Показать сообщение отдельно
Старый 24.05.2009, 17:05   #4
Местный
 
Регистрация: 06.05.2009
Сообщений: 148
Сказал(а) спасибо: 21
Поблагодарили 11 раз(а) в 10 сообщениях
Вес репутации: 14
Kochevnik на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

не знал куда поместить.
как в оригинале перевода так и выкладываю
Цитата:
Адзербейджан и северо-западные провинции долго были преданы Каджарам благодаря тому же самому чувству, что и Прикаспийские провинции: ненависти к русским у оседлых племен и у части кочевников. Но это чувство удваивалось туранским родством между турками-каджарами и турками-азерами, которые составляют здесь большинство оседлого населения. По языку и степени цивилизации, как и по своему географическому положению, турки-азеры находятся посредине между оевропеившимися турками-османами и оставшимися в первобытном состоянии киргизами. Менее чистые по крови, чем киргизы или кашгарцы, но менее помесные, чем стамбульские или салоникские османы, турки-азеры сделались, за немногими исключениями, совершенно оседлыми. Они брали жен-иранок, и из всех племен, и переняли костюм и шиитство своих подданных. Тем не менее, они сохранили свою силу и свою храбрость: они еще способны вести войну, содержать армию и поддерживать дисциплинированную иерархию. Это-люди, выдерживающие сравнение с другими оседлыми иранцами, которых века нашествий, кажется, изуродовали, ограничивши их гаремом и базаром. Особенно аристократия сохранила свойства своей расы, охотно получая воспитание от европейских и, главным образом, французских наставников. Каджар построил свою столицу Тегеран в том месте, где расходятся по плоскогорью дороги, поднимающиеся из его Прикаспийских провинций. В Тавризе он устроил столицу своего наследника, велиада; и до наших дней Адзербейджан нес на себе тяготы и получал выгоды этого "дофината". Военные и финансовые повинности были тяжелы; их одинаково должны были нести и оседлые, и кочевники. Наследник хотел иметь свою армию солдат, свою стаю писцов и придворных, свои арсеналы и свою казну — для того, чтобы обеспечить за собою кидар против притязаний соперников, так как перемена царствования никогда не обходится без того, чтобы не явился претендент из сыновей царя царей. Выгоды всякого рода доставались только придворной камарилье, которая сперва пользовалась для этого своим положением при наследнике, а потом переселялась в Тегеран с велиадом, сделавшимся царем, и вместе с тем начинала эксплуатировать весь Иран. В последнее столетие каждое новое царствование приводило из Тавриза новую шайку фаворитов. Министры и губернаторы провинции, адзербейджанские турки-азеры и другие монголизированные были главными в империи сообщниками турка-Каджара, который сам был турок-азер, переселившиеся некогда в Астрабадскую землю. Через них турко-азерский язык сделался вторым государственным языком империи: персидский язык — бюрократический и деловой; турецкий — язык команды, на котором говорит или понимает его вся армия и высшие чиновники, язык дворца и шахского гарема.
Эти турки и эти курды северо-запада составляют правительственную бюрократию, сыновья которой получают с детства высшие военные чины и с отрочества — высшие государственные должности. Эта аристократия всегда гордится не религиозным фанатизмом, — добрый турок никогда почти не бывает фанатиком, а курд вовсе не интересуется благами загробной жизни, — а иноземной культурой. Это участь всех турок на протяжении всей истории: в то время как османы предпочитали европейскую школу, кашгарцы — индийскую или китайскую, а узбеки — иранскую, турки-азеры немножко презирали иранскую культуру, преклонением пред которой гипнотизировали себя оседлые жители Персии, и обратились тоже к Европе. В Прикаспийских провинциях власть Каджаров была сразу признана и без труда поддерживала свой авторитет до наших дней.
Племена ("илиат") этой области — туранские по происхождению и по языку, как и сами Каджары, а большинство принадлежит, подобно Каджарам, к турецкой национальности и говорит по-турецки. Эти племена не многочисленны и сгруппированы в своего рода внешней ограде, у юго-восточного угла Каспийского моря, между северными склонами плоскогория, русской границей и мо-рем, в Астрабадской области. В течение нескольких столетий туркменские опустошения обезлюдили этот плодородный край и превратили его в пастбища. Против этих-то туркмен цари Сефевской династии переселили сюда из Адзербейджана свои колонии турок-каджаров, афшаров и других "азеров".

Kochevnik вне форума   Ответить с цитированием