PDA

Просмотр полной версии : Истинные реалии российской оборонки


Pan
04.03.2009, 15:46
Откровения "невыездного"(Истинные реалии российской оборонки)

По понятным причинам не назовем его имени, все что он считает возможным к публичности он изложит сам.ЧТОБЫ СРАЗУ было понятно - он конструктор. Усталый и издерганный идиотскими нелепостями нынешнего времени, но этой усталости противопоставляет упрямый стоицизм человека, раз и навсегда сделавшего выбор. Его выбор - Россия, оборонная промышленность, преодоление громадных, навалившихся на Родину угроз.



У нас есть технические люди, у нас компания техническая. Мы делаем газовые турбины. У нас больше ста кандидатов и докторов технических наук, большая служба инженеров. У нас в компании работает 18000 человек, и 6000 из них - это технические конструкторы. Они испытывают двигатели. Плюс у нас есть дочерние компании, это еще 5000 и 9000 человек, и есть завод-партнер - это еще 20000, итого около 50000 человек. О чем мои непрерывные заботы и думы? Я считаю, что мы проигрываем конкурентное соревнование с Западом. Это происходит в самолетных и ракетных системах, в ПВО, наступательных и защитных вооружениях. И, к сожалению, выхода пока из этого не видно. Мы, заводские люди, делаем все, что в наших силах, все, что зависит от нас. Тратим все накопленные ресурсы, вкладываем последние деньги, потому что прекрасно понимаем: деньги государство в конце концов даст на военный заказ, но время будет утрачено. Страна не может найти ответ на самый главный вопрос: "Что делать"? Кто виноват - это понятно, об этом лучше не говорить, а вот - "Что делать"? Сегодняшнее время, естественно, отличается от того, что было 10 лет назад. Но ведь каждый последующий год равен по значению пяти предыдущим. Это пропорция, которую вывел Билл Гейтс. И с этой пропорцией мы отстаем. Многие вещи лежат на поверхности. Нужно признаться, что сделано много ошибок, что сегодняшняя государственная стратегия не предусматривает активную промышленную политику. Власть поняла, что есть деньги, и думает, что все остальное само собой приложится. Не приложится! Потому что кроме денег, чтобы решать сложные технические вопросы, нужно в одном месте и в одно время собрать тысячи и тысячи квалифицированных людей, нужно их мотивировать, сделать так, чтобы они работали на единую цель. Так было во время великих советских проектов: атомного, целинного, космического. Во многих местах практически все стерто. Есть музеи, флаги, фирмы. Туполев, Ильюшин, Микоян. А самолетов делать не можем. Была такая фирма - МиГ, и ей подобная Локхид - Мартин. Американцы остались, а МиГа нет. Название есть, а продукции нет. И вранье о преуспевании идет по всем уровням. Власть не знает истину, или знает ее, но умудряется не признавать. Она может не признавать вслух, но она обязана что-то делать. Для всех, кто имеет доступ к информации, ясно - у нас осталось считанное время, перед тем как все окончательно загнется и свернется. Через 5-10 лет мы настолько отстанем от Европы, что у нас всех останутся пороховые ружья, а у них - современные снайперские винтовки с лазерными прицелами. Россия будет отброшена в каменный век. Это касается всего - ракет, крейсеров, подводных лодок, самолетов, двигателей. Почему об этом говорю? Потому что мы делаем двигатели для крылатых ракет, самолетов Сухого, для китайских и индийских самолетов. Мы делали двигатели даже тогда, когда развалилась вся страна. Длительное время страна делала очень серьезные ошибки. Она не заказывала ни оружия, ни новейших технологий под лозунгом того, что военно-промышленный комплекс разорил Советский Союз. И он перестал существовать. Эти 15 лет уничтожены почти все возможности страны. Их возродить, или хотя бы остановить их гибель на красной черте, очень сложно. Если ответ на это не будет дан в кратчайшие сроки, то мировые державы просто придут и заберут все, что у нас сегодня есть. Мы останемся в границах Тверского княжества: без Сибири, Дальнего Востока, Урала. Эту огромную территорию нам нечем защитить, все наши богатства, запасы природных ископаемых остались без защиты. У нас очень мало людей и нет современных технологий. Последние войны, которые провела Америка, - Афганистан, Югославия, два, Ирака. Американская пехота решает около 5 % боевых задач. 80 % решает авиация, то есть крылатые ракеты и самолеты, 15 % - это информационное поле, то есть спутники и управление войсками. И только 5% - это полицейские силы. С учетом нашей территории, наших границ, нашей демографии нам нужно защищаться при помощи безлюдных, абсолютно новых видов вооружений. Это современные танки, это современные самолеты, это современные высокоточные ракеты. Все чего достигли американцы в Югославии и на других войнах, - все это они сделали без людей. Потери американцев ничтожны. Потому что средняя дальность сверхточных ракет - это 2000-3000 км. Все что у нас есть, это остатки от Советского Союза, которые догнивают. Что такое ракета, которая пролежала 25 лет в хранилище? А это средний возраст нашей крылатой ракеты. Все ракеты находятся в ампулах. Топливо залито уже в двигатель. Пуск, начинает работать пороховой заряд, потом двигатель, и она полетела. В ампуле есть резинки, которые сгнили. Там образовались пузырьки воздуха, из-за которых уже произошла разгерметизация. Двигатель запускается, пузырек попадет в топливо, попадает в камеру сгорания, и двигатель глохнет, ракета падает там, где ее запустили. Страна не заказывает ни ракет, ни самолетов. Мы видели, на чем мы сейчас воевали в Абхазии, Грузии и Осетии. Это самолеты возрастом 40-50 лет. Какое же это "оружие победы", если летчик летит вслепую? У него нет ни картографии, ни современной "решетки". Такой самолет очень мало может находиться в воздухе, поскольку потребляет чудовищное количество топлива. Чтобы летать по карте, привязанной к GPS, летчик идет в магазин, покупает GPS, приматывает его себе на коленку скотчем, летит и бомбит по этому заморскому GPS. Это позор. Я общаюсь и с руководителями ВВС страны, и с верхушкой Минобороны, и с людьми из Генштаба. И я вижу трагедию. Вместо того, чтобы заниматься делом, сутью процессов, которые происходят в Армии, они занимаются политикой. Как повернутся перед Президентом, что закажут из Кремля, кто на кого как посмотрел. Военные возможности резко сокращаются. По телевидению нам вещают одно, а на самом деле - все совсем иначе. Сейчас я не говорю про престиж военного человека, налеты летчиков, их боевую подготовку. Это не моя компетенция. Имеется огромное количество самолетов. Все они вроде бы боеспособны. Но взлететь не могут. Сегодня бюджет увеличили, залили керосин, но тут же закончились ресурсы двигателей. Все! Деньги-то дали, но на керосин. А починить двигатели - это уже совсем другие суммы. И если Президент приедет в какой-нибудь полк, в Заполярье, например, или еще куда-то, то все это увидит. Только не в Липецкий центр, где сидят не летчики, а акробаты. Они умеют показывать трюки в воздухе. Это представление - что мы видим на авиасалонах. А на войне акробаты не нужны, там противники находятся за сотни километров друг от друга. Они не видят друг друга, видят радар, "решетку". Нужно просто хорошее количество летчиков, нормальное количество ракет и бомб, приведенную в нормальное состояние технику. Больше ничего.

Я ОБЩАЮСЬ И С ТЕМИ, кто делает ракеты, и с теми, кто делает бомбы. Мы идем к катастрофе. У нас в стране замазывается и замалчивается практически все. Любое стремление к истине, раскрытие истин воспринимается как демарш. И главный вопрос "Что делать"? Придется начинать с ВУЗов, со школ, с ПТУ. Сегодня, например, на ту минимальную программу по созданию военных и гражданских самолетов не хватает десятков тысяч сборщиков. Их взять негде. Сегодня также происходят те объективные процессы, которые наша власть не учитывает. У нас больше 50 % военно-промышленного комплекса было сосредоточено в Москве и Московской области. Там сегодня невозможно работать, потому что зарплата московского рабочего или рядового инженера равна зарплате командующего ВВС. Где взять такие деньги? Дальше. Сегодня весь мир имеет сумасшедшие объемы производства. Все выпускается тысячами. Масштаб производства определяет себестоимость, уровень технологий, уровень компетенции, объем финансирования и прочее. Сегодня мы делаем двигатели 5-го поколения. Его же делают и американцы. Сразу около 5000. 3500 купит правительство США, около 2000 купят те страны, которые в этом участвуют. Я, как человек имеющий все формы допусков и отвечающий за двигатель, не могу сказать сколько у нас армия купит. Мы знаем, сколько штук надо сделать для опытных образцов, а сколько купят серий, никто не знает. Сегодня практически полностью упало политехническое образование. У нас огромное количество выпускников из МАИ. Я спрашиваю институт: "Почему вы так плохо готовите двигателистов?" А те смеются: "А зачем? Лучшие специалисты уезжают либо в Америку, либо в Израиль, а остальные 80% по специальности не работают. Им нужен только диплом МАИ, как некий бренд". И вот одно к одному, все приводит к распаду. Как только обнаружат, что мы не в состоянии ответить на технические вызовы, нас тотчас сотрут с лица земли. Сегодня техническое направление - решить вопрос скорости ракеты и самолета, быстроты старта. Если в Белом доме принимается решение нанести по какой-то местности удар с воздуха, то в течение двух часов эта команда Президента должна быть исполнена. Что это значит? Это значит, создается платформа, т. е. это самолет, который должен лететь со скоростью 4-6 скоростей звука, и ракета, которая летит 7-9 скоростей звука. Противостоять этой скорости, т.е. засечь, поймать и уничтожить ее практически невозможно. Обыкновенная, неядерная, сверхточная боеголовка решает все вопросы, ядерное оружие уже не нужно. Создать системы ПВО против этого оружия невозможно, потому что затраты на создание этих систем в тысячи и миллионы раз будут больше, чем затраты на создание собственно этих систем. Чтобы поймать ракету, которая летит со скоростью 8 махов, необходимо иметь ракету которая летит со скоростью 12 махов, плюс ещё необходимо иметь супервычислители, которые должны следить за объектами, огромные системы слежения. В чем слабость нашей страны? Мы игнорируем все тенденции, которые существуют в мире. Идем каким-то своим самобытным путем, который никому не известен. Мы наступаем на грабли ни два, ни три раза, а денно и нощно - ежедневно. Я считаю, будучи в здравом уме, что война будет. И война будет очень серьезная. Она случится гораздо быстрее, чем кто-либо думает. Но страна к ней не готовится. Не страшно, если нас выкинут из "восьмерки", но страшно, если нам объявят технологическую блокаду. У нас нет станков, нет огромного количества современных материалов, нет элементной базы, даже нет инструмента. Если прекратить поставку инструмента из Швеции, Японии, США, Израиля, то нам нечем будет обрабатывать металл, который необходим для самолетов. Работают комиссии. Например, хотели воссоздать советскую Военно-промышленную комиссию. В результате получилась насмешка над тем органом, который в советское время мог решить любой вопрос в стране, любые самые сложные задачи. Сегодняшний орган просто ничего решить не может, и работает неизвестно зачем. Тот, кто задает при обсуждении вопросы, - тот смутьян, в следующий раз его можно просто не звать. Все говорят, что наше оружие стало очень дорогое. А почему? Закупается оно в ничтожных количествах, а чтобы содержать заводы, рассчитанные на всю технологическую цепочку, нужно иметь механообработку, сварку, нужно иметь нанесение защитных покрытий, все сборочные производства, испытательные полигоны, стенды и боксы. То количество, которое заказывается, заведомо убыточное. Заводы спецметаллургии, которые обеспечивают производство высокотемпературных жаропрочных сплавов на основе титана, хрома, никеля, вольфрама, они загружены на 8-10 % от мощностей, а мощности приходится держать все. В том мире, который является крупнейшим потребителем, нас не ждут и туда не пустят. Китай по всем показателям мощностей в год вводит больше, чем у нас есть вообще. Мы серьезные карлики или нановеликаны. Мы шарахаемся от крайности к крайности. То мы должны во всем советоваться с Западом, подружиться с ним, и все от него получить - лицензии, технологии, и прочее, прочее, прочее. То мы должны развиваться абсолютно автономно, мы хотим сразу же иметь композитные самолеты, полукомпозитные двигатели. Мы все хотим, но при этом не понимаем, что для того чтобы построить завод по производству композитных материалов для самолетов нужно иметь огромные объемы сбыта. А наши заказы никогда не окупят эти затраты. Государство объясняет, почему не дает денег. "Украдут все". Даже системам контроля за деньгами государство не верит. И правильно, что не верит! Тут возникает замкнутый круг, и никакого света в конце туннеля нет, и быть не может. Создания всевозможных компаний заканчиваются крахом, и не с кого спросить. Но, тем не менее, у нас есть колоссальное преимущество. У нас еще не умерли и не совсем состарились люди, которые участвовали в крупных проектах Советского Союза, которые получили классическое образование и у которых есть та идеология, которую они могут передать. Которые знают, что нужно делать технически.

Но между людьми, которые обладают техническими знаниями, и теми, которые распоряжаются денежными средствами, - колоссальная стена. Между творцами и властью, по странным стечениям обстоятельств, оказались люди, которые не несут ответственности ни за что. Они ставят себе задачу любой ценой держаться за свое привилегированное положение, несмотря ни на что. Такая ситуация приводит к краху. Начинаешь думать, что страну из краха могут вытащить только те средства, которым так умело пользовался Иосиф Виссарионович. Другого не будет. Мы скатимся к очень серьезным репрессиям. Скажут: "Мы вам деньги давали? Давали. А где же они? Почему пятнадцать лет строили подводную лодку, построили ее, а ракет к ней и в помине нет?!". И так в каждой отрасли.

ПРЕЗИДЕНТ СТАЛ знакомиться с комплексом Искандер, там ракеты мы посылаем за тысячи километров, там стоят наши движки. Президент разговаривал с разработчиком комплекса 3 часа, мы все ожидаем принятия решения о постройке заводов, потому что Искандер надо делать на конвейере. В результате всё заканчивается ничем. И так везде. У нас есть очень хороший самолет Су-34. Это штурмовик, единственный современный самолет, на котором стоит постановщик помех, и он может совершенно спокойно преодолеть ПВО и пустить ракету. Но, к сожалению, завод, на котором они делаются, может их в год делать единицы. Зарплата на заводе мала, сам он находится в крупном городе Новосибирске, где эта зарплата ничего не решает, и человек, имеющий нормальную квалификацию инженера, техника, технолога, может прийти на другой завод, и заработать там ровно в 2-3-4 раза больше. Но мы имеем то, что имеем, и из этого необходимо выбираться. Только вот как?.. Существует правительственная задача: к 2015 году в 4 раза повысить производительность труда. Как это сделать, если, например, средняя скорость обработки детали у нас в России - 2,5 тысячи оборотов в минуту. В США сегодня обработка от 30 до 50 тысяч. Высокоскоростная обработка - 300-400 000 оборотов в минуту, я имею в виду жаропрочные сплавы. То есть даже на таком простом примера видна разница в 15-20 раз. Все наши декларативные заявления под собой не имеют никакой основы, никаких объективных предпосылок. Единственная предпосылка - у нас очень много умных людей - генетически и по образованию. Как раз от Китая мы отличаемся по интеллекту. В принципе, у нас "точка невозврата" уже пройдена. Нам не догнать мир, и нужно бежать наперерез, перехватывать за счет высокого интеллекта, воли и ресурсов. У нас, к сожалению, нет ни одного примера, где бы мы собрали все эти три фактора вместе. То у нас нет Берий, то Королевых, то Курчатовых. Всем почему-то кажется, что достаточно Президенту сказать Премьеру, Премьеру - Вице-премьеру, Вице-премьеру - министру, и все будет. У нас Президент знает в лицо всех нефтяников, газовиков и металлургов. Но чтобы глава КБ "Сухой" мог к нему попасть, позвонить или даже встретиться - это исключено. К Иосифу Виссарионовичу они могли попасть, когда хотели. Да, он их вызывал, но и они могли прийти к нему всегда по любому вопросу - по самолетам, двигателям, ракетам, бомбам... Этого нет ничего! У нас, бензиновой страны, в конце концов, и бензин, и полиметаллы, и руду отберут. Оставят разве что торговые точки, билдинги и казино.

Те задачи, которые нам нужно решить в отведенное время, требуют очень серьезных ресурсов. И нам их, естественно, не хватает. С этим заводом мы решаем не задачи завода, а задачи государственные. Мы - "государствообразующее" предприятие. Государство при этом находится в стороне и денег не дает. Но за нашими денежными операциями ревниво следит. Например, некая страна нам дает 600 000 000 долларов на покупку различного оборудования. Мы привозим этого оборудования на 100 миллионов, потому что все сразу привезти невозможно. Нас тут же спрашивают про остальные 500: "Куда дели? Может быть, своровали?".

То, на что мы замахнулись, то, к чему мы стали готовы, требует совершенно иного понимания государства. Причем не на уровне министерских клерков. Мы ведем разъяснительную работу, выпускаем книжки, пишем статьи, проводим семинары, привозим сюда все эти комитеты Государственной думы, и так далее. Но это касается не только нас. Помимо нашего завода, в стране есть еще 5-6 центров, где происходит то же самое. Эти центры должны быть подняты на совершенно иной уровень отношений с государством.

Что такое Siemens для Германии? Все. Это сама Германия. И так можно перечислять бренды различных мировых держав - это столпы, на которых держится современная цивилизация. А наши бренды? Газ, нефть.... Хотя мы всего 10% нефти поставляем на мировой рынок. Дальше по списку - автомат Калашникова. Но сейчас уже далеко не все армии перешли бы на него - устарел. Когда приезжает Буш, за его спиной экономика и военная мощь США. Когда приезжает Путин, всё замечательно, но за его спиной ничего нет. Поставлять в другие страны мы тоже скоро ничего не сможем. Индии мы станем вот-вот не нужны. Мы исчерпали всю советскую новизну, а дальше нам ей предложить нечего.

Блеф лопнет через пару лет или гораздо быстрее. И вот почему: мы на глазах потеряем большую часть обрабатывающей промышленности. Тарифы, равные мировым, погубят промышленность. Вот сейчас прошла реформа энергетики; я не хочу туда лезть, потому что у нас в руках находится единственная русская газовая турбина, и мы получили 54% прямого КПД. Со следующего года тарифы по регионам вырастают на электрическую энергию от 50 до 100 % за год. Газ вырастает на 25%. Для заводов это удавка. Дальше. У бюджетников повышается зарплата, рынок труда меняется, но при этом производительность труда не повышается. Все малые заводы, которые ничего не экспортируют, которые не играют большой роли, - все они умрут. И так умрет вся обрабатывающая промышленность. Она развалится на глазах.

Раньше Министерство авиационной промышленности состояло из полутора тысяч отборных людей. А сегодня это 60 человек. У нас была академическая и отраслевая наука, и были производственные силы, которые могли делать все. Сейчас этого нет. Первое, что нам нужно, - это честно осознать, кто мы и где мы находимся. Осознать истинную угрозу. Это первое. Второе. Нужно заменить людей, которые стоят на ключевых местах. Руководителям нужно предоставить все необходимое: деньги, дачу, охрану. Но при этом надо все время с них спрашивать, надо сделать так, чтобы они взяли на себя ответственность, приняли ее. Если нет, то репрессии. Здесь иного выхода нет.

Надо дать свое, президентское, указание, чтобы за три года заменили способ сжигания топлива. Мир сегодня сжигает 40-45%, у нас же - 18-20%. Мир стремится выйти на 60% КПД, а мы идем только на 22%. То есть 1 к 3.

Давайте перейдем на другое оборудование. Газ в прямом цикле можно просто запретить. Мы должны убрать все мазутные котельные. Ко мне приходит глава сельского района и просит мазутную котельную перевести на газовую, а для этого нужно 20 миллионов, мне не дают. А на дотацию мазутной котельной дают 100 миллионов. Это же безумие! А если будет запрещающий закон на мазут, то все будет в порядке. Нужны целые законы, которые не позволяли бы поднимать тарифы при низком КПД. Политическая задача должна подкрепляться техническим действием. Все хотят жить хорошо, но никто не хочет работать. У Чубайса сегодня личная трагедия. Она состоит в том, что покупатели раздробленного РАО ЕЭС откажутся от ввода новых мощностей. И когда все это вскроется - у Чубайса будет личная трагедия.

ЦЕНА, КОТОРУЮ ЗАПЛАТИТ народ, будет предельна. Это произойдет уже при нашей жизни. Весь мир сейчас за нами наблюдает, он готов в любую минуту вторгнуться и использовать сложившуюся ситуацию в свою пользу. Над этим работают тысячи талантливых людей. Готовятся организационно. Неужели мы этого не осознаем? Мы разучились делать самолеты. Например, чтобы делать магистральный самолет, у нас авионики нет, "борта" нет, композита нет для крыльев, как же мы будем делать? Ну хорошо. Дали деньги - 150 миллиардов. А где человек, который за всё это ответит? Фамилии нет. Сухой - фамилия, Туполев - фамилия, Ильюшин - фамилия. И так дальше. Есть политическая, идеологическая машина, а есть техническая машина, которая выполняет те же функции, что и политическая. Только про нее знают меньше. Она не декларирует своих намерений, за нее это делают политики. Но она определяет все реальные возможности страны. Если сегодня Б-2 может прилететь в Югославию из Америки, отбомбить и вернуться обратно, это одна ситуация. Сегодня можно не строить авианосец, у которого 5000 солдат и офицеров бегают по трюмам, а можно сделать такой корабль, где открываются люки и стартуют 5000 крылатых ракет одновременно. И транспортер подает их, как раньше на крейсере подавали снаряды, так он подает крылатые ракеты, и может так одновременно подавать 2,5 тысячи штук. И так один военный корабль, на котором 300-400 человек, может уничтожить одно среднее европейское государство. Причем половина этих ракет сверхзвуковые, а половина - дозвуковые. А мы ни одной ракеты не положили на хранение, мы только поддерживаем наше наследство от СССР.

Нужен ли нам Президент - военный технократ? Я думаю, что нет. Он может быть любой профессии - писатель, юрист, экономист. Но вокруг него должны быть собраны достойные и знающие люди - настоящая элита, аристократия. И в этой аристократии должны быть технократы. Они должны быть всё время рядом с президентом. А мы упускаем время. Все наши столоначальники так столоначальниками и родились. Они не были ни в каких проектах, они ничем не руководили, они реально ничего не знают. Это бесполезные люди. Не может чекист быть председателем военно-промышленной комиссии.

Государство должно быть другим. Оно должно быть сильным во многих отношениях. Оно должно быть инфраструктурно сильным. Прилетаешь в Шереметьево, а там помойка. Государство должно быть здоровым. Я говорю о физическом здоровье людей. Россия для иностранцев - это страна с убывающим населением очень низкого качества. Страна декларирует, что мы будем развивать то, другое, а это все блеф! У нас на заводе есть ядерная площадка. Там делали системы транспортировки боеголовок, дезактивацию подводных лодок, системы ядерного кассетного минирования. Сейчас там этого всего нет, сейчас мы там делаем элементы для наших газовых турбин. Внутри находится производство высокоточной арматуры ядерных контуров. Мы предлагаем государству сделать заказы на эти контуры для "Ядерного проекта-2", как называет его Кириенко. Заказ сделать отказываются, а предлагают купить все цеха, на которых мы это производим. То есть уровень коррупции в стране такой, что он уже затрагивает основы государства. В Газпром невозможно поставить ни одной газовой турбины, не заплатив комиссионные непонятно кому, которые имеют неприличный размер, это намного больше чем 20%. Получается что поставщики платят два раза НДС: вначале государству 18%, а потом комиссионные сборы - 20%. Компенсации никакой, только 38% НДС. Это полный аут. Государство должно быть сильным, здоровым, образованным. Оно должно решить проблемы преодоления демографической ямы. Возможно преодоление не совсем традиционным способом. Хоть бы и тотальное осеменение, и клонирование, и еще что-то. Я считаю, что можно поступиться моральными принципами ради сохранения этноса.

Нужно собрать людей знающих и оценить все плюсы и минусы. У нас не хватает рабочих, инженеров. У нас не хватает вообще ничего, чтобы удерживать эту территорию. Необходимо 400 000 000 советских людей. А мы к тому же не советские. Значит, нас должно быть еще больше. Мы к тому же идиотски распределяем людей. Зачем люди нужны в Москве? Там их избыток, а Сибирь задыхается без людей.

Идеологии государства нет. Никто ничего не хочет делать для страны, только деньги давай. Из всех выпускников, с которыми мы сотрудничаем, только из 15% мы можем вырастить элиту. 50% - болото. Они не были ни октябрятами, ни пионерами. Все остальное - вообще отстой.

Иногда мне кажется, что я не работаю, а служу. Поставили, и стою, несмотря ни на что. Служу в том месте, на которое меня судьба поставила, и все. Я не один, у нас очень много людей, несколько десятков думают так же, как и я. Они разные люди. Кому-то 75, кому-то 60, кому-то 40, а есть те, кому только 30 исполнилось.

Что нам делать? Уехать в США, что ли? Просто бросить все? Если быть уверенным в том, что после нас придут новые люди, при которых всё расцветёт? Но таких людей нет. Я думаю, что так долго продолжаться не может. Наверное, чтобы всё изменилось, нужен толчок извне. Вполне возможно, что это военный конфликт, который будет гораздо серьезнее, чем Чечня или Осетия. Или вдруг отставка правительства, или переворот в стране. Не знаю. Знаю только то, что должны быть очень серьезные изменения. Где-нибудь на параде упадет самолет Ту-160 на голову вождей. Ведь это действительно очень опасно. Это старье летает. Я, видя, как разрушаются все заводы, понял, что мы можем оказаться горлышком в бутылке, когда к нам придут и скажут: ребята, дадим всё, что захотите, - только помогите.



ВООБЩЕ, в русской истории случается чудо, которое является движущим моментом. Русское чудо, которое вытаскивает из страшных безвыходных ситуаций. Чудо - это война, явление Пресвятой Богородицы, Сталин, даже появление раннего Путина в начале 2000-х годов. Эти вещи были непредсказуемы, они не предопределялись ходом предшествующих событий. И сейчас возникнет исторический экспромт, который сломает всю ситуацию.

Вероятность этого экспромта колоссальна. Если этого не произойдет - значит, не будет страны. Но найдутся силы, которые это чудо произведут. Это становится понятным все большему количеству людей. Только все по-разному относятся к этому знанию. Кто-то пытается для себя выудить наживу, кто-то относится индифферентно, кто-то со вниманием, и именно этот кто-то начнет вскоре действовать, помогать своей стране. Лично я вижу свою функцию в удержании технологических возможностей страны. Одна из крупнейших мировых компаний финансирует нас по техническому перевооружению. Перед тем, как начались эти поставки, завод был вынужден подписать массу документов, огромное количество ограничений - что на этом оборудовании мы не будем делать ни биологическое, ни химическое оружие, ни ракеты. Там внутри есть серьезный компьютер, накопитель информации, и когда ремонтники из этой компании приезжают, то они видят, что мы делаем - по скорости, по напряжению, какой металл обрабатываем. Однажды один ремонтник выпил, отвел меня и говорит: "Что, ты думаешь, мы не знаем, что вы там делаете на наших станках? Все видим и знаем. Просто мы молчим, мы помогаем России, чтобы мир не остался вообще однополярным. У вас осталась возможность хоть что-то делать против этого". Это представитель очень серьезной компании, один из мировых столпов по поставкам. Они нам поставили сотню станков, и на них мы можем наравне с Европой делать все, что захотим. Вот если бы нам наше же государство вот так подыграло? Свои своим? Ан нет. Это станки, на которых можно обрабатывать металл на молекулярном уровне, - это электрохимическая обработка. Это сумасшедшая точность и качество. Поэтому КПД растет, падают расходы топлива, растут все важные показатели.

У завода очень сложные отношения с властью. Не буду углубляться, объясню поверхностно. У нас есть доля государства. Когда мы делали двигатели для Ту-154 или Ил-76, мы никому не были нужны. За десять лет мы купили одно КБ, присоединили 10 заводов, где доля государства была 2%. Мы получили крылатые ракеты, двигатели для истребителей, двигатели для учебно-тренировочных самолетов. Нам говорят: давайте обратно завод. Как только я отдам завод, тут же я буду сидеть в приемной у какого-нибудь чиновника, которого у себя я бы даже мастером не поставил. Я не хочу работать с теми людьми, которые представляют государство. У них ущербная психология. Например, люди хотят воды. Кто-то из источника продает воду. Психология такая - зачем покупать воду, надо просто отнять источник. Та же психология у сегодняшнего государства.

Подняли в воздух Су-35. В следующем году поднимается самолет пятого поколения. На наших двигателях, между прочим. Очень красивый самолет. Мы заканчиваем испытания новой крылатой ракеты. Мы нашими двигателями увеличили дальность её полета в 2 раза. Универсальные ракеты для всех родов войск. Раньше у каждого рода войск были свои ракеты. Это же идиотизм! В войсках 80 типов двигателей. Основные преимущества нового самолета: невидимость, сверхзвуковая форсажная скорость, оружие внутри фюзеляжа. Для того, чтобы строить то, что нужно стране, нужно строить новые города, новые производства, рожать и воспитывать новых людей. Мы должны вернуться к тому опыту, что был у Советского Союза. Надо развивать малые городки, вкладывать в них деньги. Так будет развиваться производство. Все дети ученых из закрытых городов очень развиты интеллектуально. Они все уезжают учиться в Москву, а то и еще дальше, и ни один не возвращается. А зачем им возвращаться в нищету? Все ПТУ готовят либо автомехаников, либо секретарей, либо парикмахеров. Мне рабочий после этих ПТУ не нужен, он на современных станках работать не умеет. Мне их заново переучивать надо. Министр образования должен быть вот с такой головой, с кулачищами и железной волей. Фурсенко не такой человек.

Иноземцев, экономист, сказал, что развитие невозможно в России потому, что элита страны получает средства на свое существование от бензиновой экономики, а не от инновационной.

Мы могли бы весь газ продать Китаю. Китай бы купил. Но мы не определились, кто мы и с кем мы. Под столом - счета в западных банках, недвижимость в Лондоне, а народу говорят про "твердую позицию относительно Запада". Мы ждем, когда начнется финансирование военных НИОКРов. А вместо этого принято решение о сокращении вооружений. ВВС должны сократиться с 88 000 человек до 35 000. Это подписал Сердюков. Флот - с 300 до 72 надводных кораблей. Кто после этого Сердюков? Иванов - пустой пассажир, он даже невпопад говорит. Хотя бы на одном заводе был протокол его встречи или заседания? Ведь приезжает министр, вице-премьер, задаются вопросы, для видимости пишется протокол. Потом в результате остается одна телевизионная картинка. На наш завод он приезжал 2 раза с перерывом в 3 года. Ни одного вопроса он не решил, ни одного решения не принял. Как это может быть?

Нужно поставить сверхцель для страны. Нужно изменить очень много законов. Например, нужно законодательно запретить вступать на какие-либо посты, если человек не служил в армии. Также законодательно запретить иметь недвижимость в других странах, если ты занимаешь государственный пост. Человек, который служит, должен полностью декларировать свои доходы. Невозможно управлять государством, и при этом наполнять свои карманы.

При Петре Первом человек, который за что-то отвечал, был от царя на расстоянии вытянутой руки. А сейчас между Президентом и этим самым ответственным человеком огромное количество никчемных людей. Путин был у нас на заводе. За два дня к нам приехали и сказали: "Бога ради, ничего не говорите, мы все решим". Это был июнь 2000 года. Но и поныне наша проблема так и не была решена. Вот таких вещей - тьма. Касьянов, Степашин, Миронов, Михайлов, главком ВМФ - у нас все были, но никто слушать не хочет. У нас в России двигателей для крылатых ракет не делали. Их делали на Украине. Поэтому была дискуссия. Как поступить? Вступать в стратегическую зависимость от Украины? Вдруг Путин поворачивается и говорит: "Адреса, явки, будем мочить". Директор сказал, что решить проблему мешают военные. В итоге мы построили спецпроизводство, построили испытательную базу, и сегодня мы полностью решили эту проблему. За три года мы все построили. Решение было принято до Путина, но не было спокойствия, и денег не давали. После Путина всё пошло как по маслу. Американцы сейчас вложили огромные деньги в создание двигателя из минимального количества деталей: 2 моноколеса, турбина, двигатель, и полетели. Наша ракета сейчас стоит миллион долларов, у американцев - 200 000 долларов. Это фантастическая вещь. И под эти разработанные двигатели в Америке создаются новые технологии, обучаются люди - и получается огромный выигрыш. Потом они снимут пилотов со своих самолетов. Люди будут сидеть за компьютером, и каждый компьютерщик будет вести 2-3 самолета. Что такое летчик? Это кресло, парашют, катапульта... Риск! Затем надо сжечь миллионы топлива на обучение этих летчиков. А потом возрастной фактор - в 20 лет начал, в 40 - завершил карьеру, ждет пенсия. Нам бы тоже заняться разработкой и производством самолетов без летчиков. Но нужны воля и ответственность. У них однодвигательный самолет, у нас двухдвигательный. Таким образом, наш самолет заранее становится дороже. Вскоре мы вообще лишимся какого-либо ценового преимущества. Все заседания высоколобых комиссий проводятся ради обеспечения первого вылета, то есть ради телевизионной картинки. Все остальное никому не нужно. На выкатку, на пуск приедут все. Совести-то нет ни у кого.

Но достигнет ли той цели цхинвальская встряска, которую можно было бы получить? Позитив в том, что хотя бы приняли решение ударить. Ударили не бездарно. Война была проведена концептуально. Но где Гори, а где Белград? Американцами были уничтожены электростанции, телевидение, мосты, МВД, министерство обороны и ЦК СПРЮ без людских потерь. Если бы имели возможность, то надо было сделать то же самое.

Если Украина вступит в НАТО, то первым делом они прикажут Ющенко послать в Ирак 2-3 дивизии. Вы что думаете, не пошлёт? Пошлёт. Для того, чтобы сделать независимыми республиками Аджарию, Крым, надо готовиться. Большинство выпускников МГИМО в разведку отказываются идти - 75% отказов. Им не нравится долгая и пыльная карьера. Сердюков продал центр подготовки нелегалов на Рублёвке. А теперь где их готовить?

Теперь о Путине и Медведеве. Я думаю, что Президент такой страны не может думать о себе и о своей семье. Если Президент думает о благополучии страны через призму своего личного благополучия, то эта страна обречена. Невозможно отвечать за 140 миллионов человек, за эту огромную страну и при этом думать о собственной безопасности. Похоже, они и не думают.

Реалии российской оборонки


Источник: http://zhurnal.lib.ru/a/ali_s/oboronka.shtml

Prosecutor
04.03.2009, 16:50
Маленькое замечание - Китай российский газ покупать не будет или будет покупать мало. Они считают, что этот газ принадлежит Китаю. Не сейчас, так лет через 20.

spectator
04.03.2009, 17:08
Пан, спасибо, очень интересно.

Prosecutor
14.03.2009, 05:56
NEWSru.com :: В России Пятница, 13 марта 2009 г. 13:53 http://static.newsru.com/img/b.gif
http://static.newsru.com/img/b.gif
От полетов отстранены 90 из 200 осмотренных МиГ-29 ВВС России
Около 90 из примерно 200 осмотренных МиГ-29 ВВС России забракованы в ходе расследования крушения (http://www.newsru.com/russia/05dec2008/mig.html) истребителя в декабре прошлого года в Читинском районе Забайкалья. Всего на вооружении российской армии находится около 300 истребителей МиГ-29. Об этом сообщает "Интерфакс" (http://www.interfax.ru/) в пятницу.
МиГ-29 разбился и сгорел при выполнении планового учебного полета, в результате авиакатастрофы погиб пилот. В связи с крушением было принято решение о приостановке (http://www.newsru.com/russia/21jan2009/mig29.html) полетов истребителей. По факту авиакатастрофы было возбуждено уголовное дело по статье "Нарушение правил полетов или подготовки к ним".
По словам начальника службы безопасности полетов авиации Вооруженных сил РФ генерал-лейтенанта Сергея Байнетова, самолет упал из-за разрушения киля в воздухе, которое стало результатом коррозии. В начале февраля сообщалось (http://www.newsru.com/russia/04feb2009/mig.html), что для выяснения причин коррозии понадобится еще полтора-два месяца.
В пятницу официальный представитель ВВС подполковник Владимир Дрик сообщил: "На данный момент из общего количества МиГ-29 осмотрено около двухсот самолетов, допущены к полетам свыше ста машин". "Проверки остального парка будут проходить в плановом порядке", - продолжил Дрик.
Он уточнил, что по мере "выделения финансовых средств забракованные специалистами самолеты будут ремонтироваться по отработанным методикам и возвращаться в строй".
http://static.newsru.com/img/b.gif
http://static.newsru.com/img/b.gif
© Новости NEWSru.com (http://www.newsru.com/) 2000-2009
Все права на материалы, находящиеся на сайте NEWSru.com, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на NEWSru.com обязательна.

mr_ash
02.04.2009, 22:39
да, доказывать обратного даже не буду пробовать...
где то уже приводил ссылку на источник.
http://agaroza.ru/post_1231688930.html

spectator
11.04.2009, 14:25
Не хочу открывать новую тему, да и вообще, наука и ВПК довольно-таки близкие вещи.

Наука в России (http://ivanov-petrov.livejournal.com/1148670.html)
По случаю захотелось написать некое представление о том, как оно устроено и что можно сделать. Понятно, что на каждом шагу не хватает знаний и опыта, так что ошибок может быть любое количество. Другое дело, что я не видел источников, которые могли бы существенно изменить высказанные мысли. Так что если кто знает – поправляйте. Одна просьба – не надо вешаться на деталях. Это самая неценная вещь – понятно, что тут можно увязнуть в деталях навсегда, а нужно именно выпятить общую схему с принципиальными звеньями – ошибочны, реализуемы?

Добавьте общие способы решения проблем – я уже устал топтать клавиатуру. Можно и еще придумать. Посмотрите, все ли так… Сильно не бейте, но бейте внятно.

***
Первое предубеждение, с которым следует расстаться при обсуждении проблем науки в России – что тут нет особенной проблемы, надо просто потихонечку реформировать и улучшать, а любые резкие движения только испортят работающую систему.

Почему это не так? Потому что резкое изменение уже произошло, независимо от любых желаний мы живем в ситуации слома науки, и вопрос не о том, чтобы «сама выплыла», а о изменении в изменившихся условиях.

Наука СССР относилась к редчайшему типу – поддерживался весь фронт науки в рамках одной страны. Это могли себе позволить только СССР и США. В них были глобальные научные системы. Все прочие страны во второй половине ХХ века жили иначе – в каждой стране научное сообщество занималось очень небольшим объемом проблем, держало небольшой участок «научного фронта» (Финляндия с Нокией – не равна глобальной экономике, это по самому устройству часть, а не целое, любая попытка сделаться самостоятельной заставит перестраиваться – катастрофично – всю систему).

Сейчас глобальная наука, то есть наука, поддерживающая весь научный фронт – есть только в США. Объяснять, как так и почему России нельзя встать рядом – думаю, не надо. И потому в 90-е годы с наукой в России стал происходить очень крупный переход – не собственно денежный, а структурный. Российская наука становится из целого – частью. Она должна быть частью мировой науки (как наука Франции, Германии, Великобритании и т.п.), а не научным целым, что сейчас в мире может позволить себе только одна страна.

Этот крупный переход совершенно не осознан ни большинством ученых, ни органами управления науки, ни властями России. Слишком большая вещь, чтобы можно было ее увидеть. Поэтому хромают аргументы «от традиции» - мол, у каждой страны своя национальная научная система, и люди не могут ее изменять, иначе все разрушат, и надо просто подкармливать ту систему, которая уже сложилась. В этих словах есть правда – ломать не надо, не подумавши, но главная ложь в том, что, не спрашивая экспертов, наука уже катастрофически изменилась. Национальные типы науки несколько раз менялись за последние столетия. Конец XIX века знал три научных системы – немецкую (неоспоримый научный лидер), британскую и французскую. Теперь все иначе, и уже несколько раз прежнее «иначе» изменилось на другое «иначе». Устройство науки меняется очень быстро.

Вывод из этого положения: нельзя надеяться, что остатки российского научного сообщества и наличный набор институтов как-то сами собой будут продолжать нормально функционировать, надо только им забашлять денег, или сами собой ужмутся и съежатся до пропорции, если денег им кинуть поменьше. Нет. Весь научный миф – ожидания от науки, ее место в социальной системе, ее связь с производством и технологиями, ее представление зарубежным политикам, включение в имидж страны и пр. – все это кардинальным образом меняется, когда наука из глобальной становится частной.

Дальше прямого хода нет – не существует серьезных исследований о том, как «должны быть» выстроены системы науки в зависимости от масштабов страны. Нельзя открыть методические указания с полным списком «типов научного устройства», посмотреть условия, в которых живет тот или иной тип науки, посмотреть в графе «прикорм» требуемые средства – и выбрать себе подходящий экономически тип. Нету такого. Надо думать, как обойтись без того.

Наука и образование устроены в разных странах очень многоразлично. Трудно свести многообразие организаций даже к примитивной типологии. Почти у каждой страны имеются в организации высшего образования и устройстве науки характерные черты, которые оказываются важными и образуют уникальную структуру местной, локальной науки – для данной страны.

Выделю несколько «верхних» типов, то есть – не пытаясь изобразить весь список, скажу только о характерных отличиях нескольких «топовых» моделей. Прежде всего – твердое небо современной науки, США. За полвека сложилась эта система, которую до того было трудно и представить, но теперь – когда английский является международным языком науки, наука управляется в основном с помощью экономических импульсов и т.п. – устройство науки в США является образом целого, это единственная сейчас на Земле самодостаточная наука. Бессмысленно копировать ее устройство – ни у кого нет ресурсов и возможностей. Ясно, что нынешняя ситуация – не навсегда, слишком часто менялись лидеры науки за последние века, но это уже совсем другой горизонт и область гаданий, а не моделирования.

Далее – небольшая группа стран, держащих первые места в рейтингах «национальных наук». Швейцария, Бельгия, Голландия, Дания и т.п. Когда берутся какие-то показатели «успехи науки на столько-то единиц населения», эти страны оказываются впереди всей планеты. В этих странах – стратегия ланцета. Очень узкий фронт самых модных, самых передовых научных направлений. Бег за модой. Открыты отличные вакансии в университетах именно для небольшой группы самых модных научных специальностей, привлекаются специалисты со всего мира на эти позиции. Мода в науке живет не долго – потому отставшие безжалостно прикрываются, организации перепрофилируются, набираются новые самые модные и самые продуктивные исследователи. (Разумеется, я утрирую – чтобы не свести текст к многосотстраничному описанию науки в каждой стране – кстати, таких монографий устраивающего качества еще нет).

Тут не может быть игр в миф о национальной науке – нет преемственности направлений (или она ослаблена), места в организациях занимают исследовали из других стран, здесь выигрыш – в создании модного мощного научного центра, очень авторитетного – на своей территории.

Но так играть могут лишь довольно небольшие страны. Уже размер Франции или Германии не позволяет таких игр – размер страны имеет следствием инерцию. И третья стратегия – это стратегия европейских держав, которым надо выстраивать нечто частичное (с США не поконкурируешь), но устойчивое (так быстро менять оргструктуру, как в Голландии, Франция себе позволить не может).

Вроде бы для России иного способа нет. Наивно думать, что Россия может свести свою науку в столь небольшие, лабильные и мощные центры, чтобы сравниваться в поворотливости с голландской наукой. И потому – нечто среднее. Довольно устойчивый профиль национальной науки, стремящийся в рамках этого профиля уследить за модой, не отстать, успеть доразвернуться в сторону проблем наибольшего приоритета. При неповоротливости есть и выигрыши – стационарная структура мощнее, если такая наука успеет ухватить «горячую» тему – у нее много ресурсов, чтобы достаточно долго держать лидерство. Кроме того, работают механизмы устойчивости – тут работает собственная научная традиция, дело не исчерпывается «приезжими» учеными, имеются глубокие традиции, умения работать в таком-то научном направлении – словом, это более всего похоже на образ «национальной науки». Разумеется, не потому, что есть какие-то затруднения в общении с международным научным сообществом – без которого современная наука дохнет тут же, просто на глазах того, кто эти затруднения воздвиг.

Вот тут бы и нужен подробный сравнительный обзор. В каждой стране своя система, но множество крайне интересных для России и поучительных моментов. Вот система Франции, наиболее страдающей бюрократизмом – и с давними уже способами преодоления собственного бюрократизма («шунтирование»). Сорбонна и Эколь Нормаль, и наши проблемы с Академией. Франция позволяет выучивать ловушки, в которые заводит чрезмерная централизация, неприятные ее следствия и способы обхода национально-затверделых традиций. Или Великобритания – потрясающий пример изменения в рамках национальной системы образования и науки. За последние полтора-два десятка лет Британия сильно изменилась, почти на пустом месте был создан бренд самой-самой страны для международного обучения и интернет-обучения. Создана новая инфраструктура, и наука Британии, у которой в 70-80-х были довольно мрачные перспективы – очень сильно вырвалась вперед. Именно путем радикальной перестройки, изменения, реформы привычных научных структур. Или пример Германии, крайне важный для России. Бывшая первая наука мира так и не восстановилась полностью после гибели научного сообщества. Что мешает, какие возникают проблемы – там очень много можно подсмотреть.

Но ничего этого нет. Я не знаю исследований, которые были бы пригодны для такого сравнительного обзора. Поэтому мы можем только примерно обозначить поле, куда должен быть направлен интерес и на котором – видимо – нам играть, если речь идет о российской науке. Это примерно проблемы организации науки в стране вроде Франции… да? или Испании или Италии. Пока – не «вроде Бирмы» и не «как в Южной Корее» или Вьетнаме. Пока. Тут надо установить временные границы. Разница между этими примерами – на существование собственной исторически сложившейся научной инфраструктуры и научного сообщества, обладающего научными мотивациями и ценностями. Попросту – чтобы ученый свои графики в фотошопе не подводил до «новаторских» и не жулил... Не надо забывать – у науки, которая возникает в стране впервые, огромные проблемы – каждый, кто в курсе, может взглянуть на китайскую науку. Может оказаться, что если Россия опустится ниже этой ватерлинии, то обратно ей не всплыть. Не известно, хватит ли сил сделать в России еще раз науку наново. Поэтому сроки решения задачи изменения научной инфраструктуры в России – это сроки существования нынешней науки. Сколько ей осталось?

Тут должен быть отдельный раздел. Известное дело – дырка в поколениях, вокруг 30-50 лет, которая «плывет» по научному сообществу. Так что преподают те, кому обычно за 60-70, а учатся… Да, и лет в 25-30 из науки уходят – потому что семья, дети, их кормить. Наука становится областью, требующей особенного стиля жизни – безбрачного, разведеного или там нищего… Это уже совсем особенные социальные игры, и надо крепко подумать – может ли она существовать долго на таком маргинальном ресурсе. В силу снижения доходов в науке резко увеличивается доля женщин (как всегда, они увеличиваются в числе на местах, откуда мужчины уходят за более высоким доходом. Сейчас российскую науку во много держат женщины…). Это также несколько меняет микроклимат в науке. Но главные процессы – вымывание ученых среднего возраста, отсутствие смены поколений. Надвигающаяся опасность – не будет достаточного числа людей, чтобы учить на нормальном уровне новых студентов, и пойдет самораскручивающаяся система – всё худшие преподаватели готовят всё худших студентов. Эту систему будет очень дорого менять – там есть только способ покупки преподавателей за рубежом, мы это проходили в 18 веке. Рискованный шаг – по сути, это и есть падение России до уровня Вьетнама, где совсем другие планки проблем и иные перспективы.

Некоторые общие рецепты – что делать-то? – более или менее понятны. О них «все» говорят – все вменяемые люди. Однако неплохо их перечислить – и немного прокомментировать. Потому что у меня есть сомнения. Боюсь, эти общие рецепты выдаются не для конкретной российской ситуации, а для «нашей Америки». То есть люди думают, что у нас тут такой захиревший штат мериканский затерялся между Леной и Волгой, и дают советы о том, что отлично работает в других Штатах. А у нас специфика, как и у всех – ни у кого не работает одно и то же одинаковым образом, во всех странах системы науки устроены несколько различно.

Общеизвестные меры в произвольном порядке.

1. Убрать Академию.

Развивать и детализировать не буду. Скажу только несколько слов о том, как и куда. Видимо, впрямую – не удастся, рак впился слишком глубоко. Вопрос решается разделением финансирования (заодно конкуренция…) и постепенным снижением доли финансирования через Академию. Другой способ – шунтирование. Создание параллельных опричных организаций, выделение институтов туда – да по выбору, да с умом. Кто может делать такую феерически сложную работу? У кого есть мотивы, кроме как откаты? Не знаю. Механизмы властных и политических действий не описываю совсем – совершенно не в курсе. Говорю только о том, что надо сделать, а какими телодвижениями – не представляю. Все эти меры увязываются с прочими, что важно – это аспект единой системы мер, а не собственно борьба с Академией. Да, напоследок – куда преимущественно переливать отбитые институты и кафедры. Лучше всего – в университеты. Науку надо переливать в университеты, а не делать много специализированных институтов с собственным подчинением. Так что вместо набухшей академии надо изо всех сил укреплять университеты, а никак не строить параллельно какую-то другую новую академию.

2. Международное рецензирование, международные методы оценки результатов, признанные рейтинги.

Вроде бы тут все ясно. Никаких игр в «наши особенно справедливые рейтинговые системы». Упор на участие в международной науке. Внешнее рецензирование – для начала с большой опорой на уехавшую нашу диаспору (кстати – в массе она не вернется, не надо надеяться, но немного помочь - согласится). Принятые в мире критерии оценки публикаций и журналов. Да, от этого свернутся многие наши привычные издания. Да, многие наши авторитеты окажутся в луже. Надо признать – они там уже сидят, только мы пока этого не видим.

Надо ясно понимать, что всю нашу науку разом так не развернешь. Она очень большая. Более 400 академических институтов. Более сотни тысяч человек ученых – а с окружающим народом и триста тысяч будет. Тысячи наименований журналов на русском. Множество министерских и всяких иных контролирующих организаций, у каждой – свой норов и бюрократический порядок, каждая совершенно точно запрещает именно нужные перемены. Я не знаю, как с этим бороться. Говорят, именно для этого нужно государство. Я бы сказал, что для спасения науки нужно от государства сразу два взаимоисключающих действия – к счастью, в разных областях. Во-первых, надо постараться резко снизить управляющую роль госструктур – относительно реального производства знания. И увеличить управляемость того, что останется – чтобы сделать число вставляемых в колеса палок счетным. В точности как проблема высшего образования – на мой взгляд, требуется резко уменьшить роль государства в этих вопросах, убрать методички, обязательные к исполнению, программы и формы отчетности. И жестче сосредоточиться на иных проблемах, до которых я еще постараюсь добраться далее по тексту.

3. Гранты.

Выскажу общий смысл системы грантов. Он настолько тривиален, что иногда о нем даже и забывают. Гранты нужны для увеличения эффективности работы науки. Финансовые влияния и отчетность спускаются даже не на уровень индивида, а на уровень отдельного проекта – это позволяет финансовым образом управлять наукой на самом мелком уровне, выжимая максимальную эффективность. Лучшей системы на сегодня не придумано.

Что, однако, гранты подразумевают? Мобильность исполнителей. Да, есть элитные группы выдающихся ученых, которые могут работать в одном месте и всегда обеспечены грантами – таков их статус. Но множество иных ученых, либо не столь удачливых, либо просто молодых – должны иметь возможность переезжать с одного места работы на другое – вслед за полученными грантами. Это подразумевает массу вещей и – если быть совсем грубым и указывать только один фактор – повязано на способ обращения с жильем и стоимость жилья. С гранта специалист должен иметь возможность переехать (не навсегда) в другой город, арендовать жилье, которое там в избытке, приличного качества, нормально жить и работать 3-5 лет – а потом все это продать и уехать. При нынешней жилищной политике и ценах на жилье в России – это бред.

Если научные работники привязаны к месту, система грантов по необходимости вырождается. Она адаптируется к местным возможностям и местному уровню конкуренции – играют только свои, играют по местным правилам. Степень уклонения от «свободной игры» - любая, которая только потребна по местным условиям. Ну что делать, если так склалось, что вот здесь у нас только вот такие ученые – кому же давать гранты, только им, других-то нету. Когда ученые прикреплены к месту, сразу резко возрастает роль любых внегрантовских систем начальствования – и местных институтских, директорских, и чиновничьих, определяющих условия грантов.
Подвижность рабочей силы в науке внутри России изменить практически нельзя – если кто-то не возьмется за решение вопроса с жильем. Значит, надо думать об адаптации грантовских систем и дополнении их иными системами.

Тут надо обратить внимание – гранты вовсе не являются универсальным методом работы в науке. Это всего лишь часть, если угодно – нагрузка на систему, для того, чтобы наука работала максимально эффективно. Если угодно, в пределе и заостряя – гранты может позволить себе только богатая и избыточная наука (и экономика). Чтобы имело смысл говорить о грантах, надо иметь нормальную воспроизводящуюся науку, не находящуюся на грани вымирания. Здоровую лошадь можно и пришпорить. А больную пришпориванием можно и загнать. Видимо, система грантов должна быть лишь дополнительной к иным системам финансирования, и их способы и пропорции должны всерьез обсуждаться. Должна произойти значительная диверсификация – нельзя российской науке жить «по закону гранта», она пока не настолько развита – гранты будут (и уже в значительной мере) фальсифицированы, толку с них не будет. Видимо, полезнее создание нескольких уровней – может быть, нескольких типов учреждений. Диверсификация науки. В одних случаях по особенностям данной науки и данного места (университета, института, кафедры и т.п.) удобнее гранты. В других случаях сохраняются структуры госфинансировния. Не имеет смысла устраивать всенародные смотры «кто у нас больше грантов завоевал» среди всех – только среди тех, кто может играть в эту игру. И саму игру надо очень внимательно рассматривать на свет – не скрывается ли за ее названием иная игра.

***
Кажется, общим ответом на все поднятые вопросы является резкая диверсификация российской науки. В целом эта огромная корпорация нереформируема – с ней буквально ничего нельзя сделать. Притом, что наука завязана не только на производство (тут-то ничего, она слабо у нас завязана), но – главное – на высшую школу. Нет смысла что-либо говорить о науке, не касаясь проблем высшей школы, это одна проблема.

Это отдельная большая тема, с которой надо тоже подробно разбираться… Я, для соблюдения пропорций текста, скажу сразу то, что торчит на выходе – результат мучений и внутренних противоречий.

Реальностью становится массовое высшее образование (с естественным и закономерным понижением качества). Отыграть назад эту тенденцию – не получится. Выход только в создании систем элитного образования и увеличения диверсификации наличного образования. Очень важны те методы и деликатность (и решительность) их проведения, которые бы могли способствовать элитному образованию. Крайне важно – это не образование для элиты, а образование, при котором учащиеся получают более высокий уровень знаний, чем прочие. Тут надо уметь работать с небольшими частными, внегосударственными университетами, оперативно перемещать финансирование к тем, кто достигает лучших результатов и т.п. Как сделать, чтобы чиновники не мешали, а помогали таким элитным учебным заведениям – сказать трудно. Однако, кажется – если подумать, можно найти несколько солдатских хитростей, каким образом этого достигнуть.

И вслед за разделением некогда единого высшего образования – разделение науки. Вся российская наука в целом не может быть реформирована. Надо выделить из нее – суметь отсепарировать – те единицы, которые могут работать на международном уровне. Позаботиться, чтобы у них были свои возможности – и своя ответственность. Такие учреждения будут играть в иные игры, чем массовая наука прежнего образца. Это иные задачи, иные требования, иные оклады. И – обязательно – свободное перемещение лиц между этими типами организаций.

Еще раз основное, в резкой форме, чтобы не было недоговоренностей. Массовое высшее образование – это не то. что считали высшим образованием пятьдесят лет зада и имеет иной смысл. Это еще одна ступень социализации, создание у человека общей базы для более широкого выбора различных работ и даже для дальнейшей учебы, создание человека более вменяемого и более пригодного для общения с современными социальными реалиями. Но это не имеет отношения к подготовке ученого (каким когда-то было высшее образование по основному смыслу).

Точно так же та наука, которая останется в России нереформированной – не будет прежней. Это способ занять некую часть населения, решить некоторые местные проблемы, создать ступеньку в карьере для людей из локальных анклавов. Но это бессмысленно считать наукой международного уровня – единственного, который имеет смысл принимать всерьез. Это временно существующая наука – поскольку с ней попросту ничего нельзя сделать. А серьезный расчет может быть только на поддержку тех центров науки, которые вовлечены в системы международной коммуникации, публикуются в соответствующих изданиях и т.п. И задачей является – каким образом такие центры поддержать, как им не помешать. Наверное, имело бы смысл прямо от них это и услышать – ведь, в общем-то, «свои» и так знают, кто чего стоит, хотя формальными показателями это поверить и непросто. Среди российской науки следует выделить часть, которая только и может быть основой будущего. Вопрос только в том, как этой части не мешать, как убрать те социальные институты, которые задерживают развитие этих частей, как наладить структуры взаимодействия между такими частями – чтобы они лучше знали друг друга. Как сделать внутреннее знание – когда «сои точно знают» - знанием внешним, помогающими отделять маскирующиеся организации.

Прыгун
13.05.2009, 17:41
сегодня другая военная доктрина рулит
полицейские силы с тяжелой техникой и ракеты с ядерным оружием

SUMGAYIT
14.05.2009, 00:04
сегодня другая военная доктрина рулит
полицейские силы с тяжелой техникой и ракеты с ядерным оружием

И каждое среднее по размеру гос-во мечтает о ядерных боеголовках.
Вот тогда начнётся "разговор по душам".

mr_ash
14.05.2009, 11:55
американцы вкладываются сейчас больше в высокоточное оружие, чем в ядерное.

Prosecutor
07.09.2009, 19:37
Италия обошла Россию в торговле оружием

В 2008 году покупки российского вооружения сократились в три раза по сравнению с 2007 годом. Если в 2007 году России удалось заключить военные контракты на сумму 10,8 миллиарда долларов, то в минувшем этот показатель упал до 3,5 миллиарда. Вторую позицию в мировом рейтинге заняла Италия (сумма контрактов за прошлый год - 3,7 миллиарда долларов), отодвинувшая Россию на третье место. У США, лидера мировых продаж оружия и боевой техники, финансовые показатели в этой сфере только растут - и по итогам прошлого года сумма выручки составила 37,8 млрд долларов, сообщает Лента.Ру со ссылкой на New York Times.




Самые крупные сделки были заключены США с Объединенными Арабскими Эмиратами (6,5 миллиарда долларов), Марокко (2,1 миллиарда) и Тайванем (2 миллиарда долларов). Другими крупными покупателями американской продукции были Индия, Ирак, Саудовская Аравия, Египет, Южная Корея и Бразилия.

Основными партнерами России остаются Китай и Индия, хотя в последнее время Москва сосредоточилась на поставках вооружений в страны Латинской Америки, в частности, в Венесуэлу.
Всего в 2008 году рынок вооружений оценивался в 55,2 миллиарда долларов, что примерно на 7,6 процента больше, чем в 2007 году.

http://www.grani.ru/Politics/Russia/m.156810.html

Prosecutor
09.09.2009, 14:47
Россия проиграла контракт в 5 млрд долларов на поставку истребителей Бразилии

Президент Бразилии Луис Игнасио Лула да Сильва объявил о том, что его страна закупит 36 новых французских истребителей Rafale, тем самым определив победителя тендера на поставку авиатехники. За контракт в 5 млрд долларов соревновались российские Су-35УБ, американский Boeing с F-18E/F и шведская Saab с истребителем Gripen NG, причем машины "Сухого" уже выигрывали этот тендер по техническими характеристикам, отмечает "Новый регион" (http://nr2.ru/economy/248375.html).

http://www.newsru.com/finance/09sep2009/sukhoi.html

ksen
09.09.2009, 18:00
Дума обсудит право президента послать армию за рубеж (http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2009/09/090909_medvedev_oborona.shtml)
(http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2009/09/090909_medvedev_oborona.shtml)

Prosecutor
09.09.2009, 18:08
Россия будет покупать боевые корабли у Голландии

Россия рассматривает возможность приобретения четырех десантных транспортов, разработанных голландской компанией Damen Schelde Naval Shipbuilding, сообщает агентство АРМС-ТАСС со ссылкой на руководителя компании Хайна Ван Амейдена.

http://www.grani.ru/Politics/Russia/m.156927.html

Prosecutor
18.10.2009, 15:19
А на все про все – всего 85 бригад постоянной боевой готовности

Как можно этими силами отражать три главные угрозы

Недавно, а именно в конце сентября, начальник Главного штаба Сухопутных войск РФ генерал-лейтенант Сергей Скоков рассказал о том, где и как, на каких стратегических направлениях и против кого придется в обозримом будущем воевать Российской армии. «Методы ведения операций и боевых действий вероятного противника на различных театрах военных действий – западном, восточном и южном – принципиально различаются», – заявил высокопоставленный военный чиновник.

http://nvo.ng.ru/forces/2009-10-16/1_85brigad.html?mthree=3

Ziyadli
20.10.2009, 13:53
Вот, что пришло мне наа мыло

Уважаемая редакция Портала turan.info !

Мы жители дома № 59 по ул.Лукино, г. Балашиха, просим Вас помочь рассказать о нашей проблеме в СМИ. Или этой зимой мы просто замерзнем, если не достучимся до правды.

После серии телепередач на каналах «НТВ» и «3 Канал», публикации в газете «Московская Правда» и размещении статей на многих популярных сайтах о нашем аварийном доме №59, ул. Лукино, г. Балашиха к нам приехала администрация. А именно, начальник РЭУ-3 Печникова Н.П. и Джеглав С.Н., директор муниципального унитарного предприятия «Коммунальные услуги, ремонт и сервис» "КУРС". В ходе осмотра квартир дома Печникова Н.П. усмотрела нарушения жителей дома в использовании бытовых приборов, таких как электрические чайники и микроволновые печки. Выписали предписание за подписью Джеглава С.Н., директора муниципального унитарного предприятия «Коммунальные услуги, ремонт и сервис», устранить слив во всех квартирах от раковин, в случае не выполнения в течение недели, отказываются поменять трубы и включить отопление. Грозятся большими штрафами, вплоть до выселения, хотя все жильцы прописаны на законных основаниях.

Вместо того, чтобы помогать нам решить жилищные проблемы, только наказывают штрафами и издеваются.

Печникова Н.П. ведет себя грубо не только по отношению к молодым жителям, но и к людям преклонного возраста, Ветерану Труда. В доме проживает Ветеран Труда, Участник Великой Отечественной войны Ильгачкина П.М. 1927 года рождения. Печникова Н.П. сказала, что ей ничего не будет за ее оскорбления, и жители бесполезно обращаются в средства массовой информации о помощи. Дала понять, что она обеспечивает деньгами-взятками директора муниципального унитарного предприятия «Коммунальные услуги, ремонт и сервис» Джеглава С.Н.. и заместителя главы администрации г. Балашиха Левахина Ю.А.. Что они все «под ее каблуком» и зависимы от нее, поэтому уволить ее нельзя.

Еще одной зимы наш дом не выдержит. В квартирах постоянные сквозняки и пыль, дети постоянно болеют. В доме просто страшно жить.

P.S. Пожалуйста, напишите о нас. Все статьи, фото и видео можно найти на сайте http://www.lukino59.ru (http://www.lukino59.ru/) . Спасибо.

С уважением,
жители г.Балашиха, ул. Лукино 59
Углева Вероника Васильевна
http://www.lukino59.ru (http://www.lukino59.ru/)
+7 (926) 577-55-29

Arian
20.10.2009, 14:07
А на все про все – всего 85 бригад постоянной боевой готовности

Как можно этими силами отражать три главные угрозы

Недавно, а именно в конце сентября, начальник Главного штаба Сухопутных войск РФ генерал-лейтенант Сергей Скоков рассказал о том, где и как, на каких стратегических направлениях и против кого придется в обозримом будущем воевать Российской армии. «Методы ведения операций и боевых действий вероятного противника на различных театрах военных действий – западном, восточном и южном – принципиально различаются», – заявил высокопоставленный военный чиновник.

http://nvo.ng.ru/forces/2009-10-16/1_85brigad.html?mthree=3

Три главные угрозы, вероятно, будут отражены несколькими тысячами ядерных боеголовок. А 85 бригад - это так... Чтобы по попе отшлепать... На различных театрах...