Показать сообщение отдельно
Старый 15.06.2016, 03:14   #732
Администратор
 
Аватар для Dismiss
 
Регистрация: 23.07.2006
Адрес: Baku
Сообщений: 45,873
Сказал(а) спасибо: 10,067
Поблагодарили 10,570 раз(а) в 6,663 сообщениях
Вес репутации: 1
Dismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордится
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Арутюн Карапетян: “Суверенитет – иллюзия”

Марине Мартиросян


18:16, 10 июня, 2016
Интервью со старшим научным сотрудником Научно-технологического центра органической и фармацевтической химии, председателем Национального фонда науки и ведущих технологий Арутюном Карапетяном

В интервью, которое Вы дали нам в 2013 году, был высказан следующий прогноз: “Репрессии усилятся, все традиции Советского Союза вернутся”. Что изменилось за эти три года?

Очевидно, что репрессии усилились. Вы уже знаете, что власти сделали с Айком Ханумяном. Аналогичным образом они поступили с Геворком Сафаряном и Айком Кюрегяном, а ведь это кристально чистые люди. Репрессии – наилучший показатель того, что страна превратилось в полицейское государство. Во всем мире, пожалуй, только в Армении на душу населения приходится самое большое число полицейских. Полиция вместо того, чтобы защищать интересы общества, обеспечивает спокойную жизнь для неизбранной власти. Повсюду беспредел. Сегодня (8 июня. – Авт.) я прочитал о том, что по дороге в Нубарашен убили мужа языковеда Парандзем Мейтиханян. Вседозволенность порождает у людей наглость и цинизм. Человека, который сделал справедливое замечание, избили до смерти.

После 2-го апреля стало высказываться мнение, что четырехдневная война вызвала в нашей стране перемены.

Во-первых, это была не война, а 4-дневное обострение, так как после 94-го года война не прекращалась и не прекратится. Подобные обострения, на мой взгляд, будут продолжаться до тех пор, пока одна из стран не объявит о своей окончательной капитуляции. Что касается того, что последнее обострение что-то изменило в этой стране, то это не так – ничего не изменилось. В эти дни режим впал в панику, но постепенно все прошло.

Относительно моего прогноза о возвращении советских порядков должен сказать, что сейчас не имеет смысла говорить об этом, так как мы уже превратились в одну из областей России. Сегодня русским хотят передать уже ПВО. Недра отдали, все стратегические инфраструктуры – железную дорогу, электросети, газ, телекоммуникации, телефон – отдали, а сейчас очередь дошла до ПВО. Мы всю нашу страну передали России, которая представляет собой всё ту же советскую империю. Что изменилось? От партийной диктатуры мы перешли к диктатуре КГБ. На переходном этапе были какие-то свободы, а теперь мы видим, что происходит с теми, кто, как Украина, показывает когти. Спаслись только страны Прибалтики и Грузия. Власти ради сохранения своих кресел добровольно сдаются России.

То есть суверенитет становится иллюзией?

Он уже стал иллюзией. Когда прилетаешь на самолете в нашу страну, на границе тебя встречают русские. Разве непонятно, что суверенитет превратился в иллюзию. Единственное, что мы можем делать, это предоставлять олигархам льготы и грабить страну. Несколько дней назад премьер-министр Овик Абрамян (ему, наверное, кажется, что люди ничего не читают, он считает нас дураками) заявил, что в Армении нет монополий, а есть крайне централизованная экономика, и перечислил ее негативные стороны. Прежде, чем делать такие заявления, ты, Овик Абрамян, лучше скажи, что понимаешь под монополией, и только потом давай ее определение. Мы видим, что по всем параметрам в экономике есть монополии. И что, они нас за дураков держат? Говорят, что даже во время выборов в академию они действуют по указке Москвы, которая говорит, кто должен пройти. Так что суверенитет, конечно, иллюзия.

А почему мы дошли до этого?

Потому что в частности Серж Саргсян проводит антиармянскую политику. Паника, которая началась в первые дни четырехдневного обострения, взаимоисключающие заявления о том, что мы не сдавали землю, не сдавали позиции, показали, что у нас нет государственности, нет правосудия. Мы увидели, что армия как структура – блеф, кроме, конечно, ушедших в бессмертие таких солдат, как Роберт Абаджян, которые осознанно пошли на смерть. Мы поняли, какая коррупция процветает в армии.

Чем занят Сейран Оганян, если его генералы берут взятки? Чем были заняты верховный главнокомандующий и начальник генштаба Хачатуров? Неужели никто из них не знал, что армия погрязла в коррупции? Кто поверит в эти сказки? Доказательство тому – около 2500 погибших в мирное время.

Начальник управления тыла ВС РА, полковник Иолчян дал интервью телекомпании “Кентрон”. Петрос (ведущий Петрос Казарян) сказал ему: “В этом городе полно дорогих иномарок, принадлежащих Минобороны. Вам хватает средств на то, чтобы обеспечивать армию? Я был в Карабахе и знаю, какая там ситуация”. Иолчян в ответ заявил: “Это личные машины наших сотрудников”. Напрашивается вопрос: в таком случае кто позволил устанавливать на этих машинах номера Министерства обороны? Эти номера используют для того, чтобы дорожная полиция их не останавливала? Кроме того, на какие деньги куплены эти машины, если, как они сами говорят, их сотрудники получают 100-150 тысяч драмов, а ездят на автомобилях стоимостью 50-60 тысяч долларов? Как так получается? Кого они считают идиотами?

Что стало со созданными сверхчувствительными сенсорами, которые могли помочь на передовой? Последовала ли реакция со стороны Минобороны?

В 2008-ом эксперты Министерства обороны посетили лабораторию автора изобретения и потребовали откат. Они заявили буквально следующее: “Если мы захотим, то будет, если нет – не будет. Теперь скажите, что вы предлагаете”. А недавно я дал на эту тему интервью lragir.am, однако никто не откликнулся, даже правоохранительные органы.

Кто эти люди?

Скажу так: эксперты министерства. Один из них – директор Института радиофизики, другой, если не ошибаюсь, занимал в то время пост начальника управления военной промышленности МО, а сейчас работает в том же институте главным инженером.

Какая цена была названа представителям МО?

По словам Самвела (Самвел Геворкян – автор изобратения. – Авт.), это самый дешевый из существующих на сегодняшний день сенсоров. Российский и американский аналоги стоят, кажется, 6-7 тысяч долларов, наш дешевле. Но при этом цена даже не обсуждалась, просто заявили, что прибор не удовлетворяет требованиям МО. Если вы сейчас спросите Самвела, то он скажет, что в этой стране не собирается сотрудничать ни с одной структурой, потому что не уверен, что идея прибора не будет передана русским. Чтобы не создавать ошибочное мнение о Самвеле, приведу его слова: в случае налаживания производства готов подарить прибор для установки на наших границах, но сотрудничать, а значит, раскрывать секрет - не собираюсь. Я с ним полностью согласен, поскольку сегодня вы не найдете ни одного чиновника, который не хотел бы угодить русским.

Есть ли у Армении потенциал создания военной промышленности?

Не все, конечно, но что-то производить мы можем. Раньше у нас был завод по производству патронов, который закрыли. Спрашивается, почему закрыли. Стратегический партнер Азербайджана, Россия, продает нам патроны в ограниченном количестве. Вокруг нашего патронного завода разразился скандал. Человек, который привез в Армению конвейер, заложил ради этого свой дом. Потом здесь начали выпускать патроны. Я даже не знаю, сколько это длилось, однако производство вскоре закрыли – по всей видимости, по указанию русских.

В 2013 г., возвращая президентскую премию, Вы сказали, что это попытка отрезвить власти и что Вы прибегнете даже к крайним шагам. Что Вы сделали за эти три года?

Я пока ничего не сделал. Но могу сделать всё то, что присуще человеку. Сегодня сфера наука настолько неинтересна, что я даже не хочу об этом думать. Есть вопросы, вызывающие большую обеспокоенность. В научной сфере много работы, требующей поддержки. Деньги есть, но их не дают.

CANDLE получает огромный объем предусмотренного для науки финансирования, но, к сожалению, это превратилось в механизм отмывания денег. Мы имеем дело с обманом, и Серж Саргсян смирился с тем, что его обманывают. На CANDLE тратятся оргромные средства. В 2008-ом меня пригласили в Иорданию, где должно было состояться открытие прототипа CANDLE. На открытии присутствовал и король этой страны. В 1999 г. в Германии демонтировали ускоритель BESSY I, а в 2002-ом ЮНЕСКО в рамках программы SESAME финансировала его ремонт и модернизацию. Состоялся конкурс с участием 14 стран Среднего Востока. Единственным кандидатом на победу, разумеется, была Армения, поскольку у нас есть и хорошие специалисты, и опыт. Однако из политических соображений ускоритель передали Иордании. Тогда несколько глупцов убедили Овнаняна в том, что мы сами можем самостоятельно создать этот прибор. Это был мегапроект Самвела Арутюняна. Он заявил, что ускоритель станет тем локомотивом, который поведет за собой всю науку. В Англии на создание ускорителя с примерно такими параметрами был потрачен 1 млрд фунтов стерлингов. У нас заявили, что построят за 100 млн долларов.

С целью отмывания денег подаренный Швейцарией использованный линейный ускоритель был представлен как первый этап создания СANDLE. Да еще Сержа Саргсяна привели на открытие, на котором показали всего лишь видеоматериал. Я написал об этом статью, после чего трое академиков обратились с письмом в контрольную службу президента. В результате их человек стал академиком.

Заявил же Радик (президент НАН РА Р.Мартиросян), что академиком может стать тот, кто занимает положение в обществе и имеет все, кроме науки. Вот каковы его критерии ученого.

Г-н Карапетян, куда идет наша страна?

Наша страна превращается в один из районров Краснодарского края России.

А есть хоть какой-нибудь проблеск оптимизма?

Извините, но ничего оптимистичного сказать не могу. Каждый должен жить для себя. Пусть мне объяснят, что улучшилось в нашей стране. Машин стало больше? А мне-то что от этого. Если между властью и народом стена, что можно поделать. Я радуюсь, когда наша молодежь уезжает из страны и находит работу за рубежом. Каждый человек стремится к тому, чтобы его работа была оценена. Работа этих людей ценится за рубежом. Здесь ты никому не нужен.
__________________
Тема Нагорного Карабаха далеко не исчерпана. Рано или поздно, если только какой-нибудь метеорит не уничтожит половину населения земного шара, азербайджанцы все равно попытаются решить этот вопрос. ©




Dismiss вне форума   Ответить с цитированием