Показать сообщение отдельно
Старый 28.01.2009, 03:57   #666
Местный
 
Аватар для Хикмет Гаджи-заде
 
Регистрация: 07.03.2007
Сообщений: 10,235
Сказал(а) спасибо: 1,088
Поблагодарили 2,198 раз(а) в 1,381 сообщениях
Вес репутации: 114
Хикмет Гаджи-заде на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

ИСТОРИЯ ГИБЕЛИ 26 КОМИССАРОВ

БАКУ/27.01.09/TURAN: Эксгумация останков 26 Бакинских комиссаров и выявление останков всего 23 человек породило серию вопросов, на которые по прошествии более 90 лет сложно найти достоверные ответы с учетом фальсификации истории Советской властью. Немногие специалисты, изучавшие сохранившиеся архивные материалы и исследования советских и иностранных авторов могут пролить свет на события 1918 года и разобраться, что же на самом деле произошло и кем в действительности были расстреляны комиссары. Одним из таких ученых является депутат Милли меджлиса доктор исторических наук, профессор Джамиль Гасанли.
В интервью агентству Turan профессор рассказал о событиях, предшествовавших
расстрелу комиссаров. Сформировавшееся весной 1918 года правительство Бакинского Совнаркома ушло в отставку 31 июля 1918 года в связи с наступлением Кавказской Исламской армии Турции, поддерживаемой правительством Азербайджанской Народной Республики (1918-1920) в Гяндже.
Тогда в Бакинском Совете шли острые дебаты о том, как защитить Баку. Эсеры и меньшевики предлагали пригласить англичан, которые находились в Иране. Когда Бакинский совет проголосовал за приглашение англичан, комиссары, используя это как повод для ухода, заявили об отставке своего правительства. Было сформировано новое эсеро-меньшевистское правительство «Диктатура Центрокаспия».
Уже в ночь с 31 июля на 1 августа комиссары тайно пытались покинуть Баку по морю. Однако их судно было остановлено военными моряками нового правительства и возвращено в Баку. После этого комиссары жили в Баку на полулегальном положении.
Как отметил Гасанли, 14 августа была предпринята вторая попытка побега. На этот раз
комиссары прихватив средства казны и вооружения вместе с поддерживающими их вооруженным отрядом отбыли из Баку на 17 кораблях, на которых расположилось около 1000 человек. Но на море начался шторм и корабли вынуждены были бросить якорь у острова Жилой. Когда весть дошла до правительства Диктатуры Центрокаспия, оно направило отряд военно-морских кораблей, и комиссарам было предложено сдаться. Попытка вооруженного сопротивления комиссаров быстро была сломлена.
Задержанные 16 августа были доставлены в Баку и арестованы. 14 сентября когда Турецкая армия уже стояла на подступах к Баку, один из лидеров правительства Диктатуры Каспия, этнический армянин Абрам Велунц дал письменное указание главе контрразведки Далину об освобождении комиссаров из Баиловской тюрьмы, чтобы они могли покинуть город. Примечательно, что указание было исполнено Анастасом Микояном, который лично освобождал комиссаров и не совсем ясно кого он тогда представлял.
В Бакинской бухте был подготовлен для эвакуации корабль «Севан». Но когда комиссары пришли на пристань корабль уже отошел, перегруженный убегавшими армянами. Дело в том, что многие армяне, причастные к массовым убийствам азербайджанцев в марте-апреле 1918 года не имели другой возможности покинуть город, кроме как морем. Комиссары сели на один из других кораблей под названием «Туркмен». Вначале было принято решение, чтобы все корабли вместе следовали в порт Петровск (Махачакалу), который не был под контролем большевиков. Микоян предложил комиссарам договориться с капитаном и повернуть корабль на Астрахань. Капитан
( латыш ) согласился при условии, что ему дадут возможность отбыть в Латвию. Но когда об этом узнали находившиеся на борту корабля эсеры, они запротестовали и заставили капитана отказаться и плыть в Астрахань.
Интересно, что Микоян предложил Шаумяну вместе с верными им людьми ночью разоружить эсеров, но не был поддержан. Еще до того, когда корабль прибыл в Красноводск стало ясно, что комиссаров ждет арест. Ночью Микоян, Михаил Батурин и еще несколько человек прыгнув в море покинули корабль и добравшись до берега скрылись. (Это подробно описано в книге «Досье разведчика» написанной сыном Михаила Батурина Юрием Батуриным).
Оставшихся на корабле арестовали. Все пассажиры были разоружены и у них изъяли документы. Комиссаров «вычислили» по списку, составленному в Баиловской тюрьме, где было 25 имен. Что касается «26-го», то это был член дашнакской партии, редактор газеты «Бакинский рабочий» Арсен Амирян. Он был братом Татевоса Амирова – командира дашнакской кавалерии, лично участвовавший в массовых убиствах азербайджанцев в марте-апреле 1918 года в Баку и уездах. Чтобы не оставить брата, Амирян присоединился к арестованным.
20 сентября 1918 года арестованные были вывезены и расстреляны в пустыне.
Тела не были похоронены, а просто брошены. Не исключено, что не всех арестованных расстреляли вместе. Возможно, что кого-то расстреляли в другом месте. Единственным свидетелем расстрела был пастух, случайно оказавшийся по близости. С помощью его показаний через 2 года место расстрела было найдено. Тем не менее, никаких точных улик, что тела принадлежали комиссарам не было. В то смутное время подобных коллективных расстрелов было немало.
По мнению ученого, в 1920 году никакой идентификации останков не проводилось. Что касается бирок, то личность убитых определялась весьма условно. Что же касается версии, что некоторым комиссарам удалось бежать, Гасанли отметил, что нет веских доказательств этой версии.
Гасанли отвергает устоявшуюся в советской историографии версию, что комиссаров вывезли и расстреляли английские интервенты. Расстрел был осуществлен правительством «Закаспия» во главе с эсером Федором Фунтиковым. Это было ответом эсеров на «красный террор» большевиков, начатый после покушения Каплан на Ленина, считает ученый.
Как отметил Гасанли, факт расстрела комиссаров эсерами подтвердился и на судебном процессе в Баку в 1926 году.
В 1920 году в Баку проходил Съезд народов Востока, и чтобы усилить антианглийские настроения ответственность за расстрел была возложена на британцев. Именно во время съезда и были перезахоронены останки комиссаров», - сказал ученый.
Что касается числа комиссаров, то их было около десятка. Остальные были руководители и члены вооруженных отрядов. Среди 26 человек были активные члены партии Дашнакцутюн.
Примечательная оценка деятельности комиссаров содержится в воспоминаниях бывшего советского партийного руководителя Шипилова. В своих мемуарах он пишет, что Сталин считал комиссаров трусами, растерявшими власть и бежавшими из Баку. «Мы это не афишируем, но превозносить их не надо», - сказал Сталин. –06C--


Хикмет Гаджи-заде вне форума   Ответить с цитированием