Показать сообщение отдельно
Старый 07.02.2008, 01:13   #464
Местный
 
Регистрация: 17.09.2006
Сообщений: 5,478
Сказал(а) спасибо: 661
Поблагодарили 1,303 раз(а) в 834 сообщениях
Вес репутации: 67
thundergirl на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

Здесь идет критика Эльмиры Ахундовой. Хорошо бы узнать о ее мыслях не только со слов критиков.

Сб. , Фев. 2, 2008
КАК СКЛЕИТЬ ДВЕ ПОЛОВИНКИ

По следам дискуссии о русском языке и русскоязычии в Азербайджане

Эльмира АХУНДОВА,
писатель-публицист, депутат Милли меджлиса

Внимательно слежу за дискуссией, развернувшейся в некоторых газетах по поводу русского языка и русскоязычных СМИ. На каком-то ее этапе посчитала необходимым высказаться, тем более что мои имя и фамилия периодически муссируются в этой дискуссии. При этом высказанные мною мысли, к сожалению, передергиваются и вульгаризируются.
Уровень, на котором ведется дискуссия (напоминающая диалог слепого с глухим), удручает. Эта большая и застарелая проблема загоняется или в рамки пещерного примитивизма (как у лидера некоей "гуманистической партии" Октая Атахана, изрыгающего слюну ненависти и называющего своих оппонентов попками-дураками и идиотами), или спора о том, кто больший патриот - русскоязычные или азербайджаноязычные, или даже приводит к откровенному передергиванию фактов, когда в разряд азербайджанских интеллигентов, получивших русское образование, наряду с Мирзой Джалилом и Узеиром Гаджибековым, ставятся Самед Вургун, Расул Рза, Нигяр Рафибейли и даже Сулейман Рустам с Мирзой Ибрагимовым. Хочу напомнить уважаемому коллеге Чингизу Абдуллаеву, что все названные им писатели с разной степенью свободы владели русским языком, однако учились (во всяком случае, в средней школе) и писали свои произведения на чистейшем азербайджанском языке. И Исмаил Шихлы, и Сулейман Рустам, и тем более Мирза Ибрагимов всегда настаивали на том, чтобы общалась я с ними (в процессе работы в Союзе писателей) исключительно на азербайджанском языке, за что я им по сей день благодарна.
Проблема русскоязычных азербайджанцев возникла не сегодня. И я на эту тему выступаю далеко не впервые, так что пусть мои оппоненты не утруждают себя поиском некоего социального заказа и не расценивают мои мысли как какой-то "отвлекающий маневр" накануне выборов. Честно говоря, давая интервью в Day.Az, я менее всего думала о выборах (с этим-то как раз все ясно, и нынешней власти по данному поводу особенно беспокоиться нечего).
Моя первая большая статья в знаменитой "Литературке" была опубликована в 1990 году и называлась "Когда не будет "чистых" и "нечистых"... Позволю себе привести из нее обширную цитату, так как считаю, что эта тема не потеряла актуальности и спустя 18 лет:
"Сейчас некоторые, ностальгически грустя по мирным "доперестроечным" временам, говорят о том, что раньше в Баку никогда не делили людей по национальному признаку, что в столице республики, как в Ноевом ковчеге, дружно уживались люди самых различных национальностей. Это, быть может, и верно, но существовала все-таки оборотная сторона медали. Все минувшие годы, насколько я помню, сохранялся незримый, но довольно четкий водораздел между русскоязычными азербайджанцами и азербайджанцами, говорившими на родном языке. Выросли уже целые поколения людей, формально принадлежащих к одной нации, а по сути - отчужденных друг от друга. Эта застарелая и довольно болезненная проблема - в значительной степени следствие бездарной унификации в системе школьного и вузовского образования (я имею в виду учебные заведения с русским языком обучения). Главная проблема состоит в том, что "национальное" в воспитании и обучении, как правило, подавлялось или оттеснялось "интернациональным". Мы, например, все десять лет подробно изучали русскую литературу - классическую и советского периода. На знакомство с азербайджанской литературой отводились мизерные часы, а в большинстве школ это вовсе не предусматривалось.
...Это сейчас я понимаю, какого огромного богатства меня могли лишить. Занявшись изучением истории азербайджанской литературы (сначала весьма неохотно), увлекшись переводческой работой, я открыла для себя новый, уникальный мир художественной культуры; потом, как глухой от рождения человек, которому уже в зрелости подарили слух, стала постигать гармонию азербайджанских народных мугамов, красоту и лаконичность азербайджанского языка, будто самой природой созданного для поэзии... И всякий раз я чувствую, что пришло все это богатство ко мне слишком поздно, что постигать родную культуру, приобщаться к родным корням надо с раннего детства, и прежде всего - в школе. Тогда не будет этого разделения одной нации, канет в Лету несколько пренебрежительное понятие "русскоязычный азербайджанец".
Прочитав этот пассаж, некоторые из моих оппонентов скажут: опять эта Эльмира Ахундова преувеличивает, выдумывает проблему какого-то отчуждения. Ничего этого нет и пр.! Поэтому дальше я буду цитировать слова наших видных азербайджанских писателей, каждый из которых по-разному, но признает наличие этой проблемы для азербайджанского общества. Вот, например, отрывок из моей беседы (опять же для "Литературки") с писателем Эльчином:
"- Эльчин муаллим, помню, вы как-то сказали, что после войны родилось два совершенно противоположных и порой даже чуждых друг другу типа азербайджанского интеллигента - националисты и космополиты.
- И после 1937 года, и после 1945-го продолжался процесс генерации новой интеллигенции. И произошло то, что, на мой взгляд, очень повредило этой прослойке в азербайджанском обществе. Я беру ее талантливых представителей. Предположим (хотя, конечно, есть исключения), такой-то окончил русскую школу, поступил в Москве или в Баку в русский вуз, аспирантуру. Он прекрасно знает русский язык, литературу, один или два европейских языка. Но он - этот имярек - выключает радио, когда звучат азербайджанские мугамы. Потому что он этого не понимает, не чувствует, потому что оторван от национальных корней. И потому душу своего народа ему никогда не выразить.
Другой окончил азербайджанскую школу, вуз, прекрасно знает быт своего народа, традиции, язык, психологию. Плачет, когда по радио передают мугамы. Но, в конечном счете, как художник, как интеллигент он опять-таки на общечеловеческом уровне не сможет выразить душу своего народа, поведать о ней миру. Потому что не читал в подлиннике Толстого, Достоевского, понятия не имеет о том, кто такие Кафка, Фолкнер или Пруст. Ему чужды культурные ценности иных народов (здесь, конечно, не без исключений). Те люди, которые оставили глубокий след в современной азербайджанской культуре - Кара Караев или Ниязи, Фикрет Амиров или Рашид Бейбутов, - как раз соединяли в себе две культуры".
Да, совсем недаром Мехрибан ханум Алиева начала возрождать уважение и интерес нации к мугаму, недаром строит в Баку Центр мугама, проводит различные конкурсы и фестивали. Она нащупала главную струну: любовь и уважение к национальным истокам, к народной музыке, родной язык - вот что цементирует нацию.
Сегодня в русскоязычных школах республики, конечно, происходят позитивные сдвиги в плане изучения языка, литературы и истории Азербайджана. В этой связи можно только приветствовать инициативу Малейки ханум Аббасзаде, которая, наверняка согласовав свой шаг с соответствующими государственными структурами, ввела в тестовые экзамены для абитуриентов русского сектора вопросы на знание азербайджанского языка. Это нововведение лучше любых слов и призывов повысит стремление русскоязычных абитуриентов улучшить уровень знания государственного языка. И все же положение в этой деликатной сфере далеко не идеальное, что и продемонстрировала идущая на страницах газет и в Интернете дискуссия.
К примеру, все понимают, что надо знать государственный язык. В то же время, когда начинаешь говорить о необходимости реализовать статьи Конституции о госязыке, как тут же начинается спекуляция ("русские нам столько дали", "русскоязычная интеллигенция - наша гордость", "роль русского языка для будущего Азербайджана трудно переоценить" и пр.). То есть вещают очевидные истины, против которых никто не спорит. Русский язык нам действительно нужен, но суть дела в другом.
Суть дела в том, что русские (лезгины, украинцы и пр. национальности), а также русскоязычные азербайджанцы всегда комфортно чувствовали себя в Баку (огромном космополитичном мегаполисе) и им не было нужды учить родной (или государственный) язык, к которому они относились с легким пренебрежением (зачем он мне нужен?). Я знаю двух сестер из Саратова. Одна вышла замуж за азербайджанца, живет в Баку в азербайджанской семье уже более 30 лет, однако азербайджанский язык так и не выучила. Ее родная сестра вышла замуж за грузина и живет в Грузии, при этом грузинский язык выучила очень скоро и очень основательно. Это яркий показатель разного уровня отношений к государственному языку.
Обратите внимание: стоит собраться где-нибудь вместе представителям бакинской интеллигенции, если даже среди них нет людей другой национальности, они все равно перейдут на русский язык. Я не говорю о том, что это хорошо или плохо, но это реальность. Между тем я много бывала в своей жизни за границей и подмечала: скажем, французы, англичане, турки и пр. могут общаться с вами на иностранном языке, так как хорошо владеют ими, но между собой они всегда говорят на своем, родном языке.
Кстати, с таким же пренебрежением к государственному, только грузинскому, языку относятся сегодня и большинство наших соотечественников-азербайджанцев, компактно проживающих в Грузии. Не знают и не хотят учить грузинский язык, при этом жалуются на ущемление их прав и нежелание грузин брать их на государственную службу. Но без хорошего знания языка страны, где ты живешь, не может идти и речи об интеграции в социально-политическое и культурное пространство этой страны. Да, ты можешь прожить в США с русским или испанским языком, но при этом путь в высшие учебные заведения, к престижным должностям и профессиям для тебя будет закрыт. Торговец в магазине, официант в кафе или закусочной - таков будет твой потолок. То же и в России: можете себе представить, чтобы в тамошней Госдуме или в Совете министров работал человек, плохо знающий русский язык? Это же нонсенс! А у нас до недавнего времени можно было не только работать на государственной службе, но и стать членом парламента, не зная азербайджанского языка. Слава Богу, что сегодня положение изменилось. И, кстати, в худшую для русскоязычных сторону. Я знаю немало способных, талантливых молодых юношей и девушек из русскоязычных семей, которые очень хотели бы трудиться на государственной службе, например, в том же МИД. Останавливает их одно - плохое знание государственного языка. В некоторых газетных статьях русскоязычных авторов звучит плохо скрытое раздражение против "насаждения азербайджанского языка", а один из журналистов в качестве негативного примера привел тот факт, что азербайджаноязычные девушки и юноши, "влюбляясь в героев турецких мыльных опер и фанатея от "Галатарасая" и "Бешикташа", стремительно впитывают и приобщаются к турецкой музыке, культуре, искусству, все чаще и чаще называя себя тюрками (?!) ("Эхо" от 19 января). Помилуйте, дорогой мой коллега, а кто же тогда подавляющее большинство населения, проживающего в Азербайджане, как не тюрки? В свидетельстве о рождении моего отца, который появился на свет до революции, так и было написано: "Азербайджанский тюрок". Это уже потом, как верно заметила в своей статье Севиндж Багирова, в 1936 году по указу Сталина тюрки-азери в одночасье стали "азербайджанцами". Кстати, и слова Гейдара Алиева о том, что Турция и Азербайджан - это одна нация и два государства, тоже вроде никто под сомнение не ставил. Советская идеология слишком долго пыталась внушить нашему народу, что мы к великой тюркской культуре и тюркской нации имеем весьма приблизительное отношение (самым страшным клеймом сталинского времени было клеймо пантюркиста). Теперь то же самое нам пытаются внушить наши доморощенные "патриоты".
Дискуссия и ее уроки показали, что сопротивление некоторой части наших граждан неизбежным процессам восстановления статуса азербайджанского языка как государственного будет долгим и ожесточенным. Странно: когда я несколько лет (со страниц газет, на "круглых столах" в посольстве России) говорила о необходимости восстановить русский язык в качестве обязательного в азербайджанских школах, меня никто из моих нынешних оппонентов и радетелей русского языка не поддержал. Однако стоило мне высказать вполне здравую и уже примененную во многих государствах бывшего СССР идею о постепенном переходе среднего образования к обучению на едином государственном языке, как раздались кликушеские крики: "Наших бьют!" и даже угрожающие возгласы: "Смотрите, мы тоже уедем!" Между прочим, к вопросу о патриотизме, которым бравируют многие участники дискуссии. В своей статье ("Эхо" от 18 января) лидер "гуманистов" Октай Атахан пишет, что в конце 80-х - начале 90-х годов, когда к власти пришли национал-демократы, плохо относившиеся к русскому языку, "русскоязычное население, которое по своей национальной принадлежности в большинстве своем было именно азербайджанским, а не русским, стало чувствовать себя здесь неуютно, чужим, лишним, и в результате подавляющее его большинство под тем или иным предлогом за эти годы покинуло свою родную страну". Ну и где же здесь патриотизм? Вместо того чтобы быть с родным народом в трудные для него годы, разделить его проблемы и участвовать в их решении, они предпочли уехать в более благополучные страны (где, заметьте, сразу же стали учить английский, французский или иврит, потому что с их русским за рубежом тоже далеко не уедешь). К сожалению, после распада СССР русскоязычное население в некоторых независимых республиках стало одновременно и заложником, и инструментом в руках политических сил, которые хотели бы удержать ситуацию в СНГ под своим контролем (возьмем русскоязычных в Прибалтике, Молдове или Украине). Оно с трудом интегрируется в те общества, в которых обречено жить, многие по-прежнему с пренебрежением относятся к языку титульной нации и вообще ощущают себя "чужими среди своих". У нас русскоязычная интеллигенция, к счастью, не играла роль "пятой колонны", во-первых, потому, что большинство этнических русских предпочло уехать, русскоязычные азербайджанцы тоже или уехали, или самоустранились из общественной жизни. А вскоре к власти пришел мудрый Гейдар Алиев, успокоивший страсти и помирившийся с Россией. И все равно: некоторая часть русскоязычного населения в Азербайджане и сегодня обуреваема "чемоданным настроением", дескать, если опять решат порушить нашу комфортную языковую среду, если встанет вопрос о том, в каких школах обучать наших детей, мы уедем. Но разве это лучшее решение вопроса?
С другой стороны, следует избегать излишней экзальтации и уж тем более конфронтации в этом нелегком вопросе. Да, нужно искать решение проблемы, потому что наличие в независимой Азербайджанской Республике трехсот школ с русским языком обучения - это, извините, не совсем нормальное положение вещей. В то же время нельзя действовать и простыми запретительными мерами, нужна долгосрочная программа по исправлению ситуации.
В этой связи мне понравилась своим конструктивизмом статья Севиндж Багировой в газете "Эхо" (тоже, по всей видимости, русскоязычная). В принципе, она предлагает то же самое, о чем в интервью Day.Az говорила и я, цитирую: "Как и в любом многонациональном государстве, разумеется, и в Азербайджане важно утвердить государственный язык... Установить повсеместное, обязательное обучение на государственном языке... В качестве обязательного и профилирующего предмета в общеобразовательных школах сохранить и расширить изучение русского и английского языков".
Я считаю, что настала пора принять государственную программу поддержки как азербайджанского, так и русского языков. Нужно подготовить долгосрочную (рассчитанную на 5-7 лет) программу переподготовки учителей, которые сегодня работают в русской школе. С тем чтобы в будущем они остались в той же школе и преподавали тот же предмет, только на государственном языке. Появление огромной армии квалифицированных русскоязычных педагогов в азербайджанских школах поднимет уровень преподавания в этих учебных заведениях. Да, кто-то не захочет переучиваться, учить государственный язык. Эти люди отсеются естественным путем, тем более что пороговый возраст большинства педагогов подошел к пенсионному. Однако молодые учителя должны уметь преподавать на государственном языке.
С другой стороны, отказываться от русского языка нам ни в коем случае нельзя, просто изучать его надо не в ущерб родному языку. Я неоднократно говорила, выступая в прессе и по телевидению, о том, что в районах республики русский язык почти потерян, молодое поколение сельчан русский практически не знает. Преподавание русского языка ведется слабо, к тому же, сами педагоги уже плохо знают русский язык, который когда-то учили в институте 20-30 лет назад. Нужны новые, подготовленные кадры, нужно вернуть русскому языку статус обязательного, наряду с азербайджанским (как и было в советское время), а дополнительно преподавать на выбор английский или французский. Обучение двум (даже трем) обязательным языкам вести со всей серьезностью, начиная с детсадовского возраста, чтобы наши дети выходили из школ с хорошим знанием, по меньшей мере, двух языков. Многоязычие должно стать приоритетом и нормой в государственной политике. Обращусь к примеру Швеции, о системе образования в которой немало узнала в ходе недавней поездки: во всей Швеции всего 5 школ на английском языке, 2 школы на французском и 1 школа на немецком. Обучение в остальных школах исключительно на шведском языке. Правда, в отдельных гимназиях имеются классы с английским языком обучения. Кроме того, английский язык - второй обязательный язык изучения во всех средних школах этой страны. Подобная же картина наблюдается во многих странах Европы. Не говоря уже об Армении, где законодательно запретили гражданам армянской национальности отдавать своих чад в русские школы, да и само количество русских школ сократилось до мизера. Между прочим, из опыта карабахского конфликта, когда в Армении так и не прижилось большинство русскоязычных армян из Баку, которые предпочли уехать в Россию или на Запад, армяне сделали для себя очень важные выводы. Хотя они всегда были более монолитной нацией, нежели мы, и объединял их не в последнюю очередь их язык. Даже живя в эмиграции, армяне стараются сохранить свою культурную среду и свой язык, передать его детям, внукам и правнукам, потому что осознают: язык - главная сила, цементирующая нацию. Однако, кроме родного армянского, они прекрасно владеют языком страны проживания (подавляющее большинство армян, которые жили в нашей республике, знали азербайджанский язык лучше многих азербайджанцев).
У нас в этом плане иная картина. Не раз наблюдала за тем или иным "новым азербайджанцем": стоит ему поселиться в России на ПМЖ, как он стремительно утрачивает знание родного языка, а его дети, как правило, уже не говорят на азербайджанском вовсе. Я встречала в Париже и Лондоне азербайджанцев, чьи отцы и деды уехали из Баку до или во время революции, эти тоже азербайджанским, как правило, не владеют. А вот дети армянских эмигрантов язык исторической родины знают.
Судя по всему, мы не извлекли урока из нашего недавнего прошлого, о чем хорошо сказал один из моих оппонентов - писатель Чингиз Абдуллаев. Размышляя над тем, почему наша интеллигенция не выступила в качестве самостоятельной политической силы в период обретения республикой независимости, он говорит: "Часть нашей национально настроенной интеллигенции начала подыгрывать толпе. Начала использовать ее низменные инстинкты... Другая - русскоязычная часть - просто самоустранилась, что тоже было неправильно. Это огромная трагедия, что в отличие от соседних республик, у нас часть интеллигенции была русскоязычной и плохо владела азербайджанским языком (выделено мной - Э.А.). Это, конечно, сразу ослабило ее позиции, так как она не умела разговаривать со своим народом. Мы гордились своим космополитизмом, а оказалось, что не понимаем и не знаем своего народа". Кстати, эти слова уважаемого писателя опубликованы в той самой газете "Зеркало", ведущий журналист которой утверждает, что "осознание национальной идентификации и обеспечение национального единства уж точно не языковая проблема". Неужели? Однако все высказывания, которые я привела выше и которые принадлежат перу самых известных представителей азербайджанской творческой интеллигенции, свидетельствуют об обратном: проблема единства нации - это в том числе и проблема языковая. Приведу еще одну цитату из последнего интервью писателя Анара журналистке Натаван Фаик кызы. Кстати, Анар и его талантливая дочь Гюнель Анаргызы - люди абсолютно двуязычные, хотя среднее образование оба получили на азербайджанском языке. Анар, как и Гюнель, многие свои произведения, написанные на азербайджанском языке, сам же и переводил впоследствии на русский. Я понимаю, что это, конечно, идеал, но мы все должны к этому стремиться. Итак, отрывок из интервью с Анаром:
"- Как-то я прочла у вас, что азербайджанцы - это две нации в смысле духовной грамотности... И сегодня, когда водораздел между ними велик как никогда, каким вам видится исход этого противостояния?
- Корень этой нестыковки - в советской образовательной системе. Я в свое время об этом писал, но опять же - кто прислушивается к голосу писателя? Болтает, ну и пусть себе болтает. Я говорил еще в советские времена об имевшем место культурном и образовательном дисбалансе между русскоязычным и азербайджаноязычным населением, о том, что самое важное для нас - это чтобы в русских школах основательно, а не между прочим, изучали азербайджанский язык. И наоборот. Чтобы окончившие ту или другую школу в равной мере прочно владели хотя бы двумя языками, тогда господствующими... Если бы мы добились хотя бы основательного двуязычия, то этой проблемы не было бы. Выше я затронул лишь одну сторону вопроса - о пренебрежительном отношении русскоязычной интеллигенции к азербайджанским писателям, пишущим на родном языке. Но есть и другая сторона: люди, не в достаточной мере владеющие русским языком, обладают подчас очень узким кругозором, что мешает им широко смотреть на вещи, обладать развитым вкусом и т.д. Дисбаланс этот сохранился по сей день, если не сказать, усугубился - собственно, водораздел в этом и заключается".
Что касается русскоязычной интеллигенции, то, возвращаясь к теме, хочу заметить: не желая смотреть передачи и фильмы на азербайджанском языке, не читая азербайджанских газет, журналов и пренебрегая огромной литературой на азербайджанском языке, она тем самым сознательно изолирует себя от процессов, происходящих в обществе. Хотим мы этого или нет, но нашим государственным языком является азербайджанский язык, и сегодня все самое важное, концептуальное, значимое для всего народа озвучивается на этом языке.
Кстати, о ситуации с запретом передач и фильмов на иностранных языках. Бог ты мой, каких только ярлыков не навесила русскоязычная пресса на руководителя Национального совета по телерадиовещанию Н.Магеррамли, какими только обидными прозвищами не обозвала (очень низок этический уровень дискуссии, это к вопросу о профессионализме прессы)! И все только потому, что он призвал каналы выполнять требования Конституции и соответствующего Закона о языке. Да, мне тоже было комфортнее смотреть художественные фильмы на русском языке, но я с пониманием отнеслась к этому решению. Но, во-первых, почему английские, французские и американские боевики или комедии должны идти по азербайджанскому телевидению в русском дубляже? Пусть уж тогда лучше звучат по-английски, французски или немецки с субтитрами на азербайджанском языке. Между прочим, в той же Швеции (а также во Франции) на телевидении именно такая практика: фильмы, как правило, не дублируются, идут на языке оригинала, но обязательно сопровождаются субтитрами. Это призвано помочь молодежи продвинуться в изучении иностранных языков. Недавно телеканал "Спейс", на мой взгляд, нашел очень удачное решение этого вопроса: показал два любимых советских фильма ("Служебный роман" и "Москва слезам не верит") на русском языке, но с субтитрами. По-моему, у руководителей Нацсовета к ним по этому поводу вопросов не возникло. Но и дубляж на наших студиях становится с каждым днем все сильнее и профессиональнее, я, например, с удовольствием посмотрела недавно свой любимый фильм "Как украсть миллион" на АзТВ, он был превосходно дублирован на азербайджанский язык. А русскоязычным гражданам предоставляется прекрасная возможность изучать государственный язык, не выходя из дома.
Чингиз Абдуллаев говорит о наличии телеканалов на других языках, которые открыты в Израиле, США и ряде других стран, и предлагает перенять этот опыт. Это неплохая идея, и я бы на месте руководителей Нацсовета к ней отнеслась повнимательнее. Русскоязычных азербайджанцев, в том числе бывших бакинцев - огромное количество не только у нас в стране, но и за рубежом, так что открытие такого канала и трансляция его посредством спутника были бы для них большой отдушиной и средством получения объективной информации. Думаю, что государственному языку это бы не нанесло большого ущерба.
Что касается русскоязычных газет и интернет-сайтов. Ну, с интернет-сайтами все ясно: они и сами давно сориентировались в этих вопросах и почти все, помимо русской версии, имеют также азербайджанскую и английскую версии, что можно только поприветствовать. Русскоязычную прессу также запрещать нельзя, потому что, во-первых, процент русскоязычных в республике еще достаточно велик и они в одночасье лишатся канала информации о событиях в республике, во-вторых, данный вид прессы является мощным информационным оружием, так как посредством этих газет и их интернет-версий о настроениях в азербайджанском обществе узнают за рубежом как наши друзья, так и наши недоброжелатели. А в том, что наши русскоязычные газеты являются настоящими патриотами и государственниками как в вопросе армяно-азербайджанского конфликта, так и в вопросах ущемления прав азербайджанцев, проживающих за рубежом, думаю, не сомневается никто. Я бы только посоветовала редакторам русскоязычных изданий вернуться к практике дублирования изданий одновременно и на азербайджанский язык, так, как это делало и все еще делает "Зеркало", выпуская газету "Айна". Понимаю, что для многих газет, и без того находящихся не в лучшем экономическом положении, слишком обременительно выпускать такого дублера каждый день. Но, например, делать раз в неделю дайджест на азербайджанском языке из лучших публикаций своей газеты было бы им под силу. Хороший пример в этом отношении подал Союз писателей Азербайджана, который наладил выпуск "Адабият газети" одновременно и на русском языке. То есть надо не на словах, а на деле переходить к реальному двуязычию в стране (еще лучше, к треязычию в лице английского, но это дело отдаленного будущего). И вновь возвращаюсь к вопросу о реформе системы образования и ее унификации. Да, понимаю, это дело хлопотное и дорогое, да, многим русскоязычным придется какое-то время испытывать дискомфорт, ломать привычный уклад жизни и систему координат. Но игра стоит свеч, ибо результатом ее будут полноценная интеграция русскоязычного (речь ведь идет не только об азербайджанцах, но и о гражданах страны других национальностей) населения в азербайджанское общество, преодоление отчуждения двух частей одной нации и, в конечном счете, достижение той самой общенациональной солидарности, о которой мы много говорим, но на деле мало что для этого делаем. При этом я не говорю о полном сокращении числа школ с русским языком обучения. Какое-то их количество должно остаться и в будущем, чтобы в них могли получать образование, скажем, дети дипломатов, приезжающих в нашу страну на работу из стран СНГ, или представители русского, украинского и другого населения нашей страны, которые хотят учиться на родном для них языке. Что касается азербайджанцев, то они должны все же овладевать основами знаний на родном языке, с тем чтобы в будущем мы перестали делить себя на "чистых" и "нечистых", русско- и азербайджаноязычных.

http://www.zerkalo.az/rubric.php?id=30032&...o=2&yr=2008


thundergirl вне форума   Ответить с цитированием