Показать сообщение отдельно
Старый 05.02.2008, 16:09   #455
Местный
 
Аватар для Хикмет Гаджи-заде
 
Регистрация: 07.03.2007
Сообщений: 10,235
Сказал(а) спасибо: 1,088
Поблагодарили 2,198 раз(а) в 1,381 сообщениях
Вес репутации: 114
Хикмет Гаджи-заде на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

А.М.МАМЕДЛИ

ЕЩЕ РАЗ О РУССКОМ ЯЗЫКЕ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ. РАЗМЫШЛЕНИЯ ЛИНГВИСТА

В последнее время в республиканской прессе вновь участились разговоры о русском языке. Тема не утрачивает своей актуальности, что само по себе должно расцениваться как подтверждение реальности азербайджано-русского двуязычия. Реальность же любого общественно-политического или культурно-исторического факта обязательно одними оценивается положительно, другими – отрицательно. Если речь идет о том или ином языке в Азербайджане, нельзя быть просто абстрактно против языка. Можно быть против активной роли языка в какой-либо сфере деятельности. Если язык обладает статусом государственного, то кто-то может быть против этого статуса. Если язык не государственный, иностранный, то против него вообще сложно строить аргументированную антиполитику. Меня побудили написать эту статью выступления противников русского языка, опубликованные в 525-й газете.

Если кто-то в стране против того или иного иностранного языка, то суть проблемы может сводиться только к одному: в стране существует реальное двуязычие, т.е. среда людей, говорящих на двух языках. Чего хотят противники двуязычия? Они хотят, чтобы в стране не было людей, говорящих на двух языках! При этом следует хорошо представлять себе, что выражение «говорящие на двух языках» достаточно афористично. В обществе существуют силы, которые мечтают о том, чтобы все говорили на одном языке. На одном естественном языке, на одном идеологическом языке, на одном эмоционально-экспрессивном языке, наконец, на одном языке мысли. В принципе эти люди хотят, чтобы все мыслили одинаково. Мечта доктора Геббельса!
Если против инакомыслия в стране, в том числе и языкового, оказывается правящая элита, то это еще можно понять. Но если против инакомыслия оказываются так называемые силы демократии, то следует по меньшей мере уточнить значение слова демократия.

В действительности двуязычие в стране только и означает, что в стране существуют люди в индивидуальном сознании которых два кода существуют на уровне одного. Рассуждая достаточно примитивно, можно сказать, что существуют люди, которые знают, например, 10 000 слов одного языка, а есть люди, которые знают 10 000 слов, но двух языков. При этом для двуязычного индивида важно то, что эти 10 000 слов двух языков в его сознании не разграничены китайской стеной.
Билингв – это не тот, кто плохо знает два языка, и поэтому перескакивает с одного на другой.

Билингв – это тот, кто знает оба языка очень хорошо и переходит с одного языка на другой только тогда, когда этого требуют соображения коммуникативной эффективности высказывания. Чрезвычайно важно также то обстоятельство, что такое реальное двуязычие в значительной степени обогащает духовность индивида. Поэтому древние и говорили: Quot linguas calles, tot homines vales, то есть «сколько языков ты знаешь – столько ты (человек) и стоишь». Когда народ знает много языков, расширяется его духовность. Если перевести тезис в термины теории информатики, то придется однозначно констатировать, что чем больше кодов этнос имеет в своем распоряжении, тем выше его стоимость, ценность. Сказать можно по-разному: тем больше сим-симов он знает, тем он более свободен, тем более он знает паролей, позволяющих ему войти в пространство различного смысла и т.д. Суть реального билингвизма состоит в одном: он делает этнос духовно богаче. Конечно, вполне понятна и позиция противников билингвизма: они не хотят, чтобы народ был духовно богаче. Или, если Quot linguas calles, tot homines vales, то они хотят, чтобы народ стоил как можно меньше. Потому что в высшей степени наивно думать, что отказ от второго языка будет способствовать обогащению первого языка. Тем более, если первый язык является государственным и ему обеспечено привилегированное положение в стране.

Психологическая проблема билингвизма состоит в том, что любой язык это не простая, а превращенная форма. Отсюда следует, что любой язык несет на себе следы национального миропонимания того народа, который на нем говорит. Совершенно верно. И это означает, что, владея в совершенстве иностранными языками, мы начинаем видеть и мир глазами того народа, который на нем говорит. Вы видите в этом опасность для национального менталитета. Но ведь совершенно очевидно, что это единственная возможность расширения тематического горизонта нашего национального самосознания и сознания вообще. Вы хотите уберечь нас от этого. Но тем самым вы хотите ограничить нашу ментальность. Кроме того, духовный путь народа повторяет закономерности любого пути. На одном месте стоять невозможно. Или вы идите вперед, или катитесь назад. Исторически азербайджанцам удалось эффективно участвовать в строительстве глобальной культуры только потому, что гибкость и артистичность национальной психики позволили им в массовом масштабе и в совершенстве овладеть арабским и персидским языками. Вы считаете, что мы от этого что-то потеряли? Я считаю, что мы от этого только выиграли. К примеру, турки на протяжении тысячи лет владели миром, всегда вели национальную политику, всегда имели возможность сохранить всё свое духовное и материальное наследие. Сегодня турки поют песни, в которых есть строки типа «dipressiondayım», их футбольные комментаторы используют такие слова, как situasion, pozision, corner и т.д. В азербайджанском языке всего этого нет, несмотря на тысячелетнее персо-тюркское двуязычие и реальное русско-тюркское (азербайджанское) двуязычие на протяжении по меньшей мере ста лет. Кстати, пагубное влияние турецкого языка на азербайджанский сегодня можно, в частности, увидеть в том, что и наши футбольные комментаторы вместо обычного küncdən zərbə стали говорить corner. Вот это очевидное следствие турецко-тюркского (азербайджанского) двуязычия. Во все годы советской власти в Азербайджане никто не посягал на küncdən zərbə. Сегодня очень плавно мы заменили küncdən zərbə на corner. Это и понятно и логично. Так всегда происходит в процессе двуязычия близкородственных языков. Но процесс может носить и носит и обратный характер. Так, турецкие ученые утверждают, что довольно большое количество исконно тюркских слов было утрачено за последние десятилетия в турецком языке. Они были вытеснены искусственно употребляемыми галлицизмами. Сегодня они возвращаются в турецкий язык под влиянием азербайджанского языка.
Вхождение в пространство мировой культуры осуществляется всегда через посредство другой культуры. Дело не в том, что та другая культура лучше. Дело в том, что так складывается веками. В философии это называется диалектикой единого и многого. Связь единого с многим осуществляется через второго, другого. Другой – исторически сложившаяся реальность, отказываться от которой означает лишать себя связи с многим, со всем. Сегодня говорят о глобальном мире и необходимости полноценного участия в его строительстве. Все правильно. Но необходимо знать пароль, необходимо владеть кодом этого участия. Когда-то для азербайджанского народа таким кодом был арабский язык. Азербайджанский-тюркский этнос был одним из активных строителей и создателей великой арабо-мусульманской цивилизации. Это и было фрагментом глобального мира, наше участие в котором в историко-культурном плане трудно переоценить. Мы были насильно оторваны от него в первые годы советизации. Одна только смена алфавита привела буквально через десятилетие к полному отрыву от тысячелетней книжной культуры. Культуры тюркской, не арабской! Что с нами было бы, если бы в Средние века мы изолировали себя от достижений этой цивилизации? Предполагается, что нам удалось бы уберечь себя и от влияния христианской цивилизации. И успешно изолировавшись от всех мировых влияний (чтобы, не дай бог, наша ментальность не раздвоилась бы), где мы оказались бы с нашей целомудренной, с нашей девственной ментальностью?

На мой взгляд, цивилизационные циклы сменяются, а наше активное участие в них в знаковой форме продолжает жить в нашей исторической памяти. Язык этой прошлой цивилизации остается для нас на долгое время кодом-паролем для вхождения в новый глобальный цивилизационный процесс. Основная масса глобальной информации о мире на протяжении долгого времени усваивается посредством этого кода-пароля. Поэтому для всех народов во все времена существовали приоритетные иностранные языки. Все языки, за исключением родного, являются иностранными. Но в кругу иностранных языков народ определяет для себя приоритетный язык. С точки зрения образования и просвещения приоритетный язык находится вне конкуренции. Приоритетность этого иностранного языка определяется рядом существенных факторов, в числе которых духовная близость и традиция понимания и сочувствия, библиотечный фонд страны, его книжный рынок, доступность литературы и возможность свободного ориентирования в пространстве печати и печатного слова значительной части населения. Исторически сложилось так, что русский язык в Азербайджане является приоритетным иностранным языком. Поэтому русский язык должен изучаться обязательно! европейские и восточные языки, например, арабский, персидский, английский, французский, немецкий могут составлять перечень выбираемых иностранных языков. Таким образом, учащиеся русских школ и студенты вузов должны изучать два иностранных языка. Один приоритетный, изучение которого является обязательным – русский язык! Второй – на выбор, например, английский или арабский.

Противникам двуязычия может казаться, что русский язык в Азербайджане способен оказывать негативное воздействие на функционирование азербайджанского языка. Исключается. Функционирование азербайджанского языка в Азербайджане во всех сферах государственной, политической, общественной и экономической деятельности обеспечивается законодательными актами государства. Русский остается исключительно иностранным языком. Функционирование русского языка в стране зависит исключительно от его информационной ценности, обеспечивается всецело его конкурентоспособностью. Функционирование азербайджанского языка обеспечивается государственными законодательными актами. Дискриминация русского языка в той или иной форме ни в коей мере не будет способствовать повышению информативной значимости азербайджанского языка.

Если у меня отнимут один инструмент, второй от этого лучше не станет.
Моральный аспект азербайджано-русского двуязычия в Азербайджане предопределяется информационной ценностью кода. Таким образом, когда говорят о необходимости запрещения всего на русском языке, фактически признаются в том, что русский язык обладает очень высокой информационной ценностью. Ведь, если бы не обладал, то никто бы и не обращал на него внимания и не говорил бы о необходимости его запрещения. А если русский язык обладает этой высокой ценностью, то почему обязательно надо лишить широкие массы доступа к этому ценному информационному источнику? Ведь сами мы пока еще ничего равнозначного взамен предложить не можем! Задумываются ли наши отцы народа над тем фактом, что, например, в лучшем университете Турции, Билкентском университете языком обучения является английский язык. Да и не только в Билкенте, а во многих университетах Турции обучение ведется на английском языке. Обучение на английском языке ведется на Кипре. Французы, столь остро и болезненно относящиеся к любому, даже незначительному, ущемлению своего языка и культуры, не запрещают обучение во французских университетах на английском языке. В университетах Германии образование ведется на немецком и на английском языках. Не надо ничего закрывать, надо открывать. Открывать даже на языке банту, если это необходимо!

Надо открывать школы и университеты на английском языке, а не закрывать на русском. Сегодня наше Министерство образования не может даже контролировать весь поток азербайджанской молодежи, обучающейся в университетах США и Западной Европы. Такие организации, как DAAD, IREX, British Council и другие свободно набирают наших юношей и девушек на учебу в Европу, платят им стипендию (к чему бы это). Во время собеседований в этих организациях на вопрос о том, с какой целью юноша хочет поехать учиться в Америку или Европу, если он чистосердечно отвечает, что хочет стать хорошим специалистом и приносить пользу своему народу, он сталкивается с откровенным разочарованием. От него ждут другого ответа. И уезжают отвечающие правильно. А правильный ответ – «я хочу быть выхолощенным в национальном плане достойным гражданином нового глобального мира, где доминируют westценности». Как думают наши отцы-сенаторы контролировать их ментальность? Вообще доминирование либеральных ценностей в образовании и глобализация ставят перед образованием серьезные проблемы, но решение этих проблем исключает национальную изоляцию. Или мы хотим закрыть доступ к информации не только на русском, но и на английском и на других языках? Сегодня вы хотите запретить всё на русском языке, вслед за русским начнете запрещать английский и т.д. Скоро вы запретите обучение азербайджанской молодежи в университетах мира? Ну давайте не будем изучать языки. Давайте закрывать сайты. На каком языке мы будем кричать о нашей боли? На азербайджанском? Кто нас услышит? Сегодня руководители наших телекомпаний договорились до того, что только ненормальный азербайджанец может смотреть передачи на русском языке! Братцы, а если я смотрю передачи на иврите, я все еще нормальный шизофреник или уже параноик?

Книги и чтение. Не секрет, что на русском языке существует вся мировая классика. Причем классика не только художественная, но и философская, научная, политическая, мемуарная и т.д. Этому также имеются историко-культурные причины. Так, в первые годы советской власти государство, сознательно проводя политику культурной революции, приобщения широких народных масс к мировой культуре, мобилизовало лучшие культурные силы страны для перевода на русский язык мировой классики. Ни на одном языке мира этого нет. Например, на английский язык не переведена французская классика, на французский – английская. Уникальная ситуация с мировым культурным наследием существует только в пространстве русского языка. Когда туркам говоришь, что ты любишь Гесиода и Гомера, Платона и Сенеку, Бальзака и Золя, Шекспира и Кристофера Марло, Томаса Манна, Саган, Бодлера, Кафку и Рильке, Борхеса и Кортасара, Лопе де Вега и Челлини, Камю и Гессе, Бодрийяра и Хайдеггера, и еще многих других, они падают со стульев. Люди думают, что ты по меньшей мере полиглот! Потому что они и представить себе не могут, что всё это ты читаешь на одном языке, русском! И это при том, что в современной Турции развернута широкомасштабная деятельность по переводу мирового духовного наследия. Нужно быть очень умными людьми, чтобы сознательно лишать своих детей уникальной возможности также в свою очередь ознакомиться с этим неисчерпаемым богатством мировой культуры!

Важно понять и другое. На мой взгляд, это очень простая мысль, мысль о принадлежности русской духовной и языковой культуры. Совершенно очевидно, что это и наше культурное наследие. Если азербайджанцы сегодня любят и знают Пушкина, Лермонтова, Толстого и Достоевского, Ахматову и Цветаеву, Вяч.Иванова и Мандельштама, то это уже часть азербайджанской духовности. Лишая себя этого знания, этого эмоционального и смыслового богатства, мы обедняем себя. Когда-то идентичное преступление против азербайджанской духовности было совершено большевиками, лишившими нас традиционных тысячелетних связей с миром арабской и персидской культуры. Знание этих языков предоставили специалистам, которых становилось с годами все меньше и меньше, а знание языков – все хуже и хуже. То преступление совершили плохие большевики, это пытаются совершить хорошие демократы.

Библиотечный фонд нашей республики в значительной степени укомплектован литературой на русском языке по различным отраслям знания. На азербайджанском языке всего этого нет. Допустим мы начнем переводить греков и римлян на азербайджанский язык, уйдет 100 лет как минимум, через двести лет начнем переводить Хайдеггера, который к тому времени сам уже станет древним. А как быть с китайцами, индусами, французами, немцами, англичанами, испанцами, итальянцами? Кого из мировой классики азербайджанские филологи, я не говорю о прочих, читали на азербайджанском языке? Наши выдающиеся языковеды в прошлом столетии не перевели на азербайджанский язык даже библию языкознания «Курс общей лингвистики» Ф. де Соссюра! Перевел в 21 веке проф. Н.Джафаров. А ведь на протяжении 70 лет тысячи азербайджанских студентов, аспирантов и даже сложившихся ученых читали Соссюра по-русски. Проф. К.М.Абдуллаев рассказывал, что «Мифы и легенды Древней Греции» Куна, по свидетельству его внучки, были переведены почти на все языки народов СССР, кроме азербайджанского! Почему бы не пользоваться всем этим богатством на русском языке? Особенно если никто не запрещает переводить на азербайджанский язык непереведенное. Сегодня в Бакинском славянском университете переводятся на азербайджанский язык шедевры мировой филологии, но в мире все время появляется новые заслуживающие внимание произведения. Мы не сможем перевести одновременно и новое и миллионы томов старого!

Начиная с перестроечных лет на русский язык стало переводиться всё, что запрещалось в советские годы. Ничего из этого огромного богатства на азербайджанском нет. В России существует огромная армия блестящих переводчиков со всех языков мира. У нас нет такой базы. В России существует огромный книжный рынок, достаточно регулярно читать «Книжное обозрение». Мы физически не способны освоить этот бесконечный материал и тем более воспроизвести его на азербайджанском языке. Зачем же запрещать народу пользоваться этим богатством? В России выходит большое количество прекрасных журналов типа «Иностранная литература», «Вопросы философии», «Вопросы истории», «Логос» и др. Мы имеем возможность получать и читать эти журналы. Фактически в России существует огромное количество людей, работающих на нас. Кому понадобилось лишать нас их услуг?
Мы говорим о том, что мы пытаемся интегрироваться в мировое сообщество, мы говорим о глобализации и демократизации. Однако в языке нашей демократической прессы все чаще и чаще появляются императивные нотки. Закрыть и прекратить. Не допустить и запретить. Rusdilli qəzet və saytlar bağlanmalıdır! В такой сурово националистической стране, как Иран существует англоязычная пресса. Современный дискурс азербайджанской демократической прессы характеризуется максимальной категоричностью. Вас не приглашают к разговору. Вам указывают.

О национальной ментальности и идентичности. Нам говорят, что русский язык способен разделить нацию. Владение русским языком, думают ревнители национальных интересов, это угроза целостности национального менталитета. Угроза национальному менталитету не должна связываться с билингвизмом. Напротив, именно билингвы исторически были выразителями национального духа. Вспомним великого Махмуда Кашгари. Именно он, блестяще владевший арабским языком, сумел написать на арабском языке энциклопедию тюркского мира, словарь, на сотни лет опередивший лингвистическое и культурологическое мышление эпохи. В великом арабском языкознании Диван Кашгари не имеет ничего себе равного. Знаменательно, что именно билингв Кашгари, а не тюрки с девственно-целомудренной ментальностью, смог доказать, что тюркские языки не уступают арабскому по богатству средств и силе выразительности. Не следует также забывать, что если в тюркском мире в 11 столетии был такой гениальный лингвист, как Кашгари, то, следовательно, в этом мире существовала устойчивая и богатая традиция изучения арабского языка. Не было бы этой традиции, не было бы Кашгари. Тюрки сами себе рассказывали бы, какие у них богатые языки. Именно это мы пытаемся делать сегодня.

А.С.Пушкина всю жизнь били ревнители русского слова. Достаточно вспомнить знаменитого адмирала Шишкова. Помните, поэт использует французское слово и пишет: «Шишков, прости, не знаю, как перевести». Известно, что Пушкин блестяще владел французским языком. Французскую прозу поэта французы сравнивают с прозой Вольтера. Более высокой оценки для человека, пишущего по-французски, быть не может. Знаменательно и характерно, что именно билингв Пушкин оказался выразителем духа русского народа. Национальный русский литературный язык двести лет называют языком Пушкина. По определению Д.С.Лихачева, «Пушкин – это наше все». Академик В.В.Виноградов всегда говорил, что русист, исследователь русского языка, должен начинать изучать русский язык с Пушкина.

Ревнители девственности азербайджанской ментальности озабочены тем, что наличие в Азербайджане русских школ и русскоязычных азербайджанцев делит народ на две части, и заботящиеся о русском языке препятствуют процессу формирования единого мировоззрения народа. Мировоззрение, будучи системой взглядов на общество и природу, формируется в результате их практического взаимодействия с человеком. Именно общество, царящие в нем идеи и ценности оказывают формирующее влияние на мировоззрение человека. Краеугольным является вопрос обеспечения жизнеспособности тех или иных идей, норм поведения в обществе, а язык в данном случае представляет собой лишь средство их опосредования. Не наличие русскоязычных есть причина раскола общества, а отсутствие объединяющей национальной идеи. В нашей жизни, разделившей народ не на две, а на множество частей и прежде всего по экономическому положению и территориальному происхождению, очень много несправедливого. Нужно создавать общество социальной справедливости, отцы-сенаторы, а не с русским языком бороться! Существует тысяча способов прослыть патриотом в глазах своих избирателей, совсем не обязательно ударяться в мракобесие!

30 декабря 2007 года на елке в Музкомедии один из детей радостно откликнулся на призыв Деда Мороза прочитать стихи о елке. Ребенок подбежал к микрофону, набрал воздуху в легкие и прокричал в микрофон первую фразу. «Rusca yox», громко и строго осадил его Дед Мороз. По мне, так ребенок на елке может прочитать стихи и на древнепортугальском. Воздействие на ментальность сказывается не в детских стихах на русском языке, а в Деде Морозе, снегурочке и в елке в целом. Оставляя сами факты непосредственного влияния, мы выступаем против языка. Но это уже не для среднего интеллекта. У нас латинскими буквами написаны вывески на аптеках, магазинах, ресторанах: pivnuşka, çeburaşka, skazka, zoluşka и т.д. А стихи на русском языке на елке в нашем демократическом обществе ребенок прочитать не может. У нас на азербайджанском языке проводятся конкурсы красоты, в которых начисто отсутствует что-либо красивое, конкурсы пения и вообще молодых талантов, которые настолько неприятны азербайджанской ментальности, что люди просто перестают смотреть телевизор. Единственное приятное исключение это конкурс мугама.

Логоцентризм нашей ментальности настолько демократичен, что у нас на глазах люди толпами обращаются к другим конфессиям, которые, кстати, и не могут им предложить ничего значительного. Представители этих конфессий говорят с ними не на русском языке, а на «отеческом»! Отцам-сенаторам задуматься бы над этим!

Отношение к русскому языку мы часто связываем с таким преходящим явлением, как внешняя политика России и действуем обычно в традициях светлой памяти Мешеди Ибада: «Əh, meymun sənin atandır». Очень нелогично. Кроме того, владение русским языком и приобщение к русской духовности вовсе не предполагает любви к русским политикам.

Г.А.Алиева мы называем ulu öndərimiz. Г.А.Алиев говорил, что он мечтает о том, чтобы азербайджанская молодежь читала Пушкина на русском языке, а Шекспира – на английском. Пока мы еще читаем Пушкина в оригинале, пока. Не будем изучать русский язык, не будем знать многого. Шекспира на английском не научимся читать и спустя 200 лет, но Пушкина читать разучимся. Как тут не вспомнить азербайджанскую пословицу: «Ulu sözünə baxmayan ulaya-ulaya qalar».


Хикмет Гаджи-заде вне форума   Ответить с цитированием