PDA

Просмотр полной версии : Причины финансовых кризисов


Pan
04.03.2009, 22:24
Дороги не портятся, технологии не пропадают, люди массово не гибнут и природных катастроф не происходит, тем не менее, в мировой экономике каждые 10-11 лет случаются кризисы. Не производственные, заметьте, а финансовые.
В чем причина? Может в серьезном несоответствии финансов и реальной экономики? Почему? Так изначально заложено или это издержки свободного рынка?
Приглашаю к беседе.

TOTANI
04.03.2009, 22:36
Люди начинают покупать больше, чем могут себе позволить. Из-за этого производители увеличивают производственные мощности а финансовые институты продают обязательства в виде простых бумаг за реальные деньги чтобы финансировать покупки первых. Так появляются пирамиды и конец любой пирамиды это... сами знаете что. В данном случае кризис. Понимаю что изъяснил очень просто..,но основной смысл мне кажеться в этом.

Pan
04.03.2009, 22:39
Только ли люди начинают покупать больше, чем реально могут оплатить из-за слабого контроля со стороны банков (кстати, а почему банки ведут такой слабый контроль?)
Может, дело еще и в биржах, и в банках, которые вкладывают в них десятки миллиардов?

Arian
05.03.2009, 01:00
Люди создают больше, чем им нужно для жизни. Избытки их труда нужно уничтожать. Раньше строили пиримиды для этих благих целей. Потом уничтожали людей вместе с исбыточными остатками. Их труда. Теперь научились размещать и жизни, и труд в бумажки и сжигать. При этом страдают басмачи...

thundergirl
05.03.2009, 02:05
Мне кажется виновато так называемое общество потребления, в котором наряду с конкуренцией производителей (здоровый фактор экономики) существует и конкуренция потребителей. Причем этот фактор всемерно поощряется и становится краеугольным камнем философии этого общества. Непременное поддержание социального статуса, стремление быть «не хуже других» (в советской литературе называемый «мещанством») с одной стороны, и стремительный научный и технологический прогресс - с другой, привели к необузданному стремлению потреблять больше, новее, лучше и т.д. Современные средства мобильной связи и коммуникации, развитая сервисная сеть, кредитные карты, покупки через интернет, даже не выходя из дома, все это намеренно поощряется финансовыми институтами, получающими в результате самые большие навары. Кредитные проценты начисляются как производителям, так и реализаторам товаров и потребителям. Имеют со всех. Живите в долг, живите сегодняшним днем, а мы вам поможем. Долги имеют как индивидуумы, так сами государства. Сплошная долговая яма, вернее пирамида. В результате такой жизни в долг, достаточно спускового крючка, как все рухнет. Таким крючком стали финансовые спекуляции – вершинное проявление потребительства, граничащее с безумием. Спекуляции привели к тому, что акции некоторых компаний в сотни, а иногда и в тысячи раз превышали годовые дивиденды. Это означает, что акции покупались только лишь в спекулятивных целях, так как ни один человек в здравом уме не станет покупать их в надежде окупить свое вложение через … тысячу лет. Так за пару десятков лет наживались состояния десятки миллиардов долларов. Это безумие должно было когда то закончится.

Arian
05.03.2009, 02:12
Только ли люди начинают покупать больше, чем реально могут оплатить из-за слабого контроля со стороны банков (кстати, а почему банки ведут такой слабый контроль?)
Может, дело еще и в биржах, и в банках, которые вкладывают в них десятки миллиардов?

В принципе, об этом уже все написано давно...

Из вереска напиток Забыт давным-давно, Он по сравненью с пивомБыл полное... невкусныйВ котлах его варили И ужирались в дым, И местный участковый Ходил совсем седым.Малюток-медоваров, "Гудевших" всей семьей, Был полон вытрезвитель В пещерех под землей.Пришел король шотландский, Безжалостный к врагам, Он пил, ругался матом, И бил всех по рогам. На вересковом поле В день славы боевой Среди пустых бутылок Был жуткий мордобой.

thundergirl
05.03.2009, 02:38
В принципе, об этом уже все написано давно...

Из вереска напиток Забыт давным-давно, Он по сравненью с пивомБыл полное... невкусныйВ котлах его варили И ужирались в дым, И местный участковый Ходил совсем седым.Малюток-медоваров, "Гудевших" всей семьей, Был полон вытрезвитель В пещерех под землей.Пришел король шотландский, Безжалостный к врагам, Он пил, ругался матом, И бил всех по рогам. На вересковом поле В день славы боевой Среди пустых бутылок Был жуткий мордобой.

Ну да, и Вы правы и Маршак. Это как о любви, вроде все написано, а все пишут, пишут....:boast:

Arian
05.03.2009, 02:48
Ну да, и Вы правы и Маршак. Это как о любви, вроде все написано, а все пишут, пишут....:boast:

О любви можно бесконечно писать... На то она и любовь...

Scarlett
05.03.2009, 03:17
О любви можно бесконечно писать... На то она и любовь...

О любви не говори,
О ней все сказано
Сердце, верное любви,
Молчать обязано. (c)

Pan
05.03.2009, 03:24
Ашер haра, любовь hара
Дайте ему банку самогона, пусть успокоится.

а мы возвращаемся к теме.

Scarlett
05.03.2009, 03:38
Ашер прикидывается циником, а на самом деле у него душа романтика.

Arian
05.03.2009, 03:40
Ашер haра, любовь hара
Дайте ему банку самогона, пусть успокоится.

а мы возвращаемся к теме.

Пишите, пожалуйста, как-нибудь одним шрифтом...

Arian
05.03.2009, 03:44
Ашер прикидывается циником, а на самом деле у него душа романтика.

И очень правильно... В Вас влюбиться только романтик может...

Scarlett
05.03.2009, 03:48
И очень правильно... В Вас влюбиться только романтик может...
Ошибаетесь , не только...
и пора вернуться к теме

Arian
05.03.2009, 03:58
Ошибаетесь , не только...
и пора вернуться к теме

Я сообразил. В Вас и циник запросто влюбится. К теме!

Mete
05.03.2009, 18:16
Ватикан считает, что принципы исламской финансовой системы могут помочь западным банкам пережить кризис





В Ватикане полагают, что банки должны изучить принципы исламской финансовой системы, чтобы вернуть себе доверие клиентов во время глобального кризиса.
"Этические принципы, на которых основаны исламские финансы, могут помочь приблизить банки к клиентам и вдохнуть в них истинный дух, который должен присутствовать в любых финансовых услугах", - пишет официальная газета Ватикана "L'Osservatore Romano" в своем последнем выпуске. Выдержки из этой публикации приводит со ссылкой на Bloomberg украинский портал "Ислам для всех" (http://www.islam.com.ua/).
Авторы статьи в ватиканском издании считают, что "западные банки могут использовать такие инструменты, как исламские облигации, в качестве вспомогательных". "Сукук" (исламские среднесрочные облигации. - Прим. ред.) могут, например, быть использованы для финансирования "автомобильной промышленности или следующих Олимпийских игр в Лондоне".
Папа Римский Бенедикт XVI (http://www.religio.ru/dosje/02/309.html) в своем последнем выступлении в октябре обратился к теме кризиса на финансовых рынках и сказал, что "исчезновение денег – не проблема", так как единственной "надежной реальностью является слово Божье". Ватикан уделяет внимание мировым экономическим проблемам и в своей официальной газете критикует модель свободного рынка за то, что она "чрезвычайно разрослась за последние двадцать лет".
Редактор "Osservatore" подчеркивает, что "великие религии всегда уделяли внимание такому аспекту человеческой жизни, как экономика".

DISI
14.04.2012, 02:09
... в мировой экономике каждые 10-11 лет случаются кризисы. Не производственные, заметьте, а финансовые.
В чем причина? Может в серьезном несоответствии финансов и реальной экономики? Почему? Так изначально заложено или это издержки свободного рынка?

Вселенная имеет волновую природу. А мы и наша деятельность часть Вселенной.

Papa Karlo
30.05.2012, 12:46
В борьбе за меньшую производительность ("The New York Times", США)
Достигло ли стремление к повышению производительности своего лимита?

Производительность труда – количество продукции, выпущенной работником за час работы – часто называют двигателем прогресса современных капиталистических экономик. Выработка – главное. Время – деньги. Проблема роста производительности труда рассматривается в бесчисленном количестве академической литературы и занимает часы бодрствования C.E.O. компаний и министров финансов. Возможно, это простительно: наша способность увеличивать выработку с меньшим количеством людей вывела нашу жизнь из каторги работы и предоставила нам рог изобилия материальных благ.

Но неумолимое стремление к увеличению производительности обладает и некоторыми естественными ограничениями. Постоянно увеличивающаяся производительность означает, что, если наши экономики не продолжат расширение, мы рискуем тем, что люди останутся без работы. Если с каждым годом становиться все больше возможно в каждый рабочий час, то либо увеличиться выработка, либо где-то станет меньше работы. Нравится нам это или нет, мы привязаны к росту.

Тогда, что произойдет, когда по какой-либо причине, рост будет невозможен? Возможно, финансовый кризис. Или повышение цен на ресурсы, например, нефть. Или необходимость контролировать рост в связи с тем ущербом, который он причиняет планете: климатические изменения, вырубка леса, потеря биоразнообразия. Возможно, это одна из причин почему рост более не безопасен и не может быть легко осуществлен любой из ныне существующих экономик. Результат тот же. Рост выработки угрожает полной занятости.

Одно из решений – принять рост выработки, сократив рабочую неделю и разделив имеющуюся работу. Подобные предложения – существующие с 1930-ых годов – в настоящий момент переживают некоторое оживление в свете продолжающейся рецессии. Британский аналитический центр New Economics Foundation предлагает ввести 21-часовую рабочую неделю. Это не сильно устраивает трудоголиков, но совершенно точно следует рассмотреть подобную стратегию.

Но существует другая стратегия для того, чтобы сохранить рабочие места в моменты, когда спрос стагнирует. Возможно, в долгосрочной перспективе это является более простым и привлекательным решением: снизить наше желание бесконтрольного преследования производительности труда. Снизив давление на педаль газа эффективности и создавая рабочие места в тех секторах, которые традиционно считаются «малопродуктивными», в нашем распоряжении оказывается возможность сохранить или даже увеличить количество рабочих мест даже тогда, когда экономика стагнирует.

По началу это может казаться сумасшедшим; наше сознание обусловлено языком эффективности. Но существуют в экономике секторы, в которых преследовать рост производительности просто бессмысленно. Некоторые виды деятельности по своему существу основаны на человеческом времени и внимании. Профессии, предполагающие уход, являются хорошим примером: медицина, социальная работа, образование. Расширение экономики в данных направлениях имеет всевозможные преимущества.

Во-первых, время, потраченное данными профессионалами, напрямую улучшает качество нашей жизни. Добиваться эффективности в их работе в какой-то момент нежелательно. Какой смысл в том, чтобы просить наших учителей обучать большие классы? Наших врачей лечить больше пациентов в час? Королевский колледже медсестер в Великобритании недавно заявил, что работающие с пациентами сотрудники работают «на износ» в свете сокращений персонала, в то время как проведенное в начале года исследование, опубликованное в журнале Journal of Professional Nursing, показало беспокоящее снижение сочувствия среди обучающихся на медперсонал в связи с давящим расписанием и необходимой эффективностью. Вместо того, чтобы вводить важные производственные цели, мы должны защитить и усилить не только ценность заботы, но и опыт предоставляющего эту помощь.

Забота и беспокойство о благополучии другого человека являются особенными услугами. Их нельзя хранить. Они теряют в качестве при продаже. Их нельзя произвести механически. Их качество зависит исключительно от предоставленного внимания одного человека другому. Сам разговор о том, чтобы сократить затрачиваемое время, означает недооценивать их значение.

Уход не единственная профессиональная область, которая должна привлечь большее внимание, как источник рабочих мест. Ремесло еще один сектор. Тщательность и внимание к деталям, лежащие в основе деятельности ремесленника, наделяют продукты длительной ценностью. Время и внимание, потраченные краснодеревщиком, швеей и портным позволяют добиться результата, изобилующего деталями. То же самое с сектором культуры: время, потраченное на репетиции, заучивание и выступления, предоставляет, например, музыке такую силу. Что, помимо бессмысленного звука, можно было бы получить, если обратиться к Нью-йоркскому филармоническому оркестру с просьбой играть Девятую симфонию Бетховена быстрее год от года?

Повсеместное современное стремление направить или постепенно сократить подобные профессии подчеркивает помешательство повернутой на росте, потребляющей огромные ресурсы потребительской экономики. Малая производительность воспринимается как болезнь. Еще целая серия различных видов деятельности, которые могут предоставлять значительные работы и важные обществу услуги, опорочены, так как требуют от людей работать преданно, терпеливо и внимательно.

Но люди добиваются большего значения и лучшего ощущения, предоставляя и потребляя подобные услуги, чем когда-либо во времязатратной, материальноозабоченной рыночной экономике, внутри которой проходит большая часть нашей жизни. Наверное, вот самый интересный момент: раз данные виды деятельности основаны на ценности человеческого обслуживания, а не на бесконтрольном производстве материальных благ, они предоставляет полудостойную возможность превратить экономику в сбалансированную с окружающей средой экономику.

Конечно, переход к малопроизводительной экономике не произойдет на основе беспочвенных мечтаний. Он требует пристального внимания к побудительным структурам: например, снижение налогов на труд и повышение налогов на потребление ресурсов и загрязнение окружающей среды. Он требует большего, чем просто выражение неискренней любви к концептам помощи, ориентированной на пациента, и обучения, ориентированного на студента. Он требует разрушения извращенных целей производительности и серьезных инвестиций в умения и обучение. Резюмируя, обойти кару безработицы может быть легче, не преследуя рост, а строя экономику помощи, ремесла и культуры. Поступая таким образом, восстанавливая ценность хорошей работы, возвращая ее на положенное место в центре общества.

Тим Джексон – профессор сбалансированного развития в университете Суррейя и автор книги «Prosperity Without Growth: Economics for a Finite Planet».

Papa Karlo
17.06.2012, 14:09
5 причин, которые дают американцам право обвинять Буша в плачевном состоянии экономики ("Truthout", США)
Как показал недавний опрос, проведенный агентством Gallup, 68% американцев, в том числе 49% республиканцев считают, что президент Джордж Буш несет ответственность за нынешнее плачевное состояние экономики.

Действительно, США до сих пор не оправились от последствий пагубной экономической политики Буша. Его безответственные снижения налогов и непродуманная политика во многом стали причиной медленного восстановления и отчасти – тяжелого экономического положения нации. Ниже приведены пять причин, которые дают людям право так думать.

1. Отсутствие регулирования деятельности Уолл-Стрит. В период правления администрации Буша тор-менеджеры компаний с Уолл-Стрит переживали свои лучшие времена. Практически полное отсутствие регулирования привело к возникновению мыльного пузыря на рынке недвижимости, а также позволило финансовым институтам беспрепятственно заключать рискованные сделки. По сути, Буш отменил правила, что позволило Уолл-Стрит спровоцировать финансовый крах, который погрузил нацию в Великую рецессию.

2. Снижение налогов для богатых. Снижения налогов, которые произошли при администрации Буша – более половины изменений в системе налогов принесли пользу 5% самых богатых американских налогоплательщиков – стоили стране около 2,5 триллиона долларов с момента их введения 10 лет назад. До сих пор, спустя десятилетие, сокращения налогов администрации Буша остаются основным движущим фактором роста национального долга.

3. Две войны. Войны в Ираке и Афганистане стоили стране триллионы долларов. В сочетании с сокращениями налогов администрации Буша, военные расходы стали главным фактором развития дефицита и траты резервного запаса, накопленного при Клинтоне. Теперь законодатели используют дефицит в качестве предлога для бездействия.

4. Бедственное положение домовладельцев. В то время как Буш с радостью помогал банкам в самом начале кризиса на рынке недвижимости, он не сделал практически ничего, чтобы поддержать домовладельцев, оказавшихся в затруднительном положении. План помощи домовладельцам с оплатой их кредитов под названием «Надежда для домовладельцев» оказался колоссальным провалом. За шесть месяцев действия этой программы всего одному домовладельцу удалось добиться пересмотра условия своего ипотечного кредита. Многие ипотекодержатели – 15,7 миллиона или каждый третий – до сих пор находятся в бедственном положении.

5. Ухудшение условий труда рабочих. Буш ослаблял правила техники безопасности и права на коллективные переговоры при помощи Администрации профессиональной безопасности и здоровья США и Министерства труда США на протяжении всего срока своих полномочий. В настоящее время корпорации вновь получают рекордные прибыли, в то время как доходы трудящихся падают.

Оригинал публикации: Five Reasons Americans Are Right to Blame Bush for the Economy

Papa Karlo
22.06.2012, 19:48
Причина кризиса евро – вражда ЕС с Турцией ("Sabah", Турция)
Кризису региона евро не видно конца. Проведенные в Греции выборы дали повод надеяться, что вновь созданная коалиция способна осуществить программу стабилизации. Вместе с тем вызывает беспокойство экономическая ситуация в Испании, Италии и Франции.

Перейдем к реальной проблеме…

Заявленные причины кризиса, такие как высокий государственный долг и прозрачность бюджета, не были основополагающими. Действительной же причиной стало имеющееся в 17 странах-членах еврозоны варьирование в темпах роста производительности труда.

Только в Греции источниками кризиса стали высокая государственная задолженность и бюджетная открытость. Между тем вышеупомянутые причины не были характерны для Испании, Ирландии и Португалии. В 2007 г. уровень государственных задолженностей Греции, Ирландии, Португалии, Испании и Италии по отношению к совокупному национальному доходу данных стран составлял 75%. Долговое бремя сегодня достигло уровня 100%.

В связи с этим можно констатировать, что была другая причина кризиса. Так, основной причиной стало несоблюдение условия свободной циркуляции трудовых ресурсов, которое является необходимым при единстве денежной валюты. Почему данное условие не выполнялось?

Экономист Р. Манделл, автор теоретических подходов к образованию региона евро, выдвинувший теорию оптимальной валютной зоны, отметил, что, если большинство стран образуют совместную зону торговли или таможенный союз, в которых имеет силу единая денежная валюта, то для функционирования данной системы необходимо свободное перемещение трудовых ресурсов между странами. Между тем в еврозоне не приняли такую позицию. В связи с расширением денежных потоков из богатых северных стран в южные государства возрос уровень инфляции и заработной платы. При этом производительность труда не увеличилась, что впоследствии привело к стагнации в экономике.

Если бы Турции, которая является членом Европейского таможенного союза, не запретили свободного перемещения трудовых ресурсов, возможно, сегодня экономика Европы не переживала бы подобного кризиса. Ведь главный тезис господства единой валюты, проводимый Р. Манделлом, – реализация условия достаточности трудовых ресурсов.


Почему после подписания «Анкарского соглашения» Турции не было разрешено свободно распределять свои трудовые ресурсы? Запрет был принят политиками, мыслящими как бывший президент Франции Н. Саркози и премьер-министр Германии А.Меркель, с враждебными этноцентристскими настроениями по отношению к «чужим». Это и привело в результате к экономическому кризису в Европе. Иными словами, можно утверждать, что если бы в Турции не видели врага, сегодня кризиса в Европе можно было избежать.

Обратимся к экономике Турции…

На саммите G20 в Мексике для формирования «стены дивидендов» стоимостью в 600 млрд. долл. в силу кризиса, переживаемого в европейской экономике, Турция взяла на себя обязательство ссудить 5 млрд долл. в Международный валютный фонд (МВФ). Турция передаст МВФ эту сумму при условии его отчисления из резервов Центрального банка.

Вдумайтесь…

Турция до мая 2008 г. «берет в долг» у МВФ, а сейчас самостоятельно «дает взаймы» фонду. Успешный результат отстаивания своей точки зрения без взятия ссуды у МВФ, несмотря на давление со стороны заинтересованных групп, – безусловно, можно расценивать как прогресс. Если бы Турция поддалась давлению со стороны этих сил, то сегодня могла бы быть пациентом, госпитализированным в больнице под названием МВФ.

Вспомните…

Антиправительственные лобби с утра до вечера распространяли по телевидению пропаганду под слоганом «Турция тонет». Цель – взять у МВФ ссуду объемом 35 млрд долл., сохранить этот капитал, заставить народ расплачиваться, иными словами, делать то же, что и всегда. Однако Р.Эрдоган не попал в эту западню и положил конец опеке МВФ. Бюджетные расходы стали предполагать социальные выплаты в пользу бедных, возросли расходы на образование и здравоохранение, сократились военные расходы. Так, экономика Турции, не потерпев значительных убытков после кризиса 2008 г., стала демонстрировать интенсивный рост.

Как сейчас эту новость прокомментируют группы, оказывающие давление на правительство? Очевидно, что есть новая Турция, способная «одолжить» 5 млрд долл. МВФ. Время покажет, как отреагируют эти группы, еженедельно публикующие негативные комментарии в журнале «The Economist».

Оригинал публикации: Krizin nedeni Türkiye düşmanlığı

Turku Kettola
23.06.2012, 10:25
Причина глобального финансово-экономического кризиса Запада в начале конца либеральной финансово-ростовщической и спекулятивной модели пришедшей на замену реального капитализма основанном на производстве товаров.

И это еще цветочки. Ягодки впереди. Вчера смотрел по Евроньюс пресс-конференцию лидеров европейской четверки собравшихся на экстренную встречу (Германии, Франции, Италии и Испании). По их кислым выражениям лица и обреченным позам стало понятно - NO EXIT.
Нужны какие-то революционные меры, но никто не решается. Пару статей от М.Хазина на соответствующую тему.


http://www.media.nakanune.ru/images/pictures/image_38474


Конец "золотого миллиарда"



Уровень жизни в западных странах может резко упасть, что приведет к исчезновению среднего класса и кардинальному изменению мирового политического ландшафта.

Тема конца капитализма традиционно ассоциируется с коммунистической идеологией. Я много раз поднимал ее в своих выступлениях, и практически всегда находился кто-нибудь, кто начинал говорить, что слышал это все уже от «штатных пропагандистов райкома КПСС» или еще что-то подобное. Однако беда в том, что в рамках политэкономической науки тезис о конце капитализма появился задолго до Маркса и марксистов. И, как мне кажется, сегодня актуальность этой темы сильно выросла, поскольку именно в последние 20 лет и было достигнуто то условие, которое политэкономы еще XVIII века рассматривали как условие конца капиталистического развития.

Напомним, что еще натурфилософы XVII века понимали, что современное им (уже почти капиталистическое, во всяком случае в некоторых странах) производство развивается путем углубления разделения труда. Они, например, писали, что богатство того или иного города определяется количеством профессий, которыми владеют его жители, или иначе, на более или менее современном языке, что прибавочный продукт растет по мере углубления разделения труда.

А затем, уже во второй половине XVIII века, Адам Смит, который, собственно, и придумал название «политэкономия» для науки, которой занимался, и сделал решающий шаг: он понял, что если есть ограниченная, замкнутая экономическая система, то максимальный уровень разделения труда, который в ней может быть достигнут естественным путем, ограничен. Мы хорошо это понимаем на бытовом уровне: в деревне не производят велосипеды (хотя их можно ремонтировать), в маленьком городе их уже могут делать, но не делают трактора, и так далее... Но из наблюдения Адама Смита можно сделать и еще один вывод: если для некоторой экономической системы достигнут максимальный уровень, то, чтобы развиваться, она должна расширяться.

Отметим, что реальные системы (которые мы назвали технологическими зонами) вполне себе расширялись, пока не начинали мешать друг другу, после чего начинались серьезные войны (впрочем, не это сегодня тема нашего обсуждения). Главное же, что по мере того, как расширение становится невозможным, останавливаются углубление разделения труда, научно-технический прогресс, система начинает стагнировать.

Да, если система достаточно сложная, это первое время сильно маскируется тем, что прогресс в одних областях компенсируется регрессом в других — так, например, в России явное улучшение потребительской корзины компенсировалось резким падением уровня здравоохранения, образования, промышленности. Впрочем, мы сегодня уже не замкнутая система, но в данном случае это просто пример того, как может выглядеть эффект. С точки же зрения экономики точный диагноз звучит так: если достигнут предел разделения труда для данной экономической системы, то совокупные затраты на инновации перестают окупаться. Это мы наблюдаем воочию: современная экономическая система уже довольно давно живет только за счет эмиссионного перекредитования.

А вот дальше заканчивается объективная наука и начинается идеология. Поскольку западная экономическая наука («экономикс») создавалась как идеологический противовес политэкономии в социалистическом варианте, то и тезис о конце капитализма она рассматривала как идеологический — и просто его отрицала. Соответственно идеи Адама Смита о необходимости расширения рынков она отвергла (хотя и использовала один раз —при введении «рейганомики»). Но они же не с неба взялись! И соответствующие механизмы продолжают свое действие!

Более того, именно сегодня произошло наконец то, что Адам Смит рассматривал в свое время как чисто умозрительное рассуждение. Таким же оно было для Маркса; до первого кризиса падения эффективности капитала в связи с невозможностью расширения рынков дожил только Фридрих Энгельс. Так вот, сегодня в мире все рынки глобальны, их расширение невозможно — а значит, научно-технический прогресс, механизм экономического развития, на котором покоится капитализм, прекратил свое действие.

Это может нравиться или не нравиться, но это, как говорится, медицинский факт. Можно, конечно, считать, что в этом месте Адам Смит ошибся, но это вряд ли: много было желающих его в этом месте опровергнуть, но ни у кого не получилось. Да и события последних лет, если их рассматривать не вообще, а именно с точки зрения идей Смита, в общем, достаточно ясно демонстрируют его правоту.

Отметим, что в реальности все еще хуже. Дело в том, что еще в конце 1970-х, когда в мире было две технологические зоны, остро конкурирующие друг с другом, и когда еще было совершенно не ясно, которая из них победит, в США решили ускорить свое развитие искусственным путем — за счет кредитного стимулирования спроса. Этот механизм назвали позднее «рейганомикой», но сегодня мы пожинаем и его плоды: для того, чтобы выйти на нормальный, равновесный уровень развития (уже без активного роста), нам нужно довольно серьезно упасть.

Связано такое печальное обстоятельство с тем, что сегодня уровень жизни в развитых странах (так называемых странах золотого миллиарда), то есть объем трат, совокупного частного спроса, существенно, процентов на 20—25, превышает реальные доходы населения. Именно для поддержания этого спроса и делаются колоссальные долги, и даже если их не возвращать, а просто остановить их рост, начнется очень серьезное, чтобы не сказать катастрофическое, падение уровня жизни населения. А поскольку падение спроса неминуемо влечет за собой и падение доходов, получается, что реальный спад будет еще сильнее — по нашим оценкам, в Евросоюзе и США он достигнет 50% от нынешнего уровня. Это даже больше, чем было во времена Великой депрессии (хотя экономические механизмы схожи), и принципиально изменит жизнь во всех западных или, иначе, развитых странах.

Главное изменение, которое сильнее всего отразится на обыденной жизни, будет состоять в том, что исчезнет феномен среднего класса. Просто потому, что сегодня он существует в основном на кредитной накачке спроса. Отметим, что аналогичная ситуация будет и у нас, поскольку у нас средний класс живет на нефтяных доходах, которые, по большому счету, в таком объеме генерируются только за счет завышенного спроса потребителей на Западе.

Исчезновение среднего класса очень серьезно изменит нашу жизнь. Дело даже не в том, что мы станем беднее, дело в том, что изменится вся система общественных отношений. Сегодня она выстраивается как раз под средний класс, то есть людей с типовым потребительским поведением, не только на уровне банального вещевого потребления (что мы хорошо видим по рекламе, она везде одинакова и именно на средний класс и рассчитана), но и на уровне потребления политических услуг. Иными словами, нас ждет принципиальное изменение политической элиты.

При этом, как и всегда во времена сильного падения уровня жизни, существенно вырастет популярность крайних точек политического спектра, причем сразу по трем направлениям. Это будет направление националистическое (вплоть до откровенного фашизма), религиозное (исламский фундаментализм) и социалистическое. Первое и последнее будут более конструктивны в чисто экономическом плане, однако сама переконфигурация политического поля приведет к многочисленным эксцессам.

Как будет развиваться ситуация после окончания кризиса, вопрос достаточно сложный. У меня есть на эту тему соображения, но они носят очень умозрительный характер, это пока еще не научное знание. Но сегодня мы все равно не можем описать это будущее, поскольку оно требует разработки нового языка описания. Сегодня все наши языки, что экономические («политэкономия» и «экономикс»), что философские, «заточены» под капитализм, и до того, как будет разработан новый язык описания мира, эффекта все равно большого не будет. И мне кажется, что сегодня будущее именно за разработкой такого языка. Альтернативы здесь нет — как показывает опыт, создать будущее, не имея его образа, не получалось никогда ни у кого. А сегодня у нас пока такого образа будущего нет.

Михаил Хазин, статья опубликована в журнале "Профиль" от 19 июня 2012 года



Михаил Хазин: Западная элита обрекла себя на уничтожение

Одним из самых сложных вопросов, с которым мне приходится сталкиваться, является проблема интерпретации понимания «западными» экспертами происходящих в экономике событий. Я много раз пытался это сделать и каждый раз поражался тому, что, вроде бы, адекватные люди, делают достаточно разумные выводы — но только до какого-то предела. А дальше — как тупик, начинаются мантры и повторы, но дальнейшие шаги вперед сделать не получается.

Размышления на эту тему привели меня к мысли, что дело в системе табу — носители западной идеологии просто не могут преодолеть некоторые установленные им в самом начале их карьеры запреты. Но тут мы утыкаемся в другую проблему: если они не могут сами, почему не хотят слушать то, что говорят другие? Ну, казалось бы, наша теория кризиса опубликована уже 10 лет как, есть и другие варианты объяснений сложившихся процессов. Но мэйнстримовские экономисты, а за ними и политики продолжают тупо нести какую-то чушь, про которую уже все понимают, что она к реальности отношения не имеет. Спрашивается, зачем и почему? Они что, все сплошь поголовно идиоты? Вряд ли. Значит, есть какая-то другая причина. Попытаемся разобраться.

"Глобальный проект – это наднациональная и надгосударственная идея, которая, в принципе, может стать базовой для определения системы ценностей любого человека на Земле. При этом принципиальным моментом является добровольность выбора участия в том или ином ГП для каждого конкретного человека. В базовые понятия любого проекта обязательно должно входить условие, что его ценности должны до любого человека доходить добровольно, в силу их универсальности и привлекательности". М. Хазин, "О глобальных проектах" (доклад, прочитанный в феврале 2005 года на конференции, организованной Вятским социально-экономическим институтом в г. Кирове).

Западный проект, как и всякий глобальный проект, имеет проектную элиту, цель и задача которой — сохранить проект в целостности и идеологической преемственности. Да, какие-то небольшие изменения в идеологии возможны, но в целом — она должна сохраняться. А это значит, что вся система этой элиты (в которую, в качестве составных частей, входят и политические элиты базовых стран западного проекта, и мировая финансовая элита) должна быть построена на обязательной и постоянной "присяге на верность". Как только присяга нарушается, соответствующий персонаж из элиты выкидывается.

Это не значит, что его "раскулачивают" или убивают — просто он начинает конкурировать со всеми как рядовой человек. И становится подсудным по бытовым делам (например, наезду на человека на дороге), может проиграть хозяйственное дело в суде и так далее, и тому подобное. В такой ситуации большое состояние не сколотишь и не сохранишь, примеров тому масса. Как есть и много примеров того, что члены элиты "обычному" суду, как простые смертные, неподсудны.

Отметим, что подобная система была и в СССР — там члены элиты назывались "номенклатурой". Система западного проекта построена похоже, но несколько сложнее. Если в СССР была единая система идеологического контроля (и, собственно говоря, как только она стала сама разлагаться, СССР оказался обречен), то на Западе это сложная система клубов, лож и прочих организаций. Некоторые мы знаем — например, пресловутый "Бильдельбергский клуб", но это, так сказать, самая вершина пирамиды. А она достаточно велика.

В процессе борьбы с СССР эта идеологическая система породила массу дополнительных, то есть не вытекающих из базовых проектных принципов, запретов. Сегодня, в процессе кризиса, встал вопрос об их отмене, однако тут проявилась одна серьезнейшая проблема. Дополнительные запреты в период борьбы с мировой системой социализма появились не просто так, они были отражением типовой ситуации борьбы проектов: чем тяжелее ситуация, тем более жестко необходимо защищать базовые проектные принципы! СССР тому пример: именно отказ от соблюдения некоторых принципов в расчете на то, что это смягчит проявления кризиса (причем в ситуации практического выигрыша!), и стал главной причиной крушения державы!

"Западный" проект эту ошибку не сделал, не делает он ее и сейчас! Что это значит? То, что проектные идеологические институты не смягчают проектную риторику и принципы, как это предлагает Фукуяма, а, наоборот, их существенно ужесточает! То есть, иными словами, кадровый отбор на нижних эшелонах проектной элиты становится еще более жестким с точки зрения соблюдения базовых проектных принципов!

Это мы можем себе позволить рассуждения о "конце капитализма", поскольку не входили, не входим, и не будем входить в элиту этого проекта. А вот те, кто туда вошел, крайне болезненно воспринимают мысль о потере такого статуса. И им, самое главное, постоянно подсовывают примеры того, что бывает с людьми, которые правила нарушают. Например — со Стросс-Каном. Впрочем, есть и более тонкие примеры, когда люди считают, что речь идет просто о несчастном случае или банкротстве. Да, конечно, они вполне часто имеют место — но только после того, как снята «элитная защита», без которой владельцем большого состояния быть невозможно.

И по этой причине элита западного проекта сегодня впала в состояние, которое можно по аналогии с шахматами назвать цугцвангом — когда любой ход ухудшает ситуацию. Еще раз повторю, мы про это много раз писали: механизм экономического развития, на котором был основан западный глобальный проект, научно-технический прогресс, остановился по абсолютно объективным причинам. Но осуждать эти причины и пытаться как-то найти новый способ развития не получается, поскольку это, очевидно, противоречит базовым принципам проекта западного!

Иными словами, сусловы и ждановы западного проекта активно и жестко уничтожают любую конструктивную попытку что-то изменить в текущей ситуации. Даже более того, люди, которые в принципе готовы на эту тему рассуждать, не допускаются до более или менее серьезных позиций в проекте, что делает всю его элиту все более "серой" и бессмысленной. Что мы сегодня и наблюдаем на практике.

И ситуация улучшиться не может. Поскольку проектная элита она потому и проектная, что борется со всеми альтернативами своего проекта железной рукой. Не понимая и не желая понимать, что тем самым его же самого и разрушает. Я, кстати, не знаю, можно ли сделать аналог западного проекта без ссудного процента и разделения труда — не исключено, что можно. Вот только элиту нынешнюю при этом придется, по большей части, полностью ликвидировать, чего она ужасно не хочет.

Мне кажется, что ситуация тут безнадежная. Если убрать идеологическую часть западного глобального проекта, то он рассыплется на множество кусочков, которые перестанут быть глобальными, но зато станут остро враждебными друг другу. А если ее не убирать (вопрос "как?" тут вторичен) — то она сама благополучно заведет свой проект в тупик. Мне кажется, что этот, второй вариант, более приятен с точки зрения интересов человечества, но тут уж как придется...

В общем, будем посмотреть.

http://www.nakanune.ru/articles/16601