Показать сообщение отдельно
Старый 01.04.2008, 23:49   #70
Местный
 
Регистрация: 10.02.2008
Сообщений: 105
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 14
Paradise Lost на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

СУМАСШЕДШИЙ ЭРОТИЗМ РЕНЕССАНСА

Эпоха Ренессанса лучилась уверенной в себе эротичностью. Правильнее будет сказать о мании эротизма. Эпоха этой манией не страдала - она ею наслаждалась. Абсолютная чуждость способности смущаться, чем бы то ни было, проявлялась в массе вещей. Одно из них - отношение к телесной наготе. Западноевропейцы весьма делово и без лишнего пафоса обозначили высокую цену прекрасному телу. Красота обрела агрессивные черты. Она выставлялась напоказ: ей не полагалось цвести в полумраке и тиши, напротив, место ей в праздничном зале, на улице, на ярмарке. Люди всех сословий и званий - зрители и судьи сокровища, имя которому женское тело. В ренессансном быту телесную наготу принимали без комплексов. Выразительная деталь жизни: люди всех возрастов ложились спать без нательного белья. Таков был обычай не только низов, но также аристократии. У крестьян и бюргеров муж, жена, дети, слуги устраивались на ночь в одной большой комнате без перегородок и ширм. Рядовое явление - жена хозяина укладывалась перед гостем, которого, возможно, видела впервые, Требования приличия считались исполненными, если она разоблачалась «целомудренно». Еще в XVI веке можно было наблюдать такую картину: мужчины и женщины голыми перебегают улицу, когда банщик звонит к открытию бани.

Трудно в это поверить, но в XV-XVI вв. тогдашние топ-модели участвовали в торжественных встречах высоких особ в восхитительных костюмах Евы. Эта часть программы официального визита, естественно, вызывала живейший интерес. К месту встречи стекались молодые люди «подверженные пламени любовных увлечений» (Мазуччо), потрепанные жизнью сладострастники с сомнительным мужским статусом, но с толстым кошельком; девицы, легко обучаемые приемам любовных сражений, под бархатом балдахина-, grand dames ведущие героическую борьбу за внимание мужчин легкого поведения. Это было зрелище достойное фантазии чуждой пристойности и того, что называлось priesterliche Moral (поповская мораль).

С Ренессансом назрела Реформация, - когда постные речи лукавых церковников о грехе стали вызывать непочтительные смешки, переходящие в смеховые корчи. После того как Мартин Лютер прибил к дверям виттенбергской церкви (1517г.) 95 тезисов против папства, зашаталась, потом надломилась, потом провалилась та сцена благочестия и ханжества, на которой витийствовали блудливые священники, продавая за злато бумажки об отпущении грехов. Конечно, новые нравы более всего устраивали мужчин с горячими убеждениями, высокими и устойчивыми принципами. Они приветствовали подобные официальные мероприятия властей. История сохранила факты - въезд Людовика XI в Париж (1461 г.), Карла Смелого в Лилль (1468 г.), Карла V в Антверпен (1520 г.) .

Немецкий гений Альбрехт Дюрер (1471-1528 гг.), чьи картины и гравюры передают богатство фантазии и острую эмоциональность ренессансного человека, был в Антверпене, когда город принимал Карла V (1500-1558 гг.). Он с большим интересом разглядывал обнаженных красавиц, не преминув отметить профессионализм Творца. А.Дюрер сообщал другу Меланхтону (1497-1560 гг.), что разглядывал девушек вблизи и дерзко, ибо он «художник». Но у толпы, разглядывавшей красавиц, были свои резоны: они были склонны к «художествам» не в меньшей степени, нежели А.Дюрер и его знаменитый друг теолог.

В 1461 г. Париж встречал долгоносого Людовика XI (1423-1483) художественными сценами - «дикие» мужчины и женщины пылко сражались меж собой, а три очаровательные юницы с большим талантом изображали сирен. Очевидец меланхолично пишет, что девушки у фонтана дю Пансо обладали такой чудной грудью и такими прекрасными бедрами, что закипало желание обнажить мечи, возжаждавшие пролить жертвенную кровь на алтаре любви. Прекраснейшие из прекрасных украшали праздники своей наготой, они выставляли свои тайные прелести в полной уверенности в полезности и достойности поступка: любопытство толпы «художников» работало на официальное мероприятие - встречу венценосной особы. Нагие красавицы шествовали во главе кортежа, либо разыгрывали пантомимы, выражавшие неподдельное ликование по поводу высокой чести. В церемонии встречи Людовика XI три девушки усердно декламировали стихи во славу его величества. Можно с уверенностью сказать, что им внимали бы в любом случае: телесные прелести затмевали риторические таланты. Карла Смелого (1433-1477 гг.) угощали в Лилле инсценировкой суда Париса в исполнении трех красавиц. По этому поводу хронист бесстрастно речет: «Из всего устроенного ничто так не понравилось и так не заинтересовало народ, как именно это представление. Ведь каждый мужчина был Парисом и с большим удовольствием сравнивал прелести Венеры и Юноны. И, несомненно, в глазах красоток главным вознаграждением был этот всеобщий интерес - тысячи пожирающих и млеющих глаз. Об английской королеве Елизавете (1533-1603) сообщают, что она не входила ни в один сад, где бы ее не встретили с приветствием нимфы, нереиды, тритоны, флоры и лесные боги. При этом одежды языческих существ представляли наименьший интерес. Порой они драпировались только в прозрачную ткань. Такие покровы, как и в древности именовались «стеклянной одеждой». Для этих ролей собирали по всей Англии самых красивых куртизанок. Однако они имели соперниц - молодых аристократок, которые почитали великой честью шествовать во главе императорского кортежа. Если знатные патрицианки выставляли напоказ свои достоинства, то это предполагает во всех участниках зрелища: в актерах, распорядителях, зрителях, такую смелость воображения и желаний, что поневоле подумаешь: это было время сумасшедшее на эротические и сексуальные излишества. Кто бы ни участвовал в этих зрелищах, рафинированные патрицианки или красивые шлюхи из квартала «красных фонарей», ясно одно: общество Ренессанса, обратившись к античности, с лихвой переняло как высокие бытийные, так и бытовые феномены. Это тем более удивительно, что под пятой эротизма оказалась христианская мораль с ее возвышенным культом духовности.

Paradise Lost вне форума   Ответить с цитированием