Показать сообщение отдельно
Старый 17.06.2007, 14:08   #22
Местный
 
Регистрация: 01.09.2006
Сообщений: 5,202
Манатов: 5,199
Банк: 0
Всего Манатов: 5,199
Отправить денежный перевод
Сказал(а) спасибо: 137
Поблагодарили 345 раз(а) в 239 сообщениях
Мои фотоальбомы
Отправить сообщение для IuM с помощью AIM Отправить сообщение для IuM с помощью Yahoo

По умолчанию

Портрет четвертый: Жизненный цикл баааакинца, или Сказ про инфузорию-туфельку

Вот, я беру лиру и начинаю свой четвертый сказ, баааакицам родимым посвященную! Не обессудьте! Кого люблю, того и бью, ведь я сам из числа сих!

Жил-был Баааакинец. Баааакинец, это не то, что вы думаете, уважаемые форумчане. Бааакинец - это не соцпроисхождение, это даже не "харалысан?". Это состояние души. Будь он хоть агшалварлы, хоть из Гедабекского района родом, он - баааакинец.

В общем, вырос в славном граде Баааадкуба бааакинец. Ходил в русский детский садик, садился на один горшок с русскими и армянами, греками и немцами, бегал по травке, ссорился, дрался, как любой здоровый ребенок. Потом он подрос и пошел в школу. Тоже русскую. Вообще, у него все было такое, сумбурно-смешанное: соседи - армяне, греки, русские, азеры-баааакинцы, молокане да цыгане. Он, вообще-то знал, что живет в некоем образовании под названием Азербайджанская Советская Социалистическая Республика, входящая в состав Союза Советских Социалистических Республик. Только на все это ему было начхать, потому что над всеми одинаково светило яркое солнышко да голубело синее небо. Родители - кондовые, но убеждены, что это хорошо - интернацио... в общем нужно со всеми жить в дружбе да в согласии. Посему они сыночка не очень доставали, но в душе сладко лелеяли мысль о девочке "хала сюд яммиш". А может и по-другому! Был ее отец Эльчин, а мама Анна - вот и назвали ее Анель. Мамедова...

Поехали дальше. Хоть происхождения он/она был/была непонятного, тем не менее, общим было чувство глубочайшего презрения к ним. К ним - это значит, к чушкам, тем, кто учился в зоосекторе. Сии непонятные существа, ходили у него под боком (ладно, рассуждаем о парне), говорили на инопланетном языке и норовили драться непременно компанией, за что бааакинец, рыцарь гордый, вечно испытывал чувство глубочайшего к ним отвращения.

Азербайджанец у него в школе был, точно. Точнее, азербайджанка - учительница азербайджанского языка. Но язык он не учил, ибо считал, что это западло - туземный учить. И вообще, когда учительница его укоряла, гордо отвечал: "а на кой черт мне ваш собачий язык учить? На нем одни чушки говорят!".

Ну, подрос наш герой (или героиня?). Ладно, пусть уж будет герой, а то уж слишком приходится растекаться по плоскости (а тут по другому и не получится, такая уж порода...). Подрос наш малец, да стал водочку попивать, да порой и анашу покуривать (не дай бог!). И вот, душу его посетила и потрясла глубочайшая, неземная любовь к соседке по парте. Соседка была с русыми волосами и звали ее... ну допустим... Марина. Эээээ, может... лап Тахмина и волосы у нее были черные (разумеется... баааакинка). Он хотел узнать в жизни счастье величайшее, да родители, тираны, разлучили любящие сердца и сунули ему "халал сюд яммиш".

О горе! Заур и Тахмина всегда!

Чёрт, чёрт, чёрт! Опять я не туда! Нет, хорошо: родители были Эльчин и Анна, девочка была не Тахмина, а Марина, а может, чёрт ее знает, Люба, а может - Федра, может - Айконуш, может... Бир сёзля - бааакинка. Есть такая нация - баааакинцы... В общем, наш бааааакинец благополучно эту стадию проскочил, женился на Тахмине, Марине, Любе, может - Федре, может - лап Сирануш. А может не женился а просто... как это... "любовь сжигает нежные сердца" (с) Данте.

Ну жил баааакинец, да был. Кейфовал, одним словом. Слушал джаз, ел кабаб, курил сигареты "Житан", носил джинсы "Ливайс", благо папа окончил востфак и провел почти десять лет в заграничной командировке в Алжире. А может, наоборот, ни в каких Алжирах не шлялся папочка, а был просто - чин в старой партноменклатуре, ни слова по азербайджански не говорящей.

А может - капитан там дальнего плавания был. Одним словом - элита! (с ударением).

А бааакинец не простой был, а умный. Задачку решить - в секунду, что-то собрать - нет проблем. Да ленив был, посему предпочитал в родном НИИ (ну, в типографии) вино с... это, как там, глаза, как у Мирей Матье в подвале пить.

О счастье! Какое небо голубое! Ехал баааакинец в Москву - пробовал белотелых русских девушек, ехал в Тбилиси - сацири ел, был в Ереване - коньяк армянский да кофе попивал. Благо кофе он тоже научился пить. Ну, был бааакинец в Праге - ел кнедлики, был в Польше - кушал польскую салями и полек. В Сочи купался в Черном Море, а во Владивостоке - в Тихом Океане.

Так дожил наш герой до рокового 1988 года.

Бааакинец все так же развился. И вдруг обдало его холодом... Видит: по улицам непонятные обросшие люди что-то скандируя на инопланетном, толпами ходят (вообще-то он их азверьем называл). Армяне, русские, греки, немцы, молокане да цыгане испуганно по углам жмуться... Бааакинец, конечно, встревожился за свою интернациональную норку. Потом, до него стали доходить слухи о неких армянских ирредентистах (вот ведь слово какое гадкое!), которые хотят отнять у какой-то странной Азербайджанской Советской Социалистической Республики какой-то район, который они называют Нагорный Карабах и присоединить к какому-то странному образованию под названием Советская Социалистическая Армянская Республика. Кинулся наш герой-бааааакинец к знакомым армянским бааааакинцам: те - "да что? слыхом не слышали, это что еще такое?". Разумеется, баааакинские армяне не врали: они ведь были баааааакинцы!

Сидит наш баааакинец, от негодования трясется. Пробовал было снова винцо с местной Мирей Матье распить, а все - не то! Конец вселенной наступает. Вон, позавчера, по родимому НИИ ходил, словно волчара злобный, некий типус, из гадкой такой организации - Народный Фронт! Сунул петицию ему: подписывай! Посмотрел наш бедный бакинец, да и обмер: на первых строчках его любовь Мирей-Марина прописана. Выкинуть ее, значит, к такой-то матери! Обмер, родимый, а подписал... Струсил!

Что делать, что делать? Инопланетный в организации вводят, папу уже давно с должности скинули. Папа-то дурак, был человек порядочный, денег не брал. На что жить-то будем? Город весь в сумасшедший дом превратился, каждый день митинги, демонстрации. Тут еще какие-то инопланетяне явились, причем - натуральные чужие. Обросшие, вонючие, жестикулируют как бешеные, орут: "эрмяниляря ёлум!". Надо, надо защищать норку, да как? умирать он не привык, да и неохота, да и за что? Господи, господи, пронеси, хоть бы пришли войска, хоть какой-нибудь порядок навели!

Тут уж чёрт-те что началось. Вышел народ на площадь, орут: "твари-армяне нас выбросили из нашей родной земли в землях Армении, которые они у нас же украли, а теперь тянут Карабах! А сами у нас же под носом кайфуют в городе, а мы тут умираем от голода и холода!".

Ходит бедный бааакинец, да и страшные картины видит. Порой какой-то бешеный с красной повязкой на лбу, на которой написано на инопланетном что-то вроде "Хурриет" или "Гарабаг бизимдир!" похаживает, да и распевает санкюлотскую песенку:

"Бакы гёзял шяхярдир - эрмяниляр олмаса!
Харда гёрдун эрмяни - вур башына гюлляни!"

Надо, надо бы оборвать это, да можно ли? Ведь бешеный-то не остановится, может и убить его! Боже... убить... Мирей-Матье из собственной квартиры выкинули; так и осталась ночевать бедная девушка на тротуаре, перебирая босыми ногами и ожидая неминуемой расправы. Не выдержал бааакинец, приютил ее у себя, после брату написал (брат уже в то время в Краснодар слинял) - "киши дейилсян!" (от волнения стал на инопланетно-родном говорить). В общем, спас, за что ему большое комсомольско-баааакинское спасибо!

Правда, он не видел десятки изнасилованных веселыми ирредентистами инопланетных девушек, от вида коих грохались в обморок в больницах бывалые врачи, не видел обмороженных, раздавленных, расстрелянных. Не видел больных, умерших от горя, потерявших имущество, озлобленных людей.

Видел он только инопланетян, которые ворвались в норку и теперь неистовствовали, разрушая ее стенки.

И со слезами вспоминал Мирей, как она босыми ногами по тротуару перебирала. А когда говорили: "а ведь зло порождает зло!" - отвечал в сердцах "чума на обе ваши дома!". И видел он не страну, а обиталище гоблинов и чертей.

Ах, бедная Мирей-Марина, добрая баааакинская подруга, где ты?

И уехал бааааакинец. Не выдержало... сердце поэта. И жил в холодном граде Москва. И стал писать книги. И прославился. И звали его, допустим... Афанасий Мамедов.

Правда, некоторые злые языки из русских презрительно именуют его "Господин в азиатском костюме"...

Поехали дальше.

Допустим, не уехал. Это важно, поскольку дальше речь и пойдет о главном - оппозиционерстве. Остался наш бедный баааакинец в помрачневшем граде Баку (ааааа ушло к черту), новостройками утыканном. До этого он был, конечно, сторонник Аяза Муталлибова, поскольку верил, что тот отремонтирует норку. Когда ничего не вышло и "беки" стали все крушить он не выдержав, взмолился: "Добрый боженька (он уже и к богу обращаться стал, хотя раньше за ним это не водилось), прошу тебя, приведи хоть кого-нибудь, который навел бы порядок!"... А там всякие Карабахи... да пошли они пропадом, не моя ведь земля, инопланетная...

Ну, Стальной Человек и пришел. Возрадовался бааакинец, возвеселился. А вот кукиш: надул его Стальной Человек. Инопланетный - остался, да еще учить его пришлось. Мирей как ушла, так и не вернулась. Бабок не было. Вздохнул бааакинец да в наемные работники капитала и пошел. А поскольку был умный, то с голоду и не помер.

Сидит баааакинец, размышляет. Ну, какая это мерзкая страна. Уехать бы... ну, например в США... Нет, в США готовить не умеют... в Грецию! Ну, хотя бы в Швецию. Да чёрт, не получится, там и без него халявщиков хватает. Везде в этой подлой инопланетной стране разор, везде хамство и грязь. И дураку понятно, что такой дебильной стране не жить.

Ну, что там в "Реальном Азербайджане"-то пишут. Ах, твари! Общественное добро врозь и порознь тащат! Воры везде, душегубцы! Так и знал, что из инопланетян ничего не выйдет!

Ах, где моя интернациональное норка! Ах, былые дни, славные денечки!

Народ безмолвствовал. Наступала пора возмездий.

IuM вне форума   Ответить с цитированием