Показать сообщение отдельно
Старый 24.05.2009, 17:10   #5
Местный
 
Регистрация: 06.05.2009
Сообщений: 148
Сказал(а) спасибо: 21
Поблагодарили 11 раз(а) в 10 сообщениях
Вес репутации: 14
Kochevnik на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

это из другого источника.
аж 1839 год.
Цитата:
Проехав провинцию Адербеиджан, я теперь расскажу тебе общий характер ее. Ты знаешь, что она состоит из части той знаменитой Мидии, которая когда-то первенствовала между царствами Востока, куда стекались богатства его, как будто для того, чтобы насыщать ими алчность завоевателей, каков был Александр Македонский! и из части Армении, которая только тем знаменита, что слабая, существовала среди сильных; была игрушкою их, переходя из рук в руки, и разрывалась на клочки, то Римлянами, то Парфянами, то Греками, то Аравитянами; словом, она разыгрывала на Востоке, всегда, роль Италии в Европе, не в далекие времена, только развязка ее была хуже, — собственно Армении уже нет с конца XIII века. Адербеиджан или Азербиджан (Пегливийское слово, означающее дом огня)(Шарден), получил это название вероятно со времен Зороастра, родившегося в этой области, в городе Урмии, и бывшего современником Даpия-Гистаспа, при котором водворилась в Персии Зороастрова вера, что было с небольшим за 500 летдо Р. X.
Трудно сказать, сколько эта область, состоящая из гор и долин, имеет в себе квадратных мил; но наибольшая длина ее простирается до 350, а ширина до 300 верст. Жителей в ней можно положить, приблизительно, миллионов до двух, все они говорят языком турецко-татарским, красивы, бодры, сильны и деятельны, не будучи подвержены той восточной лени, которою так славится Восток, благодаря своему, всегда голубому небу, и своему вечно ясному солнцу!
Адербеиджанцы есть теперь самое воинственное племя Персов, и состоит частию из Турков, захваченных в плен Тимуром во время войны его с Баязетом; частию из Курдов, с примесью самих Татар-завоевателей, и Персов туземцев. Такая смесь народов в стране, бывшей столь часто театром войны, произвела воинственное племя Адербеиджанцев, которым Персидские Шахи умеют пользоваться, составляя всегда из него, свои регулярные войска. Лесу нет в этой стране; нет и судоходных рек; но каждая долина имеет свой источник, орошающий те поля, на которые дожди падают редко. Климат здесь по местам чрезвычайно разнообразен. Мне случалось в один и тот же день терпеть стужу и подвергаться нестерпимому жару! Случалось на нескольких верстах ви-деть роскошные нивы, зеленые луга, и голые степи, выжженные солнцем! Тавриз цветет под благодатным небом, a Миана сжигается под палящим солнцем, а между ними не более 160 верст! Есть долины очаровательные, наприм.: Хойская; сады, ручьи, и зеленые пашни красуются там, под чудно голубым небом, а окрестные горы навевают живительную прохладу! Плодородная земля дает обильно все, чего пожелает самый легкий труд. Хлебопашество и скотоводство суть главные промыслы. Сарачинское пшено, ячмень, пшеница, хлопчатая бумага, шелковичные деревья и табак, суть главные туземные произведения, а Тавриз главное торговое место; впрочем, торг его теперь ничтожен.
Заметно много руд, но не разработанных, напр: около Агара в Карадаге. Есть также известный Тавризский мрамор, которого образование так замечательно: он добывается вблизи обширного Урмийского озера. Морье, во 2-й части своего второго путешествия по Персии, пишет о нем: "Эта природная редкость образуется из нескольких необыкновенных озер или болот, которых ленивые воды гниют медленно, соединяют свои гнилые частицы вместе, и каменеют. Это сцепление и окаменение производят превосходный прозрачный камень, известный под именем тавризского мрамора.... Вокруг этого места земля издает какой-то глухой звук; все сухо, все выжжено, а подойдя к самому месту, видишь довольно большой минеральный источник, вытекающий из болот; глаз может следовать постепенно за всем ходом окаменения, от начала его до конца: здесь вода прозрачна, там уже гуще, и как будто гнила; дальше она совсем черна, а в конце преобразований является в виде белого студня. — Болото, уже окаменевшее, похоже на слой льду; и ежели прежде совершенного окончания превращения бросить на образующуюся кору камень, то он пробьет ее, и из под низу выступит вода; когда же, напротив, превращение окончено, то брошенный камень не сделает на поверхности никакого впечатления , и человек может ходить по ней, без опасения промочить себе ноги.
По излому этой окаменелости, можно легко следовать за ходом ее; в ней видны слои как листы бумаги, наложенные один на другой. — Стремление воды к окаменению так велико, что там, где она течет каплями, окаменелость принимает вид шариков, и проч...."
Этот мрамор хрупок, прозрачен, желтоват, и имеет разноцветные жилки; полировку принимает хорошо, но не может сравниться в красоте с европейским белым мрамором; из него Персияне делают иногда памятники на могилы; в Тегеране же нахо-дится и теперь Шахский трон, высеченный из этого мрамора. Эта мраморная ломка есть собственность Шаха, как впрочем в все собственности в Персии; ею можно пользоваться только под прикрытием позволения тени Аллаха.
И так, ты видишь, что в Адербеиджане есть многое, что прихоть людская привыкла называть необходимостью, жаль только, что там мало порядку, как и во всем Государстве!
Областью управляет брат Шахский, Караман-Мирза; он лично в совершенной зависимости от Шаха, но распоряжается произвольно налогами, из которых собственно Государственный доход составляет слишком пять сот тысяч туманов, (нынешний туман более голландского червонца только 20-ю копейками) и слишком 50 тысяч халваров, или херваров хлеба. (Халвар равен почти 700 нашим фунтам)
О податях я надеюсь поговорить подробнее, — когда познакомлюсь с делом покороче.
Караман-Мирза считает себя наследником престола, хотя у Магомета-Шаха есть сын, которого он давно уже объявил своим преемником; но Караман не унывает, зная что в Персии деньги дают права; говорят, он зачастую призывает к себе Астрологов, которые еще и до сих пор занимают не последнее место в персидской политике, и осведомляется у них о своем грядущем; а Астрологи, рассчитав сперва собственное будущее, пропорциональное всегда их предсказаниям, охотно меняют палки по пятам на золотые туманы, и предсказывают Караману персидскую корону, и вековую славу! Между тем Шах Заде, (так называются принцы крови) в ожидании будущих благ, не пренебрегает и настоящими, — сундуки его постоянно наполняются золотом! — Непомерная гордость принца, хотя н уменьшает число его приверженцев, но они так легко приобретаются здесь, что ими дорожить нечего, когда денег много! Дела управления провинции мало известны гордому принцу; он предпочитает охоту, гарем и кейф заботам о благе народа, и проводит дни в роскоши и неге! Прекрасная наружность его теряет много от надменности. В обычаях своих, он принял много европейского, но образован по персидски, т. е., по нашему вовсе не образован. Таков Караман-Мирза, правитель Адербеиджана!
Счастливый климат этой области, богатая почва и географическое ее положение, могли бы быть очень благоприятны для Персии. Адербеиджан мог бы быть ее Бразилиею, а теперь он доставляет только одни войска и заботы об усмирении кочующих племен, которых в нем много. — Чего бы не могло доставить Персии деятельная торговля ее с Европою чрез Адербеиджан на Трапезонд? Впрочем, кажется, сама природа отделила эту область от остальной Персии горами Кафлан-Ку; по западную сторону их все другое: и язык, и народы, и нравы, и климат, и почва земли; в Адербеиджан бывает в иных местах зимою холод до 20° по Реомюру, а снег нападает до 3-х футов глубины; между тем это так чуждо остальной Персии! В военном отношении эта область представляет много удобств: топография ее так выгодна для Персиян, способных более к малой войне, что, пользуясь горами, пересекающими эту страну, они могли бы здесь с малыми силами противостоять большим, которым бы трудно было двигаться по дурным гористым дорогам; в продовольствии недостатка здесь быть не может, и наконец самые материалы для войны, могли бы добываться на месте; словом, Адербеиджан может считаться крепкою оградою на Северо-Западной границе Персии.
Карадаг есть лучший округ Адербеиджана, по своему разнообразному, часто даже живописному местоположению. Беспрерывные горы, разделяемые глубокими ущельями, по которым стремятся шумные потоки, составляют почву Карадага; — все эти горы принадлежат к пластовым шиферным породам. — Медные колчеданы, свинцовый блеск и каменный уголь, попадаясь часто на поверхности земли, всегда привлекает внимание путешественника, редко внимание туземца, и еще реже внимание персидского правительства!
Было однако время, что Персияне пользовались отчасти богатством Карадага; там при Аббас-Мирзе открыт был богатый медный рудник, устроен завод и пушечный литейный дом. По смерти Аббаса этот руд- ник отдан на откуп одному Армянину, Сетик-Хану, с условием, чтобы он ежегодно доставлял правительству известное число медных орудий. Хан мог бы извлечь большие выгоды, но как человек беспечный, знакомый с европейскою роскошью, которую изучил лучше всех наук, во время своего путешествия по Европе, запутался в делах, вошел в неуплатные долги, обанкротился, и завод теперь заброшен, а медь Персияне выписывают из России.
Если хочешь более ознакомиться с страною, которую я проехал, то советую обратиться к некоторым из моих знакомцев, напр. к Тавернье, к Шардену, Малькольму, Кемпферу, Морье, и другим; они могут разниться в своих личных мнениях, это дело воображения, но разницы между местными описаниями их и описаниями характера народа, право не заметно; сведи их, пожалуй, хоть с Геродотом и Тацитом, они и тут не запоют разногласицы; такова судьба Персии, или, лучше всего, мусульманского Востока, образование которого держится на железной цепи Магометова закона, а эта цепь так коротка, что оно, (т. е. образование) может бродить только вокруг столба, к которому приковано, — т. е., вокруг Корана!

Kochevnik вне форума   Ответить с цитированием