Показать сообщение отдельно
Старый 15.12.2007, 10:01   #69
Уленшпигель
 
Аватар для Madyar
 
Регистрация: 02.10.2006
Адрес: Санкт-Петербург
Сообщений: 2,980
Сказал(а) спасибо: 170
Поблагодарили 185 раз(а) в 124 сообщениях
Вес репутации: 44
Madyar на пути к лучшему
Мои фотоальбомы
Отправить сообщение для Madyar с помощью ICQ Отправить сообщение для Madyar с помощью MSN

По умолчанию





Нужен ли нам русский сектор? Безусловно, нужен и еще более сильным и еще более в широком масштабе.

Но прежде чем понять, почему это нам – азербайджанцам нужно, необходимо понять не только историю Азербайджана ближайших как минимум 2-3-х веков, но и, прежде всего, все те исторические процессы, которые происходили в нашей стране и вокруг неё в ближайшие как минимум двадцать лет. Поэтому поговорим прежде всего о нашей «независимости».

Поскольку это очень долгий разговор, к которому, к сожалению, сегодня не готовы ни наши историки, ни политики, то я не буду затрагивать проблему «независимости» 1918 года, которая вопреки умолчанию или же открытой фальсификации её подоплеки нашими историками в действительности была не завоевана, а дарована нам; я буду говорить здесь о «независимости», приобретенной нами в конце двадцатого века.

Хотя мы привыкли много рассуждать о «восстановлении независимости в 1991 году». Но на самом деле все обстоит по-иному. Правда заключается в том, что эту независимость, так же как и в 1918 году, мы получили в качестве подарка от России, но в этот раз это уже был стратегически осознанный и продуманный ею шаг, необходимый, прежде всего, самой России, которая таким образом хотела сама стать независимой, а, проще говоря, отделаться от «равноправных» ей по конституции СССР 14 республик, территория которых составляла в рамках СССР каких-то там 10%, а зато, освободившись от этого бремени равноправия, на 90% территории СССР утвердить единое монолитное государство, которое, несмотря на фактическую многонациональность, предстала бы в качестве мононационального – русского государства. Почему именно в этот период развития СССР это произошло, кто стоял за этим процессом, кто направлял и контролировал весь этот процесс – это очень долгий и специальный разговор и если честно, то адекватно воспринять его сегодня могут лишь некоторые политически подкованные умы.

Единственное, что здесь можно подчеркнуть, так это то, что если и не мозговым центром, то уж на сто процентов исполнительным органом этой политики развала СССР и выделения из его чрева единой монолитной России, опять же являющейся по своей территории самой большой страной мира и занимающей почти что ту же самую одну шестую часть всей земной суши, было учреждение, созданное в свое время железным Феликсом, ставшее впоследствии, особенно при Хрущеве и в последующие годы, центром проведения в жизнь политики русского шовинизма. И все сотрудники этого учреждения, независимо от того, работали ли они в России или в других национальных республиках (в «других», ибо Россия, при всей своей конституционно заявленной федеративности, на самом деле и де юре и де факто в рамках Конституции СССР тоже считалась одной из 15-ти национальных республик и ясное дело, что «национальной республикой» именно русской нации); были фактически на службе политики русского шовинизма.

И эта служба продолжалась вплоть до развала СССР в 1991 году, ну а для многих кадровых сотрудников этого учреждения или же глубоко засаженных на крючок агентов она на самом деле никогда и не прекращалась. Это - реалии нашей истории. И когда кто-то вчера или сегодня соглашаясь с тем, что именно сотрудники этого ведомства инициировали создание в национальных республиках, и в частности в Азербайджане, такое движение как «народный фронт», тут же пытается этот факт объяснить тем, что якобы в этом учреждении были национальные по своему духу, преданные своим национальным интересам сотрудники, которые де на свой страх и риск инициировали (удивительным образом синхронно по времени - во многих национальных республиках одновременно) подобные движения, то это, конечно же, лживая «утка», запущенная самим этим учреждения и легко воспринятая и воспроизводимая, с одной стороны, местной плебейской по духу национальной интеллигенцией, тысячами нитей связанной с этим учреждением, с другой стороны, всегда наивным, простодушным и никогда не вникающим в политические тонкости происходящего - подавляющим большинством местной нации.

То есть «независимость» 1991 года, на самом деле, во-первых, это - подарок России, которая своим этим шагом решала и решила только свои личные националистические задачи (и, кстати при правлении Владимира Путина, эта истина проявилась во всей своей наготе и откровенности); во-вторых, это - липовая независимость, видимость независимости, но не сама независимость.

Некоторые из такой посылки могут сделать скорый вывод о том, что раз в 1991 году это еще не была независимость, то уж точно в 1992 году с приходом к власти правительства народного фронта, созданного тем самым учреждением, которое на протяжении десятков лет осуществляла на всей территории СССР политику русского шовинизма; независимость в Азербайджане была достигнута. Лживость подобного вывода вытекает уже из природы создания НФА.

Но здесь надо принять во внимание еще и другое. На самом деле в определенный момент сознательно, или по обоюдному сговору учреждение железного Феликса поделилось своей компетенцией в отношении вновь созданных местных «народных фронтов» с аналогичным учреждением другого мирового жандарма. И фактически к 1992 году, то есть к моменту прихода к власти НФА, у этого движения был уже не один, а целых два хозяина-совладельца, и, естественно, что ни о какой «национальной независимости» применительно к 1992 году также речи быть не может.

Как это ни прискорбно сознавать для человека, который в отличие от всех остальных оппозиционеров, вышедших на политическую арену в действительности лишь начиная с 1988 года, единственный кто еще в то, советское время боролся против нынешнего режима и его основателя, выражавших и проводящих в Азербайджане тогда политику КПСС; однако истина такова, что если и есть сегодня в Азербайджана хоть какое-то проявление независимости, то она стала возможной лишь с возвращением к власти основателя и первого председателя ЙАП и его старо-новой команды. Да, как это ни прискорбно признавать, но в силу вечного предательства плебейской интеллигенции, которая собственной независимости всегда предпочитает рабское ярмо имперских держав, именно с приходом к власти Гейдара Алиева и то не сразу, Азербайджан смог разорвать путы абсолютной зависимости от этих империй и в определенной степени обрел возможность проводить свою независимую политику.

Конечно, это горькая правда и не только для автора этих строк, мечтавшему увидеть независимый Азербайджан без прежней партийно-государственной номенклатуры, но прежде всего для тех, кто, одурманенный пропагандой народного фронта, начиная с 1988 года участвовал во всех тех процессах, генераторами и катализаторами которых по первоначалу монопольно являлись представители вышеназванного учреждения железного Феликса, а впоследствии и на паях совместно со своими иностранными коллегами.

Здесь у непосвященных может возникнуть вопрос: как так получается, что бывший генерал КГБ, член политбюро ЦК КПСС вдруг оказался более независим, чем лидеры и члены НФА. Ответ очень прост. Этот генерал и член политбюро был за ненадобностью изгнан из той системы и стал, возможно, даже против своей воли, за нанесенные ему оскорбления и махровую неблагодарность, фактически её ярым врагом, что затем 17-18 января 1990 года им было с твердостью подтверждено; а лидеры НФА - это те самые представители плебейской интеллигенции, кто не по воле самого народа, а по списку, подготовленному вышеотмеченным учреждением железного Феликса, и в результате организационной работы опять же кадровых сотрудников этого вышеотмеченного учреждения были избраны в правление НФА, и более того - по сегодняшний день служат своему предназначению, уготованному им данным учреждением, но с определенного периода времени, как уже было сказано, - совместно с подобным же учреждением другого мирового жандарма. Всем тем, кто наивно и простодушно участвовал во всех акциях НФА, имевших и по сути, и по конечному результату только анти-национальный характер (не случайно все неразрешимые для нашего народа и государства сегодняшние политические узлы завязаны были именно в период с 1988 по 1993 год при непосредственном и активном участии не только лидеров и членов НФА, но и всех тех простых граждан, которые были отравлены лживой пропагандой народного фронта и пребывали в ложной романтической эйфории); всем подобным лицам сегодня очень трудно осознать и признать эту горькую правду, ибо они как соучастники, во-первых, запачканы и повязаны между собой во всех этих преступлениях, а во-вторых, признав преступной деятельность НФА, должны будут тем самым признать преступной и свою деятельность. Однако как бы это ни было трудно, рано или поздно, осознать и признать это придется.

Что касается сегодняшнего дня, то, не поняв и не осознав этой горькой правды, которая имеет очень большую подоплеку, трудно сегодня осознать в истинном свете новейшую историю Азербайджана, все его сегодняшние проблемы и в частности проблему русского языка и русского сектора.


И в частности трудно понять и как-то позитивно, логично объяснить ту махровую русофобию, которую вдалбливали в умы людей те самые подопечные вышеназванного учреждения железного Феликса сразу же с момента своего внедрения в активные политические процессы начиная с 1988 года. Трудно понять, зачем борясь за независимость, свободу и демократию этим людям со сладострастием и вызовом называвших себя «беками» (именем, к которому ни они, ни их далекие предки скорее всего не имели никакого отношения, а потому не случайно в народе за ними вместо родового звания «беков» укрепилось более соответствующее им прозвище «козлобеки», то есть «кечибейи») надо было яростно нагнетать вокруг ненависть ко всему русскому, русской культуре, русскому языку и т.д.?

Была ли то установка того самого учреждения железного Феликса, чью ответственность в дальнейшем на равных паях поделило аналогичное иностранное учреждение? Да, безусловно. И в этом нет никакого парадокса – для посвященных всё очень логично и закономерно, хотя, конечно же, для основной массы людей очень трудно понять то, как может центр распространения русского шовинизма вдруг дать установку на разработку кампании по русофобии на местах. Однако политика это очень тонкая штука и в её ходах часто истинная подоплека умело замаскирована под личиной противоположных ложных «мотивов». Истинная логика подобной установки была, как водится, продумана достаточно основательно и глубоко, на достаточно отдаленную перспективу, как минимум на десятки, а то и на сотни лет вперед, и опиралась она на ту фундаментальную истину, что любая империя как бы она ни обучала и ни воспитывала национальные кадры, делает она это, прежде всего, и только для себя и в своих интересах, а не для того, чтобы аборигены выросли и интеллектуально встали вровень с имперской нацией.

При всем том, что вся наша интеллигенция 19 и 20 веков, которой мы сегодня по праву гордимся была выращена и воспитана русской империей, русским образованием, на русском языке, благодаря хорошему знанию русского языка; однако это вовсе не означает, что делалось это ради азербайджанской нации, нет. И подобная «благотворительность» всегда имела свои пределы...

Но вот на смену царской империи пришел Советский Союз. Все бы ничего с точки зрения русского шовинизма. Но вот беда в том, что коммунистический режим изначально декларировал «интернационализм». Поначалу для русского шовинизма, казалось бы, все было ничего, но постепенно стали проявляться тенденции развития, укрепления и расширения национальных интеллигенций, что с учетом конституционно задекларированного и открытой пропагандой насаждаемого равноправия наций и народов, в конце концов, могло разъесть все былые преимущества русской нации перед другими, входящими в СССР. Тем более все это было усугублено результатами со второй половины 20-го века целенаправленно ведущихся одновременно в закрытых научно-исследовательских центрах как минимум двух мировых держав суперсекретных фундаментальных прогностических исследований, которые, подтвердили тот научный факт, что даже если вся национальная интеллигенция и даже вся та или иная нация, забыв свой национальный язык, свою историю, свою культуру, будет говорить, обучаться, общаться на языке имперской нации, но до тех пор, пока среди этой нации остается хотя бы один человек, который идентифицировал бы себя со своей исконной нацией, есть большая вероятность того, что забытый национальный язык будет восстановлен, все приобретенное на имперском языке будет внесено в копилку национальной культуры, науки, образования, будет восстановлена национальная история и культура и уже удержать такую нацию под своим имперским крылом, не дать ей национально возродиться будет абсолютно невозможно. Подпитывала такую возможность и угрозу русскому шовинизму и русской имперскости коммунистическая идеология, которая не только не запрещала обучение и культуру на национальном языке, а, наоборот, во всяком случае, в своих официальных декларациях поощряла развитие национального образования, национальной науки и культуры.

И тогда русским шовинистам, которым до того казалось, что они через общегосударственный русский язык, преимущественное обучение, пропаганду, культуру и т.п. на русском языке сумели ассимилировать как минимум национальные интеллигенции, вдруг раскрылась во всей своей оголенности и реальности та самая научная закономерность, о которой было сказано выше, и им стало понятно, что в условиях имеющихся тенденций и перспектив, в рамках наличествующего СССР, как ни странно, самые плохие шансы на будущее именно у русской нации.

Кстати, к аналогичным с этими расчетам и выводам одновременно с советскими учеными, ведущими свои суперсекретные исследования под эгидой русских шовинистов в СССР, независимо от них пришли ученые другой супер-державы, которые под эгидой своих спецслужб вели такие же супер-секретные фундаментальные прогностические исследования, как и первые. И поскольку интересы любой имперской нации заключаются в том, чтобы сохранить приоритет своей имперской нации в рамках своей империи, и поскольку наметившиеся тенденции и перспективы в СССР аналогичным образом прямо или косвенно угрожали и по сей день угрожают той самой другой супердержаве, то несмотря на внешне афишируемую враждебность на самом деле в этом вопросе эти две супердержавы, как минимум на уровне своих соответствующих учреждений, проявили солидарность и негласное сотрудничество. То есть развал СССР был реально предрешен уже начиная с 50-х годов, и именно в этих суперсекретных центрах и в среде их шовинистических подрядчиков. А то, что мы все увидели в 80-90-х годах было как раз совместно спланированной акцией, которую проводили руками той самой национальной интеллигенции, которая подобно небезызвестному анекдоту тех лет, по спущенной установке сверху проголосовав за самоповешание, принесло из дому веревку и мыло, и затем само же привело в исполнение свое «демократическое» решение.

Так, спрашивается, кому было выгодно в условиях начавшегося независимо от нашей воли развала СССР, которая останься таковой по всем своим тенденциям в 21 веке должна была превратиться в страну с преобладающим и в численном, и в номенклатурном, и в интеллектуальном отношении тюркским и мусульманским населением; кому было выгодно в этих условиях отказаться от всего приобретенного, от всего значимого для этой нации, которое при всем том, что существовало на русском языке, на самом деле служило не русской, а именно в перспективе тюркским и мусульманским народам, отбросить все это и перейти на пустошь, на неразвитость, необразованность, бескультурье, зато все это однозначно на своем национальном языке? Безусловно, это было и остается выгодным только тем самым русским шовинистам и их коллегам из другой супердержавы, а также их прихвостням на местах – представителям так называемой «национальной интеллигенции», которые и по сей день выполняют уготованную им имперскими шовинистами миссию и за счет этого остающихся как при деньгах, так и при деле.

Сначала сокращение, а теперь уже почти полная ликвидация в средних, средне-специальных и высших школах русского языка, лишь в некоторых исключительных случаях сохранение преподавания русского языка, но при этом замена его полноценного обучения, которое возможно лишь при проведении занятий как минимум три раза в неделю, видимостью такого обучения, при котором занятия по практическому курсу русского языка подобно лекционному занятию проводятся раз в неделю; перевод азербайджанской письменности с прежней графики, имевшей на самом деле исконно тюркские (арские), а не славянские корни, и переход на чуждый нашей национальной истории и культуре латинский алфавит; возбуждение и питание в людях ненависти ко всему русскому, в том числе к гениальной русской культуре, литературе, науке, технике; - это ли не попрание истинных наших национальных интересов в угоду интересам русских шовинистов, которые как раз за эти годы нашей «независимости» сумели во всех областях знания и культуры так оторваться от нас, что догнать их нам когда-либо уже не представляется возможным. Все это благодаря той нашей дурости, которая позволила в общественном мнении восторжествовать той политике, корни которой идут как раз в небезызвестное учреждение железного Феликса.

И сегодня когда некоторые азербайджанцы, желая заработать дешевый авторитет, заявляют о сокращении и ликвидации русского сектора, через который в эту нацию вливалась всегда более мощная, как это ни парадоксально, национальная струя культуры, знания, образованности, чем через азербайджанский сектор, то всем должно быть ясно, что это - звенья той самой имперской русской шовинистической политики, которую люди железного Феликса в опоре на продажную плебейскую местную национальную интеллигенцию провели в 80-90-е годы и теперь еще неослабно продолжают её вести в уже казалось бы сформировавшихся национальных государствах, чья «независимость» на самом деле по большому счету проявилась, с одной стороны, в резком отбрасывании их назад, а с другой стороны, в силу одновременного резкого ускоренного развития России, в отставании от нее на несколько порядков. Если без всякой ложной истории, с холодным рассудком просчитать все наши мнимые приобретения и реальные потери, то надо будет мужественно признать, что наше отставание во всех областях от сегодняшней России исчисляется уже, возможно, не только 20-30-ю годами, что видно невооруженным взглядом, но и намного большими временными дистанциями.

Сегодняшняя истерия в отношении русского сектора принуждает так открыто, так откровенно и так оголенно, с точки зрения глубокого исторического, политологического и фундаментально-прогностического взгляда на прошлое, настоящее и будущее нашей нации, нашего государства, говорить о вещах, которые по сей день остаются тайнами за семью печатями.

Но разве и без знания этих тайн, без обладания высшими политическими и политологическими знаниями, так уж трудно осознать и признать тот факт, что вся наша интеллигенция, вся наша научная, художественная, техническая элита 19-20-го веков стала, да еще и сегодня в 21 веке становится таковой именно благодаря знанию русского языка и обучению на русском языке; что большинство тех, кто в эти годы чего-то добился в жизни также должны быть благодарны русскому языку? Разве признание этого в чем-то унижает или принижает нас? Таков закон исторического развития и развития познания, когда менее развитая на данном историческом этапе нация должна учиться у более развитой на этот период нации, и ничего зазорного в этом нет. Если бы это было унизительно, то сегодня не было бы античной культуры, философии, науки, которая целиком и полностью была привнесена в средиземноморье с ближнего и центрального востока.

Но вся беда в том, что люди недалекие, пренебрегающие часто по незнанию и по необразованности историческим взглядом на развитие человечества и своей нации, одолеваемы и обуреваемы комплексом «национальной» неполноценности, как правило «развитие» и «счастливое будущее» своей нации видят в том, чтобы зарыться головой в песок и вариться в собственном котле в своём соку. Ну, а для этого, как водится, им, прежде всего, необходимо зарезать несущую для этой нации золотые яйца курицу, каковой, применительно к данному контексту, к данному историческому периоду и применительно к нашей нации, сегодня является русский язык, наличие сегодня в азербайджанском образовании русского сектора.

Не секрет, что не только вчера, но и сегодня школьники, студенты азербайджанского сектора по своему интеллектуальному, культурному, информативному уровню в большинстве своем кардинально в худшую сторону отличаются от своих сверстников из русского сектора. И чего же мы хотим? Чего мы добьемся ликвидацией русского сектора? Всех превратим в усредненное «болото»? Тогда давайте закроем для полного комплекта и все английские, и все другие школы.

Безусловно, сама постановка вопроса чрезвычайно пагубна для нашей нации. Не так, а совершенно по-другому сегодня надо ставить вопрос. Надо сегодня ставить вопрос не ликвидации, а, наоборот, через развитие и укрепление каждого из уже существующих секторов в отдельности (более того сегодня надо ставить вопрос о создании новый секторов, таких как английский, французский, немецкий, фарсидский и т.п. секторов) в то же время поднимать их до единого общемирового уровня, чтобы не было диспропорции в уровне подготовки учащихся и выпускников различных секторов, чтобы в Азербайджане не только представители какого-то одного сектора, а все бы представляли собой претендентов для будущей азербайджанской элиты. Историческая, образовательная, политическая и геополитическая практика и теория, исследования по фундаментальному стратегическому прогнозированию - все вкупе указывают на то, что, во-первых, азербайджанской нации чрезвычайно важно сегодня в совершенстве знать наряду со своим родным языком в обязательном порядке еще как минимум три языка: русский, фарси, и английский; во-вторых, что при всей важности всех этих трех языков все же наиболее важным из них на сегодняшний день и на ближайшие как минимум 50-100 лет остается и является именно русский язык. Не хотеть знать этого, не желать признавать этих истин, опирающихся на серьезные знания и фундаментальные исследования, может свидетельствовать только об одном: о недалекости, о недальновидности и о личной или корпоративной корысти, о забвении интересов азербайджанской нации и азербайджанского государства.

И говорить об этом надо откровенно и нелицеприятно, не боясь кого-то обидеть, ибо на кону интересы нашей нации, нашего государства, нашего будущего.

Октай Атахан

__________________
крымнаш

Madyar вне форума   Ответить с цитированием