Показать сообщение отдельно
Старый 18.03.2007, 01:32   #16
Пользователь
 
Регистрация: 07.03.2007
Сообщений: 31
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 0 раз(а) в 0 сообщениях
Вес репутации: 0
Сабит Багиров на пути к лучшему
Мои фотоальбомы

По умолчанию

<div class='quotetop'>Цитата(usher @ 7.3.2007, 23:04) [snapback]42687[/snapback]</div>
Цитата:
Уважаемый г-н Багиров! Насколько я знаю, Вы по образованию "технарь" (ну, как и я). Вы проработали в ГНКАР в должности первого лица. Это было в то время, когда Азербайджан только стал независимым. Насколько я помню, уже правительство Народного Фронта вело переговоры по заключению контрактов на разработку месторождений АЧГ. Очень хотелось бы узнать Ваше мнение, как выглядит (сравнительно с тем, который не успели заключить), заключенный уже после контракт и, если Вы в курсе, каково распределение доходов (всех, включая налоги в пользу АР) между иностранными инвесторами и ГНКАР-Азербайджанской Республикой при различных ценах на нефть (например, 20 долларов, 40 долларов, 60 долларов и 80 долларов за баррель).
[/b]
Уважаемый USHER

В течение более 13 лет, прошедших после моей отставки с поста президента ГНКАР, мне приходилось многократно отвечать на этот вопрос. Чаще всего этот вопрос задавали мне журналисты из оппозиционных и независимых газет. В последний раз на этот вопрос мне пришлось отвечать на форуме day.az. Прежде всего мне хотелось бы заметить, что очень важно быть корректным при сравнении решений сменяющих друг-друга правительств. Вопрос о сравнении контрактов, как-раз из той серии, где важно соблюсти корректность. Вы мне предлагаете сравнить подписанный 20 сентября 1994 года года контракт с неподписанным проектом контракта (проектом тоже его назвать сложно, поскольку у каждой из сторон, т.е. у ГНКАР и у группы иностр.компаний тогда были свои видения коммерческих условий. Т.е были два проекта и к концу июня 1993 года коммерческие условия между сторонами были еще не согласованы. Это первое, что я хотел бы заметить. Вместе с тем, ряд условий подписанного контракта века можно все-же сопоставить с договоренностями, достигнутыми с иностранными компаниями по условиям совместной разработки месторождений Азери, Чыраг и Гюнешли. Эти договоренности были оговорены в Декларации о Юнитизации, принятой Советом Директоров ГНКАР 4 июня 1993 года. Впоследствие, в течение недели, все будущие участники контракта подтвердили свое согласие с положениями этой Декларации. Так вот, согласно этой Декларации ГНКАР отводилось 30 %-тов долевого участия в контракте (больше, чем любой другой компании). Вот эту цифру можно сравнить с соответствующим условием подписанного контракта, согласно которому ГНКАР имел 20 %-ную долю участия. Впоследствии, а именно в ноябре 1993 года, 10 %-тов были безвозмездно переданы Лукойл. Впоследствии, а именно три года назад Лукойл продал эти 10%-тов японской компании за более чем 1,3 млрд USD. Почему-же Азербайджан передал эти 10%-тов своей столь прибыльной доли Лукойл? Это произошло во время визита в Азербайджан правительственной делегации России во главе с министром топлива и энергетики госп. Ю.Шафраником. Я предполагаю, что это было сделано в надежде на защиту интересов Азербайджана в российском правительстве по вопросу Карабаха, со стороны энергетического ведомства России.
Из оставшихся 20%-тов еще 10 %-тов ГНКАР был вынужден продать EXXON и TPAO (каждой по 5%) уже спустя 4 месяца после вступления контракта в силу в декабре 1994 г. Причина - отсутствие возможности финансирования своей доли участия в контракте. В контракте было оговорено очень жесткое условие (я бы даже сказал кабальное) финансирование ГНКАР своего участия в проекте. Это условие никак не сравнимо с тем режимом благопрятствования по вопросу финансирования, которое было согласовано с иностранными компаниями в упомянутой выше Декларации. Тогда они согласились на двухлетнюю отсрочку для ГНКАР, и обязались финансировать все работы за счет своих средств. Есть и другие условия, сопоставить которые можно не нарушая требований корректности.
Сравнивая те или иные контракты, надо еще принимать во внимание условия в которых они подписываются. Принятие инвестором стратегического решения о подписании крупного контракта сопровождается тщательным анализом существующих в стране рисков: политических, геологических, налоговых, таможеных, валютных и прочее. Давайте вспомним ситуацию, в которой был подписан первый контракт. Надо признать, что политический риск для иностранного инвестора был очень высок. Судите сами хотя по одному факту, президент страны благосклонно относится к подписанию контракта, а премьер министр заявлял, что пока Карабах не будет освобожден ни о каком подписании контракта и речи не может быть. Председатель парламента, также занимал не совсем адекватную позицию. С другой стороны состояние временного меремирия в войне. Добавьте ко всему этому не согласованность вопросов статуса Каспия и отношение российского правительству к азербайджанской инициативе. В таких условиях, я думаю не всякий инвестор решится на решения о многомиллиардых инвестициях. А если и решится, то условия по важнейшим финансовым показателям (IRR, NPV и др.) контракта должны быть весьма привлекательны, чтобы можно было убедить акционеров таких компаний, как BP, AMOCO и др. С другой стороны практически пустая казна, угроза возобновления войны и т.д.
Короче, ситуация в Азербайджане была такова, что инвесторы постарались для достижения отличных для себя условий. Азербайджан вынужден был пойти на многие из этих условий. Сегодня важно больше думать не о том, как выгоден или не выгоден был подписанный контракт, а том как правильно расходовать те огромные доходы, которые уже начали поступать в страну. По нашим оценкам при цене нефти на уровне $60/баррель кумулятивные доходы Азербайджана от продажи прибыльной нефти приходящейся на долю нашей страны к концу срока контракта, т.е. к 2024 году составят порядка 200 млрд. USD. Конечно, сложно сказать какая часть этой суммы сохранится на счетах Нефтяного Фонда к тому времени, поскольку темпы расхода доходов очень велики.

Сабит

Сабит Багиров вне форума   Ответить с цитированием