Показать сообщение отдельно
Старый 01.06.2007, 23:05   #26
Местный
 
Регистрация: 01.09.2006
Сообщений: 5,202
Сказал(а) спасибо: 137
Поблагодарили 346 раз(а) в 239 сообщениях
Вес репутации: 69
IuM на пути к лучшему
Мои фотоальбомы
Отправить сообщение для IuM с помощью AIM Отправить сообщение для IuM с помощью Yahoo

По умолчанию

Первые столкновения с даками

Рубцов С. М.


Завоевание Римом земель между Балканами и Дунаем

Столкновения римлян с нижнедунайскими племенами начались почти сразу же после создания в 148 г. до н.э. провинции Македонии. Уже в 117 и 114 гг. до н. э. скордиски, дарданы вместе с фракийцами совершают нападения на ее границы. Борьба с ними идет с переменным успехом. Побеждают то римляне, то варвары. Так, в 114 г. до н. э., по сообще*нию Флора, армия консула Гая Порция Катона была полностью уничтожена, вероятно, попав в горах в засаду.1 Но уже два года спустя Марк Ливии Друз успешно воюет с иллирийцами и по долине реки Мо*равы доходит до Дуная. В 109 г. до н. э. проконсулу Македонии Марку Минуцию Руфу пришлось вновь отражать нашествие даков и скордисков, которые главенствовали тогда на Среднем Дунае. Как сообща*ет Фронтин, римскому полководцу удалось добиться победы с большим трудом, лишь применив военную хитрость.2

В целом походы римлян против фракийских и ил*лирийских племен носили в это время главным обра*зом карательный характер и не преследовали цель завоевания соседних с Македонией земель. Однако населяющие их народы думали по-другому. В начале I в. до н. э. вместе с греческими колониями Западного Причерноморья они заключают антиримский союз со злейшим врагом республики Митридатом VI, кото*рый рассматривал Фракию в качестве базы для на*ступления на Грецию. В войсках восточного владыки в качестве наемников служили дарданы, бастарны, скордиски и целый ряд фракийских племен, живших на южных склонах Родоп.3 В ходе Первой Митридатовой войны в 87—86 гг. до н. э. скордиски в союзе с дарданами и медами совершили глубокий опустоши*тельный рейд вплоть до Дельф, разграбив множество храмов, в том числе знаменитое святилище Аполло*на. Направленный против святотатцев проконсул Ма*кедонии Луций Сципион Азиаген сумел разбить скордисков, после чего их активность на границе Нижнего и Среднего Дуная прекращается. В после*дующие два года Сулла и Гортензий утихомирили остальных союзников.

Во время Третьей Митридатовой войны римляне переходят в контрнаступление. Предупреждая наме*рения противника, наместник Македонии Аппий Клавдий Пульхр в 78 г. до н. э. успешно действует против фракийцев и преследует их до низовий Истра. До Среднего Дуная во время дарданской кампании добрался его преемник Гай Скрибоний Курион, су*мевший, по сообщению Фронтона, жесткими мерами укрепить в войсках пошатнувшуюся дисциплину. Апогеем римского наступления в это время явился поход Марка Лициния Лукулла. В 72 г. до н. э. он проникает вглубь Родопских гор, где разбивает враж*дебные Риму племена. На следующий год полководец возобновил продвижение на северо-восток. Выйдя к побережью Понта, он сумел одну за другой захватить греческие колонии западного побережья. Через де*сять лет очередной наместник Македонии Гай Анто*ний Гибрида попытался развить успех, но неожидан*но натолкнулся на ожесточенное сопротивление. Весной 61 г. до н. э. близ Истрии в Малой Скифии он был разбит объединенными войсками гетов, бастарнов и греков, а сам попал в плен. Это поражение, а также вспыхнувшая вскоре гражданская война приос*тановили римское продвижение к Дунаю.

Образование провинции Мезии

Новый виток римского наступления на нижнедунайские племена начался во второй половине I в. до н. э. Мысль о завоевании земель между Балканами и Дуна*ем вынашивал еще Цезарь, но на практике осуществил лишь его внучатый племянник Октавиан. Выход к бе*регам крупнейших европейских рек как нельзя лучше соответствовал его стратегическим принципам активной обороны. Широкие водные массивы должны были, по мысли Августа, стать существенной преградой на пути проникновения в империю варварских орд. Дунай в этом отношении не являлся исключением. Кроме то*го, плодородные долины его низовий со сравнительно редким после длительных кровопролитных войн насе*лением были удобными для колонизации, а в горных районах имелись залежи серебра и золота.

Поводом к вторжению послужило очередное пе*реселение бастарнов, которые зимой 29/28 г. до н. э. перешли Дунай, намереваясь захватить земли друже*ственного Риму фракийского племени денделетов, живших у границ Македонии. Наместник провинции, внук знаменитого триумвира Марк Лициний Красе Младший со значительной армией двинулся им на*встречу. Покорив по пути ряд фракийских племен, живших на западе Балканских гор (античный Гем), он догнал отступающих варваров на реке Цибр (совр. Цибрица в Болгарии). В произошедшей битве Красе лично убил в поединке вождя бастарнов Дельдона. Одержав победу, наместник Македонии, в отличие от своих предшественников, не повернул обратно, а на*чал поход вдоль нижнего течения Дуная на восток, подчиняя жившие здесь племена трибаллов и мезов. Римские войска, по свидетельству античных источ*ников, действовали крайне жестоко, отрубая мужест*венно сопротивляющимся фракийцам держащую меч правую руку. В Малой Скифии Крассу удалось вне*сти раскол среди гетов, поставив значительную их часть в клиентскую зависимость от Рима. 4 июля 27 г. до н. э. счастливый полководец отпраздновал триумф.

Однако создание на завоеванных землях новой про*винции затянулось еще почти на полстолетия. Первое официальное упоминание о ней относится к началу правления Тиберия (14—37 н. э.). А окончательно ее границы оформились лишь при Клавдии, когда после захвата Римом Фракийского царства к Мезии была присоединена территория Малой Скифии. С этого вре*мени небольшая нижнедунайская провинция, разде*ленная Домицианом Флавием в военно-стратегических целях в 86 г. н. э. на Верхнюю (совр. Сербия) и Ниж*нюю (совр. Северная Болгария и Добруджа в Румынии), превратилась в главный плацдарм для наступле*ния римлян на Дакию.

Первые столкновения римлян с задунайскими племенами

По свидетельствам античных источников, зна*комство римлян с даками произошло задолго до об*разования провинции Мезии. В 75—73 гг. до н. э. проконсул Македонии Гай Скрибоний Курион, пре*следуя разбитых дарданов, дошел до отрогов южных Карпат, но двигаться дальше не решился, испугав*шись мрака открывшихся у Железных Ворот ущелий. Против гетов, во времена Буребисты угрожавших Фракии и городам западного побережья Понта, пла*нировал совершить поход Цезарь.4 Ранняя смерть диктатора помешала осуществить этот проект.

При Августе обстановка на Нижнем Дунае про*должала оставаться напряженной. С наступлением зим*них морозов дакийский царь Котизон по льду перехо*дил вместе со своими дружинами замерзший Истр, разоряя на правом берегу области будущей провинции Мезии.5 Литературные источники этого времени пе*стрят упоминаниями о дакийской угрозе, а сосланный в Томы (совр. Констанца в Румынии) Овидий посто*янно упоминает в «Посланиях с Понта» о набегах гетов, переселениях сарматов.

В это время римляне совершают против дакийских племен ряд походов, точная датировка которых учеными не установлена. В 10 г. до н. э. даки по льду пересекли Дунай и принялись грабить земли создан*ной накануне провинции Паннонии (территории при*мерно совр. Венгрии и Боснии). Посланный против них Тиберий сумел отбросить варваров обратно, а затем его войска проникли во внутренние районы Дакии, дойдя до Апула (совр. Алба-Юлия в Румынии).6

Следствием частых набегов даков явилась и по*следующая операция наместника Иллирика Марка Виниция. Двигаясь с территории будущей Верхней Мезии на северо-запад, он разбил объединившихся пе*ред лицом общего врага бастарнов и даков, утихоми*рил их соседей теврисков и анартов и достиг областей современной Словакии. В намерения Виниция не вхо*дило покорение задунайских племен. Усмирив их, он вернулся обратно.

Однако, вопреки официальным хвалебным заяв*лениям Августа о покорении дакийских племен, вы*нужденных «переносить власть народа римского», по*ложение на Нижнем Дунае продолжало оставаться не*стабильным. Свободолюбивые северофракийские пле*мена левобережья всеми силами стремились остано*вить продвижение римлян к своим границам. Террито*рия создаваемой провинции Мезии в начале I в. н. э. превращается в арену ожесточенной борьбы. В 6 г. н. э. разразилось мощное, опасное для самой родины «по*корителей мира» паннонско-далматское восстание. На*пряженным положением у рубежей Италии не замед*лили воспользоваться даки и присоединившиеся к ним сарматы. Они переходят Дунай и проникают вглубь римских владений до границ с Фракией, чему, видимо, способствовала поддержка местного восставшего на*селения. Серьезная обстановка, создавшаяся в Мезии, заставила командующего римскими войсками Цецину Севера в самый ответственный момент борьбы за Паннонию оставить Иллирик и поспешить на Нижний Ду*най. Враг был отброшен. Видимо, в это же время у гра*ниц Дакии появляются первые стоянки IV Скифского и V Македонского легионов.

Легат Паннонии Гней Корнелий Лентул продол*жил политику укрепления северных рубежей импе*рии. В 10—11 гг. н. э. в ходе успешного похода про*тив задунайских племен он оттеснил варваров от ре*ки. На ее правом берегу легат возвел первые сторожевые посты. С целью усмирения даков другой римский полководец — Элий Кат переселил около 50 тысяч подчинившихся римскому оружию варваров с левого берега Дуная в опустевшие после длитель*ных войн области мезов и трибаллов. В результате в 15г. н.э. была образована провинция Мезия7, что повлекло за собой очередной виток противостояния северофракийских племен и Рима.

После смерти Августа в эпоху правления импера*торов из династии Юлиев—Клавдиев даки и сарматы продолжали давление на лимес Мезии. Но если при Клавдии путем аннексии в 46 г. Фракии и временной стабилизации мезийского гарнизона положение оста*валось в целом стабильным, то при Нероне наступает кризис. Уже в 55—56 гг. для проведения военных операций против Парфии он перемещает IV Скиф*ский, а в 61 г. — V Македонский легионы в Сирию. Это не остается незамеченным за Дунаем. С начала шестидесятых годов приходят в движение сарматские племена. Под их давлением начинают волноваться даки, геты, бастарны. Скифы уже в который раз оса*ждают Херсонес. И если в конце II в. до н. э. на по*мощь грекам приходили фаланги понтийского царя Митридата VI, то теперь, полтора столетия спустя, в причерноморские степи вступили железные легионы Рима. В середине шестидесятых годов наместник Мезии Плавтий Сильван Элиан, несмотря на отсутствие в его распоряжении значительных сил, совершил успеш*ный поход под Херсонес, где вынудил скифского ца*ря отступить, кроме того, он сумел на время приоста*новить миграцию сарматских орд и умиротворить остальные племена, вернув дакийскому царю брата, а царям роксоланов и бастарнов сыновей. Спасающих*ся от нашествия роксоланов 100 тысяч задунайских варваров Плавтий Сильван переселил на римский берег Дуная. Успешные действия наместника Мезии, проведенные с вексиляциями одного — от силы двух легионов, во многом объясняются, на наш взгляд, противоречиями среди противостоявших ему племен, умело использованными им в своих интересах.

Но мир на Нижнем Дунае продержался недолго. Накануне падения Нерона зимой 67/68 г. недавно, ка*залось, замиренные роксоланы нарушают все догово*ренности и совершают разведывательный набег, закон*чившийся разгромом двух римских когорт. Ободрен*ные успехом сарматы на следующую зиму (68/69 г.) теперь уже в количестве девяти тысяч всадников, как отмечает Тацит, с целью грабежа вторгаются в Мезию. Вспомогательные части вызванного Отоном в Италию III Галльского легиона сумели отразить нашествие. Знаменитый историк красочно описал битву римских солдат с конницей роксоланов, вязнувшей в рыхлом снегу и поражаемой дротиками и мечами ауксилариев, Отон очень обрадовался, узнав об одержанной победе. Легатов легионов, действовавших против сар*матов, он наградил консульскими знаками отличия, а проконсул Мезии Марк Апоний удостоился триум*фальной статуи.8

В конце 69 г. Мезия испытала еще два страшных вторжения. Осенью сохранявшие прежде спокойствие даки прихлынули к границам провинции. Вначале им сопутствовала удача. Они сумели захватить зим*ние лагеря вспомогательных частей и начали гото*виться к штурму штаб-квартир легионов. Но намест*ник Сирии Лициний Муциан, двигавшийся в Италию с VI Железным легионом, сумел отбросить варваров за Дунай. «Сама судьба», по словам историка, «поза*ботилась о римском народе». А накануне зимы огром*ные полчища сарматов тайно переправились через Истр, углубившись на территорию Мезии до 100 км. Нападение было столь неожиданным, что оставшие*ся в провинции войска не смогли оказать варварам какого-либо серьезного сопротивления. По сообще*нию Иосифа Флавия, в кровавом побоище погиб наместник Мезии Фонтей Агриппа. Разграблению и опустошению подверглась вся беззащитная провинция.9

Ставший после гражданской войны 69 г. импера*тором Веспасиан Флавий стабилизировал пошатнув*шееся внешнеполитическое положение империи. Пись*менные источники довольно скупо говорят о мероприя*тиях римлян на Нижнем Дунае в это время. Иосиф Флавий лишь замечает, что действия посланного в Мезию Рубрия Галла были успешны. По окончании военных операций против сарматов «полководец побеспокоил*ся о будущей безопасности того края: он снабдил его более многочисленными и более сильными гарнизо*нами, которые сделали невозможным для варваров переход через Дунай».10 Надо отметить, однако, что ранее его предшественник Фонтей Агриппа уже полу*чил значительные подкрепления, которые, возможно, в силу каких-то причин не смог в должной степени ис*пользовать. Тацит сообщает, что после нашествия даков осенью 69 г. «в помощь ему дали армию, набран*ную из бывших виттелианцев, и здравый смысл, и ин*тересы мира требовали рассредоточить их по провин*циям и занять войной с противником, угрожающим Риму извне».11

Археологические и эпиграфические источники под*тверждают отмеченные мероприятия Веспасиана, по*зволяя уточнить количество воинских частей, направ*ленных на северо-восточную границу. Судя по ним, можно отметить, что уже осенью 69 г. после битвы под Кремоной, где Виттелий, как известно, был разбит, в Мезию переводятся два легиона, выступавшие на его стороне: I Италийский и V Жаворонков, сформированный еще Цезарем из галлов и успевший прославиться своими неудачными «похождениями» на Рейне. В 71 г. к ним присоединяется вернувшийся из Сирии V Маке*донский легион, а также многочисленные алы и когор*ты, сформированные на востоке. Таким образом, чис*ленность регулярных римских воинских частей в Мезии вместе с уже стоявшим здесь VII Клавдиевым легионом была доведена Веспасианом до четырех. Их подразделения рассредоточили в кастеллах вдоль пра*вого берега Дуная. Можно отметить также значительное изменение этнического состава вспомогательных частей, находившихся в это время в Мезии. Провин*цию покидают рекрутированные из местного малороманизированного населения когорты и алы, воины ко*торых, вероятно, сочувствовали антиримской борьбе и проявляли пассивность в отражении задунайских вар*варов. К ним на смену приходят германцы и галлы, которых, как замечает Тацит в «Германии», фракийцы побаивались12, а также сирийские стрелки, хорошо проявившие себя в Иудее. Общая численность стояв*ших на Нижнем Дунае войск поднимается до 40— 45 тыс. воинов. К важнейшим мероприятиям Веспа*сиана по укреплению нижнедунайского лимеса надо также отнести организацию мезийского флота, кото*рый с этого времени стал носить его имя, и даль*нейшее строительство военной дороги вдоль правого берега Дуная.

Дакийские войны императора Домициана

Меры, предпринятые Веспасианом Флавием для стабилизации обстановки на северной границе Мезии на какое-то время сняли напряжение в отношениях с задунайскими племенами. Но это было затишье перед бурей. В начале правления его младшего сына Доми*циана Флавия вспыхивает тяжелая война с даками. На этот раз причины, вызвавшие серьезное столкновение их с Римом, не совсем ясны. Для самих римских авто*ров, упоминающих о войне, она явилась полной не*ожиданностью. Но, как предполагает ряд исследова*телей, одной из основных причин, побудивших варва*ров к открытию военных действий, явился отказ Домициана выплачивать задунайским народам денеж*ные субсидии, обещанные его отцом в обмен за безо*пасность римских границ.13

Заключив временный союз с жившими на Среднем Дунае языгами и германскими племенами маркоманнов и квадов, даки во главе с царем Диурпанеем зимой 85/86 г. напали на Мезию. Выступивший против них наместник Гай Оппий Сабин был разгромлен, а его голова превратилась в дакийский боевой трофей. Ви*димо, почти одновременно начались военные столк*новения и в Паннонии. Обстановка складывалась не в пользу римлян, о ее серьезности говорят срочное свер*тывание римской администрацией всех внешнеполи*тических проектов в Британии и Германии, отмена де*дукции ветеранов. Более того, из западных провинций, а также из Далмации на Дунай были переброшены значительные воинские контингенты. К месту сраже*ний прибыл сам Домициан, который вместе с сопро*вождающей его свитой разместился в Наиссе (совр. Ниш в Югославии). Мезия из военно-стратегических соображений, как уже упоминалось, была разделена на Верхнюю и Нижнюю.

Император не решился командовать армией лич*но, а поручил проведение операций префекту прето*рия Корнелию Фуску. Во время гражданской войны 69 г. он являлся прокуратором соседней Паннонии. Яростно поддерживая новую династию Флавиев, су*мел возвыситься, удачно командовал флотом и получил за верную службу преторские знаки отличия. Вместе с тем, давая характеристику его личным каче*ствам, Тацит замечает, что Фуск, когда этого и не требовалось, любил прибегать для решения постав*ленных перед ним задач к крайним и рискованным мерам.14

Ему удалось очистить от варваров территорию Мезии. Однако, когда весной 86 г. вместе со значитель*ной армией он форсировал близ современного румын*ского города Корабия Дунай по наплавному мосту из кораблей, начались неудачи. Встречая упорное сопро*тивление, римские войска с трудом продвигались вдоль Олта вглубь Дакии. Начались дожди. Много*численные реки, сбегающие с Карпатских гор, разли*лись. Возможно, именно к этому времени относится краткое упоминание Диона Кассия о том, что солдаты просили императора «отпустить их».15 Но честолю*бивый полководец, презирающий окружающие его опасности, упорно рвался вперед. На перевале Турну Рошу (Красная Башня) он попал в засаду, устроенную даками, и потерпел сокрушительное поражение. В битве погиб сам префект претория, а также был пол*ностью уничтожен весь V легион Жаворонков. Общие потери римлян, по мнению некоторых исследовате*лей, составили около 15 тыс. человек. После этого сражения воюющие стороны заключили временное перемирие, условия которого, видимо, не понравились дакийской аристократической верхушке. Возможно, она потребовала гораздо больших уступок со стороны римлян, чем было раньше. В результате старый царь Диурпаней передал власть своему племяннику Децебалу как более проницательному и решительному противнику римской агрессии. Дион Кассий в своей «Истории» дает высокую оценку полководческим и дипломатическим способностям Децебала16, подчер*кивая его непреклонность и жесткость в ведении во*енных действий, умение устраивать неожиданные за*сады, не только тактически правильно вести сраже*ние, но и организованно проводить отступление, умело использовать результаты одержанной победы. Это был, подобно Ганнибалу или Митридату VI, не*примиримый противник Рима. Он потребовал, чтобы каждый римлянин, живущий в Мезии, платил ему ежегодно по два обола, иначе даки продолжат войну и причинят Домициану еще множество неприятно*стей.17

Ультиматум царя, однако, принят не был, и в 88 г. военные действия возобновились. На этот раз коман*дующим римскими войсками император назначил но*вого префекта претория Теттия Юлиана, который, бу*дучи ранее легатом VII Клавдиева легиона, приобрел опыт проведения оперативных операций против заду*найских племен. В 69 г. Юлиан наряду с остальными командирами дислоцирующихся в Мезии регулярных воинских частей получил от Отона консульские знаки отличия за участие в отражении вторжения сарматов.

В его распоряжении теперь находилось пять легионов и около пятидесяти вспомогательных частей. Новый ко*мандующий изменил направление главного удара. Фор*сировав Дунай у Виминация (совр. Костолац в Югославии), он пошел путем, которым в начале II в. н. э. вос*пользуется Траян: через Арцидаву, Берзобис и Аизие на Тибиск (близ совр. Карансебеш в Румынии), а затем к Тапам (близ совр. Девы) — горному перевалу в южных Карпатах, откуда можно было проникнуть в долину маленькой речки Апа Грэдиштя, где на высоте 1 200 м находилась столица даков Сармизегетуза.

Точных данных о том, как развивались события в Дакии, нет. Известно только, что у Тап римляне разби*ли войско даков. Однако они, видимо, понесли значи*тельные потери, и наступление приостановилось. Дион Кассий, являющийся для нас, пожалуй, единственным письменным источником, сообщает о военной хитро*сти Децебала, с помощью которой он якобы сумел за*держать продвижение врага. Дакийский царь приказал срубить верхушки окружающего Сармизегетузу леса, а на оставшиеся сучковатые пеньки развесить предметы вооружения. Приняв их за воинов огромного дакийского войска, римляне отступили.18 В действительно*сти же все представляется более банальным. Продол*жавшаяся война с квадами и маркоманнами приносила все новые и новые потери. Сарматы смогли уничто*жить еще один римский легион — XXI Хищник. По*этому, видимо, часть экспедиционных войск была пе*реброшена в Паннонию. Широкомасштабные военные действия не входили в планы Домициана, и он пред*ложил Децебалу заключить мир.

В 89 г. война закончилась. Условия мирного дого*вора в целом были невыгодными для Рима. На словах даки превращались в его клиентов, но оказываемые ими услуги в войне с маркоманнами и квадами были не*значительными. Официальное водружение Домицианом на голову прибывшего в Паннонию брата Децебала Диега царской короны, а также отпразднованный позднее триумф носили в большей степени показной характер в стиле Августа, нежели являлись свидетель*ствами действительной зависимости Дакийского цар*ства от Рима. Пленных и захваченное оружие, как сви*детельствуют последующие войны, дакийский царь не вернул. Обязательства римлян были более унизитель*ными. Империя возобновляла выплату дакам денежно*го «подарка» в обмен за спокойствие своих нижнедунайских границ. Домициан предоставлял в распоряже*ние Децебала военных специалистов различного про*филя, знания которых царь затем умело использовал для укрепления столицы и реформирования армии.

Примечания:

[1] Флор. I, 39, 4.
[2] Фронтин. II, 4, 3.
[3] Сапрыкин С. Ю. Понтийское царство. С. 157—158.
[4] Флор. 1,39,6; Светоний. Август. II, 8; Аппиан. История. II, 110.
[5] Флор. II, 28, 18.
[6] Колосовская Ю. К. Рим и мир племен на Дунае. С. 59.
[7] Златковская Т. Д. Мезия в I и II веках нашей эры. С. 44.
[8] Тацит. История. I, 79.
[9] Тацит. История. III, 46; Иосиф Флавий. Иудейская война. VII, 4,3.
[10] Иосиф Флавий. Иудейская война. VII, 4, 3.
[11] Тацит. История. III, 46.
[12] Тацит. Германия. 1.
[13] Колосовская Ю. К. Рим и мир племен на Дунае. С. 67.
[14] Тацит. История. II, 86.
[15] Дион Кассий. LXVII, 6. 6.
[16] Дион Кассий. LXVII, 6, 1.
[17] Там же. LXVII, 6, 5.
[18] Дион Кассий. LXVII, 10, 1—3.


Источник:

Рубцов С. М. Легионы Рима на Нижнем Дунае: Военная история римско-дакийских войн. «Филоматис». М., 2003.

IuM вне форума   Ответить с цитированием