Показать сообщение отдельно
Старый 08.05.2007, 00:16   #1
Гость
 
Сообщений: n/a
Мои фотоальбомы

По умолчанию

1997 год.

"После долгих разговоров с родителями, удалось таки добиться отправиться так далеко и совершенно одной," - проскальзывало в маленькой, но уже достаточно упрямой головке. "И все же Жизнь - прекрасна! Нужно радоваться каждому прожитому дню, нужно искать счастья в здоровье и жизни дорогих тебе людей," - думалось Ей, слегка прикоснувшейся холодного иллюминатора лбом, смотрящей из окна на медленно проплывающие облака где-то внизу... .

Вспомнилось всё первое, вспомнилось и улыбнулось... . Первый день в школе, Первая любовь в Первом классе, Первый день в институте, Первый парень, Первый поцелуй... . Ей взгрустнулось. Взгрустнулось потому, что вспомнились также Первый пациент, Первый раненный, Первый, погибший у неё на глазах, Солдат, Первая боль семьи, когда утрата неизбежна, невозместима и так юна... . Вспоминалось всё подряд, менялись картинки в памяти, а за окном всё было также безизменно. Море, море облаков, яркое солнце, беспредельный горизонт... .

Она впервые осознала, что едет, наконец, увидеть друга, с которой она не виделась уже так давно:" А вдруг я встречу другого человека?" - проскользнуло у неё в голове - "а вдруг отношения между нами будут уже не те что были? Интересно, возникают ли у неё сейчас такие же мысли?"...

Посадка была мягкой.

На совершенно непонятном иностранном языке постоянно разглашались какие-то сообщения. "Да уж," - улыбнувшись себе самой за абсолютное незнание языка страны, в которую прилетела, подумала она и решила продолжить путь по течению, по течению толпы.

Как ни странно, довольно скоро и совершенно неожиданно, её взгляд столкнулся с таким же озорным взглядом где-то впереди и два друга, разговаривая и смеясь, в обнимку, двинулись навстречу яркому и, как ни странно, жаркому январскому дню, который один из них уже проживал во второй раз: сначала в полушубке, а теперь в маечке и джинсах... .

Две недели спустя...

Дом бедного мужа-американца британского происхождения опять полон народу... . "Бедный," - подумала она,"мало того, что я здесь месяц остаюсь, так ещё и какой-то друг жены, бывший одногрупник и best male friend приезжает из другого штата на недельку, ах да, чуть не забыла, и ещё один из Далласа. Я уже молчу о нескончаемом потоке местной молодежи и людей постарше"... .

Так они и познакомились два лучших друга противоположного пола одного и того же человека...

Ещё через две недели...

Она возвращалась домой, а он остался продолжить учебу...
Опять море облаков, но в этот раз в руке была маленькая, свистящая при малейшем движении руки у мордочки, обезьянка, подаренная Им и несколько фотографий в сумке.

Она нежно обняла обезьянку, потом прижала её к груди, и, положив подбородок на голову обезьянки, долго и пристально разглядывала Его на одной из фотографий. Улыбаясь, медленно наклоняя голову то в одну, то в другую стороны, она пыталась понять, каким образом ему всё же удалось за такой короткий срок стать таким родным человеком...

Ответа на этот вопрос она так и не нашла, да и это было не так важно. Важно было то, что душа пела от счастья и частица сердца, которая пустовала всего месяц назад, теперь принадлежала уже не ей, а ему, ... смотрящему на неё умными глазами с фотографии и отдаляющемуся с каждой секундой... .

Прошло два года...

Два года, в течении которых им удалось увидеться всего раз - во время его приезда в Баку, но в течении которых они почти каждый день говорили по телефону.

Усилились постоянные давления со стороны высокопоставленных и влиятельных друзей или скорее просто сотрудников по работе отца на отца и их женушек - подружек матери на мать, а также многочисленных родственников, да и просто знакомых. Родители поставили вопрос о подходящем времени для замужества уже ребром. Институт был успешно завершен и другого явного оправдания она не могла найти.

Бесконечные клятвы в вечной любви и в том, что он просто-напросто уже не может жить без неё и постоянные уговоры опять приехать в штаты продолжались с другой стороны:"Почему бы тебе не приехать на магистратуру в Хьюстон? У тебя здесь Юлька, а я тебя буду навещать по выходным. Два года учёбы пролетят незаметно, а потом мы вместе вернёмся домой и жить будем у себя на родине?" - уговаривал он. Она знала, что любит его и хотела бы видеть его снова, понимала, что родители не позволят так долго ждать его возвращения на родину... Кроме того, Америка ей всё-таки понравилась и учиться она была не против. Решение пришло само собой, оставалось только уговорить родителей продолжить обучение в штатах...

Пятое января 1999-го года.

- Алло
- Алло, привет. Как дела?
- Хорошо, как ты?
- Не могу дождаться твоего приезда... когда ты вылетаешь?
- 9-го рано-рано утром
- Я тебя буду встречать в аэропорту, жду-недождусь твоего приезда, я по тебе соскучился. Я тебя очень люблю.
- ... я тебя тоже.

Девятое января 1999-го года.

Море облаков где-то внизу, ощущение полёта не "в" самолёте, а рядом с ним. На коленках всё также прижатая к груди знакомая и всё-ещё свистящая мордочка - обезьянка, в руке всё та же, но уже малость потрёпанная фотография... В маленькой головке сценки, но уже не из прошлого, а, из очень быстро приближающегося, будущего. Будущего, где она наконец-таки его увидит...

"Как тесен мир,"-думает она, улыбаясь бесчисленному колличеству давних знакомых, тоже встречающих кого-то в аэропорту. Она ищет его глазами и в толпе натыкается взглядом на знакомые глаза ... Юлькины глаза...

Диалог в машине:

- Я ведь вижу, что у тебя нет настроения

Молчание в ответ, потом улыбка:"Нет, всё в порядке". Сердце сжалось, мысли просебя:"...Почему бы тебе не спросить? Нет. Не буду спрашивать. Подожду. Подожду, пока сама скажет,... если скажет... . Интересно, она что-нибудь знает о его отсутствии?"

- Он этого не стоит...
- Кто?
- Как "Кто"?! Перестань придуриваться. Я знаю, что ты Его ждала в аэропорту, он должен был тебя встретить. Разве вы не так договаривались?

Юлька на секунду замолкла, а потом продолжила:

- Он не приедет. У него другая и он с ней встречается уже пять или шесть месяцев...

Горло пересохло..., хотелось быть одной, но нужно было что-то ответить и она сказала, слегка улыбнувшись:

- Ясно...

В глазах eё было темно. Постепенно всё стало становиться на свои места как кроссворд: стало ясно, почему он иногда не дозванивался и даже на Новый Год по его времени его не было дома, почему он не позвонил ровно в двенадцать по её времени... .

Снаружи всё ещё доносился голос, но её уже не волновало, что именно ей пытались сказать... .

Частица её души медленно, но верно погибала, не выдержав суровости реального мира. И всё же она никак не могла понять, как можно, да и зачем это нужно, звонить за несколько дней так далеко и говорить что любишь, когда, возможно, всё ещё чувствуешь на себе прикосновение губ той, другой... ?

  Ответить с цитированием