время прошлой президентской гонки Ле Пен заявляла: "Нужно сначала заняться теми вопросами, которые нас касаются, а французскому парламенту нечего вмешиваться в армяно-турецкую историю". В эту гонку свою позицию она значительно подкорректировала.

Однако одной лишь жесткой антитурецкой риторикой французских армян едва ли можно впечатлить. Максимум, который могла сделать Франция - признать геноцид, но проблема в том, что признать его можно лишь один раз. Турция "пережила" это еще в 1998 году. В отличие от происходивших в Османской империи событий 100-летней давности вопрос Нагорного Карабаха продолжает оставаться актуальным, и открытая поддержка армянской стороны может принести тому или иному французскому политику вполне реальную выгоду.

Причина вторая: религия

Поддержка христианской Армении в конфликте с преимущественно мусульманским Азербайджаном полностью укладывается в исламофобскую политическую идеологию "Национального Фронта". И здесь не играет никакой роли, что армяно-азербайджанский конфликт является этно-территориальным, а не религиозным. Среднестатистический сторонник Ле Пен, как правило, мыслит в категориях "мы против них", и разделяет тезисы о войне цивилизаций между мусульманами и христианами, где первые воплощают абсолютное зло. Достаточно лишь вспомнить, что Марин Ле Пен в 2010 году сравнила молящихся на улице мусульман с нацистской оккупацией Парижа.

Причина третья: политическая безответственность


Вывод Франции из числа сопредседателей Минской группы (Азербайджан неизбежно откажется от переговоров по Нагорному Карабаху под эгидой МГ ОБСЕ, если Франция выступит за присоединение оккупированного региона к Армении), стал бы болезненным ударом по французской дипломатии, которая будет вынуждена уступить свое место в минском формате немцам, если МГ ОБСЕ вообще не развалится, а вместо нее не укоренится трехсторонний переговорный формат Баку-Москва-Ереван. Поможет ли подобная политика Франции сделать ее "снова великой" или хотя бы вернуть в качестве влиятельного игрока на международную арену, сомнительно. Уже сейчас очевидно, что "Национальный Фронт" в своей внешнеполитической концепции, если таковая есть в принципе, ориентирован на достижение краткосрочных интересов.

Интересно, впрочем, и другое. Ровно 30 лет назад, в далеком 1987 году, советник Михаила Горбачева по экономическим вопросам, Абел Аганбегян, встретился с группой французских армян в отеле "Интерконтиненталь" в Париже. В ходе той встречи он рассказал им о своем видении решения карабахской проблемы: "Я был бы рад, если бы Нагорный Карабах вернули Армении. Как экономист я считаю, что у них куда более тесные связи с Арменией, нежели с Азербайджаном. Я уже внес подобное предложение, и надеюсь, что эти идеи будут воплощены в жизнь в духе перестройки и демократии". Эти мысли Аганбегян также отразил в своей статье в газете французских коммунистов "Юманите". Спустя несколько лет развалился Советский Союз - не в последнюю очередь, благодаря стараниям таких "националистов-перестройщиков".

Сегодня аганбегяновские тезисы в погоне за пожертвованиями и голосами взяли на вооружение французские ультранационалисты. Для них Нагорный Карабах - пустой звук, уголок в далекой Азии, который они вряд ли смогут найти на карте. В отличие от Марин Ле Пен и ее сторонников для армян и азербайджанцев это земля, за которую они проливали и проливают кровь, из-за которой их страны не в состоянии полностью реализовать свой потенциал. Остается надеяться, что два кавказских народа, сполна хлебнув горя войны за прошедшие десятилетия, стали достаточно опытными, чтобы понять одну истину: европейским ультранационалистам судьба азербайджанцев и армян абсолютно неинтересна, а свою позицию по Карабаху популисты поменяют ровно столько раз, сколько раз им это будет выгодно. Армянская диаспора Франции может поддерживать присоединение Карабаха хоть к самой Франции, но азербайджанцы от этого никуда не исчезнут. Поэтому прежде, чем в патриотическом экстазе превозносить Ле Пен, стоит вспомнить одну неудобную правду: французские армяне живут в элитных районах Парижа, карабахские армяне - в нищете и на военном положении. И местами они никогда не поменяются.
__________________
Тема Нагорного Карабаха далеко не исчерпана. Рано или поздно, если только какой-нибудь метеорит не уничтожит половину населения земного шара, азербайджанцы все равно попытаются решить этот вопрос. ©




Dismiss вне форума   Ответить с цитированием