Показать сообщение отдельно
Старый 18.01.2009, 05:05   #359
Местный
 
Аватар для Хикмет Гаджи-заде
 
Регистрация: 07.03.2007
Сообщений: 10,235
Сказал(а) спасибо: 1,088
Поблагодарили 2,198 раз(а) в 1,381 сообщениях
Вес репутации: 114
Хикмет Гаджи-заде на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Тамара Хойская: «Никого не обвиняю в том, что в Баку стоят памятники коммунистам, а не лидерам АДР.

Пусть каждый поступает согласно своей совест

...

"Новости-Азербайджан", Кямал Али

...В Баку о Фатали-хане Хойском напоминает мемориальная табличка на стене дома, где они жили с семьей. Это знаменитое жилое здание, напротив Филармонии, Хойские занимали второй этаж дома до того, как их оттуда выселили в 1920 году большевики. Еще в Баку есть проспект Хойского – бывший Ленинградский проспект. Имя Хойского, наряду с именами других деятелей АДР, упоминается в исторических учебниках. В Тбилиси на могиле Фатали хана Хойского стоит его бюст, за могилой смотрят сотрудники нашего посольства. В Тбилиси сохранена комната, в которой была принята декларация о независимости Азербайджана. Вот и все – ни одного памятника на территории страны, которой он управлял в самые тяжелые для нее годы.

Сегодня в Баку живут лишь два прямых потомка Фатали-хана – его внучка Тамара Хойская, преподавательница химии бакинской школы N15, и ее сын Мурад. Остальные члены некогда большой семьи Хойских были убиты, погибли и похоронены в Грузии, Азербайджане и России.

Мы встретились с Тамарой Хойской:

- Расскажите о семье премьер-министра АДР.

- У Фатали хана было трое детей. Старшая дочь Тамара, затем мой папа Мурад, 1910 года рождения, и младший сын Энвер. В 1920 году, когда АДР была фактически свергнута, Фатали-хан вынужден был уехать в Тбилиси, так как в Грузии тогда советской власти еще не было, и он должен был отсюда бежать. Его семья осталась в Баку. Скоро его там застрелили армянские дашнаки, когда он выходил из кинотеатра. Об этом мне рассказывала тетя – сестра отца. Тетя хотела поехать в Тбилиси, на похороны брата, но в то время нужно было разрешение Совета Народных Комиссаров на выезд из Азербайджана. Ей не разрешили покинуть страну, из газет они узнали, что Фатали-хана похоронили на азербайджанском кладбище.
Когда тетя ходила по бакинским инстанциям, чтобы добиться разрешения на выезд в Тбилиси, познакомилась с будущим мужем Мирза Давудом Гусейновым. Он долгое время был министром иностранных дел, министром финансов Закфедерации, как тогда называлось единое для Азербайджана, Грузии и Армении государство. Затем, в годы СССР, работал на высоких должностях в Москве, Таджикистане.
В 1937 году, когда Мирза Давуд с женой находился в Москве, его арестовали. Как рассказывала тетя – дочь Хойского, живя в Москве, они дружили с семьей Молотова, родными других советских начальников, и ко времени ареста знали, ожидали появления чекистов у себя дома. Мужа посадили в «черный ворон» - специальную арестантскую машину, в нее же, за перегородку, усадили жену – Тамару Хойскую. Она слышала кашель больного мужа, но в темноте, за перегородкой, его не видела. Его обвинили в том, что он был женат на «дочери врага» - Фатали хана Хойского. Суд над зятем Фатали-хана был в Баку, куда его привезли. Тут же и расстреляли. А жену Мирзы Давуда посадили в тюрьму, отправили в ссылку, на поселение в Среднюю Азию, где она познакомилась с осужденной женой Рухуллы Ахундова и другими политическими «врагами народа». Ее реабилитировали только в 1956 году. Моя тетя, дочь Фатали-хана и жена Мирзы Давуда – Тамара, долгое время жила в Москве, там же жил младший брат Фатали-хана – Рустам-хан. Тетя скончалась в 1990 году, в Баку, где жила одна в однокомнатной квартире, на проспекте Нефтяников.
Младший сын Фатали-хана – Энвер, тяжело болел. В Москве его показывали кремлевским врачам, решили оперировать ему ноги. Но у Энвера был диабет, и он не проснулся после наркоза.
В Москве же скончалась моя мама. Однажды заснула и умерла во сне. Дядя Энвер и мама похоронены в Москве, на Новодевичьем кладбище.
Папе - Мураду Хойскому, получить высшее образование власть не позволила, хотя он был «ходячей энциклопедией». Больше наша семья никакого давления от Советской власти не испытала. Может потому, что когда Фатали-хан был премьер-министром, папе было всего 10 лет, и он никогда после никакого поста не занимал. Папа жил в Баку, работал в Трамвайно-троллейбусном управлении заведующим гаража. Кроме меня, у него был сын Энвер, который жил в Украине и там скончался от инфаркта. Его дети живут в Украине.
В нашей семье никогда не скрывали правду о знаменитом деде. Я знала о нем всегда, со слов тети. Нашу фамилию, образовавшуюся от названия иранского города Хой, мы не меняли, хотя возможно, это было бы разумней. В советские годы мы были единственными Хойскими. Мои подруги думали, что эта фамилия еврейская, ведь в те годы мало кто знал об АДР и ее руководителях, в школах историю Азербайджана практически не изучали. Даже в годы моей учебы в университете, когда преподаватель коротко рассказал студентам об АДР, он сказал, что фамилии основателей республики мы можем не запоминать. В тот период у нас было много родственников в Гяндже, и все поменяли паспорта, а после 90-х годов они стали возвращать исконные фамилии. Так что теперь Хойских много, а в советские годы мы были одни с такой фамилией.

- Где вы жили после выселения из дома напротив Филармонии?

- В 1920 году, когда АДР свергли коммунисты, нас из этого дома выселили. У папы в то время в Баку жила подруга, зубной врач, она нам и помогла. В связи с тем, что эта женщина выехала жить в Москву, в ее большой квартире, на улице Истиглалият, напротив здания президиума Академии Наук, жили мы. Затем эта квартира стала коммунальной, в нее вселили другие семьи, мы прекрасно соседствовали, пока наша семья оттуда не переехала.

- 28 мая будет отмечаться 90-летие основания АДР, в связи с этим готовятся государственные мероприятия. Вас пригласили принять участие?

- Нет, никто не обращался. Мне это и не нужно, я к этому не стремлюсь. Мои друзья, знакомые, знающие нашу семью, звонят мне и возмущаются тем, что в телевизионных передачах, посвященных деятелям АДР, «показывают ерунду». Спрашивают, почему я не выступлю. Наш родственник Азад Хойский (был Джангирли), живущий в Гяндже, очень много занимался историей семьи, ездил в Москву, копался в архивах, создавал генеалогию семьи, написал много статей о политических деятелях АДР. По материалам Азада в Гяндже создали мемориал. А когда тележурналисты сняли передачу из Гянджи, посвященную АДР, в ней было показано много людей, но только не Азад Хойский.
Я не жалуюсь, мне внимание государства не нужно.

- В старой части Баку на стенах домов сохранились мемориальные таблички, на которых сказано, что тут жили люди, свергнувшие АДР, или здесь они собирались, чтобы договориться о свержении демократической республики. Стоят и даже реконструируются памятники коммунистическим вождям. Лидерам АДР в Баку памятников нет. Получается, что нашу историю перевирают не только армяне, но и мы сами.

- Я не считаю, что надо сносить памятники коммунистам, так как и они – наша история. Но также нельзя забывать и игнорировать историю Азербайджанской Демократической Республики. Историю, какая бы она ни была – плохая или хорошая, - необходимо знать, хотя бы по памятникам. Я никого не обвиняю – пусть каждый поступает согласно своей совести


Хикмет Гаджи-заде вне форума   Ответить с цитированием