Показать сообщение отдельно
Старый 05.01.2009, 14:40   #2
Местный
 
Аватар для spectator
 
Регистрация: 02.01.2007
Адрес: Baku
Сообщений: 6,559
Сказал(а) спасибо: 344
Поблагодарили 861 раз(а) в 595 сообщениях
Вес репутации: 81
spectator на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию Ответ: СТРАНА ПОДКОВАННЫХ БЛОХ

(Продолжение)

Удивительное дело: ведь по всем географическим, политическим и прочим мотивам, - и грузинам, и украинцам, и эстонцам, и литовцам, и латышам логичнее было бы поддерживать хорошие добрососедские отношения с Россией: ведь в этой России столько нефти, газа, она такая сильная, могла бы защитить в случае чего… Ан нет – все бегут! И страны, не входившие формально в состав Советского Союза, но оказавшиеся под его пятой после Второй мировой войны, – Польша, Румыния, Чехословакия, Венгрия, Восточная Германия, - тоже. Почему они так не любят русских? Тех самых русских, которые освободили их от Гитлера? Это, кстати, по поводу того, что Россия сделала хорошего другим. Действительно, это именно Россия перебила хребет нацистской Германии.

Но и тут стоит задуматься. Речь вовсе не идет о каком бы то ни было ревизионизме. Речь о другом: какой ценой это было сделано? В прекрасном советском фильме « Белорусский вокзал » звучала песня Булата Окуджавы, где были такие слова: «…А нынче нам нужна одна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим ». Вот об этих словах задуматься и стоит. Ведь чудовищная цена, которую Советский Союз заплатил за Победу, стала поводом для гордости, хотя должна была бы вызвать гнев и чувство стыда. В самом деле, в этой войне СССР (победитель !) потерял по официальным, сильно заниженным данным, 27 миллионов своих граждан. То есть более чем втрое больше, чем ПОБЕЖДЕННЫЕ немцы на ВСЕХ фронтах Второй мировой ! И объясняется это не столько особой жестокостью и варварством немцев (отрицать которые немыслимо и незачем), сколько некомпетентностью советского руководства во главе с любимым вождем русского народа Иосифом Сталиным. Однако в том-то и дело, что проблема цены для очень многочисленного русского народа не стояла никогда. Ни когда Петр Первый строил Петербург, щедро заваливая чухонские болота трупами русских крепостных, - кажется, 200 000 трупов лежат под мостовыми прекрасного города Санкт-Петербурга, что совершенно не мешает русским гордиться его красотами; ни когда сталинские генералы тупо бросали на верную и ненужную гибель целые дивизии там, где при умелом командовании можно было обойтись полками. Но тех, кто умел командовать, Сталин к этому времени уже истребил. Вызвал ли террор 30-х годов и его «гениальный» организатор гнев и ненависть у большинства русского народа? Похоже, нет. Разве в России человеческая жизнь когда-нибудь хоть что-нибудь стоила? Людей там много, и замечательные русские женщины всегда нарожают сколько надо. Так что – не жалко, сколько надо, столько и положим. Русские всегда гордятся, когда платят за что-нибудь втридорога... И умом этого, действительно, не понять.

...В конце 80-х разговоры о грузинской независимости вызывали у меня серьезные сомнения. Я был скорее согласен с Горбачевым, говорившим, что нельзя резко рвать сложившиеся на протяжении веков связи, нельзя резать по живому. Мне казалось сомнительным, чтобы Грузия смогла выжить самостоятельно, - по крайней мере, в экономическом плане. На это грузинский писатель Джемал Карчхадзе сказал: « Трудно, конечно. Но представь себе другой вариант: что, если не Грузия, а Россия захочет отделиться, - ведь все равно придется как-то выживать, правда?.. »

Наверное, надо объяснить, что я был переводчиком грузинской прозы на русский язык. И мне было совершенно ясно, что при отделении Грузии от России я останусь без любимой работы, и мне придется менять профессию. И тогда мне еще действительно казалось, что можно как-то жить вместе.

Но сейчас, четверть века спустя, я глубоко убежден, что, какие бы ошибки ни совершали такие грузинские руководители, как Звиад Гамсахурдиа или Михаил Саакашвили, их главное стремление – оторваться от России и примкнуть к Европе, даже, казалось бы, в ущерб собственным экономическим интересам, является правильным.

Потому что Россия всем, кого подмяла под себя, принесла огромное зло и неисчислимые беды. Она принесла советскую власть – жестокую, бесчеловечную и лживую. Она принесла ГУЛаг и десятки миллионов загубленных жизней. Она принесла отсталую экономику, в которой только одна отрасль работала результативно - военная промышленность. (Освоение космоса было успешным именно потому, что истинные цели этого освоения были военные!) Кто-нибудь когда-нибудь слышал о каких-нибудь качественных товарах народного потребления российского производства? Об одежде, обуви, электроприборах, автомобилях? Автомат Калашникова – это да. Все люди в мире – и русские в том числе - стремятся носить английские костюмы, итальянскую обувь и швейцарские часы, курить американские сигареты, ездить на немецких машинах, пользоваться японской электроникой, финскими мобильными телефонами и французской косметикой и парфюмерией. Россия, правда, славилась икрой и водкой, но икру мечут не сами русские, а осетры, которых русские уже почти уничтожили, а русской водкой, как недавно выяснилось, можно и отравиться. И в любом случае шведская не хуже. Так что, если разобраться, отрыв от России – не такой уж ущерб для экономики « оторвавшихся »… Про Финляндию мы уже говорили. История поставила еще один великолепный эксперимент: одна и та же страна, один и тот же народ, с одной и той же культурой, с одними и теми же традициями, были разделены событиями на две части; одна часть осталась свободной, другая оказалась под властью Советского Союза. Результат очевиден: та часть Германии, которая после войны оказалась под российским влиянием, жила много хуже, чем другая часть той же Германии, оставшаяся в Европе. Но и Восточная, «советская» Германия, работала и жила все равно лучше, чем Россия!

…Владимир Путин как-то заявил, что самой великой геополитической катастрофой ХХ века считает развал Советского Союза. А вовсе не приход к власти большевиков, которые причинили столько зла и своей стране, и всем, кто оказался в сфере их влияния. Путин заявил, что Сталина нельзя уподоблять Гитлеру. Сталин, по его мнению, все-таки лучше. И еще он высказался в том духе, что молодежи надо прививать любовь к родине и гордость за нее, а для этого не следует чернить и порочить ее, родины, прошлое. Но как же быть, если «чернить и порочить» означает всего-навсего правдиво излагать ее историю? И кто виноват, что в прошлом этой родины столько черного и порочного ? Врачи-то считают, что первым и важнейшим шагом к исцелению является правильный диагноз. И если продолжать, не раздумывая, гордиться российским прошлым, это, несомненно, приведет к такому же черному и порочному будущему. А пока что в России рекомендуются учебники истории, в которых реабилитируется Сталин, а массовые репрессии, то есть садистское уничтожение десятков миллионов ни в чем неповинных людей, оправдываются государственной необходимостью...

Просто удивительно, как русские считают грузина Сталина своим ! Есть, правда, люди, которые признали его преступником, но объяснили это его происхождением.. Когда началась перестройка и стали публиковаться основанные на документах материалы о Сталине и преступлениях советской власти, некоторые русские писатели – например, Виктор Астафьев, Василий Белов - стали писать обо всем этом, подчеркивая, что в руководстве партии большевиков было много евреев, а также напирая на грузинский акцент Сталина, - дескать, он не русский, грузин, отсюда и все несчастья. На это грузинский режиссер Гига Лордкипанидзе справедливо возразил, что из Грузии Сталин вообще-то уехал мелким уголовником, а великим вождем он стал уже в России… Кстати говоря, в чем-то советская власть оказалась даже излишне откровенной : в лагерях (не пионерских !) администрация относилась к уголовникам как к социально близким, просто оступившимся, а к политическим – как к врагам, и терзала последних с особым сладострастием. Понятно, что соответствующие инструкции были спущены « сверху ». И что же это за власть, для которой бандиты, убийцы, воры и насильники – свои, а учителя, врачи, инженеры и ученые – враги ? И что это за народ, который любит такую власть и верит ей ? Моя знакомая – писатель, журналист, преподаватель, - поработав со словарями, пришла к следующему выводу: если в 20-е – 30-е годы ХХ века в СССР жаргон уголовников был практически непонятен людям, никак не связанным с уголовным миром, то сегодня положение совершенно иное: блатная лексика широко используется в повседневной российской жизни. И еще: страшные вещи, которые творятся в российской армии – дедовщина, например, - проникли туда именно из уголовного мира. «Дембеля» и «старики» в армии – это те же «паханы» и «воры в законе». А через армию, между прочим, проходит практически все здоровое мужское население России. Стоит ли удивляться, что страна – бандитская?.. Все – или многие – помнят фразу Путина: «Будем мочить террористов в сортирах». Давайте-ка разберемся. Можно поверить в спонтанность высказываний таких руководителей старой советской закваски, как Хрущев или Ельцин. Но в спонтанность человека из КГБ, бывшего разведчика, работавшего в европейской стране, поверить трудновато. Он точно знает, что говорит и для кого говорит. И, как умный политик, говорит то, что принесет ему поддержку большинства населения его страны. А в этом свете блатное «мочить в сортирах» выглядит ох как показательно… Его кумиру Сталину вовсе не обязательно было самому быть антисемитом, чтобы инспирировать в начале 50-х годов дело врачей : вождь знал, что это « интересное начинание » только увеличит его популярность среди русского народа.

Если же вернуться к конкретной ситуации в Грузии в августе 2008 года… Интересное дело: Россия поддерживает в Южной Осетии и Абхазии именно те тенденции, которые безжалостно подавляет в Чечне. Россия провоцировала Грузию давно. Еще несколько лет назад российские власти объявили, что жителям Аджарской автономной республики больше не нужно получать визу для въезда на территорию России. То есть, жителям Тбилиси – нужно, а жителям Батуми – не нужно. Это все равно, как если бы американцы или европейцы объявили, что для поездки в США или в страны Евросоюза жителям Рязанской области визы больше не требуются, а вот для москвичей по-прежнему обязательны… Что это, если не провокация? И неужели абхазцы сами, без помощи русских, сумели выгнать из Абхазии грузин, превосходивших их численностью во много раз?.. Очень хитро: раздать российские паспорта абхазцам и осетинам, чтобы иметь потом предлог для ввода русских войск, якобы для защиты своих граждан.

Пусть кто-нибудь вспомнит хоть один пример, когда российские власти помогли своим гражданам, действительно попавшим в беду! Например, морякам, оказавшимся на дне моря в затонувшей подводной лодке « Курск ». Тогдашний российский президент Владимир Путин даже не прервал своего отпуска. Понятно, что ему не обязательно было самому нырять на дно моря, но все же, все же, хоть для виду… Но зачем? Ведь его поведение возмутило только Запад и часть русской интеллигенции, но не большинство его собственного народа. Потому что, вопреки тому, что утверждали великие русские писатели, Россия – страна жестокая и бесчеловечная, в которой жизнь человека не стоит и копейки. «Защита российских граждан», как же!..

На вопрос, хотят ли русские жить под одной крышей с чеченцами, грузинами и прочими « лицами кавказской национальности », именуемыми в русском просторечии « черножопыми », большинство русских отвечает отрицательно. « Так отпустите их на все четыре стороны! » И в ответ звучит: « Еще чего!.. » Логично, правда?

…Русские писатели, действительно, во многом виноваты. Это они создали легенду о Святой Руси, о народе-богоносце, о великой духовности русского народа, исходя, вероятно, из того, что только особая духовность может породить такое презрение к быту и объяснить стремление и способность жить в грязи и вони. Логика вовсе не очевидная: почему, чтобы жить духовно, надо обязательно жить физически грязно? Но зато этот миф оказался необычайно удобен: оказывается, мы живем в дерьме не потому, что лодыри и пьяницы, а потому что ужасно духовные! Если считать выражением духовности литературу, музыку, театр и балет, то Россия, действительно, страна очень духовная. Вопрос только в том, какой процент населения страны интересуется этими своими духовными богатствами? И странно все-таки, что при таких духовных богатствах люди в этой стране так плохо относятся друг к другу и так хорошо - к душегубу Сталина, которого считают наилучшим выразителем русской народной воли.

По поводу русской духовности вспоминается следующее. Петр Первый сумел превратить русскую православную церковь в одно из министерств, - настолько, что в России не существовало тайны исповеди: попы обязаны были информировать полицию. В Ницце за вход в действующую русскую церковь надо платить, и это возмутительно. Ведь это – храм Божий! А на дверях собора св. Александра Невского – главной русской православной церкви Парижа – в начале 90-х годов я собственными глазами видел объявление на русском языке: «С просьбами о помощи сюда не обращаться». Если бы не видел сам, - не поверил бы. И объявление это висело довольно долго. Потом, слава Богу, сняли. Но это, в конце концов, пускай будет на совести «батюшки». Хотя человек, повесивший на дверях своей церкви такое объявление, - кто угодно, только не священик. Церковь, как и любая организация, состоит из людей и не может нести ответственность за всех своих служителей. Но она несет ответственность за то, кого она канонизирует, потому что это уже не делается волей отдельного попа. За какие заслуги Русская православная церковь канонизировала Николая Второго? За то, что он довел Россию до революции? За то, что из-за его бездарного правления к власти пришли большевики, которые сгноили в лагерях, замучили и убили миллионы россиян – русских и нерусских? За то, что его и его семью расстреляли в подвале дома Ипатьева в Екатеринбурге? Плохо, конечно. Но это никакое не мученичество, - по сравнению с теми страданиями, которые выпали на долю миллионов людей по его вине. Многие из них, не задумываясь, поменялись бы с ним участью...

В великой русской литературе нет идеала. Точнее, нет персонажа, в которого детям хотелось бы играть и на которых подросткам хотелось бы походить. Пусть этот критерий примитивен, но все-таки: Печорин? Пьер Безухов? Евгений Онегин? Тарас Бульба? Обломов? Родион Раскольников? В этого, кажется, как раз играли многие: с одним топором, да на старуху-процентщицу... Но это все-таки не Ланцелот или король Артур. Не Автандил или Тариэл. И не Атос или д’Артаньян.

Может быть, дело в том, что российская история не знала института рыцарства, а вместе с ним – кодекса чести благородного человека. В Европе это все-таки было, и даже если не каждый рыцарь вел себя воистину по-рыцарски и жизнь далеко не всегда соответствовала идеалу, этот идеал по крайней мере существовал. В России же только Екатерина II отменила телесные наказания, а попросту говоря, порку дворян. Дворянство, аристократия – это все-таки элита нации. Что же это за элита, если ее до середины XVIII века можно было пороть? О каком чувстве собственного достоинства или чести можно было говорить? Когда эти понятия, еще до Екатерины, стали просачиваться в Россию из Европы через прорубленное царем Петром окно, они, как и многие европейские идеи на российской почве, были изрядно искажены. В конце концов, и в Европе эти искажения наблюдались сплошь и рядом: никакая это не защита чести – вызывать на дуэль за то, что тебе случайно наступили на ногу. Просто Европе было знакомо и другое представление о чести и достоинстве личности, которое в России явно не привилось.

Впрочем, русская литература не только создавала мифы. Она и очень точно диагностировала многие явления. Вспомним « Левшу » Лескова: только ради того, чтобы удивить англичан, гениальный народный умелец сумел подковать блоху. Англичане, действительно, удивились такому мастерству. А также, вероятно, тому, зачем было подковывать блоху. Она ведь, подкованная, даже скакать перестала… Но вот чинить сломанные заборы, выносить мусор и сажать цветы вокруг своего дома в России не принято: очевидно, потому, что этим ни англичан, ни кого-либо другого совершенно не удивить.

А Обломов, которого считают одним из обаятельнейших героев русской литературы? Да, он – душка. Всю жизнь валяется на диване, с которого не встает даже тогда, когда любимая женщина ждет его на другом берегу Невы (ведь обещал же приехать, жениться!)… А друг его Штольц – деловой человек, хлопотун, который пытается спасти Обломова, стащить его с дивана, - в глазах слуг Обломова (то есть - народа!), просто черт какой-то, все ему неймется! Да еще в итоге и женится на обломовской невесте. Лежал бы себе тоже на диване, - как бы всем было хорошо!

А все эти бесконечные « лишние люди », не находящие себе применения в России? Что, в конце концов, происходит в произведениях Чехова? Умные, образованные, вполне обеспеченные люди, которые и должны вести куда-то свой народ, свою страну, - маются от безделья и не выполняют свой прямой долг: врач отказывается ехать к хворой бабе, потому что поздно, и погода плохая, да и неохота ему…

Люди, клянущиеся в любви к своему вишневому саду, не хотят ударить пальцем о палец, чтобы спасти имение, хотя им предлагают выход, только этот выход требует от них каких-то действий, каких-то усилий. Нет, это не годится. Лучше уж продавайте наш сад, выручите за него побольше денег, и мы на эти деньги поедем в Ниццу. Или в Париж. Там живется лучше. И ведь именно эти люди довели страну до того, что произошло в 1917 году. Это вроде бы интеллигенция, дворянство. А что же народ? Старый верный Фирс из «Вишневого сада» постоянно поминает какое-то несчастье – и выясняется, что под «несчастьем» он подразумевает отмену крепостного права: «когда волю дали». Может, действительно, этому народу воля ни к чему?..

…В конце XVIII века Грузия попросилась под защиту России. Грузии тогда грозило уничтожение со стороны сильных мусульманских соседей – Турции и Ирана. Россия свою защиту пообещала, был заключен Георгиевский трактат. От Турции и Ирана Россия Грузию действительно спасла. Но многие пункты Георгиевского договора Россия нарушила. Началась довольно грубая колонизация и русификация Грузии, которая Георгиевским трактатом вовсе не предусматривалась.

В 1918 году Грузия добилась независимости. Она уже тогда мечтала отделаться от слишком обременительного «покровителя и защитника». Три года спустя Сталин и Орджоникидзе привели туда Красную Армию – « по просьбе трудящихся », разумеется, - и Грузия опять оказалась в составе империи.

С 1991 года Грузия вновь пытается обрести независимость от России. То, что она предпочитает покровительство Америки и Европы, естественно хотя бы потому, что покровительство России обошлось этой маленькой стране слишком дорого. Возможно, грузинские политики сами еще недостаточно понимают, что такое демократическое общество (тоже весьма далекое от идеала, надо признать), но они, безусловно, не ошибаются в том, что европейский или американский путь развития общества более человечен и разумен, нежели российский.

Судя по отзывам многих россиян, им очень импонирует поигрыванье мускулами их правителей: «Никто не смеет указывать нам, как мы должны жить!» Им нравится чувствовать себя гражданами сильной державы, которую все, или многие, боятся. Горбачеву они не могут простить не кровавые события в Тбилиси в апреле 1989 г., в Баку, в Нагорном Карабахе, а именно это: в результате затеянной им демократизации страны, Россию перестали бояться. О каком-нибудь другом чувстве, которое могла бы вызывать к себе страна, русские, видимо, даже не подозревают. И поэтому необходим враг. Необходимо чувство, что они в осажденной крепости. Это, во-первых, сплачивает. А во-вторых - раз осаждают, значит, мы кому-то нужны!.. Но, может быть, надо, опять-таки забыв о политической корректности, сказать русским правду: вас не осаждают, потому что вы никому не нужны. Вас не любят, потому что вы жестокие и грубые. Вашу нефть и газ лучше покупать за деньги, чем завоевывать вашу огромную и необустроенную страну, населенную непутевым и ленивым народом.

Я знаю, что могу услышать в ответ, помимо брани: мне, несомненно, станут напоминать о многочисленных подвигах, совершенных русскими людьми, о самопожертвовании и героизме в самые тяжелые моменты. И это тоже одна из русских особенностей – проявлять лучшие качества своей натуры в экстремальных ситуациях, но не в повседневной жизни. Об этом когда-то говорил Михаил Жванецкий: «…Большая беда нужна! Вот если бы все на мине подорвались… но об этом можно только мечтать!..» Экстремальные ситуации - не показатель. Человек, который не боится смерти, - не нормальный человек. И никто не обязан быть героем. Но почему не жить по-человечески каждый день?..

Мне возразят, что черные страницы были и в истории других стран и народов. Были ! И сейчас есть. Но, во-первых, другие страны и народы постепенно преодолевали свои проблемы и признавали, что у них что-то было неправильно. После двух веков оголтелого расизма американцы избрали президента-мулата. Русские, судя по всему, считают, что у них в истории все всегда было хорошо, и сейчас тоже хорошо, - раз не признают никакой своей вины и продолжают собой гордиться. А во-вторых, когда те же американцы гордятся своей демократией и экономикой, они имеют для этого достаточно оснований (даже несмотря на кризисы и того, и другого !). Русские же гордятся либо тем, чего нет, - например, духовностью (потому что духовность – это все же не балет, а доброе отношение людей друг к другу, и особенно к самым слабым, - к старикам, детям и больным), - либо тем, чем нормальные люди гордиться никак не могут: великими страданиями своего народа и колоссальными человеческими жертвами. Если только эти страдания и жертвы не были с самого начала целью, которую этот народ перед собою поставил и, не щадя никого и ничего, героически достиг. Тогда, конечно, чем гордиться – есть.

Примерами можно подкрепить любой тезис. Но бесспорным остается одно: из России люди часто бежали или стремились убежать в другие страны, причем не столько в поисках лучшей экономической участи, сколько спасая свою жизнь, свободу и честь. А вот из других стран в Россию – почти никогда, разве что в тех случаях, когда там можно было хорошо заработать, – или когда они у себя дома шпионили в пользу России.

Повторяю еще раз: любой народ состоит из разных людей. В России живут миллионы чудесных людей – благородных, добрых, работящих и талантливых. Но очевидно, что не они определяют образ жизни этой страны, потому что их, судя по всему, слишком мало. И в этой стране им живется хуже всех.

…Отношение русских к некогда подмятым под себя народам тоже иллюстрирует теорию о «женственности» русской натуры. Россия, действительно, более всего напоминает властную бабу, ненавидящую своего мужа, которого когда-то силой или хитростью на себе женила, но которого готова скорее задушить, чем дать ему уйти, потому что ей нестерпима мысль о том, что он может быть где-то счастлив без нее: «Пусть лучше сдохнет, но при мне… ».

Говоря о том, что в России недостает демократии, Запад глубоко заблуждается. Россия, возможно, самая демократическая страна в мире, и я говорю это без тени иронии. Потому что демократия – это власть народа. Это когда у власти оказываются те, кого избирает большинство этого самого народа. Так вот, я глубоко убежден, что, если бы в 1938 году в России проходили обычные, честные выборы, подавляющее большинство населения этой страны бесстрашно и добровольно проголосовало бы за Сталина. И в 2008 году положение не изменилось. И беда не в том, что Сталина боялись, а в том, что его любили. И любят до сих пор. Совершенно реальная, неподдельная популярность в России Владимира Путина говорит именно об этом. И не надо строить иллюзий: как только Россия почувствует себя достаточно сильной, она опять попытается задавить всех, кого сможет. Русский народ всегда поддерживал и будет поддерживать свое правительство в любой войне, которую это правительство затеет. А те немногие, которые не поддержат, будут объявлены предателями и уничтожены, - опять же, при полной и совершенно искренней поддержке большинства населения, то есть народа. И если Запад не хочет, чтобы русские танки в один прекрасный день оказались на Елисейских Полях, он должен очень серьезно готовиться к тому, чтобы как-нибудь обходиться без российского топлива и быть в состоянии говорить с Россией с позиции силы. Ибо другого языка эта страна не признает.

…А сценарий уже отработан: например, Россия может начать подзуживать недовольную своей участью «обездоленную молодежь из неблагополучных предместий» Парижа требовать создания независимой исламской республики на территории этих самых предместий, пообещает им свою поддержку и раздаст российские паспорта ребятам северо- и центральноафриканского происхождения. Когда же французские полицейские заявятся туда гасить сжигаемые машины и наводить порядок, Россия введет свои танки во Францию для защиты российских граждан. Параллельно можно будет провести аналогичные операции на Корсике и в Стране Басков.

Почему бы и нет?

Во всяком случае, когда, вопреки Тютчеву, все-таки пытаешься понять Россию умом, - невозможно верить в то, что от этой страны можно ожидать чего-то хорошего. А вот плохого – сколько угодно.

(c) Александр Браиловский

http://atc.az/index.php?newsid=625
__________________
VOX POPULI VOX DEYIL

spectator вне форума   Ответить с цитированием