Показать сообщение отдельно
Старый 30.12.2016, 12:48   #755
Администратор
 
Аватар для Dismiss
 
Регистрация: 23.07.2006
Адрес: Baku
Сообщений: 46,456
Сказал(а) спасибо: 10,181
Поблагодарили 10,670 раз(а) в 6,738 сообщениях
Вес репутации: 1
Dismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспоримаDismiss репутация неоспорима
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Закавказье в 2016 году: основные итоги

Цитата:
Уходящий год для Закавказья был наполнен многообразными событиями. Однако, несмотря на это, говорить о нем, как некоей революционной вехе в истории региона, не представляется возможным. Статус-кво, который сложился здесь восемь лет назад после признание Россией абхазской и югоосетинской независимости, существенно не изменился. Даже апрельская «четырехдневная война» в Нагорном Карабахе существенно не поколебала тот расклад, который имелся к тому времени в Закавказье.

Карабахская эскалация

При этом вооруженная эскалация в зоне старого этнополитического конфликта стала без всякого преувеличения самой «горячей темой» уходящего года. Впрочем, это событие нельзя назвать сюрпризом. Оно просчитывалось и в предыдущий период теми, кто внимательно следил за такими приметами конфликтной динамики, как количество инцидентов на самой линии соприкосновения в Нагорном Карабахе и на армяно-азербайджанской границе за его пределами, ход переговорного процесса, изменение военного баланса сил между Ереваном и Баку. Не менее важным параметром было и повышение «качества» противостояния, если вести речь о расширении номенклатуры технических средств, используемых сторонами. Как можно оценивать итоги «четырехдневной войны» и ее последствия на дальнейшую эволюцию конфликта?

С одной стороны, в апреле 2016 года азербайджанская армия продемонстрировала качества, несопоставимые с уровнем начала 1990-х годов, и показала себя грозной силой. И хотя сокрушить военные силы Армении и непризнанной НКР на карабахском направлении не удалось, а территориальные приобретения оказались мизерными, психологическое воздействие этого локального успеха нельзя недооценивать. В какой-то мере представление о Нагорном Карабахе, как неприступной крепости было поколеблено. Во многом схожие оценки можно отнести и на счет дипломатии Азербайджана. Баку, получив публичную поддержку со стороны Анкары и Киева, не подвергся критике или осуждению за свои действия со стороны ведущих международных игроков. И Москва, и Вашингтон, и Тегеран (последний, несмотря на сложную двустороннюю динамику со своим северным соседом) постарались сохранить конструктивные отношения с Азербайджаном. Каждый по-своему, но в итоге результат Баку мог бы записать себе в актив.

В то же самое время в апреле 2016 года армянские силы не понесли тяжелого поражения, а в ходе кратковременных боевых действий показали умение быстро справляться с первичным шоком и перегруппировываться. Инфраструктура непризнанной республики сохранилась. Общества же в Армении и НКР продемонстрировали завидную социальную мобильность и готовность, если надо, даже вопреки воле властей действовать для защиты армянских национальных интересов.

По итогам апрельской эскалации не произошло и изменений переговорного формата. Минская группа ОБСЕ осталась безальтернативным механизмом, сколько бы его ни подвергали критике и даже остракизму. Сохранились и принципы переговоров, хотя многим провозглашение равнозначности самоопределения и территориальной целостности кажется эклектикой. Особая статья - усиление роли России в мирном процессе вне рамок минского формата. Благодаря РФ в Москве была достигнута договоренность о прекращении огня, и после этого именно Кремль предпринял дополнительные усилия по возвращению Еревана и Баку за стол переговоров. Запад в отличие от других постсоветских конфликтов согласился на эту особую российскую роль. Во-первых, потому, что в Нагорном Карабахе Москва не стремится сломать нынешний баланс сил и выступить в роли «ревизиониста», то есть игрока, заинтересованного в радикальном изменении статуса НКР и территориальных споров в ту или иную сторону. Во-вторых, США и ЕС прекрасно понимают ту степень неформального влияния на Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева, которой обладает Путин. В-третьих, учитывается обоюдный интерес и Еревана и Баку к российской медиации, что начисто отсутствует в конфликтах между Тбилиси и ее бывшими автономиями (грузинская сторона заинтересована в укреплении противовеса действиям РФ).

Последствия «четырехдневной войны»

Что это означает в практическом смысле? Прежде всего, речь идет о том, что Москва, аккуратно балансируя между Арменией и Азербайджаном, недвусмысленно показала, что заинтересована в сохранении имеющегося баланса сил и статус-кво. В этих условиях бросать открытый вызов Кремлю для Баку и для Еревана (по разным причинам и мотивам) затруднительно, а Запад в данном конкретном вопросе России не противоречит и не мешает.

В то же время существует очевидный риск, что новая эскалация сделает политические инвестиции РФ в процесс урегулирования конфликта предельно рискованным делом. Военное противостояние на линии соприкосновения имеет свою собственную логику, которую Москва (как и Запад) напрямую не может контролировать. Непросто Кремлю и влиять на внутренние процессы и общественные умонастроения в Азербайджане и в Армении, в особенности в прикаспийской республике. Между тем, именно Баку не удовлетворен сохранением нынешнего статус-кво, что особо и не скрывает. Но экономическое положение прикаспийской республики не таково, чтобы не думать о постоянном наращивании военных расходов, как о бремени для экономики и социального сектора. В октябре президент Ильхам Алиев назвал 2016 год «самым трудным и тяжелым» для экономического развития Азербайджана. В этой ситуации велик соблазн взвинтить ставки и разрубить сложный узел одним махом. Однако в отличие от грузинского руководства времен Михаила Саакашвили азербайджанский лидер привык к большей осторожности. И апрельская эскалация, скорее всего, показала ему не только выгоды, но и ограничители для гипотетического повторения сценария Сербской Краины-1995 в кавказских условиях.

Сергей Маркедонов
__________________
Тема Нагорного Карабаха далеко не исчерпана. Рано или поздно, если только какой-нибудь метеорит не уничтожит половину населения земного шара, азербайджанцы все равно попытаются решить этот вопрос. ©




Dismiss вне форума   Ответить с цитированием