Показать сообщение отдельно
Старый 24.05.2010, 16:00   #1116
Местный
 
Регистрация: 07.12.2006
Сообщений: 21,345
Сказал(а) спасибо: 1,394
Поблагодарили 3,878 раз(а) в 2,555 сообщениях
Вес репутации: 226
Ашина на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Здесь г-н Тарасов на кое-какие из наших вопросов ответил, но опять - не очень убедительно:

Цитата:
«Меня удивляют заявления о моей проармянской или проазербайджанской позиции» - ЭКСКЛЮЗИВ

Станислав Тарасов: «Любой лидер, который окажется у власти в Армении, вряд ли изменит сценарный подход урегулирования конфликта»

15:18 24-05-2010

Эксклюзивное интервью Vesti.Az с главным редактором российского издания «Baku.Rosvesty.ru», политологом Станиславом Тарасовым.

- Господин Тарасов, вы родились и выросли в Азербайджане, в городе Гянджа (в советские времена Кировобад – прим. ред.). Однако в Баку вас считают проармянским политологом. Как вы думаете, с чем это связано?

- Меня это самого очень сильно удивляет. Я вообще-то не считаю самого себя проармянским или проазербайджанским. Просто некоторые оценки, которые я высказываю, не совпадают с занятой Азербайджаном позицией. Поэтому, видимо, это вызывает некоторые элементы раздражения в Баку. Тем не менее, в Ереване меня считают проазербайджански настроенным политологом. Вот такая парадоксальная ситуация, в которой я оказался.

- Возможно ли возобновление военных действий вокруг Нагорного Карабаха?

- Возобновление военных действий в Нагорном Карабахе – это самый нежелательный вариант развития ситуации, на мой взгляд. Военные действия нанесут ущерб урегулированию этой весьма запущенной проблемы. В то же время, ждать с моря погоды, что какие-то посредники преподнесут все разработанные условия урегулирования конфликта на блюдечке, тоже наивно. Нужно запустить сразу несколько процессов по карабахскому урегулированию для того, чтобы создать благотворную дипломатию. То есть, договориться еще можно.

- Весь последний месяц активно обсуждается «дорожная карта» по Карабаху, разработанная в Турции и одобренная Западом и Россией. Вы верите в ее успех?

- Разработку двусторонних вариантов «дорожной карты» при участии Москвы и Анкары, Москвы и Еревана, Баку и Анкары, я не считаю перспективной. Был великолепный шаг, с моей точки зрения, когда был запущен процесс Цюрихских протоколов по нормализации армяно-турецких отношений. Однако он завис в воздухе. Вот между Цюрихским и Мадридским процессами могла бы быть создана «дорожная карта». Например, вносится в парламенты Турции и Армении протокол об армяно-турецком сближении, одновременно с этим под международным контролем начинается осуществление так называемых обновленных Мадридских принципов. Грубо говоря, такая пошаговая дипломатия предусматривает сценарий «дорожной карты». Вот тогда бы этот процесс имел бы более реальные шансы на осуществление, и можно было бы начать освобождение азербайджанских районов вокруг Нагорного Карабаха.

Это первый и самый важный этап. Освобождение азербайджанских районов предусматривает отказ сторон от информационной войны, от конфронтационной политики, вступление на путь реального диалога, создание атмосферы доброжелательности и добрососедства. Но этот процесс между Цюрихом и Мадридом оказался сорванным. Вообще же, исторический опыт и применение «дорожных карт» весьма печален. Это вялотекущая дипломатическая деятельность, которая может длиться годами.

- Вы затронули вопрос освобождения 7 азербайджанских районов вокруг Нагорного Карабаха. Но если Ереван в процессе урегулирования карабахского конфликта готов идти на уступки, в том числе, территориальные, то карабахские сепаратисты ничего и слышать не хотят об этом. Не приведет ли это противоречие к смене власти в Ереване, как это уже случалось ранее, когда власти Армении были готовы на компромисс с Азербайджаном?

- Да, конечно, власть в Ереване может поменяться. Прежняя практика показывает, что там идут очень сложные процессы. Но смену власти в Армении я не связываю с тем, что это принципиальным образом скажется на урегулировании карабахского конфликта. Любой лидер, который окажется у власти в Армении, вряд ли изменит сценарный подход урегулирования конфликта. Тут налицо национальный консенсус, который объединяет армян как нацию.

Что же касается разногласий среди политических сил и фракций в Армении, то это типичная попытка использовать карабахский фактор в решении своих внутриполитических задач. Далеко не факт, что лицо, которое критикует Сержа Саргсяна по карабахскому вопросу, оказавшись в его кресле, будет вести себя по-другому.

- В последнее время Москва усилила дипломатическую активность в урегулировании карабахского конфликта. Не говорит ли это о том, что Кремль отказался от безоговорочной поддержки Еревана и перешел на более сбалансированную политику в регионе?

- Вы понимаете, что значат для Москвы Азербайджан и Армения? Это как два пальца одной руки. Один палец может быть больше, другой поменьше. Но все равно, рубить их одинаково больно. У нас общее историческое прошлое, для России карабахский конфликт очень болезненный вопрос. Почти полтора миллиона армян проживают на территории России, очень много здесь и азербайджанцев. Одностороння ориентация только на Армению была, во всяком случае, Баку так думал.

Но сейчас я не вижу в политике Москвы какую-то одностороннюю ориентацию. Наоборот, Москва пытается занять нейтральную позицию. Не случайно, Медведев и Путин подчеркивали, что готовы принять любое соглашение по Карабаху, если оно приемлемо обеим сторонам конфликта.

С другой стороны, нейтральное позиционирование России в карабахском конфликте привело к тому, что инициатива в урегулировании все больше переходит в руки западной дипломатии. В итоге получилось, что и она оказалась в тупике, поскольку те предложения, которые отрабатывались, стали провисать в воздухе. Администрация Барака Обама в сложной ситуации, она не знает, что ей делать с Ираком и Афганистаном. В таких условиях США уж точно не до Южного Кавказа.

А Россия заняла нейтральную позицию. Главное для нее, чтобы в регионе был баланс сил, не было войны. Необходимо, чтобы принципы толерантности там восторжествовали. На этом направлении должны работать дипломатия, научная общественность. Азербайджан, как сильнейшее государство на Южном Кавказе, должно проявлять больше снисходительности и милосердия, проявить инициативу.

- В чем же должны заключаться озвученные вами принципы?

- Например, Азербайджан мог бы снизить накал информационной войны, установить диалоги, например, спортивные, устраивать общественные и научные форумы, трансформировать конфронтацию в серьезный диалог, создавать атмосферу доверия друг к другу. Предпосылки к этому есть, было бы желание. Стороны могли бы отказаться от использования карабахского фактора во внутренней политике.

- Но это практически неосуществимо в условиях продолжающейся оккупации азербайджанских территорий…

- Поэтому необходимо к диалогу идти. Давайте быть реалистами: просто так на освобождение территорий армяне пойти не могут. Для того, чтобы процесс освобождения территорий начался, необходимо создавать атмосферу сотрудничества. Если Азербайджан говорит о том, что он готов предоставить Карабаху статус высочайшей автономии, в ней будут проживать армяне, то следует задуматься: а как они будут сосуществовать с азербайджанцами? Если Азербайджан считает карабахских армян гражданами своей страны, то Баку должен принять участие в экономическом развитии Карабаха, включать его в свои планы. Даже провоцировать карабахских армян на какие-то встречи на нейтральной территории. Должна быть разработана «дорожная карта» по изменению атмосферы взаимоотношений двух народов.

Бахрам Батыев
Очень трогательно про "диалог", про "доверие" и снижение "накала информационной войны".

И остальное всё - тоже очень трогательно...

Думаю, что так удобнее задавать уточняющие вопросы, когда текст перед глазами.


Ашина вне форума   Ответить с цитированием