Показать сообщение отдельно
Старый 29.05.2013, 23:40   #400
Местный
 
Аватар для qahraman
 
Регистрация: 06.09.2011
Сообщений: 106
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 31 раз(а) в 25 сообщениях
Вес репутации: 11
qahraman на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Происхождение азербайджанцев.

Введение.

Азербайджанцы, азербайджанские тюрки, иранские тюрки - это всё название одного и того же современного тюркского народа Азербайджана и Ирана
На территории ныне независимых государств, ранее входивших в состав Советского Союза, проживают 10-13 млн. азербайджанцев, которые, кроме Азербайджана, живут также в России, Грузии, Казахстане, Узбекистане и Туркмении. В 1988-1993 годах в результате агрессии властей Армении около одного миллиона азербайджанцев Южного Закавказья были изгнаны из родных земель.
По мнению некоторых исследователей, азербайджанцы составляют одну третью часть всего населения современного Ирана и занимают по данному показателю второе место в стране после персов. К сожаленью, наука на сегодняшний день не располагает точными данными о численности азербайджанцев, проживающих на территории северного Ирана. Ориентировочно их численность определяется от 30 до 35 миллионов.
На азербайджанском языке говорят также афшары и кызылбаши, живущие в некоторых областях Афганистана. Очень близок к современному азербайджанскому языку язык некоторых тюркских групп южного Ирана, Ирака, Сирии, Турции и Балкан.
По ориентировочным подсчетам исследователей, сегодня в мире на азербайджанском языке говорят 40-50 млн. человек.
Необходимо отметить, что за последние два столетия по вопросам этногенеза азербайджанцев написаны сотни книг и статей, высказано множество самых разнообразных мыслей, предположений и догадок. Вместе с тем, несмотря на имеющееся разнообразие мнений, все они, в основном, сводятся к двум главным гипотезам.
Сторонники первой гипотезы, считают, что азербайджанцы - это потомки древних этнических групп, населявших в древности западное побережье Каспия и прилегающие территории (здесь чаще всего называют ираноязычных мидийцев и атропатенцев, а также кавказоязычных албанцев), которые в средние века были «отуречены» пришлыми тюркскими племенами.
Сторонники второй гипотезы доказывают, что предками азербайджанцев являются древние тюрки, которые с незапамятных времён живут на данной территории,.и все пришлые тюрки, естественно, смешивались с местными тюрками, живущими с древних времен на территории юго-западного Прикаспия и Южного Кавказа.
Существование различных или даже взаимоисключающих гипотез по спорной проблеме само по себе, конечно, вполне допустимо, но, по мнению известных учёных Г. М. Бонгард-Левина и Э. А. Грантовского, как правило, часть из этих гипотез, если не большинство, не сопровождается историко-лингвистическими доказательствами.
В настоящее время общепризнанным является тот факт, что проблема происхождения отдельных народов (этносов) должна решаться на основе комплексного подхода, то есть общими усилиями историков, лингвистов, археологов и представителей других смежных дисциплин.
Так, например, Г. М. Бонгард-Левин и Э. А. Грантовский утверждают, что «только комплексный подход, сочетание данных различных наук создает тот фундамент, на котором сегодня можно строить сколько-нибудь надежные выводы по «арийской проблеме». Такая методологическая установка по существу определяется и комплексным характером самой проблемы».
Прежде чем перейти к комплексному рассмотрению интересующей нас проблемы, хотелось бы остановиться на некоторых фактах, имеющих непосредственное отношение к нашей теме.
Во-первых, это касается, так называемой «мидийского наследства» в этногенезе азербайджанцев.
Как известно, одним из авторов рассматриваемой нами первой гипотезы является главный советский специалист по древним языкам И.М.Дьяконов.
За последние полвека во всех работах о происхождении азербайджанцев имеются ссылки на книгу И.М.Дьяконова «История Мидии». В частности для большинства исследователей ключевым моментом в этой книге было указание И.М.Дьяконова о том, что «нет сомнения, что в сложном, многостороннем и длительном процессе сложения азербайджанской нации мидийский этнический элемент сыграл очень важную, в известные исторические периоды – ведущую роль».
Но вот проходят какие-то 40 лет и вдруг И.М.Дьяконов высказывает совершенно иной взгляд на этногенез азербайджанцев.
В «Книге воспоминаний» И.М. Дьяконова пишет: «я, по совету ученика моего брата Миши, Лени Бретаницкого, подрядился написать для Азербайджана «Историю Мидии». Все тогда искали предков познатнее и подревнее, и азербайджанцы надеялись, что мидяне – их древние предки. Коллектив Института истории Азербайджана представлял собой хороший паноптикум. С социальным происхождением и партийностью у всех было все в порядке (или так считалось); кое-кто мог объясниться по-персидски, но в основном они были заняты взаимным поеданием. К науке большинство сотрудников института имело довольно косвенное отношение... Доказать азербайджанцам, что мидяне – их предки, я не смог, потому что это все-таки не так. Но «Историю Мидии» написал – большой, толстый, подробно аргументированный том». (4)
Можно предположить, что известного учёного эта проблема мучила всю жизнь.
Во-вторых, как мне кажется, в постсоветское время большинство авторов этногенетических исследований при написании очередной книги никак не могут отмахнуться от весьма неприятного фактора под названием «Шринельман».
Дело в том, что этот господин считает своим долгом в менторском тоне «критиковать» всех авторов книг по этногенезу, издаваемых на постсоветском пространстве (Мифы диаспоры, Хазарский миф и др.).
Так, например, В. Шнирельман в статье «Мифы диаспоры» пишет, что многие тюркоязычные ученые (лингвисты, историки, археологи): « в течение последних 20–30 лет со все большим жаром пытались, вопреки прочно установленным фактам, доказать древность тюркских языков в степной зоне Восточной Европы, на Северном Кавказе, в Закавказье и даже в ряде районов Ирана».
О предках современных тюркских народов В. Шнирельман пишет следующее: «выйдя на историческую сцену как неутомимые колонизаторы, тюрки в течение последних столетий волею судьбы попали в ситуацию диаспоры. Это и определило особенности развития у них этногенетической мифологии в течение последнего столетия и, в особенности, в последние десятилетия».
Если в советскую эпоху поручение по разносу не угодных властям авторов и их произведений «спецуполномоченные критики» типа В.Шнирельман очередное задание получали от различных спецслужб, то теперь эти «вольные литературные киллеры» работают, видимо, на тех, кто больше заплатит.
В частности, статью «Мифы диаспоры» господин В. Шнирельман написал за счет средств американского Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров.
На чьи средства В.Шринельман написал антиазербайджанскую книгу «Войны памяти. Мифы, идентичность и политика в Закавказье» выяснить не удалось, однако, тот факт, что его опусы часто публикуют в газете армян России «Еркрамас», говорит о многом.
Не так давно (7 февраля 2013) в этой газете опубликовали новую статью В. Шринельмана «Ответ моим азербайджанским критикам». Эта статья по тону и содержанию ничем не отличается от предыдущих писанин этого автора.
Между тем издательство ИКЦ «Академкнига», выпустившее в свет книгу «Войны памяти. Мифы, идентичность и политика в Закавказье», утверждает, что в нем «приведены фундаментальные исследования проблем этничности Закавказья. Показано, как политизированные версии прошлого становятся важной стороной современных националистических идеологий».
Я так много места не отвел бы господину Шринельману, если бы он в «Ответе моим азербайджанским критикам» в очередной раз не коснулся проблемы происхождения азербайджанцев. По словам Шринельмана ему очень хотелось бы узнать, «почему в течение XX века азербайджанские ученые пять раз сменили образ своих предков. Этот вопрос детально рассматривается в книге («Войны памяти. Мифы, идентичность и политика в Закавказье»-Г.Г.), но философ (доктор философских наук, профессор Зумруд Кулизаде-автор критического письма В.Шнирельману-Г.Г.) считает эту проблему недостойной своего внимания; она ее просто не замечает».
Вот как описывает В. Шринельман деятельность азербайджанских историков в XX веке:
«в соответствии с советской доктриной, проявлявшей особую нетерпимость к «народам-пришельцам», азербайджанцам был остро необходим статус коренного народа, а это требовало доказательства автохтонности происхождения.
Во второй половине 1930-х гг. азербайджанская историческая наука получила задание от первого секретаря ЦК КП Азербайджанской ССР М.Д. Багирова написать историю Азербайджана, которая бы изображала азербайджанский народ автохтонным населением и отрывала бы его от тюркских корней.
К весне 1939 г. первоначальный вариант истории Азербайджана был уже готов и в мае обсужден на научной сессии Отделения истории и философии АН СССР. В нем проводилась мысль о том, что Азербайджан был заселен непрерывно, начиная с каменного века, что по своему развитию местные племена нисколько не отставали от соседей, что они доблестно боролись с непрошеными захватчиками и, даже, несмотря на временные неудачи, всегда сохраняли свой суверенитет. Любопытно, что в этом учебнике еще не придавалось «должного» значения Мидии в развитии азербайджанской государственности, албанская тема почти полностью игнорировалась, а местное население, о каких бы эпохах речь ни шла, называлось исключительно «азербайджанцами».
Тем самым авторы идентифицировали жителей по местообитанию и поэтому не испытывали нужды в специальном обсуждении проблемы формирования азербайджанского народа. Этот труд был фактически первым систематическим изложением истории Азербайджана, подготовленным советскими азербайджанскими учеными. В азербайджанцы было зачислено древнейшее население региона, будто бы мало изменявшееся в течение тысячелетий.
Кем же были древнейшие предки азербайджанцев?
Авторы отождествляли их с «мидянами, каспиями, албанами и другими племенами, жившими на территории Азербайджана около 3000 лет назад».
5 ноября 1940 г. Состоялось заседание Президиума Азербайджанского филиала АН СССР, где «древняя история Азербайджана» была прямо отождествлена с историей Мидии.
Следующая попытка написать историю Азербайджана была сделана в 1945—1946 гг., когда, как мы увидим, Азербайджан жил грезами о близком воссоединении со своими сородичами, находившимися в Иране. В подготовке нового текста «Истории Азербайджана» участвовал практически тот же самый авторский коллектив, дополненный специалистами из Института истории партии, отвечавшими за разделы о недавней истории. В основу нового текста была положена прежняя концепция, согласно которой азербайджанский народ, во-первых, сформировался из древнейшего населения Восточного Закавказья и Северо-Западного Ирана, а во-вторых, хотя и испытывал некоторое влияние со стороны более поздних пришельцев (скифов и др.), оно было незначительным. Новым в этом тексте было стремление еще больше углубить историю
азербайджанцев — на этот раз их предками объявлялись создатели культур бронзового века на территории Азербайджана.
Еще более четко задача была сформулирована XVII и XVIII съездами Коммунистической партии Азербайджана, проходившими соответственно в 1949 и 1951 гг. Они призывали азербайджанских историков «разрабатывать такие важные проблемы истории азербайджанского народа, как история Мидии, происхождение азербайджанского народа». Иными словами, происхождение азербайджанцев от оседлого населения древней Мидии было санкционировано азербайджанскими властями; и ученым оставалось лишь заняться обоснованием этой идеи. Миссия подготовки новой концепции истории Азербайджана была возложена на Институт истории Азербайджанского филиала АН СССР. Теперь основные предки азербайджанцев снова ассоциировались с мидянами, к которым добавлялись албаны, якобы сохранившие традиции древней Мидии после ее завоевания персами. О языке и письменности албанов не говорилось ни слова, равно как и о роли тюркского и иранского языков в эпоху средневековья. А все население, когда-либо жившее на территории Азербайджана, огульно зачислялось в азербайджанцы и противопоставлялось иранцам.
Между тем, никаких научных оснований смешивать раннюю историю Албании и Южного Азербайджана (Атропатены) не имелось. В древности и в раннем средневековье там жили совершенно разные группы населения, не связанные друг с другом ни культурно, ни социально, ни в языковом отношении.
В 1954 г. в Институте истории АН Азербайджана состоялась конференция, осудившая искажения истории, наблюдавшиеся в годы правления Багирова
Историкам было дано задание написать «Историю Азербайджана» заново. Этот трехтомный труд появился в Баку в 1958—1962 гг. Его первый том был посвящен всем ранним этапам истории вплоть до присоединения Азербайджана к России, и в его написании участвовали ведущие специалисты Института истории АН Азербайджанской ССР. Специалистов-археологов среди них не было, хотя том и начинался с эпохи палеолита. С первых же страниц авторы подчеркивали, что Азербайджан был одним из первых очагов человеческой цивилизации, что государственность возникла там еще в глубокой древности, что азербайджанский народ создал высокую самобытную культуру и веками боролся против иноземных завоевателей за независимость и свободу. Северный и Южный Азербайджан рассматривались как единое целое, и присоединение первого к России трактовалось как прогрессивный исторический акт.
Как авторы представляли себе формирование азербайджанского языка?
Они признавали большую роль сельджукского завоевания в XI в., вызвавшего значительный наплыв тюркоязычных кочевников. В то же время они видели в сельджуках инородную силу, обрекавшую местное население на новые
тяготы и лишения. Поэтому авторы подчеркивали борьбу местных народов за независимость и приветствовали распад Сельджукского государства, сделавший возможным восстановление азербайджанской государственности. В то же время они сознавали, что господство сельджуков положило начало широкому распространению тюркского языка, который постепенно снивелировал былые языковые различия между населением Южного и Северного Азербайджана. Население осталось прежним, но сменило язык, — подчеркивали авторы. Тем самым, азербайджанцы обретали статус безусловно коренного населения, хотя и имевшего иноязычных предков. Следовательно, исконная связь с землями Кавказской Албании и Атропатены оказывалась гораздо более значимым фактором, чем язык, хотя авторы и признавали, что установление языковой
общности привело к образованию азербайджанской народности.
До начала 1990-х гг. этот труд сохранял свое значение как основной курс истории Азербайджана, и его главные положения воспринимались как указания и призыв к действию».
Как мы видим, В. Шринельман считает, что официально одобренная и принятая властями ещё в 60-ые годы XX столетия пятая концепция (в нашей книге она рассматривается как первая гипотеза) до сих пор является доминирующей.
О борьбе сторонников обеих гипотез этногенеза азербайджанцев написано много книг и статей.
Например, Ариф Юнусов в книге «МИФЫ И ОБРАЗЫ «ВРАГА» В ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ И УЧЕБНИКАХ ПО ИСТОРИИ НЕЗАВИСИМОГО АЗЕРБАЙДЖАНА» пишет:
«в азербайджанской исторической науке к началу 80-х гг. …произошло столкновение поколений и социальных групп. Дело в том, что первое поколение азербайджанских историков, которые начали в 50-70 гг. заниматься проблемами древней и средневековой истории Азербайджана (Зия Буниятов, Играр Алиев, Фарида Мамедова и др.), создали определенную концепцию истории страны, согласно которой тюркизация Азербайджана имело место в 11 веке и именно с этого времени и необходимо говорить о начальном этапе этногенеза азербайджанского народа. Эта концепция нашла отражение не только в изданной в середине 50-х гг. трехтомнике «История Азербайджана», но и советских школьных учебниках. В то же время им противостояла другая группа историков (Махмуд Исмайлов, Сулейман Алияров, Юсиф Юсифов и др.), которые выступали за более глубокое изучение роли тюрок в истории Азербайджана, всячески удревняли факт присутствия тюрок в Азербайджане, полагая, что тюрки – исконно древний народ в регионе. Проблема заключалась в том, что первая группа (т.н. «классики») имела ведущие позиции в Институте истории Академии Наук и в основном состояла из числа т.н. «русскоязычных» азербайджанцев, получивших образование в Москве и Ленинграде. Вторая группа (т.н. «национал-патриоты») имела слабые позиции в академическом Институте истории. В то же время представители второй группы имели сильные позиции в Азербайджанском государственном университет и Азербайджанском государством педагогическом институте, т.е. были очень популярны среди преподавателей и студентов. Историческая наука Азербайджана стала ареной борьбы как внутри страны, так и извне. В первом случае, заметно увеличилось число публикаций представителей второй группы, которые стали издавать статьи о древней истории Азербайджана, по которой, с одной стороны, история появления первых тюрок уходила в далекую древность. С другой стороны, старая концепция о тюркизации страны в XI веке объявлялась неверной и вредной, а ее представители – в лучшем случае объявлялись ретроградами. Борьба двух направлений в исторической науке Азербайджана особенно ярко проявилось в вопросе издания академической 8-томной «Истории Азербайджана». Работа над ней началась еще в середине 70-х годов и к началу 80-х гг. шесть томов (с третьего по восьмой) были уже готовы для издания. Однако проблема заключалась в том, что никак не принимались первый и второй тома, ибо там и развернулась основная борьба двух направлений в азербайджанской историографии из-за проблемы этногенеза азербайджанского народа.
О сложности и остроте конфликта говорит тот факт, что обе группы историков Азербайджана решились на необычный шаг: одновременно издали однотомные «История Азербайджана». И здесь главными были страницы, посвященные этногенезу азербайджанского народа, ибо в остальном никаких различий не было. В итоге, в одной книге утверждается, что впервые тюрки появляются на территории Азербайджана лишь в IV в., тогда как в другом тюрки объявляются автохтонным населением, проживающим здесь по меньшей мере с III тысячелетия до н.э.! В одной книге утверждается, что название страны «Азербайджан» имеет древнеиранские корни и происходит от названия страны «Атропатена». В другой это же самое объясняется как производное от названия древнетюркского племени «ас»! Удивительно, но при этом в обеих книгах речь идет об одних и тех же племенах и народах (саки, массагеты, киммерийцы, кутии, турукки, албаны и др.), но в одном случае они объявляются частью древнеиранского или местной кавказской группы языков, в другом эти же племена объявляются частью древнетюркского мира! Итог: в первой книге ушли в сторону от подробного освещения проблемы этногенеза азербайджанского народа, ограничившись краткой констатацией, что лишь в средние века, в период с IV по XII века шел процесс образования азербайджанского народа на основе прибывавших постоянно в эти столетия различных тюркских племен, смешивавшихся при этом с местными ираноязычными и другими племенами и народами. Во второй книге наоборот, этот вопрос был выделен в особую главу, где традиционная концепция образования азербайджанского народа подверглась критике и указано, что тюрки издревле проживали на территории Азербайджана, а сторонники традиционной концепции «льют воду на мельницу наших идеологических врагов», к которым отнесли Иран и Армению. Была решена к тому времени (90-х гг –Г.Г.) и проблема этногенеза азербайджанского народа. В 90-е гг. влияние противников пантюркистских взглядов в исторической науке резко упало. А после смерти в середине 90-х гг. двух ее основных лидеров – Зии Буниятова и Играра Алиева, можно говорить о полной победе в исторической науке Азербайджана сторонников пантюркизма.
Это тут же отразилось также и на школьных учебниках. В учебнике за 6 класс, когда дается описание древней истории Азербайджана, авторы пытаются привить ученикам, что Азербайджан - древняя страна, исконно населенная тюрками. Буквально с первых же страниц указав, что «Азербайджан древняя страна», авторы учебника потом особо подчеркивают: «Испокон веков это народ назывался тюрками, а язык его – тюркский». При этом «исторические корни азербайджанских тюрок тесно связаны с Азербайджаном. Они здесь жили с глубокой древности». И далее практически все древние племена на территории Азербайджана оказываются тюркскими. Не имея фактов и вопреки исторической истине, авторы учебника умудряются даже такие явно не тюркские государства древности, как Манна и Мидия сделать таковыми: в отношении первого указывается, что «в Манне основным языком населения был древнейший тюркский (прототюркский) язык». В отношении Мидии заявляется, что «мидийцы принадлежали к арийским племенам. Слово «арии» в тюркских языках объясняется как «благородный, чистый». Арийцы Мидии были тюркскими этносами». После этого следует и вывод: «В III-I тысячелетии до н.э. на территории Южного Азербайджана жили племена, говорившие на тюркских языках и они составляли местное население этой страны». Поскольку в предшествующие годы доминировало мнение о сложении азербайджанского этноса лишь к XI в., то теперь это вывод полностью пересмотрен: тюрки, то есть теперь уже древнеазербайджанские племена жили на этой территории издревле, по крайней мере с III тысячелетии до н.э. А в раннем средневековье это процесс привел к логическому завершению: «в III-V вв. начался процесс сложения азербайджанского тюркского языка как единого языка, и этот процесс завершился в VII-VIII веках формированием азербайджанского тюркского языка. Тем самым сложился обладающий единством азербайджанский тюркский народ, процесс его формирования завершился». А что же с появившимися в XI-XII вв. тюрками-сельджуками? Оказывается, к их приходу все население Азербайджана уже давно было населено азербайджанскими тюрками, которые радостно встречали своих сельджукских братьев».
Как мог убедиться читатель, проблема происхождения азербайджанцев пока ещё весьма далека от своего разрешения. Однако, будем надеяться, что анализ доступных археологических, лингвистических, антропологических, письменных и других материалов, рассмотренных в этой книге и их оценка, даст нам возможность определить истинных предков азербайджанцев.

qahraman вне форума   Ответить с цитированием