PDA

Просмотр полной версии : Банкротство ОАО «Южная Осетия»


spectator
08.08.2008, 14:53
О насильственном банкротстве ОАО «Южная Осетия» (http://www.ej.ru/?a=note&id=8288)

Президент Саакашвили одержал для президента Медведева победу над российскими силовиками; если Медведев воспользуется плодами этой победы правильно, то последствия его победы будут значимы не столько для Тбилиси, сколько для Москвы.

Почему — над силовиками? Потому что я никак не могу назвать режим в Южной Осетии хотя бы сепаратистским. Кто там, собственно, сепаратисты? Начальник тамошнего КГБ Анатолий Баранов раньше возглавлял ФСБ Мордовии, начальник МВД Михаил Миндзаев — аппарат МВД Северной Осетии, министр обороны Василий Лунев был военным комиссаром Перми, а секретарь Совета безопасности Анатолий Баранкевич — бывший заместитель комиссара Ставропольского края. Кто там осетинский сепаратист в этом правительстве? Премьер Юрий Морозов, что ли?

Однако, увы, я также не могу назвать этот режим пророссийским. Наоборот, все действия президента Кокойты в последнее время противоречили интересам России на Кавказе, начиная от выставления России на позор всему миру и кончая возбуждением напряженности в той точке, которая может Россию развалить. Южная Осетия — это не территория, не страна, не режим; это совместное предприятие чекистских генералов и осетинских бандитов по освоению денег на борьбу с Грузией.

Собственно, что потрясает больше всего в этой истории — это отсутствие каких-либо стратегических целей у южноосетинских властей. Саакашвили и Путин встречаются в Москве — а потом в Южной Осетии на выборах взрывается телевизор. Это называется — троцкизм. Не было команды, чтобы телевизоры взрывались.

Россия отменяет войну в Абхазии — и тут же возрастает напряженность в Южной Осетии, из Цхинвали начинают обстреливать грузинские села, а после ответного огня тут же обвиняют Грузию в агрессии. Да мало того — на следующий день после обстрела президент Кокойты оказывается не на переднем крае, не в госпитале, а за тысячу километров тяжелых горных дорог, в Абхазии, где он, видимо, спешит предложить российским силовикам свой народ в заложники, в качестве альтернативного инструмента для нагнетания ситуации и освоения бабок.

Еще раз: все действия Южной Осетии не имели никакого смысла с точки зрения стратегии. Они имели смысл только как способ зарабатывания денег. А деньги немаленькие: только новый газопровод, пущенный по горам, чтобы снабжать газом 7 тыс. жителей, если Грузия вдруг отрежет им снабжение, стоит 570 млн долларов. А есть еще секретный бюджет на борьбу — как считается, в районе 800 млн долларов. А есть еще пенсии и зарплаты бюджетникам, которые выписывают на 80 тыс. населения, хотя реально в республике живет не больше 30 тысяч.

Когда нам говорят об обстрелах Цхинвали, важно представлять себе, что такое Цхинвали. Это не город где-то там в центре республики, который обстреливают диверсанты. С трех сторон Цхинвали окружен грузинскими селами, последний городской дом — это и есть укрепленный пункт. Из города стреляют по грузинским селам, грузины в ответ подавляют огневые точки. Чтобы грузины стреляли не по городу, достаточно было вынести эти самые огневые точки на сто метров вперед. Но основной принцип террористов, излюбленный ООП и «Хезболлой», в том и заключается, что вы устраиваете огневые точки в мирном жилье, а когда в ответ стреляют по вам, вы радостно тащите трупы собственных детей под телекамеры. Тот же принцип террористов исповедует Кокойты. Если Южная Осетия — государство, то тогда это государственный терроризм.

Когда нам говорят об обстрелах «мирных жителей», важно понимать, что в Южной Осетии мирных жителей сейчас ровно столько же, сколько в палестинских лагерях беженцев. Южная Осетия, как и Организация освобождения Палестины, — не государство, не этнос, не территория, это особая форма парагосударства, где жители превращены в военизированных беженцев. Это квазивойско, руководитель которого не может позволить своим подданным заниматься ничем, кроме войны, которая делает его власть абсолютной, а деньги, имеющиеся в его распоряжении, — бесконтрольными; и где истерия замордованного населения является главным способом пополнения личных счетов.

Но более всего потрясает то, что руководители этого совместного предприятия — несмотря на все свои крики, — судя по всему, не готовились к войне и оказались абсолютно беспомощны. При первых признаках насильственного банкротства гендиректор предприятия попросту удрал из Цхинвали. Меня абсолютно потрясло ночное известие о том, что российские журналисты сидят, мол, в Доме правительства, а там отстуствуют бомбоубежища. Это что значит? Все деньги, которые отпускались нашему СП, шли на Рублевку? Кричали-кричали «волки, волки» и даже сарая для овец не могли построить?

Грузия в любом случае выиграет этот конфликт по одной простой причине: у Грузии в нем есть ясная стратегическая цель. У российских силовиков такой цели не оказалось. Более того, выяснилось, что вся эта публика, которая горазда банкротить заводы и кошмарить бизнес, — в столкновении с настоящей армией драпает без оглядки и все, что может, — это жаловаться в ООН. При столкновении российских силовиков с грузинскими войсками получилось то же, что у арабов с Израилем.

Похоже, наши силовики искренне полагали, что война — это вранье. Бесконечное вранье о «беспричинных обстрелах», о раненых «мирных жителях», которых показывают тут же, на фотографиях, в камуфляже. Они не отвыкли от этого и сейчас: чего стоит хотя бы заявление о грузинских самолетах, ночью разбомбивших колонну с гуманитарной помощью, шедшую от Рокского тоннеля. Покажите мне того генерала — Морозова, Баранкевича или Баранова, — который распорядился в эту ночь, когда после объявленного Саакашвили моратория из России в Цхинвали пошли танки и тяжелая техника, — покажите мне того генерала, который стал забивать дорогу еще и гуманитарной колонной. Если он это сделал, его надо как минимум разжаловать в рядовые за глупость. Наши силовики полагали, что войну выигрывает тот, кто больше врет. Саакашвили полагал, что войну выигрывает тот, кто ее выигрывает.

Последние события показали, что Россия не контролировала то, что делает Кокойты. Грузинский министр по урегулированию конфликтов Тимур Якобашвили приехал в Цхинвали на переговоры, и российский МИД сделал все, чтобы эти переговорые обеспечить, — а Кокойты попросту уехал из Цхинвали. Саакашвили объявил об одностороннем прекращении огня — в ответ, для поддержания кредитоспособности предприятия, был открыт огонь по Тамарашени и Приси. Будем надеятся, что Грузия разглядела точно, что часть Кремля как минимум не собирается поддерживать Кокойты. Можно поддерживать союзника, можно содержать марионетку. Нельзя поддерживать совместное предприятие по выкачиванию бабок из российского бюджета путем поджигания Кавказа.

Еще раз: президент Саакашвили обанкротил для России совместное предприятие лубянских чекистов и осетинских бандитов. Никаких интересов России в этом предприятии не было. Интересы этого предприятия имели к интересам России не большее отношение, чем интересы раковой опухоли — к интересам организма. Мы можем лишь поблагодарить президента Саакашвили за сеанс химиотерапии.
Очевидно, что в сложившейся ситуации самый главный вопрос следующий: что будет делать Россия. У России есть два варианта. Один — это ввязаться в войну, тем самым делая ровно то, чего добивались последние несколько месяцев российские силовики. Совершенно при этом неважно, кто эту войну выиграет и какие при этом будут жертвы. Сам факт такой войны означает, что контроль над Россией сохранят силовики. Спецслужбы и Путин. Силовикам даже выгоден позор России: в таком случае крику, истерики и денег будет больше.
Второй вариант — это шанс для президента Медведева и для России. Невмешательство России в войну — это поражение силовиков. А возможно, и банкротство головного офиса на Лубянке — ведь южноосетинское предприятие было лишь филиалом.

Ziyadli
08.08.2008, 15:29
Отличный анализ

Damla
09.08.2008, 01:57
Борис Березовский: «Сегодня уже всему миру понятно, что Дмитрий Медведев - это абсолютная кукла, а контролировать Россию продолжает путинский «гэбешный» клан»




- Борис Абрамович, как Вы прокомментируете обострение ситуации в районе грузино-югоосетинского конфликта?

- В данном вопросе никаких принципиальных противоречий не существует и не может существовать. Грузия имеет право на восстановление своей территориальной целостности и использует это право. Налицо абсолютно противоправные действия со стороны России, которые всячески пытается помешать официальному Тбилиси реализовать свои законные права. Увы, мы все являемся свидетелями того, какую политику проводит Россия не только по отношению к Грузии, но и по отношению к республикам всего Северного Кавказа, в частности, в отношении Ингушетии и Дагестана.

Но наряду с этим необходимо отметить, что Грузия пошла на силовой вариант решения конфликта в Южной Осетии, лишь почувствовав за собой мощь США, которые пытаются решать в регионе Южного Кавказа свои геополитические задачи.

Резюмируя все сказанное могу отметить, что сложившаяся ситуация наносит колоссальный ущерб и России, и Грузии, и всему мировому сообществу.

- Как Вы считаете, почему подавляющее большинство заявлений и самые жесткие из них со стороны Кремля в адрес Грузии, которая реализует свое право на восстановление территориальной целостности государства, были озвучены не президентом России Дмитрием Медведевым, а премьер-министром этой страны Владимиром Путиным?

- Потому, что после того, как в России были проведены формальные президентские выборы, по своей сути представлявшие обычный фарс, на должность президента России был назначен, а не избран, Дмитрий Медведев.

Сегодня уже всему миру понятно, что Дмитрий Медведев - это абсолютная кукла, а контролировать Россию продолжает путинский «гэбешный» клан. И по этой причине имеются проблемы, как у самой России, так и у всего мирового сообщества.

- В таком случае, каким Вы видите ближайшее будущее России?

- Мне кажется, что нынешнее руководство России недооценивает силы и мощи Запада. Эйфория от огромных доходов, которые получает Россия по причине высоких мировых цен на нефть, приводит к потере чувства реальности и утерей контроля над ситуацией. Я не сомневаюсь, что Россия потерпит поражение не только в своем противостоянии с Западом, но и в случае с Грузией.

- В таком случае, может ли Азербайджан, по примеру Грузии, выбрать силовой вариант восстановления своей территориальной целостности?

- Многие до сих пор не решенные территориальные конфликты на пространстве бывшего СССР имеют схожести. Есть немало схожестей между грузино-югоосетинским и армяно-азербайджанским конфликтом в Нагорном Карабахе. В частности, и в том, и в другом случае чувствуется «рука России», которая проводила и проводит имперскую политику по удержанию конфликтов везде, где только возможно, претворяя в жизнь тезис «разделяй и властвуй». И поныне у России есть возможность торпедировать урегулирование всех территориальных конфликтов, которые появились после распада СССР. Об этом нужно помнить всегда.



//day.az/news/georgia/127026.html (http:////day.az/news/georgia/127026.html)

Krot
10.08.2008, 12:16
Респект!

Damla
10.08.2008, 14:33
Алексей Власов: «Победителем в войне в Южной Осетии в итоге окажется тот, кого таковым преподнесет пресса»

Интервью Day.Az с российским политологом, генеральным директором информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексеем Власовым.

- Что, на Ваш взгляд, стало предлогом для начала войны в Южной Осетии?

- Мы вряд ли когда-нибудь узнаем, как все начиналось на самом деле. Впервые на постсоветском пространстве исход конфликта решался в Сети, на телеканалах, а не на полях сражений. Поэтому полной правды мы ни от кого не дождемся. Кто одержит итоговую победу, тот и будет писать «истинную» историю 8 августа.

- Почему, на Ваш взгляд, Грузия начала наступление именно в этот момент?

- До 14-00 8 августа Саакашвили играл белыми. Россия, как страна большая и бюрократическая, раскачивалась от 10 до 12 часов. Причем на виду был только Путин. Особенно удивило молчание военного агитпропа. Неужели действительно все было уж так неожиданно? План Саакашвили (если таковой имел место) кажется простым. Два варианта:

Первый - блицкриг за первые десять часов и передача Цхинвали «законному правительству». А потом - удержание позиций при молчаливой или громкой поддержке Запада.

Вариант второй - спровоцировать Россию на крайне жесткие действия и вывести из статуса миротворцев в ранг прямого участника конфликта.

- Что Вы думаете насчет мнения о том, что это решение грузинских властей было невозможно без санкции на то Вашингтона?

- Южно-осетинские силы без участия российского контингента не сумели удержать позиции. И это, кстати, тоже минус для Кремля. В Абхазии, полагаю, было бы совсем иначе. Возможно, именно в силу реальной оценки возможностей южно-осетинской стороны Саакашвили начал действовать не на абхазском направлении. Хотя у многих экспертов было мнение, что именно с Цхинвали еще можно найти компромиссный вариант. Теперь такая возможность кажется утопией.

- Что бы Вы ответили на обвинения официальным Тбилиси России в совершении открытой агрессии против Грузии, ведь Москва всегда признавала Осетию частью грузинской земли?

- Россия не могла оставить южно-осетинские силы без поддержки. Хотя бы с учетом того негативного эффекта, который мог возникнуть на Северном Кавказе в случае сдачи Осетии. На Кавказе уважают только сильных. Отступить - значит стратегически проиграть, признать собственную слабость. Парадоксально, но схожая ситуация работала на Балканах в начале ХХ века. К чему все это привело, думаю, не стоит напоминать.

- Что необходимо предпринять для снижения напряженности?

- Теперь надо идти до конца. Имею в виду четкие доказательства агрессии со стороны Тбилиси, допуск в зону конфликта любых международных комиссий. Работа для дипломатов - последовательная позиция во всех международных организациях. И системная работа в информационном пространстве. Побеждает, еще раз отмечу, тот, кто умеет правильно подать в СМИ как удачу, так и неудачу. Все остальное забудется. Победителя объявляет пресса.

- Может ли происходящее в Южной Осетии как-то отразиться на нагорно-карабахском конфликте?

- Никак эта ситуация не повлияет на Нагорно-карабахский конфликт. Даже с позиций анализа военных аспектов операции. Здесь была чересполосица грузинских и осетинских сел + марионеточное правительство во главе с осетином. Ничего подобного в Карабахе мы не видим. А вот информационные аспекты конфликта в Южной Осетии, я полагаю, будут внимательно изучать и Баку и Ереван. И очень внимательно следить за раскладом сил на Западе.

Ziyadli
10.08.2008, 21:17
Атаковав Южную Осетию, Грузия показала истинное место России в мире
Время публикации: 8 августа 2008 г., 19:20

В конце июля 2008 года, когда в результате очередных неприятностей в экономике США и масштабных спекулятивных игр поколебался фондовый РФ-рынок, а премьер Владимир Путин сказал что-то неблагозвучное про компанию «Мечел», наша либеральная общественность устроила большой вой на тему: Где же президент? Почему он не вмешивается? Не спасает ангельский «Мечел» и не хватает под руку споткнувшийся рынок?



В тот час я был всецело на стороне Дмитрия Медведева. Молчит — а что он должен делать? Выйти и сказать: как хороши, как свежи были трансфертные цены на уголь? Или: платить налоги — дело вредное и опасное для инвестиционного климата? Или: фондовый спекулянт — ум, честь и совесть нашей эпохи? Хорошо, что у нас есть хотя бы глава государства, не столь прямо озабоченный бизнес-вопросами, как его предшественник. Президент, который может и умеет мудро проигнорировать очередную коммерческую разборку, выдаваемую за технический конец света.



Минувшей ночью грузинские войска вошли в Южную Осетию — через 3 часа после официального заявления, что войны не будет, будут переговоры — и начали штурм Цхинвала. К утру половина города была уже разбомблена и расстреляна прямой наводкой, 11 югоосетинских сел — захвачены совсем. Российские «миротворцы» в ответ не сделали ничего, ровно ничего, несмотря даже на то, что сами попали под прямой и недвусмысленный артобстрел. Они не получили приказа.



И никто не поспешил спросить: а где же президент? Где Россия?



Миролюбивый президент Медведев находится в Самарской области. В санатории «Волжский утес». Он не счел необходимым прервать свой отпуск. Ради похорон Солженицына — да, прервал, из-за какой-то там войны, которая вот-вот выльется в похороны целого постсоветского мира — нет.



Немиролюбивый (как зачем-то принято считать) премьер Путин прибыл на Олимпиаду в Пекин. Не развернул свой самолет, как другой российский премьер в 1999 году. В счастливом Пекине Путин, немного уставший от перелета, сообщил, что «США и Китай против начала войны в Осетии». То есть, если с путинского на русский: всемирное начальство вроде бы недовольно происходящим. Правда, война шла к тому моменту уже 12 часов. И протестовать против ее начала было (и остается) столь же бессмысленно, сколь выступать против генерального наступления пятницы, 8 августа. Мы уже живем в пятнице, этого нельзя изменить.



И страна Российская Федерация тоже не вышла из отпуска. Она равнодушно созерцает разгром Южной Осетии. Безмолвных безответных миротворцев. Наш разгром.



В ночь на роковую пятницу, 8-е, умерли, наконец, два мифа, придуманные некогда Кремлем и активно поддержанные и либеральной РФ-общественностью, и всякими влиятельными кругами на Западе.



Миф первый. Геополитическое значение и роль России за последнее время возросли.



Грузинские танки показали, что они плевать хотели на роль и место в России в новейшей истории. Всего пять, тем более — десять лет назад военный поход грузин на Цхинвал был абсолютно невозможен. Теперь очевидно, что Россия более не гарант, не миротворец и даже не посредник. Постсоветского пространства с неформальным центром в Москве отныне вовсе не существует — ни формально, ни фактически.



Утром в эту сегодняшнюю пятницу мне уже приходилось отвечать на недоуменные вопросы прекраснодушных журналистов: как же так, в 1992-м слабая Россия установила в регионе мир, защитив Южную Осетию, а сейчас?. Ответ прост. В то проклятое время у России, оказывается, наличествовали какая-то политическая воля и все еще боеспособная армия. Ныне — нет ни первого, ни второго. Finita. Остается только истерически собирать Совбез ООН и снова убеждаться, что российскую позицию эту Совбез не поддержит. Хотя бы уже потому, что российской позиции не существует в природе. Точнее, была какая-то позиция из двух очень русских либеральных слов: «годить» и «авось». Погодим, а там, авось…



Миф второй. У власти в России находятся люди в погонах. У нас милитократия, понимаешь. Кровавая гебня и прочие военные, мечтающие о возрождении российско-советской Империи.



В ночь на восьмое августа весь мир имел 120%-ную возможность убедиться, что никакой милитократии не было и нет в помине. Потому что во время войны милитократия движется к линии фронта, а не к пекинским утесам. И наносит удары, а не униженно жалуется по глобальному начальству. И не рассуждает о неизбежном восстановлении мира, когда война уже проиграна процентов на шестьдесят.



Да, Кремлю эти мифы были очень нужны. Ибо наши клептократы должны были казаться русскому народу героическими вождями из прошлых времен, которые если и украли все, что осталось от советской власти, то только ради возрождения этой великой власти и великой страны.



Но за распространение этих мифов несут полную ответственность и русские титулярные либералы. Которые самозабвенно, со слюной у пухлого коллективного рта разносили всякую херню про «милитократию» и «неоимпериализм» с одной-единственной корыстный целью: презентовать преемника Медведева как «меньшее зло» (по сравнению со сказочными «силовиками») и потом щедрой грушей пасть к его ватным ногам.



И Запад тоже потрудился над тем, чтобы запугать кремлевскими силовиками себя самого. Иначе парламенты и народы мира не одобрили бы ни рост военных ассигнований, ни ПРО в Европе, ни расширение НАТО. Западные военные и спецслужбисты все сделали, чтобы подыграть Путину в его безнаказанном мифотворчестве и таким чином «развести» свои собственные страны на новые и новые миллиарды, разведывательные и оборонные, воздушные, сухопутные и морские.



Сегодня подлая мифология потерпела крах. Вместе с остатками российского влияния в бывшей Империи вообще и на Кавказе в особенности.



Саакашвили отправился в поход на Цхинвал, когда понял, что Россия не сможет ему убедительно возразить. Не раньше и не позже. Он не слушал либеральных аналитиков и не смотрел кремлевский Первый канал. У него были другие источники информации. Они его, похоже, не подвели.



А тем временем президент Северной Осетии Теймураз Мамсуров, осетинские и абхазские ополченцы выдвинулись к Цхинвалу безо всякой санкции или даже совета Кремля. Ждать кремлевских решений бессмысленно. Надо брать в руки оружие и действовать. Федеральной российской власти не существует, по крайней мере, ее не надо принимать всерьез — это на Кавказе в пятничную ночь поняли очень отчетливо. Какие будут последствия?



Но российская правящая элита совершенное не волнуется. И не вопиет от земли, как в историях с ЮКОСом / «Мечелом». Ей-то на самом деле эти непризнанные государства были сто лет не нужны. Чемодан без ручки. Нести тяжело. А бросить можно, но прежде было рано — народ мог не понять. Сейчас народ уволен из политики, так что…

Да, кстати, как там фондовый рынок? Падение незначительное, индекс РТС опустился всего на 0.19%. Правда, как сообщают аналитики, «акции сырьевых компаний оказались под давлением», но это не из-за войны, которую Россия может в ближайшие часы окончательно проиграть, а «из-за опасений глобальных инвесторов, связанных с состоянием мировой экономики». В общем, все ничего, слава Богу. Вот и председатель комитета по безопасности Госдумы, генерал милиции Владимир Васильев, одно из уверенных лиц «партии власти», сообщает, что: а) говорить о политическом убежище для лидеров Южной Осетии преждевременно; б) созыв внеочередного заседания Думы для обсуждения ситуации не требуется. Молодца.


Где теперь Россия — мы знаем. В полной жопе. Надо было дожить до пятницы, 8 августа 2008 года, чтобы это признать.

Отважимся существовать дальше.

Станислав Белковский
АПН

IuM
10.08.2008, 21:58
Завтра была война, или каковы последствия агрессии России в отношении Грузии?

http://www.day.az/news/georgia/127133.html

Все тайное, рано или поздно, становится явным. Всю правоту данного тезиса подтвердили и последние события в Южной Осетии.

Ныне всему мировому сообществу уже открыто видно, что из себя представляет современная Россия. Слишком уж топорно действует Кремль, защищая им же порожденных сепаратистов. Но обо всем по порядку.

Индульгенция на преступления

Интересно, что ныне чувствует министр иностранных дел России Сергей Лавров? Не стыдно ли ему исполнять роль глашатая Кремля, руки коего отныне в крови грузинского народа? Помнится, давая свои комментарии по обсуждению статуса Косово в Совбезе ООН, он заявил, что эти обсуждения представляют собой ни что иное, как первую со времен Второй мировой войны попытку изменить государственные границы без согласия обеих сторон. «Для нас это красная линия - проблемы международного права, территориальной целостности государств, которая незыблема, кроме как по обоюдному согласию заинтересованных сторон», - чеканил свои тезисы С.Лавров.

Прошло совсем немного времени, и ныне он пытается выступить в роли адвоката Кремля, который цинично наплевал на сделанные С.Лавровым заявления и на глазах всего мирового сообщества игнорирует территориальную целостность Грузии, бомбит города этой страны, уничтожает ее мирное население. Неужели С.Лавров надеется на всеобщую амнезию? Или он считает, что должность главы внешнеполитического ведомства России дает ему право столь откровенно придерживаться «двойных стандартов»? Уверен, что С.Лавров прекрасно понимает, что отныне всему мировому сообществу стало ясно: Россия – это держава, имеющие огромные имперские амбиции, готовая ради их утоления на совершение любых преступлений, на кровопролитие как собственных граждан, так и граждан соседних стран, вся «вина» которых состоит лишь в том, что они борются за территориальную целостность своей Родины.

Но С.Лавров в сложившейся ситуации действует как карьерист, а не как демократ. Он не пошел по стопам Эдуарда Шеварднадзе, который в декабре 1990 года ушел в отставку с поста министра иностранных дел СССР в знак протеста против надвигающейся диктатуры и в тот же год вышел из рядов КПСС. Таков его выбор, и не нам, грешным, осуждать его за это. Мы можем лишь констатировать: С.Лавров останется в истории как человек, который возглавлял МИД России в те дни, когда Россия навсегда потеряла для себя грузинский народ, когда Россия приступила к аннексии территории Грузии, когда Кремль показал всему миру оскал реваншизма. Да, я не оговорился: в эти дни Россия навсегда потеряла для себя Грузию. Вне зависимости от того, как закончится противостояние между Москвой и Тбилиси, Россия проиграла. Ибо, грузины никогда не простят России бомбежек своих городов, смерти своих соотечественников.

А еще мне интересно, как чувствуют себя господа российские «оппозиционеры» и «демократы», глядя на то, как российские самолеты сбрасывают бомбы на Марнеули, Гори и иные грузинские города и районы? На мой взгляд, ярким примером того, что уже забит последний гвоздь в крышку гроба под названием «демократия в современной России», является то, что целый ряд вроде бы оппозиционных российских партий открыто поддержали действия Кремля по неприкрытому вмешательству России в дела Грузии, по очевидной попытке аннексии Грузии. Все те политперсоналии, которые еще сравнительно недавно вопили об угрозе авторитаризма, о попрании закона и гражданских свобод в России, сегодня уже соревнуются в умении петь оды страстно жаждущим реванша, а с ними и утоления яда своих комплексов, руководителей «гэбешной» России.

Это – открытое раболепие российской «оппозиции», ее готовность ради очередной порции севрюжины с хреном забыть про недопустимость попирания принципа территориальной целостности государства и принципа невмешательства во внутренние дела другого государства. Но можно ли долго жить с ощущением собственной продажности, собственного преступного соглашательства, коей выдана индульгенция на насилие против целого народа?! Как показывают действия российских «оппозиционеров», можно. Но не в этом ли причина того, что миллионы россиян молча взирают на то, как Кремль попирает все нормы международного права, не осуждают руководство своей страны?!

Увы, «свобода слова», «свобода мысли», «свобода совести» ныне превращены в России в словосочетания-паразиты. Не только среднестатистический россиянин, но и большинство тех, кого принято считать элитой, устало отмахиваются от них: дескать, все ясно, очередной конфликт олигархов с президентом, чума на оба ваши дома. Но не стыдно ли вам, дорогие россияне, жить, дышать, кушать, спать, зная, что с санкции руководства вашей страны ныне льется кровь в Грузии?! Судя по вашему всеобщему молчанию, не стыдно. Ежесекундное промывание мозгов посредством дезинформации рядовых россиян, в условиях отсутствия независимых телеканалов в этой стране, сделали свое дело. Молчание народа – знак согласия на преступления, совершаемые Кремлем в Грузии.

А коли так, то не стоит удивляться тому, что Россия столь открыто поддерживает сепаратистов на всей территории бывшего СССР, якшаясь с господами, вроде какого-то Кокойты, имеющего нецензурное выражение лица и явно не «страдающего» интеллектом Сержика Саркисяна, который прошел путь от рядового сепаратиста до назначенного Москвой руководителя своего форпоста, то бишь президента Армении. Всем стало ясно, что для России наступил «час Х». Это столкновение силы права и права на силу, где Грузия руководствуется первым, а Россия – вторым. Кремль понимает: проиграй он Грузии Южную Осетию, за ней пойдет череда поражений, уничтожения сепаратизма в Абхазии, Нагорном Карабахе, Приднестровье. Потому он и предпринимает отчаянные попытки «сохранить лицо». Но это – обреченная на неудачу затея. Ибо России, которая игнорирует территориальную целостность других государств и поощряет сепаратизм, которая бомбит территорию соседнего государства и уничтожает ее мирных граждан, России, в которой нет оппозиции, способной воспрепятствовать преступлениям действующей власти и гражданского общества, протестующего агрессии своего государства, не место в среде развитых, уважаемых стран мира.

Все тайное стало явным: огромные доходы от продажи нефти и газа не излечили Россию от ее болезней, а развили их. Но с такими болезнями можно претендовать лишь на роль сырьевого придатка Европы, а никак не на роль супердержавы.

Акпер Гасанов
Day.Az

Prosecutor
05.08.2009, 20:00
В Москве надеются, что новый премьер Южной Осетии начнет тратить деньги РФ как положено

Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты назначил премьер-министром Вадима Бровцева, кандидатуру которого ранее утвердил парламент.

40-летний Бровцев с 2005 года до сих пор занимал должность председателя совета директоров челябинской строительной компании "Вермикулит".

В Государственной думе РФ назначение Вадима Бровцева считают логичным и надеются, что оно поможет усилить контроль за расходованием денег, которые Россия выделяет Южной Осетии. "Москва не хочет больше доверять расходование своих немалых финансовых вливаний местным кадрам", - пояснил замруководителя фракции "Справедливая Россия" в Госдуме Геннадий Гудков.

http://www.newsru.com/world/05aug2009/brovcevrf.html