Показать сообщение отдельно
Старый 28.03.2007, 21:14   #90
Местный
 
Регистрация: 01.09.2006
Сообщений: 5,202
Сказал(а) спасибо: 137
Поблагодарили 345 раз(а) в 239 сообщениях
Вес репутации: 65
IuM на пути к лучшему
Мои фотоальбомы
Отправить сообщение для IuM с помощью AIM Отправить сообщение для IuM с помощью Yahoo

По умолчанию

Думаю, ваш пост более уместен в этой теме:

<div class='quotetop'>Цитата(Ашина @ 26.3.2007, 1:10) [snapback]45865[/snapback]</div>
Цитата:
Кстати, IuM, у меня к вам впорос немного не по теме... Но раз вы уже затронули, в контексте, правда, этой темы, но всё-таки о депопуляции.

Вы как-то в одном из постов обмолвились, что наблюдали в Иране такую картину: индустриальные пейзажи там начинаются сразу за пределами Иранского Азербайджана, а в самом Азербайджане - запустение. Вы не могли бы поподробнее, если у вас есть наблюдения в нижеследующем разрезе.

Я в прошлом году во время иранских волнений кое-что смотрел по иранской демографии и пытался понять сколько в Иране кого живёт. У меня получилось, что азербайджанцев в Иране при нормальной динамике демографического перехода должно получиться где-то около 40 миллионов. Я этого никому ещё не говорил, незачем, да и на смех поднимут.

Коротко рассуждение примерно такого порядка: показатель Total fertility rate у Ирана один из самых низких в мире:

149 Ireland 1.86 2006 est.
152 France 1.84 2006 est.
155 Iran 1.80 2006 est.
157 New Zealand 1.79 2006 est.
159 Norway 1.78 2006 est.

https://www.cia.gov/cia/publications/factbo...r/2127rank.html

В Азербайджане он составляет 2.46 То есть, почти в полтора раза больше. Если учесть довольно большой всё ещё процент урбанизированного населения, оставшегося от СССР, то этот показатель для "азербайджанских" азербайджанцев должен быть существенно больше, т.е. около 3.0 Так как между частями народа, проживающего в разных условиях, сохраняется всё-таки какая-то согласованность стереотипов демографического поведения, то и у иранских азербайджанцев, особенно тех, которые продолжают жить в наименее урбанизированных частях Ирана этот показатель тоже должен быть где-то таким же.

Поэтому внутри этих иранских 1.80 (гросс фертилити рейт) сидит абсолютное уменьшение персидского населения и быстрое замещение его тюркским, особенно азербайджанским. Разумеется и у азербайджанцев лет через 20 будет то же самое, но пока в Иране должен происходить заметный рост числа азербайджанской молодёжи, которй уже должно быть больше, чем всех остальных, вместе взятых.

У меня вопрос как к очевидцу и довольно внимательному очевидцу: как выглядят в интересующем меня аспекте азербайджанские деревни и мелкие городки. Каковы жилища, много ли детей на улицах, т.е. производят ли эти посёлки впечатление многодетных?

Мне кажется, что нервозность и агрессивность Ирана объясняется во многом тем, что ассимиляция трков в Иране стала отставать от депопуляционных процессов у персов.
[/b]

Передаю свои впечатления от Ирана середины и второй половины 90-х годов. Не думаю, чтобы с тех пор иранцы капитально поменялись...

Да, вы сделали довольно верное наблюдение.

Вообще современный Иран способен полностью убить у вдумчивого наблюдателя романтическое отношение к Востоку. Нет тебе тут ни прекрасных стыдливых девушек, ни вдумчивых белобородых старцев, ни храбрых мужчин с кинжалами... ничего этого здесь нет.

При переходе иранской границы сразу бросается в глаза большая, чем в Северном Азербайджане чистота и «населенность» пейзажа. Едешь, то и дело видишь школы с длинными вереницами девочек в аккуратных черных хиджабиках, спешаших на урок.

Множество маленьких, ярко освещенных ночью городков. Кстати, любопытное наблюдение: попав через много лет в Америку я был поражен сходством маленьких городков и городочков в Иране и американских захолустных (и не очень) местечек, особенно реднековского стиля.

Та же безликость в архитектуре. Те же асфальтированные улицы, яркий свет ночью (а Америке от реклам типа МакДональдс или «Шиш кебаб»). Те же здания из тонкого матерьяльца. Тот же вьедливый запах местечковости, который сопровождает путешественника по «Библейскому поясу».

Табриз – что-то вроде Гянджи, но в более расхлябанном варианте. Город очень большой, Гянджа ему в подметки не годится, но впечатления Города он не производит, а какого-то «гнилого местечка» иранского мира.

Если таков Табриз, можете представить, что представляют собой остальные города Южного Азербайджана.

По мере продвижения к Тегерану пейзаж начинает меняться. Порой проезжаешь мимо чего-то такого огромного, с жидко дымящими трубами, с многочисленными, словно адские жерла огнями ночью. Гигантские заводы.

Но безликость в местечках – сохраняется. Да, тут не Чехия... Только пара-другая городков на побережье, вроде Рамсара, имеют пару-другую приличных зданий.

Въезд в Тегеран поражает воображение:

«Вошедшие, оставьте упованья!»
Данте Алигьери, «Божественная Комедия».

Тянутся километры каких-то одноэтажных и двуэтажных гаражей. Я был поражен столь огромным их количеством, пока мне не объяснили, что это – дома иранцев.

Общий фон пейзажа – уныло-серый. Окружающие подступы к Тегерану горы еще мрачнее. Над городом господствует поражающая воображение гора, словно неусыпный страж.

Центр Тегерана – многоэтяжные дома-фаллоэтажки, построенные из тонкого, как фанера, железобетона. На их крышах какие-то светящиеся мачти, предназначенные, может, для того, чтобы лайнеры на них не обрушились.

Или военные самолеты. Как-то шел через центральный базар, что в нижней части города. Вдруг народ стал испуганно расходится по лавкам. Нарастает какой-то сверлящий звук: оппа! смотрю над городом пятнистые машины деляют маневры... Сразу вспомнилось легендарное «Трудно быть богом»:

«Стоявшие на рейде корабли Империи пускали длинные языки пламени над водой для устрашения народа».

Тюрков гигантское количество. Неимоверное. Такое ощущение, что каждый второй на улице – тюрок. Но не это самое главное...

Печально бродя по Тегерану (а это было роковое для меня время, роковое) я поражался безликости этого города и этого народа. Я не видел прекрасных мечетей – глухо. Почему их не было – не знаю, но я – не видел. Памятников тоже не было кроме памятника «руке», одиноко торчавшего среди автомобильного моря. Машин – масса, но еще больше маленьких, юрких мотороллеров. Правила движения – ноль. Люди казались мрачними, хмурыми, не встречных не обращали никакого внимания. Просьбы, особенно на азери – игнорировали. Фарсы выделялись светлой кожей и своеобразной физиономией. Мрачны были еще больше чем тюрки. На азербайджанский – не отвечали, хотя большинство его знает. Впрочем, «азербайджанским» его назвать трудно – скорее это пиджин фарсидского.

В общем, «Страшный Тегеран». Тогда я понял, откуда родилось название этой печальной книги.

Верхняя часть города была более благоустроенной. Здесь живут богатые. Богатый тегеранец – существо еще более неприятное, чем бедный. Заносчивость, презрение к нижестоящему... Вообще, у меня было ощущение, что в центре иранской цивилизации построена машина, выпускающая такое вот существо – «тегеранца».

Народ тегеранский мелочен и жаден. Все они большие охотники до земных благ. Среднестатистический тегеранец готов на стенку залезть, чтобы отхватить деньгу. Купюры они именуют комически: «кялля», «еммамя». Вершина тегеранского дна – «хомейни»! Впрочем, в Табризе, жадность тоже является обычным пороком.

Огромное количество гнусных пороков, Тегеран, на мой взгляд, полон «голубыми». Во всяком случае, ничем другим назвать юнцов с развращенными физиономиями и в брюках в обтяжку я не мог. Также невероятное количество дивчат с горящими, словно у кошек, глазами. Можете мне не поверить, но многие из них подмигивают мужчинам на улице – подмигивали они и мне, поскольку внешне я ничем не отличался от них. Фарсы даже принимали за своего, правда отходили со скривившимися физиономиями, когда узнавали кто я такой.

По телевизору непрерывно крутили какие-то сериалы про английских агентов и ура-патриотические фильмы про ирано-иракскую войну. В перерывах выступали религиозные деятели. Впрочем, богатым на все это наплевать, у них прекрасные виллы, где они с удовольствием смотрят западные фильмы, венчаются в западных же нарядах и предаются «западным» порокам – распитию и сексу, которого, как известно, в Иране «нет».

Порой на улице встречаются важные моллы в тюрбанах. На дальних подступах – отряды «стражей исламской революции» с автоматами.

Религия – ноль. Для иранца религия – контракт с Господом Богом (астгфируллах, как говаривает Placebo). Главное - ритуал.

Невероятная милитаризированность. Как я уже отметил, над Тегераном барражировали военные самолеты. На улицах много солдат в униформе. В то же время, иранский «сербаз» как-то расхлябан и в подметки не годится турецкому аскеру. Дисциплина в иранской армии, чувствуется, не на высоте, что и неудивительно, поскольку на первый этапах войны с Ираком сражалось народное ополчение – и сражалось героически.

Но простым людям все обрыдло. В гостинице «Сеидат», где я оставался (держали его азербайджанцы), в такси, в автобусах увидев, что я североазербайджанец, начинали жаловатся на режим, божились, что «при шахе было лучше». Умирали по спиртным напиткам, по девушкам. Самое популярное слово было – «гяндом». Но особенного национализма у южных азербайджанцев я не заметил. Скорее, они панически боятся фарсов и собственных «стукачей». Впрочем, может, в последние годы это положение и изменилось...

В общем, тоскливая, печальная, серая, скучная страна...

IuM вне форума   Ответить с цитированием