Показать сообщение отдельно
Старый 15.08.2008, 12:05   #24
Администратор
 
Аватар для Dismiss
 
Регистрация: 23.07.2006
Адрес: Baku
Сообщений: 45,819
Сказал(а) спасибо: 10,063
Поблагодарили 10,565 раз(а) в 6,658 сообщениях
Вес репутации: 1
Dismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордитсяDismiss за этого человека можно гордится
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Разгром штабной колонны 58-й армии. Событие и анализ

Несмотря на информационную блокаду, в российских СМИ появились подробности уничтожения штабной колонны 58-армии.

По дерзости и качеству исполнения эта операция грузинских коммандос имеет мало равных в истории спецопераций, и, несомненно, войдет в военные учебники.

Пятьдесят восьмая армия, бывшая армия генерала Лебедя — пожалуй, самое боеспособное и опытное соединение Российской армии. Именно она отвечает за Кавказ, накопила в этом сложном регионе большой боевой опыт.

Постоянное пребывание частей армии на линии огня способствует тому, что солдаты и офицеры хорошо обучены и дисциплинированы. Командующий армией генерал-лейтенант Анатолий Хрулев — один из самых опытных российских военачальников. Именно он возглавил действия российских войск в Южной Осетии.

Тем большее удивление вызывает успех грузинских коммандос.

Находившийся в момент нападения рядом с командующим 58-й армией журналист «Комсомольской правды» по пути из Владикавказа в Москву рассказал, как было дело. Вот его монолог:

«Мы ехали в Цхинвали на БТРе командующего 58-й армией, в колонне из 30 боевых машин, чтобы разблокировать окруженных в Южной Осетии российских миротворцев и журналистов. Въезжали в Цхинвали с юга. Основная Зарская дорога немилосердно обстреливалась. И мы решили идти по другой дороге, через лес. Вдруг я увидел у подбитого танка двух грузин. Потом пригляделся: за каждым столбом — грузины, с автоматами, пулеметами. Сказал сидящему рядом бойцу: «Грузины». Он истошно закричал: «Грузины!» Колонна остановилась».

Это было первое выдвижение командующего операцией российских войск в Южной Осетии Хрулева непосредственно в район боевых действий, и его должен был сопровождать весь штаб армии. Очевидно, грузины обладали совершенно точными сведениями о передвижении колонны.

Несмотря на то, что передвижения техники отслеживаются со спутников и американцы, очевидно, передают такую информацию грузинам, факт нахождения в данной колонне командующего и штаба легко скрыть. Так что сведения эти могли быть получены, скорее всего, агентурным путем — что свидетельствует и о высоком качестве работы грузинской разведки на территории России.

Грузинами удалось полностью застать врасплох штабную колонну.

По свидетельству журналиста именно он заметил готовых к бою грузинских спецназовцев.

Ситуация выглядит более чем странной — по идее, колонну с командующим, тем более штабную колонну, должно сопровождать боевое охранение, кроме того, обычно используются и беспилотники, которые кружат над местностью на высоте около 2–х километров и отслеживают ситуацию. Не говоря уж о том, что осуществляется спутниковая разведка.

Как грузинские коммандос могли незамеченными подойти вплотную и что при этом случилось с боевым охранением и было ли оно вообще — неизвестно.

«К машинам!» — крикнул командующий. Мы подбежали к БТРу, но тут началась пальба. Упали между БТРом и «уазиком». Я услышал, как трещат стекла «уазика», понял, что стреляют по нам. Вместе со Сладковым, спецкором телеканала «Вести», его оператором и еще двумя журналистами побежали к бетонному забору. Все это происходило уже на улицах Цхинвали. Упали. «Ой, я ранен! — крикнул оператор. — Рука немеет». У него было сквозное ранение в плечо».

То есть группа грузинского спецназа была весьма многочисленна.

Цхинвали к тому времени считался зачищенным от грузинских частей — это следует и из сообщении российского командования и из того факта, что в город уже перебазировался командующий армией.

«Грузины сразу зажгли две наши БМП. Стреляли отовсюду, падали люди, наши и грузины. Бой шел в десяти метрах друг от друга, расстреливали в упор. Потом колонна стала разъезжаться в разные стороны, растянувшись километра на полтора. Мы решили бежать в обратную сторону за отъезжавшим БТРом, в сторону от города. Впереди бежал генерал. Смотрю, он исчез в дымке. В эту секунду взорвался БТР, к которому мы бежали.На меня выскакивает грузин».

В Интернет-блоге на Живом Журнале спецкора «Комсомольской правды» в Грузии Дмитрия Стешина приводятся дополнительные подробности:

«Юра Снегирев, спец.корр «Известий» рассказал, как подстрелили Александра Коца (журналиста «Комсомолки», который был ранен вместе с генералом Хрулевым):

«Санька ехал в машине командующего 58 армией — делал интервью, утром надо было передавать материал. Колонна попала в засаду. Водителя убили. Лежал в кювете вместе с генералом, генерал отстреливался из табельного».

Командующий армией, бегущий в одиночку, без сопровождения, как простой солдат, грузинский спецназовец, выскакивающий (откуда?) ему навстречу, колонна, которая под огнем стала «разъезжаться в разные стороны», бросив своего командующего, генерал-лейтенанта, одного на поле боя, фактически на верную смерть или плен, лежащий в кювете раненый генерал, в одиночку отстреливающийся из пистолета, — на простом русском языке это именуется «разгром».

Не исключено, что грузинские коммандос целенаправленно охотились за генералом: убийство водителя, ранение остальных пассажиров — классическая картина захвата. В этом случае генерал-лейтенант просто смог убежать, в суматохе боя выделить его уже было невозможно.

Далее продолжение репортажа Александра Коца, спецкора «Комсомольской правды»:

«Я кричу ему: «Я журналист!» Он кричит: «А я киллер!» И палит по мне метров с восьми. Мне показалось, из автомата. Но Витя Сокирко военкор газеты «Московский комсомолец», потом сказал, что это был гранатомет. Я почувствовал сильный удар в руку, свалился. Жду, когда он будет в спину добивать. А он не добивает. Поворачиваю голову, а он лежит мертвый. С нами был майор, вот он его завалил.

Так мы впятером и лежали, уткнувшись в землю, изображали трупы: я, Витя, два бойца и этот майор. Майора потом сильно ранило — в голову и перебило колено».

Красноречивая картина. Майор, по-видимому штаба армии и другие лежат, прикинувшись трупами.

То есть грузинские спецназовцы полностью овладели полем боя.

«Вот так мы лежим. Лежим с Витей лицом к лицу. Говорю: «Витя, я истекаю кровью». Витя очень спокойным голосом: «Держись, все будет нормально». Потом кто-то кинул в нас гранату метрах в трех. Она взорвалась. Раненый майор и его застрелил. Пальба со всех сторон. Спрашиваю Витю: «Ты был в таких переделках?» Он опять очень спокойно: «Нет, в таких не был, но все будет нормально. Главное — лежи, не шевелись, попробуй перетянуть руку».

Я перехватил ее другой рукой. Я чувствую, что сильно вытекает кровь. Рука сначала онемела, потом начало жечь. Потом мне все стало по х... Потом кто-то из снайперов стал стрелять над нашими головами. Потом стрельба начала удаляться. Продолжаем лежать. Я говорю Вите: «Витя, мне сейчас будет трындец». Витя говорит: «Надо что-то делать». Выскакивает и бежит наперерез подбитой бээмпэшке, которая тащилась из города. Кричит: «Остановитесь, тут раненые».


Куда при этом делись грузины, откуда появились российские снайпера и вообще военные — неизвестно.

Очевидно, что к месту уничтожения колонны прибыл и какие-то российские силы.

«БМП проехала мимо и не остановилась. Но тут же подъехала еще одна БМП. Эта остановилась. Стали грузить майора, он очень тяжелый.

А я не могу подняться. Витя говорит: «Саня, соберись, надо в нее запрыгнуть». Потом мы забрались в БМП и выехали из опасной зоны. Там солдатики меня перевязали. А майор, который спас мне жизнь, до госпиталя не доехал. Он умер».


То есть, несмотря на то, что к тому моменту грузинский спецназ уже исчез с поля боя, и, видимо, прошло какое-то количество времени и появились какие-то значительные российские силы — вообще не было никакой помощи раненым, ни оказания первой помощи на месте, ни организованной эвакуации.

Речь при этом, напомним, шла о раненых офицерах штаба армии.

Почему это произошло, где были санитары и медицинские части, куда и почему не останавливаясь мимо своих раненых товарищей ехали БМП — непонятно. С уверенностью можно сказать лишь то, что умерший майор был далеко не единственным погибшим вследствие неоказанной вовремя медицинской помощи.

«В госпитале мне сказали, что из тридцати машин, которые были в колонне, из Цхинвали вышли пять».

На простом русском языке это означает: «Штабная колонна командующего российскими силами в Южной Осетии была полностью уничтожена».

Грузинский спецназ готовили американские и израильские инструктора. И, очевидно, подготовили - «на уровне лучших мировых стандартов».

То ли еще будет.

Авраам Шмулевич
__________________
Тема Нагорного Карабаха далеко не исчерпана. Рано или поздно, если только какой-нибудь метеорит не уничтожит половину населения земного шара, азербайджанцы все равно попытаются решить этот вопрос. ©




Dismiss на форуме   Ответить с цитированием