Показать сообщение отдельно
Старый 12.02.2008, 14:50   #19
Местный
 
Регистрация: 10.02.2008
Сообщений: 105
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 14
Paradise Lost на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

SCHAPELIN - ПОЧЕТНАЯ КОРОНА ЦЕЛОМУДРИЯ

ЛЮБОВЬ И БРАК РЕНЕССАНСА


Разгул страстей, вольность нравов в ренессансной Европе, как это ни странно на первый взгляд, сосуществовали с довольно суровыми моральными предписаниями. Никто бы не клеймил человеческую разнузданность, не будь в наличии моральных норм, повелевающих соблюдать супружескую верность, добрачное целомудрие девушек. В обществе всегда много моралистов, которых огулом не отнесешь к одряхлевшим завистникам, любителям благочестия поневоле, к старухам-ханжам, потерявшим с привлекательностью и надежды на внимание мужчин.

Главным бастионом благочестия оставалась римско-католическая церковь. В эпоху Реформации (XV в.) она была потеснена протестантами - сторонниками М.Лютера, Ж.Кальвина, У.Цвингли, - но устояла и ответила Контрреформацией. И это несмотря на чудовищные по порочности главенствующие фигуры церкви - вроде папы Александра VI (1492-1503 г.г), устраивавшего для родных и близких представление - совокупление кобыл и жеребцов.

Исторические перемены, от которых содрогалась Западная Европа не затрагивали базиса межполовых отношений - патриархат стоял как скала. Его незыблемость коренилась в экономических отношениях, проявлялась в моральном велении единобрачия, которое в свою очередь содержало требование добрачного целомудрия. И единобрачие, и целомудрие - нормы, предписанные прежде всего
женской половине человечества. Мужчины были гораздо свободнее в обхождении с запретами.

Общим местом в брачных отношениях было требование мужчин, чтобы девица, избранная в жены, сохраняла свою невинность. Ее девственность принадлежала только ее мужу. Представлялось, что если жених найдет невесту девой, то это служит первой гарантией, что она и в браке будет соблюдать верность и что дети будут его детьми. Считалось, что нет более неприятного разочарования как узнать в первую ночь, что невеста - увы и ах! По этому поводу немцы говорили:"Лучше иметь на ложе ежа, чем невесту, лишенную невинности".

Девственность ценилась очень высоко: это высшая женская добродетель, средоточие всех похвальных качеств, коими должны обладать дочери Евы. Столь высокая оценка выражалась в ряде откровенных обычаев, в частности обычаях свадебных: надо было доказать всему миру, что взятая в жены девица достойна этого.

Для девушки сплетался венок, именуемый "Schapel", "Schapelin". Достойная невеста подходила к церковному алтарю с венком на голове - этой "почетной короной целомудрия". Только невесты-девы имели право распускать волосы на непокрытой голове. Еrsatz-девушка должна была покрыться вуалью.

В немецком народном романе XV века девушка не впускает жениха в спальню. "Кто стучится ко мне в дверь? Я его все равно не впущу. А то мне пришлось бы носить вуаль, когда другие девушки украшаются венком. Мне было бы стыдно, очень стыдно и чем дальше, тем больше."

В Нюрнберге "падшей девице" полагалось идти в церковь с соломенным венком, перед дверью ее дома рассыпали соломенную сечку. Ее впредь называли не иначе как "испытанной девкой." В другом немецком городе - Ротенбурге на ersatz-девушку накладывалась епитимья (церковное наказание) - она стояла на паперти с приделанной соломенной косой, а ее совратитель в течение трех
воскресений являлся в церковь в соломенном плаще. Он был обязан возить свою девушку в тачке под визги и улюлюканье горожан, забрасывающих греховодников комьями грязи.

Немецкие города со строгой и придирчивой моралью бюргеров - особый мир, оппонирующий распущенности дворов венценосцев, сановных вельмож и мужичьей стихии, дает много примеров такого рода. Бюргерские обычаи, обладавшие силой нравственных повелений, облекались и в правовые указы. "Запятнанным молодым" предписывались всевозможные ограничения: они имели право пригласить на свадьбу только строго установленное количество гостей, угощать их не-
большим набором яств. Сама свадьба справлялась без широкой гульбы и небрежения ко времени, в отличие от свадеб "достойных" молодых. В Меммингене свадьбы греховодников игрались в день, пользующийся дурной славой - в среду.

В указе (Нюрнберг, XVI-XVII в.в), направленном исключительно против "гнусного порока растления девушек" прямо говорится о цели волеизъявления: "Чтобы молодые предстали публично перед всеми в том позоре, в котором они сами виноваты". Молодых греховодников подвергали порке, с них брали штраф. Его размер был значительным, если добрачная связь обнаруживалась после свадьбы,
когда рождался ребенок ранее положенного срока и ожиданий. Это означало, что жених и невеста "обманули своим молчанием церковь и общину Господа и не сообщили об этом эконому при священническом доме". Так говорилось в одном из указов городских властей. Словом, горе и радость...

Paradise Lost вне форума   Ответить с цитированием