Показать сообщение отдельно
Старый 23.03.2008, 20:13   #98
Местный
 
Регистрация: 01.09.2006
Сообщений: 5,202
Сказал(а) спасибо: 137
Поблагодарили 346 раз(а) в 239 сообщениях
Вес репутации: 69
IuM на пути к лучшему
Мои фотоальбомы
Отправить сообщение для IuM с помощью AIM Отправить сообщение для IuM с помощью Yahoo

По умолчанию

Вы знаете, Hunerli, у нас есть такая практика при биометрической обработке данных: строиться вариационный ряд, НЕ МЕНЬШЕ 25, из него выбирается варианта с наибольшей частотой встречаемости. Она и есть та самая «точка отчета», от которой «танцуют балет». Все крайние варианты – слишком большие и слишком маленькие отбрасываются, чтобы не нарушать картину.

У сторонников теории «вечной автохтонности», наоборот, варианты с самой большой частотой, отбрасываются, как несущественные; а наибольшее значение придается тем самым, крайним вариантам.

Мой приятель, председатель Общества молодых ученых Института Археологии и Этнографии ответил, что древнетюркские могилы найдены ТОЛЬКО В ОДНОМ районе Северного Азербайджана – в Закатальском. В народе их зовут «огузскими», но на самом деле – это кипчакские могилы времен каганатов. Он датировал эти могилы 3-4 вв. от Р.Х. НИ В КАКОМ ДРУГОМ РАЙОНЕ древнетюркских могил не найдено. Иными словами – тюркское присутствие в этот период носило характер случайный, временный; массовое переселение тюрков в Аран началось с 4 в. от Р.Х. А весомой она стала с 11 века, когда в Аран переселились огузы. Лично я наблюдал могилы с тамгообразными знаками в Гобустане; прочие могилы тюрков, которые я видел в районах уже явно мусульманского периода, судя по высеченным на них сурам Корана.

Если вы знаете другие могилы или еще какие следы присутствия тюрков в Аране до Р.Х. или до 4 в. после Р.Х., буду счастлив выслушать вас.

Мы опять ушли в сторону от темы. Hunerli, я с прискорбием убеждаюсь, что большинство людей в Азербайджане спорят не с целью установления истииы, а в рамках идеологических моделей. Ныне модель предельно ясна – необходимо удревнить присутствие тюрков в этой стране до максимума (порой абсурдного) и приписать им все культурные достижения других народов – кавказских, ираноязычных, всех. Новруз – из той же самой оперы; всем миром он признан как праздник, имеющий корни зорориастрийские и арийские; наши упорно пытаются приписать ему корни тюркские. В результате из ничего выходит ничего и все эти концепции пользуются успехом разве что в среде «мусульманской науки» (выражение нашего покойного замдиректора).

Но возвратимся к Новрузу:

Фрагмент из книги известного специалиста по зорориастризму, г-жи Мэри Бойс:

Изменения в календаре

Событием, затронувшим каждого члена общины и отражающемся на единстве ее до сего дня, стала реформа зороастрийского календаря. …Задолго до падения династии Аршакидов ученые жрецы в Парсе, интересуясь проблемами хронологии, задумались о точном измерении времени. Еще при первых Ахеменидах персы знали о египетском календарном годе, насчитывавшем 365 дней, поделенном на двенадцать месяцев по тридцать дней каждый (как у иранцев и у их соседей), но с пятью дополнительными днями в конце двенадцатого месяца. В парфянскую эпоху в 46 г. до н.э. римляне при Юлии Цезаре тоже приняли календарный год из 365 дней, и, может быть, это побудило персидских жрецов разработать реформу зороастрийского календаря, которую они смогли провести в жизнь при Ардашире. Они точно придерживались египетского образца, просто прибавив пять дополнительных дней к обычному году из 360 дней и назвав эти дни “днями Гат” или Гах по пяти группам гимнов Зороастра. Это было одновременно и практической, и благочестивой мерой, так как дало возможность использовать авестийские названия пяти Гат в качестве имен дней во время богослужений в эти дни, тогда как в обычные дни при богослужениях обращались к соответствующему божеству-язата данного дня.
Очевидно, предполагалось, что “дни Гат” будут оставаться вне религиозного года, чтобы не нарушать его давно уже освященных установленных обрядов, но при их введении возникло одно большое осложнение. По традиции, по всей стране возвращение усопших душ-(фраваши) в свои прежние дома приветствовалось во время празднества Хамаспатмаэдайа в последнюю ночь старого года (то есть, по календарю, ночью 30-го числа месяца Спэндармад). Считалось, что фраваши проводят ночные часы в домах, получая дары и пользуясь поклонением своих потомков, а затем, совершив обряд прощания на заре следующего дня, удаляются до того, как взойдет солнце первого дня Нового года. Теперь же на этот древний обычай покушались введением пяти дополнительных дней между 30-м числом месяца Спэндармад и 1-м Фравардина, что и произвело в результате страшную путаницу.
Новые дни так и назвали “украденными”, так как оставалось такое ощущение, будто они выкрадены из обычного года. Поэтому когда они были введены в первый раз, то их, насколько это оказалось возможным, игнорировали. Соблюдение официального Ноуруза и остальных праздничных дней, согласно новому календарю, должно было вводиться силой, вполне возможно, под страхом смерти, но народ в целом, очевидно, придерживался празднования тех дней, которые считал действительно святыми, то есть на шесть дней раньше в каждом случае. Считая дни таким образом, люди встретили 30-е Спэндармада первого года тогда, когда по реформированному календарю было еще только 25-е Спэндармада. Следовательно, должно было пройти целых десять дней с той ночи, когда они приветствовали возвращение фраваши, до рассвета первого дня официального Ноуруза, когда им разрешили открыто попрощаться с душами предков.
Даже самим реформаторам пришлось соблюдать продолжительные обряды в честь фраваши в течение пяти “дней Гат”, которые и стали впоследствии именоваться розан фравардиган, то есть “дни фраваши” (фравард — это персидская форма авестийского слова раваши). С этого времени дублирование празднеств продолжалось, так что основная масса населения отмечала каждый праздник дважды: один раз по официальной дате в реформированном календаре, а второй раз в тот день, который считался действительной датой празднества. Такая практика, видимо, оказалась слишком широко распространенной и всеобщей, чтобы ее можно было устранить даже самым жестоким правителям, я в конце концов при Хормизде I, внуке Ардашира, персидские реформаторы пошли на компромисс и установили соединение новых и старых священных дней продолжающимися шестидневными празднествами. Только Новый год—Ноуруз, который по своей сути является праздником одного дня, не мог быть приспособлен к этому, и опоры относительно того, в какой день наступает настоящий Ноуруз — 1-е или 6-е Фравардина, продолжались на протяжении всей сасанидской эпохи, что нашло отражение в пехлевийских сочинениях. Оба эти дня празднуются зороастрийцами отдельно до сих пор и называются разными именами.
Еще одна трудноразрешимая проблема возникла в связи с “днями фраваши”, поскольку реформаторы настаивали на том, что этих дней всего пять, то есть приравнивали их к “дням Гат”. Приверженцы же прежнего календаря считали (из-за путаницы, возникшей в первый год реформы), что дней должно быть десять, то есть с 25-е Спэндармада по 1-е Фравардина. Бируни, мусульманский автор, опиравшийся на зороастрийские источники, заметил, что люди были очень обеспокоены этим обстоятельством, “ибо оно является одним из установлений их веры, а также из осторожности, ибо они не могли установить это между собой в точности...” (Бируни, 1957, с. 236).
Продлевая празднество, люди могли в любом случае избежать опасности не исполнить своего долга по отношению к фраваши. Священнослужители-традиционалисты были настолько убеждены в правильности этого продления, что даже сделали одно небольшое изменение в одном из стихов Фравардин-яшта (стих 49), который теперь гласит: “Мы поклоняемся благим, могучим, святым фраваши праведных, которые устремляются в свои дома во время Хамаспатмаэдайа. Потом они пребывают здесь десять ночей”. Первоначальным вариантом было, возможно, “целую ночь” или что-то в этом роде.
Другой замечательной чертой раннего сасанидского календаря было то, что Ноуруз отмечался 1-го Фарвардина, но не весной, а осенью. (обратите внимание – в день осеннего равноденствия) Это было наследием парфянского времени, восточноиранской традицией, которая осталась неизменной, поскольку причины первой сасанидской реформы календаря были, как кажется, более практическими, нежели религиозными. В конце концов, эта реформа, как бы в насмешку, привела к значительному увеличению религиозных обрядов и причинила, в теологическом плане, большой ущерб вере. Значимость прежнего религиозного года с семью обязательными священными днями была уже преуменьшена в ахеменидское время тем, что установили дополнительные праздничные дни в честь каждого из бессмертных святых — Амэша-Спэнта, и календарь стал таким сложным, что его воспитательные цели оказались в тени. Количество празднеств-гахамбаров увеличилось с шести до тридцати шести, а седьмой праздник — Ноуруз — удвоился и отмечался после десятидневного празднества в честь фраваши. Все это постепенно затмило значение великих обязательных празднеств, и позднее важная связь между Ноурузом и гахамбарами в значительной степени утратилась.
Как видите, связь Новруза с зорориастризмом столь же несомненна, как и то, что солнце всходит с востока. Все попытки оспорить это положения будут вызывать только презрительный смех у специалистов и ставить нас в идиотское положение.

…И вновь возвращаясь к тюркам и зорориастризму:

В Кар-намаке (с. 19—20) Хосров Ануширван также рассказывает о том, как ему добровольно покорилась часть хазар в Кавказской Албании (именно тюрки угрожали теперь Ирану на севере). Он поселил их внутри страны, поручив им охрану границ в этой области.

Затем он продолжает: “Я приказал построить храмы нашим жрецам. Я поручил им научить тюрок, подчинившихся нашей власти, тем прямым пре имуществам, которые приносят покорность царям и этом мире и награды, следующие за это, в загробной жизни. Я повелел им внушить тюркам обязанность любить нас, быть праведными и верными, воевать с нашими врагами; и [я попросил их] обучить молодых людей нашим верованиям и обычаям”.

Хотя приказ этот и объяснялся в первую очередь политическими мотивами, очевидно, никаких возражений против принятия тюрков в число зороастрийской паствы не имелось, если, разумеется, они соответствующим образом были бы обучены и принимали новую веру охотно.

IuM вне форума   Ответить с цитированием