Показать сообщение отдельно
Старый 17.06.2007, 10:41   #18
Местный
 
Регистрация: 01.09.2006
Сообщений: 5,202
Манатов: 5,199
Банк: 0
Всего Манатов: 5,199
Отправить денежный перевод
Сказал(а) спасибо: 137
Поблагодарили 345 раз(а) в 239 сообщениях
Мои фотоальбомы
Отправить сообщение для IuM с помощью AIM Отправить сообщение для IuM с помощью Yahoo

По умолчанию

Нда...

Так. Портрет первый - Оппозиционер "системной оппозиции"!

Поскольку речь идет о "типичном оппозиционере", заранее отвергаю "оппозиционных маргиналов", вроде Зардушта Ализаде. Отдельно дам описание руководства.

Итак, с руководства и начнем.

Руководство: До событий работал в каком-то НИИ, где ничем особо выдающимся не блеснул. Маловероятно, чтобы был естественником, маловероятно... гуманитарий! Ходил-шлялся по коридорам, распивал чаи-кофе с молодыми лаборанточками и внутренне горько скорбел. Если провинциал - весьма возможно, где надо и не надо, носил тройку и галстук. Но особо шизанутые носили такка-папаг. Если баааакинец - слушал джаз и пил вино с баааакинско-армянскими девушками, с глазами, как у Мирей Матье. Но это исключение: бааакинцев среди оппозиционеров - кот наплакал, баааакинцы даже для этого слишком ничтожны.

Ежели был историком: переживал в сердце своем за родину. Ежели не был историком, тоже переживал, поскольку начитался опуса Сабира Рустамханлы "Книга жизни". Ежели был баааакинец (это тоже надо отметить, среди них была пара-тройка бааакинцев) - до восьмого класса средней школы не знал родной язык. Ежели не баааакинец: баааакинских армян внутренне не переносил, поскольку баааакинские армяне пили вино с бааакинцами, а он, даже выучив в совершенстве русский не мог дойти до такого космополитического безобразия.

Момент славы наступил в 1988 году. Как начались митинги, сразу же кинулся туда. Толкал длинные спичи под восторженный рев толпы (армяне в это время вооружались). В родимом НИИ составлял списки армян, русских, баааакинцев и прочих прохвостов, кои должны были быть уволены как вредители и враги народа. Бааакинцы визжали и шлялись жаловаться бааакинским же армянам; но подписывали петиции, ибо бааакинцы - отъявленные трусы в подавлящем большинстве своем, как и всякие космополиты и перекати-поле.

Затем вошел в состав Народного Фронта (это всегда). Поскольку был демагог, скоро начал теснить бааакинских маргиналов. Но побаивался Немата Панахова: тот производил впечатление буйнопомешанного, когда заставлял людей садиться под "отурмайан эрмянидир!" (прием из инструментария профессиональных манипуляторов сознанием, этому Немата Панахова научили в Учреждении).

Бамбылы-Везирова презирал. В некий момент возомнил, что сейчас дорвется до желанной власти и обнаглел. Во время января 90-го года стоял на трибуне, но внутренне уже трусил.

И вот, грохоча траками, в город стали входить "имперские танки". Тут нашего голубка взяли тепленького и нежно повели в некое учреждение с толстыми стенами, где сидят вежливые люди в гражданском. Что он там делал, как держался - неизвестно, но в один прекрасный день, щурясь, как пишик, вылез на свет божий. Злой, небритый. Моральных принципов и "Книги жизни" - как не бывало! Ну как есть... волчара, шакал скорее. Ну, ежели не посадили... притаился. Своя шкура, как ни говори, дорога.

Ну там, то да се, всякие малозначащие события происходят, вроде расширения действий армян в Карабахе. Герой наш снова ожил, снова лезет на трибуны, орет в адрес Аяза Муталлибова, благо Аяз лох, трусит и дозволяет. Упал вертолет МИ-8. А потом Ходжалы! Оба-на! Момент истины! Орет как оглашенный (а если не истерик, то шипит), требует возмездия... думаете армянам? как бы не так! Вон! Вон! Аяза Муталлибова, национального предателя! На мыло! Вон!

Добился-таки наконец своего, стервец (никогда Муталлибова не уважал). Бааакинцы в трауре, наш щерится. Форменный волчара (не-а, шакал)! Ура, республика! Бородатый Эльчибей слезы у триколора проливает, наш засел ошую (ну, другой тип - одесную). Тут черт дери, армяне, будь они неладны, Шушу берут. Наш с себя такка-папаг рвет (галстук)! Усё, ежели Шушу не вернем, застрелюсь! повешусь! (сам пятится назад)...

(Шушу, естественно, не вернули...)

Дальше - больше. Плохи дела, плохи. Совсем управлять не умеем. Выяснилось, что управлять - это не спич перед благодарными слушателями толкать. Да и лень! НИИ-то родимое, НИИ! Лучше в Милли Меджлисе сидеть. Да и страшно: ведь не волк оказался, не волк! Люди думали, что он филозоф такой-то, сердцевед, а он, оказывается, обыкновенный, серенький зайчишко! Тут Сурет Гусейнов ультиматумы толкает, народ волнуется, бродит, хаос, биабырчылыг, кто что хочет - то и тащит. Бааакинцы по углам скулят и желают "сильной руки" (презираю...), беженцы бегут, солдаты мародерствуют, воры тащат! ОМОН, черти, никому не подчиняются. Пора, пора гильотины ставить, так ведь боязно: вдруг вместо всеобщего мейдановского одобрямся раздатся: "вор, негодяй!". Плохи дела, плохи, вон армяне уже и Кельбаджар взяли! Что делать? Неужели того, гильотины... боже сохрани!

Тут на горизонте все яснее некий человек со стальным взглядом вырисовывается. Сурет там неистовстует, сейчас в столицу вступит, что делать? Пора, пора заключать союз, хоть с чертом, хоть дьяволом, хоть с... ничего не поделаешь! Тем паче усталый он, не будет делать ничего, может скоро помрет. Передышка нужна!

И заключили. Явился мил человек, спокойно так взял вожаков народа и определил в оппозиционеры. Сказал: "Ну, спасибо! Ты (он любил всем тыкать), неплохо поработал, хвалю! Но убогие вы! Так вот, я вам на убогость вашу оппозиционерство пожалую! Сидите и оппозиционерствуйте себе! А ни до чего прочего вам дела нет!".

Ну, там... сдал еще пять-шесть районов. Это для народа, чтобы не наглел. Ну, взял обратно еще парочку другую районов. Это чтобы уважали. Затем перемирие с армянами заключил. Армяне удивились, но затем перестали удивляться, ибо начилось уже Зазеркалье.

Кое-кого из героев наших посадили. Это... скрипач не нужен. Других просто пришибли в темном углу. "Как говорил мой друг (ныне покойный)... "я слишком много знал!". (с)

Ну, наш герой тоже туда попал. Злой, как черт. Ни идеалов, ни хрена. Народ-то оказался негодный, вместо того чтобы за него, родимого, всю работу сделать, взял да и выкинул эдакую фортель. Ну, человек стальной, дело делает, спокойно так. Солдат - разоружил. Бандитов - повязал. Патриотов - посадил, как и бандитов (для него это одна шайка была). С Россией - договорился. С Арменией... тоже. И чем дальше, тем больше деньгами пахнет.

Оооогромаднейшими!

Черт, жалость-то какая! Вот, ежели у него такие бабки были, он бы такие дела провернул! Не чета другим (расхрабрился зайчишко, уже лапками стучит...)! Вон, оппозиционер наш интервью дает. Спрашивают: что собираешься делать? Тот в ответ: власть хооочу! Вон я, любитель ковбойских фильмов, хоть и про...л все, но в следующий раз будет получше! Увидите!

А вот нечего. Видит оппозиционер: дела совсем плохи. Власть-то злопамятна (а он не понимал, что Стальной человек Власть и есть). Сказал Стальной человек: "Ах ты... сквернавец. Ты на кого лаешь! Я тебя взрастил, человеком сделал, а ты гавкаешь! Вот тебе приговор мой: объявляю, что за дерзость твою, негодяй, лишаю тебя! Денег! Выкручивайся, как знаешь!".

(тем временем, всяких злонамеренных негодяев с бабками давно пересадили. Бабки, естественно, отняли...)

Плохи дела, плохи. Все мало-мальски умненькие да расторопненькие давно в туда слиняли. Армяне хохочут глумливо, люди добрые бизнес делают. Бааакинцы, сволочь, давно уже лакеями в офисах Режима служит (Стальной человек уже и Режим успел соорудить...). Хорошо хоть, Сын, выдать, лох. Помрет Стальной человек - лафа!

А сын взял, да фортель и выкинул. Он, видать, один урок хорошо усвоил: против лома нет приема... если нет другого лома. У Героя-то нашего лома в решающий момент не нашлось. Ну, отметелили его сторонников за милую душу. Прямо на улице трусы и стаскивали, да собачкам черненьким "кусь!" говорили.

Ну, а был бы лом, что бы делал? Лом - вещь серьезная, череп раскроить может. Евроидиоты-то на страже бдительно стоят.

Ну, хрен с вами. Правителя из меня не получилось. Черт с ними... пойду в евроидиоты.

Ну, пошел в евроидиоты. Стал кодексы ЕС изучать. Тем временем, товарищи амеры на сторону Стального человека перекинулись. Остались одни евроидиоты. Черт... как горько. Хочешь, не хочешь - надо евроидиотский заказ выполнять. Иначе хана. Хорошо хоть, маленький бизнес открыл, а то бы давно ноги протянул. Офис - отняли, районные отделения - разгромили. Одна надежда на голодных муаллимов-провинциалов.

Народ безмолвствовал. Наступала пора возмездий.

IuM вне форума   Ответить с цитированием