Показать сообщение отдельно
Старый 06.09.2010, 11:55   #5133
Местный
 
Аватар для Prosecutor
 
Регистрация: 16.08.2006
Сообщений: 4,418
Сказал(а) спасибо: 368
Поблагодарили 461 раз(а) в 307 сообщениях
Вес репутации: 64
Prosecutor скоро придёт к известности
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Послесловие к визиту президента России в Баку: азербайджано-российское партнерство - заложник армянских амбиций?

10.54, 6 сентября, 2010

Президент РФ Дмитрий Медведев недавно совершил два визита на Южный Кавказ: в конце августа в Армению, а в начале сентября - в Азербайджан. По свежим следам событий сложно делать глубокий анализ и далеко идущие выводы. Но, отталкиваясь от подписанных в ходе визитов документов и произнесенных официальных речей, можно констатировать стремление Москвы сохранить и даже закрепить сложившийся в регионе баланс сил и существующий "статус-кво".

Российский президент не привез в своем дипломатическом багаже ни новых идей, ни новых конкретных предложений и инициатив. В Ереване все свелось к продлению еще на 24 года договора о военном сотрудничестве и пребывании российской военной базы в Гюмри, хотя до завершения действующего соглашения оставалось еще 10 лет. Что же касается подписанного протокола о намерении построить взамен выработавшей свой проектный срок Мецаморской АЭС нового, более современного и мощного блока, то в отсутствии финансирования и при закрытых границах Армении это выглядит весьма проблематично.

Визит Дмитрия Медведева в Азербайджан также оказался не слишком плодотворным. Подписание в Баку договора, которым закрепляются границы между РФ и Азербайджаном, регулируется водозабор из приграничной реки Самур, а также соглашение о поставках газа, хотя и важны в контексте развития двусторонних отношений, но не выводят их на более высокий уровень. Президенты Ильхам Алиев и Дмитрий Медведев публично демонстрировали добрые личные отношения, неоднократно подчеркивали стратегический характер партнерства между нашими государствами. Однако очевидно, что стороны не сделали шагов навстречу друг другу в самом главном.

Москва ни в настоящее время, ни в перспективе не ждет от Азербайджана движений, которые можно было бы расценивать как готовность к переходу на российскую военно-политическую орбиту. Баку сохраняет многовекторный характер своей внешней политики и не собирается в угоду Москве сворачивать партнерские отношения с Грузией, Турцией и Западом. Так, президент Ильхам Алиев на совместной пресс-конференции по итогам переговоров счел нужным подчеркнуть, что наращиванию поставок газа в Россию не следует придавать политический оттенок и что у нас достаточно запасов, чтобы обеспечивать и иные направления, включая конкурирующий с российским проектом "Южный поток" европейский газопровод Nabucco.

Весьма симптоматично, что о вызвавшей много разговоров в СМИ возможной поставке Азербайджану комплекса ПВО С-300 Фаворит и в целом о военно-техническом сотрудничестве стороны ничего конкретного не сообщили. Был обойден и вопрос о Габалинской РЛС, срок аренды которой, в отличие от базы в Гюмри, истекает в 2012 году, и не позднее будущего года нужно определяться с тем, что с ней делать далее: продлевать или же готовиться к эвакуации российского персонала?

Среди обсужденных президентами вопросов были и карабахское урегулирование, ситуация вокруг Ирана, проблема разграничения интересов и определения статуса Каспийского моря. В отношении последнего какие-то перспективы, по-видимому, просматриваются, коль по результатам переговоров президентов Алиева и Медведева было объявлено, что саммит на высшем уровне прикаспийских государств может состояться в Баку до конца еще этого года. Но в отношении армяно-азербайджанского конфликта по поводу Нагорного Карабаха, вопреки публичным реверансам, ничего обнадеживающего нет.

Российское руководство, начиная с июньской встречи президентов Армении и Азербайджана в Санкт-Петербурге, отказалось от попыток убедить армян принять обновленные Мадридские принципы и взяло курс на консервацию существующего и неприемлемого для нас "статус-кво". Об этом свидетельствуют откровения главы МИД РФ Сергея Лаврова, который в своем интервью Trend накануне визита президента Медведева в Баку рассказал о сути российских предложений. Они сводятся к тому, чтобы "…зафиксировать на данном этапе тот прогресс, который достигнут по подавляющей части текста (имеются в виду Мадридские принципы - авт.), и одновременно показать, что есть две-три конкретные проблемы, по которым предстоит приложить дополнительные усилия, и в таком виде закрепить то, что было достигнуто на сегодняшний день".

Звучит обтекаемо, но на деле те самые два-три принципиальных вопроса и были предметами пятилетних упорных переговоров, и именно по ним Минская группа в прошлом году на СМИД ОБСЕ в Афинах предложила компромиссные формулировки. Теперь, когда Ереван срывает достижение согласия, Россия своим предложением выводит армян из-под международного давления и предлагает зафиксировать подписями документ, где говорится об обязательствах по неприменению силы, но нет обязательства освободить оккупированные территории. Этого армяне давно и безуспешно добиваются. Это то, что вполне устраивает Москву и, возможно, не вызывает возражений у других сопредседателей Минской группы. Но это абсолютно не отвечает интересам Азербайджана, так как российское предложение не приближает освобождение наших оккупированных территорий и обрекает сотни тысяч изгнанных с них людей на продолжение их страданий и лишений.

Сейчас еще сложно сказать, чем вызван такой поворот в политике Москвы. Некоторые мои коллеги-аналитики утверждают, что российское руководство имитировало конструктивность, внушая Азербайджану ложную иллюзию готовности использовать собственное влияние, чтобы привести армян к приемлемому для Азербайджана компромиссу. В действительности же, Москва лишь вела дипломатическую игру с тем, чтобы тянуть время для консервации существующего положения.

Вполне убедительное объяснение, хотя не единственное. Могли сказаться отличающиеся подходы к этому вопросу в российском руководстве. Мы наблюдали это в высказываниях президента Медведева и премьер-министра Путина в контексте карабахского урегулирования, не говоря о хитросплетениях и противоречивых мнениях и интересах на более низком уровне, включающем МИД, силовые структуры, влиятельных энергетиков и пр.

Не исключаю, что взять паузу в карабахском урегулировании Москву могла побудить растущая неопределенность и напряженность в связи с ядерной программой Ирана. Если процессы пойдут по опасному сценарию военного столкновения, то региональная геополитика может кардинальным образом измениться. Такой ход событий таит в себе не только большие риски, но и, в зависимости от успешности или неудачи США и НАТО, определенные возможности для России. Одним словом, в условиях, когда появляется шанс "ловить рыбку в мутной воде", кое-кому из российских стратегов могло показаться выгодным не спешить с урегулированием карабахского конфликта и не снижать конфронтационный потенциал в регионе.

Причин, как видим, может быть несколько и, накладываясь друг на друга, они привели к нынешней позиции Москвы. Полагаю, что президент Медведев в Баку старался убедить азербайджанское руководство немного повременить, связывая это с трудным положением Сержа Саргсяна, который якобы при нынешних настроениях армян не может дать согласия на Мадридские принципы без риска потерять власть. Наверняка, Дмитрий Медведев отрицал зависимость недавних российско-армянских военных соглашений с наблюдаемой неуступчивостью Еревана в вопросе карабахского урегулирования и не скупился на обещания в будущем.

Не думаю, что официальный Баку остался удовлетворен полученными разъяснениями, но очевидно, что рассчитывать на "добрые услуги" России в продвижении мирного урегулирования армяно-азербайджанского конфликта, по крайней мере, в близкой перспективе, не приходится.

Что ж, в политике и дипломатии отрицательный ответ тоже ответ. Ситуация определилась, и нам нужно будет больше полагаться на собственные силы. Ведь чтобы там ни советовали международные посредники, никто не вправе запретить нам применение тактики нарастающего дипломатического, экономического, информационного и военного давления на армянскую сторону, с одновременными действиями по нейтрализации поддержки, которую ей оказывала и все еще может оказать Россия. Экономические, дипломатические и военные возможности Азербайджана увеличиваются, тогда как Армении трудно выдерживать противоборство с нами и все чаще приходиться рассчитывать на внешнюю помощь.

Продолжающаяся оккупация азербайджанских территорий армянами, делающими это не без попустительства, а то и при поддержке Москвы, не может не накладывать негативный отпечаток на наши двусторонние отношения. Но при всем этом российско-азербайджанское партнерство нельзя делать заложником карабахского конфликта и армянских амбиций. Россия - единственная из мировых держав, с которой мы непосредственно граничим. Несмотря на тяжелые последствия кризисного 2009 года в глобальной экономике, товарооборот между нашими странами динамично растет. По восходящей линии двигается взаимовыгодное сотрудничество в энергетической сфере. В Азербайджане больше, чем в других государствах Южного Кавказа, сохранился ареал русского языка и культуры. Около двухсот тысяч русских живет в нашей стране и многие сотни тысяч азербайджанцев по соображениям экономического, образовательного и иного личностного характера проживают на временной и постоянной основе в России. Все это важно как для нас, так и для России.

Укрепляя свое стратегическое партнерство с братской Турцией, развивая отношения с США, НАТО и Евросоюзом, нам нельзя снижать уровень отношений с Россией с тем, чтобы проармянским симпатиям противопоставлять конкретную заинтересованность и выгоды партнерства с Азербайджаном. Ведь если не удастся добиться восстановления территориальной целостности нашего государства путем мирных переговоров и придется прибегнуть к силе, нам не нужна поддержка России, а достаточно того, чтобы она ограничилась призывами и увещеваниями к конфликтующим сторонам и воздержалась от открытой поддержки Армении. Тем более, что при отсутствии коммуникаций перебросить дополнительные вооружения из России в Армению на сегодня - трудновыполнимая задача. Ведь без продвижения урегулирования, дороги и воздушное пространство Азербайджана, Турции и Грузии для российских военных перевозок остаются закрытыми.

Расим Мусабеков
__________________
...у нас очень многое во внешней политике в последние годы с подачи В.В. Путина строилось по принципу русской народной пословицы, боятся – значит, уважают. ... Нет, дело в том, что эта пословица – это не есть русская народная мудрость, это есть русский народный идиотизм, потому что боятся – это не значит уважают, боятся – значит, боятся. Боятся – значит, ненавидят, боятся – значит, избегают.
А. Троицкий

Prosecutor вне форума   Ответить с цитированием