PDA

Просмотр полной версии : Южный Кавказ - следующие десять лет


Хикмет Гаджи-заде
31.07.2008, 04:12
<div align="center"> Азербайджан - Региональная Интеграция во Взрывоопасном Регионе
и
Следующие Десять Лет Южного Кавказа</div>

Доклад на международной конференции «КАВКАЗCКОЕ СОСЕДСТВО»: ТУРЦИЯ И ЮЖНЫЙ КАВКАЗ
Стамбул (1 - 4 августа 2008 г.)


РЕЗЮМЕ

С развалом СССР и обретением независимости бывшими советскими респуб-ликами процессы их внутренней трансформации, интеграция и конфликты меж-ду ними, а также интеграция и конфликты между ними и соседями бывшего СССР по своей значимости постоянно находятся в фокусе внимания аналитиков и международной общественности. Если республики Балтии довольно быстро трансформировались в демократические государства и интегрировались в евро-атлантические структуры, то будущее стран Южного Кавказа и его соседей – Рос-сии, Турции и Ирана - остается неопределенным. Сегодня страны Южного Кав-каза, каждая из которых активно стремится к установлению новых мирохозяйст-венных связей, пока не в состоянии разрешить ни внутриполитические противо-речия, ни имеющиеся между ними конфликты. Несмотря на это, региональная экономическая кооперация и экономическая кооперация стран Южного Кавказа со своими соседями набирает темп. Однако, как сегодняшние проблемы, так и не-предсказуемое «завтра» вышеперечисленных стран оказывают существенное от-рицательное воздействие на их социально-экономическое развитие и межгосудар-ственное сотрудничество.

ЮЖНЫЙ КАВКАЗ И НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК

Сегодня процессы внутренней трансформации и развитие политической и эко-номической интеграции стран Южного Кавказа и их соседей находятся под воз-действием новых мировых реалий, таких как война с международным террориз-мом, борьба с распространением ядерного оружия, глобальный кризис ресурсов, предсказанный в докладе Римского клуба «Пределы роста» (1972) , а двести лет назад в «Опыте закона о народонаселении» Томаса Мальтуса (1796) . Существенное воздействие на состояние Южного Кавказа оказывают также усиливающиеся противоречия между демократическими и авторитарными сверхдержавами, наращивающими усилия по распространению своего влияния в данном регионе. И как бы это ни было непривычным для простого кавказского человека, но сегодня он все больше убеждается в том, что «никто не остров…», а события вокруг Северокорейской атомной бомбы имеют влияние на разрешение и Карабахского конфликта.
Я далек от мысли сваливать всю вину за межэтнические конфликты и пробле-мы интеграции на Южном Кавказе на внешние силы, но всё же берусь утвер-ждать, что эти конфликты не будут разрешены, пока многочисленные спорные вопросы между странами НАТО с одной стороны и Россией, Китаем и Ираном с другой, имеющиеся в самых разных точках планеты, разрешены не будут. Ярким примером тому может служить вето, наложенное Россией на санкции ООН против репрессивного режима в Зимбабве в июле 2008 г. в отместку за разворачивание противоракетной системы США в Чехии, также в отместку за другие действия Запада, не принимающего в расчет российские интересы в различных точках планеты.
Ожидания предсказанной Ф.Фукуямой мировой эры либерализма и безоблач-ного международного сотрудничества , которая должна была наступить сразу по-сле окончания Холодной войны, завершились эрой постоянной тревоги за разго-ревшиеся конфликты между бывшими Советскими республиками; увеличилась также напряженность между ними и соседями бывшего СССР. С сожалением сле-дует отметить, что сегодня Южный Кавказ и его соседство - это самый взрыво-опасный после Ближнего Востока регион в мире.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ В РЕГИОНЕ

Высказанные в начале 1990-х пожелания о всесторонней Южно-кавказской ин-теграции сегодня забыты, вместо них странам Южного Кавказа были предложены две взаимоисключающих направления интеграции и выбор одной из двух сопер-ничающих систем международной безопасности: либо тесный всесторонний союз с Россией (ОДКБ), либо интеграция в Евро-атлантические структуры (Совет Евро-пы, НАТО, Европейский Союз). Откладывать этот выбор с каждым годом стано-виться все сложнее, ибо и НАТО неуклонно приближается к границам региона, и Россия, получив большие нефтяные деньги, значительно активизировалась на Южном Кавказе.
Сложно говорить о политической интеграции и сотрудничестве, когда в резуль-тате вышеперечисленных факторов мы наблюдаем в регионе почти хрестоматий-ную картину «войны всех против всех»:
- Армения воюет с Азербайджаном из-за Карабаха;
- Грузия серьезно конфликтует с Россией из-за Абхазии и Южной Осетии;
- Россия оказывает давление на всех своих соседей с целью вернуть их под свое влияние;
- Азербайджан имеет противоречие с Ираном и Туркменистаном из-за нефтя-ных месторождений на Каспии;
- Иран пытается распространить на Азербайджан идеи исламской революции;
- Северный Азербайджан видит во сне объединение с Южным (иранским) Азербайджаном);
- Армения предъявляет территориальные претензии ко всем своим соседям, кроме Ирана;
- в значительной мере сотрудничеству в регионе препятствуют и внутренние проблемы вышеперечисленных стран: проблемы с демократией, отсутствие га-рантий прав и свобод человека и в том числе экономической свободы, корруп-ция, плохие условия для местного бизнеса и иностранных инвестиций …

Не ясен до конца и выбор странами Южного Кавказа одной из двух соперничающих систем международной безопасности.
Хотя, кажется, что Грузия однозначно выбрала путь на интеграцию в Евро-атлантическое сообщество и подало заявку на вступление в НАТО, однако возрас-тающее противодействие России такому решению может поставить Грузию пе-ред трагичным выбором: вернуться под влияние России или потерять зна-чительную часть своей территории.
Такая дилемма в конкретной форме уже встала перед Молдовой, и я хотел бы подчеркнуть, что подобный же по сути проект может быть предложен всем стре-мящимся на Запад республикам СНГ. Как сообщило информационное агентство «Интерфакс» , в соответствии с уже согласованным между Западом, Рос¬сией и Ук-раиной проектом по урегулированию приднестровского конфликта, Молдова должна выйти из ГУАМ, прекратить движение в сторону НАТО и перестать ду-мать об объединении с Румынией, в этом случае Москва должна будет способ-ствовать воз¬вращению Приднестровья в состав Молдовы.
При¬днест¬ровье получит статус рес¬публики в составе Молдовы со своей Конституцией, с правом законодательной инициативы для Верховного совета Приднестровья, правом на выход Приднест¬ровья из состава Молдовы в случае потери ею международной правосубъектности. Парламент Молдовы будет на 20% состоять из приднестровских депутатов; Молдова должна стать нейтральным, де-милитаризованным государством. Как заявил 20 июня по Кишиневскому ТВ пре-зидент Молдовы В. Воронин:

«Россия, Украина и Запад после долгих и много¬численных переговоров договорились о скорейшем окончательном решении приднестровского вопроса». Кроме того, ранее президент Воронин заявлял, что если для урегулирования приднест¬ров¬ского конф¬лик¬та необходим выход Мол¬довы из ГУАМ и отказ от намерения всту¬пить в НАТО, то Кишинев пойдет на такой шаг…

Приведенный выше мирный проект по Приднестровью, который можно услов-но назвать «Мир в обмен на нейтралитет», является на сегодняшний день единст-венным проектом, удовлетворяющим все заинтересованные стороны конфликта за всю историю постсоветских сепаратистских конфликтов. Кроме того, «Мир в обмен на нейтралитет» видится как альтернатива трудному для стран Южного Кавказа и Украины выбору между ОДКБ и НАТО.

Будет ли предложен такой проект Грузии, и согласится ли Грузия с таким проек-том, покажет будущее, ведь Грузия уже проделала большой путь в направлении Евро-атлантического сообщества, в стране даже создали министерство, ко¬то¬рое занимается вопросом интеграции этой страны в Северо¬атлантический блок. Кро-ме того, с лета 2008 года мы видим усиливающуюся поддержку Грузии Западом в ее конфликте с Россией: Запад решительно осудил полеты российских самолетов над Грузией и подержал Грузию в вопросе замены российских миротворческих сил в Абхазии на международные .

Будет ли предложен подобный проект Азербайджану в карабахском вопросе и со-гласится ли Азербайджан с проектом «Мир в обмен на нейтралитет»?
На второй вопрос мы можем с большей вероятностью ответить – согласится. Ведь, несмотря на продекларированную внешнюю политику, ориентированную на вхождение в Евро-атлантическое сообщество, Азербайджан на деле старается вес¬ти «сбалансированную политику» между Россией и Западом, стараясь без по-тери суверенитета удовлетворить экономические и стратегические запросы обо-их. В резуль¬тате как лидеры США, так и России, время от времени провозглаша-ют Азер¬¬байджан своим стратегическим партнером.
Азербайджан не желает вступать в ОДКБ, однако к любой просьбе России отно¬сится с большим вниманием. Так, например, Азербайджан отказался от оказываемой им ра¬нее поддержке сепаратистских движений на Северном Кавказе; несмотря на сла¬бое техническое оснащение, России получает долю в азербайджанских нефтяных проектах и идет навстречу России в вопросе транспорта части своих энергоресурсов через Российскую территорию. Однако, достроив-таки нефтепровод Баку-Джейхан, Азербайджан всё же вывел каспийские энергоресурсы на мировые рынки, минуя Россию. Или, например, Азербайджан отказывается прекратить по требованию России свою помощь Грузии , которая является для Азербайджана единственной дорогой к мировому океану.
Азербайджан тесно сотрудничает с Западом в сфере нефтедобычи и доставки своих энергоресурсов к европейскому рынку. Страна также является активным партнером Запада по антитеррористической коалиции – предоставляет свои аэ-родромы для полетов самолетов НАТО в Афганистан; посылает своих солдат для миротворческих операций в Ирак и Афганистан; участвует в таких программах НАТО как «Партнерство во имя мира» и «План действий индивидуального парт-нерства». В основу своих взаимоотношений с Западом Азербайджан поставил так называемую «нефтяную дипломатию», надеясь, что взамен предоставленных За-паду возможностей в энергетической сфере, страна получит такую же поддержку Запада в карабахском вопросе, какую Армения получает от России. Однако до-биться ожидаемой поддержки Запада не удалось: несмотря на заверения в стратегическом партнерстве с Азербайджаном, воевать с Россией из-за Карабаха Запад отказался. «Нефтяная дипломатия» не смогла даже привести к окончательной отмене санкций Конгресса США против Азербайджана, принятых в 1993 году (907-я поправка к «Акту в поддержку свободы») или урезанию помощи США для Армении и Нагорного Карабаха. Все вышеперечисленное, безусловное, стало одной из главных причин охлаждения отношений Азербайджана к Западу и, в частности, к членству в НАТО. Как заявил президент Ильхам Алиев в своем интервью (20.03.2008) агентству «Интерфакс-Азербайджан»:

«На сегодняшний день уровень нашего сотрудничества с НАТО нас устраивает. Что будет дальше, как будут развиваться события в мире, каковы будут процессы в нашем регионе, – это сказать трудно. Поэтому, исходя из сегодняшней ситуации, вопрос о членстве Азербайджана в НАТО не стоит» .

Как видно, Азербайджан не спешит в НАТО и вполне был бы готов принять проект «Нейтралитет в обмен на мир» в Карабахе, весь вопрос в том – предложат ли Россия Азербайджану такой план? Ведь есть и еще одна причина, по которой Азербайджан не спешит в Евро-атлантические структуры, ведь членство в них требует от страны глубоких демократических преобразований – установления в обществе политического плюрализма, уважения прав человека, верховенства закона, свободного рынка и социальный справедливости, а все эти требования не-сут в себе угрозу авторитарному режиму страны. Согласно ежегодному отчету Freedom House «О состоянии свободы в мире (2007)» Азербайджан помещен в разряд «несвободных стран», а согласно отчету Transparency International (2007) назван среди самых коррумпированных стран мира. С такими показателями в Евро-атлантические структуры не вступишь. Придется либеральные реформы проводить, с коррупцией бороться и что самое неприятное – провести, наконец, честные выборы… а этого, пока, в планах нынешнего правительства страны не на-мечается. Касаясь критики международного сообщества состояния свобод в Азер-байджане, президент И.Алиев, выступая в 08.07.2008 перед главами дипломатиче-ских миссий Азербайджана за рубежом заявил:

«Азербайджан не нуждается в финансовой поддержке и рекомендациях международного сообщества… и не допустит вмешательства во внутренние дела страны. Пусть те, кто говорят, что «в Азербайджане что-то неправильно», посмотрят в зеркало и на свои страны… Азербайджан имеет обязательства перед международными организациями и выполняет их… Но если кому-то невыгодно наше пребывание в этих организациях, пусть скажут прямо. Что будет, если мы не будем в международных организациях? Азербайджан не пропадет» .

Итак, ни внешние (политика баланса между Западом и Россией), ни внутренние (несвободная страна) факторы не способствуют активному продвижению Азер-байджана в НАТО, и Россия это знает. Как видно из вышеприведенного отрывка речи Ильхама Алиева, ради сохранения власти нынешний режим готов даже от-казаться от участия в международных организациях. Соответственно, предлагать Азербайджану проект «Нейтралитет в обмен на мир в Карабахе» не имеет смысла, ибо Азербайджан и так – нейтрален, и менять эту политику пока не соби-рается.

Кажется, что Армения в выборе между Западом и Россией заняла наиболее четкую позицию. Армения – член ОДКБ, имеет военные базы России на своей террито-рии, армянские границы охраняются совместными армяно-российскими подраз-делениями, почти вся энергетика и крупная индустрия страны за долги были пе-реданы России. Однако, события вокруг последних президентских выборов в Ар-мении показали, что в армянском обществе нарастает недовольство односторон-ней ориентаций страны на Россию. Оппоненты нынешней власти указывают на тупиковость подобного внешнеполитического курса для развития страны и, по-скольку нынешним армянским властям подавить или лишить общественной под-держки прозападную оппозицию так и не удается, то мы можем ожидать в буду-щем смены как армянского правительства, так и курса на безусловную ориента-цию на Россию. Армения во имя своего развития должна выйти из изоляции, и это понимание в армянском обществе растет. Уже сегодня мы наблюдаем попыт-ки нынешнего правительства Армении нормализовать свои взаимоотношения с Турцией .
Таким образом, вероятность смены Арменией вектора интеграции хоть и неве-лика, но все же имеется. Можно также надеяться, что если НАТО обоснуется в Грузии и придаст импульс развитию этой страны, то это, безусловно, окажет свое влияние на состояние умов в армянском обществе.

ПОЛИТИКА ПРОТИВ ЭКОНОМИКИ

Пока промышленность стран Южного Кавказа и его соседей не достаточно раз-вита для всевозможного сотрудничества, главной движущей силой интеграции в регионе является каспийские энергоресурсы и уникальное географическое распо-ложение Южного Кавказа, через который проходят пути с Востока на Запад и с Север на Юг Евразии. Главной же проблемой для этих интеграци¬онных процессов являются этнически конфликты и отсутствие сложившейся внешней и внутренней политики рассматриваемых стран.
Наблюдая здесь за осуществлением взаимовыгодных межгосударственных про-мышленных и транспортных проектов, мы видим постоянные проблемы, порож-даемые внутри- и внешнеполитическими факторами. К счастью, политические проблемы так и не смогли остановить межгосударственные экономические про-екты, но привели к резкому их удорожанию:
- в начале 1990-х Россия всячески препятствовала подписанию нефтяных кон-трактов между Азербайджаном и западными транснациональными корпора-циями, дело дошло даже до поддержки государственного переворота в Азербай-джане (1993), но контракты все же были заключены, хотя и на менее выгодных ус-ловиях для Азербайджана, как для страны с высокой степенью риска;
- Россия, Туркменистан и Иран в середине 1990-х подняли вопрос о границах на Каспии и принадлежности нефтяных месторождений, а Иран даже посылал во-енные корабли к азербайджанским нефтяным платформам на море. Но вскоре Россия согласилась с азербайджанским вариантом деления Каспия и сегодня неф-тяные разработки на море продолжаются, хотя и в достаточно нервной обстанов-ке;
- Азербайджан настоял на исключении Армении из проекта строительства нефтепровода Баку-Джейхан и железной дороги Баку-Карс, что привело к значи-тельному удорожанию этих проектов и укреплению изоляции Армении;
- Азербайджан блокирует участие Армении в создании кольцевой энергоцепи, в которую должны войти также Турция, Грузия, Иран, Россия и, возможно, Туркменистан .
- Армения предъявляет претензии на азербайджанский Карабах и грузинскую Джавахетию, а также приграничную территорию Турции и, вследствие этого, на-ходится в недружественном окружении и фактической транспортной блокаде;
- проект железной дороги «Север-Юг», по которому грузы из Европы через Рос¬сию, Азербайджан и Иран должен поступать в третьи страны так и не был запущен, ибо столкнулся с проблемой непредсказуемости и нестабильности Ира-на ;
- Россия ввела запреты на торговлю и ужесточение визового режима в отноше-нии Грузия и старается убедить Азербайджан отказаться от поставок дешевого газа в Грузию, однако пока безрезультатно;
- Турция подписывала, денонсировала, меняла и вновь подписывала проекты по покупке и транспорту иранского газа ;
- сегодняшнюю Турцию продолжают сотрясать правительственные кризисы, борьба с курдским терроризмом, а самое главное появилась уже не гипотетиче-ская угроза развитию светской модели этой страны, что безусловно не способст-вует притоку инвестиций в страну;
- Россия оказывает дипломатическое давление на Азербайджан, Туркмению и Казахстан с целью предотвратить самостоятельную (в обход России) продажу Ев-ропе своих энергетических ресурсов этими странами;
- Россия с легкостью нарушает любое межгосударственное экономическое со-глашение из имперских соображений, как это было в случае нефтегазовых проти-воречий с Туркменией, Казахстаном и Азербайджаном и западными импорте-рами ;
- усиливаются экономические санкции Западных стран против Ирана, вызван-ные программой по обогащению урана;
- всеобщая коррупция и отсутствие правовых гарантий для частного бизнеса от¬талкивает инвесторов от Азербайджана…

Очевидно, что интеграция и развитие вышеперечисленных стран могло бы ид-ти гораздо эффективнее и более быстрыми темпами, если бы они имели стабиль-ное «сегодня» и предсказуемое «завтра».

СЛЕДУЮЩИЕ ДЕСЯТ ЛЕТ – ОПТИМИСТИЧЕСКИЙ СЦЕНАРИЙ

Следующие десять лет внутриполитических и интеграционных процессов на Южного Кавказа будет проходить на фоне таких глобальных процессов, как уве-личивающаяся нехватка природных ресурсов и усиливающаяся конкуренция За-пада и России за доступ к этим ресурсам, что может еще больше усугубить на-пряженность в регионе. Адекватных альтернативных источников энергии миро-вой наукой найдено не будет. И если страны Южного Кавказа к этому времени не смогут создать эффективных демократических государств, то регион будет про-должать оставаться одной из главных конфликтных зон планеты.

Вероятно падение роли ООН в урегулировании международных конфликтов и усиление несогласованных с ООН международных операций, как со стороны НА-ТО, так и России.

Движение НАТО на Восток будет продолжаться, и Украина с Грузией станут ес-ли и не официальными, то фактическими членами НАТО.

Российские нефтяные доходы позволят стране продолжать нынешнюю внутрен-нюю и внешнюю «национал-патриотическую» политику. Страна по-прежнему бу-дет находиться в руках у так называемой путинской команды.

Иранская ядерная программа усилиями международного сообщества будет оста-новлена. Кроме того, в обмен на сохранение нынешнего режима, Иран прекратит поддержку террористической активности в палестино-израильском конфликте, Ираке и Афганистане.

Иран сохранит свою целостность, но режим мулл внутри страны будет ослаблен.

Гражданская война в Ираке завершится – Ирак станет федеративным государством с прозападным, квази-демократическим (подобно египетскому) режимом.

Главной проблемой Турции будет соединение свободы и религии, то есть заклю-чение некоторого пакта о толерантности между религиозной и светской частью турецкого общества.

Кипр объединится и станет полноправным членом Европейского Союза

Турция так и не сможет вступить в Европейский Союз.

Независимое курдское государства на землях Ирака, Ирана и Турции создано не будет.

На Ближнем Востоке настанет мир.

После этого взоры международного сообщества будут обращены к Южному Кавказу, который все еще будет оставаться зоной соперничества между Западом и Рос-сией.

Карабахский, Абхазский и Южноосетинский конфликты разрешены не будут.

Нынешнее грузинское демократическое правительство сможет выстоять против российского давления и успешно разрешит внутренние противоречия.

В Армении правящий режим сменится, Армения более активно будет искать мира с Азербайджаном и Турцией, однако страна все еще будет находиться под сильным влиянием России.

Азербайджан будет продолжать получать баснословные доходы от своих энерго-ресурсов и сможет транспортировать их на мировые рынки. Нефтяные доходы и репрессивная внутренняя политика позволят нынешнему режиму в стране пре-дотвратить социальные конфликты и сохраниться у власти. В международных от-ношениях проверенная временем «политика баланса» между Западом и Россией будет продолжена. Конечной целью режима будет трансформация страны в не-что подобное нефтяным монархиям персидского залива. По-видимому, пере-мены в Азербайджане возможны только при уменьшении огромных доходов от нефти (чего в ближайшие 10 лет не произойдет) и окончательной победы в регионе одной из конкурирующих глобальных сил – Запада или России.

ПЕССИМИСТИЧЕСКИЙ СЦЕНАРИЙ

Иран создал свою атомную бомбу и шантажирует Израиль, соседние страны, а также угрожает нефтяному производству в Персидском заливе.

В Ираке продолжается гражданская война

В Турции чередуются хаос - военный переворот - хаос.

Началась региональная война за независимый Курдистан.

Армения и Азербайджан возобновили широкомасштабные военные действия.

Россия заставила Грузию и Азербайджан вернуться под свое влияние.

Страны Южного Кавказа продолжают бездумное экстенсивное развитие, эколо-гическая ситуация подорвана, в Каспии кончилась осетрина (но будем надеяться, что последнего, не произойдет).

Этот пессимистический сценарий представляется маловероятным. Запад будет всемерно противодействовать такому сценарию, ибо, на фоне разрастающегося глобального энергетического кризиса возлагает большие надежды на каспийскую нефть.

Hikmet Hadjy-zadeh
Vice President, FAR CENTRE

Dismiss
31.07.2008, 09:48
Хикмет-бей, у вас оптимистический сценарий мало чем отличается от пессимистического. :biggrin:

Хикмет Гаджи-заде
31.07.2008, 12:07
<div class='quotetop'>Цитата(Dismiss @ 31.7.2008, 9:48) 145027</div>
Хикмет-бей, у вас оптимистический сценарий мало чем отличается от пессимистического. :biggrin:
[/b]

Верно

так говорять звёзды

но мы сможем всё переменить

Oğuz
31.07.2008, 13:16
<div class='quotetop'>Цитата(Хикмет Гаджи-заде @ 31.7.2008, 12:07) 145040</div>
Верно

так говорять звёзды

но мы сможем всё переменить
[/b]

Звезды попа или рока?

Все переменить деянде, олса-олса палан дейише билерсиз... бир гяшянг, гызыл сапла сустленмиш палана не дерсин, аби? Тэклиф едирем юйенини бизим тюрк миллетинин дерисиндян хоресиниз, даха дозумлу ве эстетик олар.

Хикмет Гаджи-заде
31.07.2008, 13:31
<div class='quotetop'>Цитата(SILENT @ 31.7.2008, 13:16) 145042</div>
Тэклиф едирем юйенини бизим тюрк миллетинин дерисиндян хоресиниз, даха дозумлу ве эстетик олар.
[/b]

Haqq danishdin, bey

spectator
27.09.2008, 18:35
Россия усиливает свое военное присутствие в Армении (http://lenty.ru/gobest.html?http://lenty.ru/cgi-bin/gop.cgi?http://li.ru/go?http://www.newsland.ru/News/Detail/id/301332/@1348)

27 сентября 2008 13:48

По сообщению азербайджанских источников, Россия планирует в 2010 году создать в Армении свою вторую военную базу. Уже определена территория, где она будет размещаться, а также ведется разработка необходимых для этого правовых документов.

По имеющейся информации, новая военная база создается рядом с городом Иджеван. В ее арсенале будут находиться тяжелая военная техника, самоходные артиллерийские установки и другие вооружения. Размещение подобной базы недалеко от границ Азербайджана и Грузии является угрозой для безопасности обеих стран. Кроме того, этот военный объект является потенциальной угрозой для проходящих через Азербайджан международных энергетических и транспортных коридоров.

Согласно информированным источникам, военная техника, вывезенная в 2006–2007 годах из бывшей российской военной базы в Ахалкалаки, размещена на территории войсковых частей в Иджеванском, Тавушском и Бердском районах Армении. С введением в действие новой военной базы она будет переброшена на ее территорию. Здесь же будет построена радиолокационная станция среднего диапазона.

Процесс создания второй российской военной базы в Армении ускорили последние события в Грузии. С территории 102-ой военной базы в Гюмри на новую базу будут передислоцированы несколько полков. По всей вероятности, речь идет о 992-ом артиллерийском и 988-ом зенитно-ракетном полках.

992-ой артиллерийский полк состоит из трех батарей, на вооружении которых стоят гаубицы, и одного дивизиона реактивно-залпового огня "Град". 988-ой зенитно-ракетный полк состоит из трех батарей установок "Куб" и двух батарей комплекса С-300. Суммарный личный состав обоих полков составляет около 500 человек.

По мнению экспертов, размещая тактические вооружения у границ стремящейся в НАТО Грузии и партнера альянса — Азербайджана, Россия демонстрирует свою военную мощь. Строительство же в Армении РЛС среднего диапазона позволит ей контролировать воздушное пространство Южного Кавказа.

Маневренным возможностям новой российской военной базы в Армении и в Кремле придают чрезвычайное значение. Как полагают российские военные, с ее помощью Москве удастся сохранять под постоянным военным давлением и Азербайджан, и Армению.

Ziyadli
27.09.2008, 23:41
<div class='quotetop'>Цитата(Dismiss @ 31.7.2008, 9:48) 145027</div>
Хикмет-бей, у вас оптимистический сценарий мало чем отличается от пессимистического. :biggrin:
[/b]
Это я тоже заметил. Но это сценарий на будущие 10 лет и исходя из сегодняшней ситуация. А "сегодняшняя ситуация" такое скользское понятие, что она завтра может бытъ абсолютно другой.

Клеветник
28.09.2008, 13:44
1) Оптимистический сценарий. Казахстан и Средняя Азия (прежде всего Туркмения) согласились поставлять нефть и газ на мировые рынки прежде всего через Азербайджан и Грузию.
2) Пессимистический сценарий. Казахстан и Средняя Азия выбрали другие маршруты транспортировки своих углеводородов на мировые рынки и после прохождения пика нефте- и газодобычи в Азербайджане через 10 лет мир начал терять интерес к ситуации на Южном Кавказе со всеми вытекающими из этого последствиями.

Johan Nesskens
29.09.2008, 17:50
Продадим газ...России...и нас ждеть счастливое будущее!

Хикмет Гаджи-заде
29.09.2008, 23:41
<div class='quotetop'>Цитата(Ziyadli @ 27.9.2008, 23:41) 156081</div>
Это я тоже заметил. Но это сценарий на будущие 10 лет и исходя из сегодняшней ситуация. А "сегодняшняя ситуация" такое скользское понятие, что она завтра может бытъ абсолютно другой.
[/b]

Да нет, эти сценрии расчитаны изходя из факта неизбежного роста цен на нефть при исчерпании мировых ресурсов нефти и отсутствии других источников энергии

нефть будет дорожать, Россия незаслуженно богатеть и давить на свое окружение, Запад далеко и пока у него есть зависимость от Российских ресурсов сильно давить на Россию они не смогут

Все остальное исходит из вышеуказанных фактов

а они, к сожалению, в ближайшие 10 лет не изменяться

QafqazWolf
30.09.2008, 02:16
<div class='quotetop'>Цитата</div>На Ближнем Востоке настанет мир. [/b]
наверно это будет после Армагеддона...

Fireland
03.10.2008, 23:10
2008-10-03 16:50:00 В Азербайджане появился 'потрясающий конструктивизм' по отношению к Армении и Нагорному Карабаху, считает армянский политолог

АрмИнфо. В Азербайджане появился <потрясающий конструктивизм> по отношению к Армении и Нагорному Карабаху. Такое мнение выразил сегодня журналистам директор института <Кавказ>, политолог Александр Искандарян.

<И Азербайджанские СМИ, и аналитическое сообщество, и, что самое главное, власти этой страны, коренным образом изменили свое отношение к карабахской проблеме. Думаю, что подобные изменения в азербайджанском мышлении относительно проблемы Нагорного Карабаха объясняются изменениями, произошедшими в регионе за последнее время>, - отметил он.

К таким изменениям политолог причислил пятидневную войну в Грузии, изменение роли России в регионе после этой войны, а также изменение роли Турции в контексте ее предложения создать в регионе Кавказскую платформу стабильности и безопасности. <Кроме того, между Россией и Турцией намечается начало принципиально нового сотрудничества, и на фоне оси Анкара-Москва Баку чувствует себя достаточно неуверенно. Известно, что проект военной доктрины Азербайджана основывался на военном сотрудничестве с Турцией. Мне стало известно, что сейчас идет коренной пересмотр доктрины, в частности, оттуда изымаются пункты, связанные с Турцией, это говорит о многом>, - резюмировал Искандарян. http://www.arminfo.info/

What he's talking about? :blink:

бом-бош-баш
04.10.2008, 03:02
<div class='quotetop'>Цитата(Johan Nesskens @ 29.9.2008, 17:50) 156239</div>
Продадим газ...России...и нас ждеть счастливое будущее!
[/b]

Извините за оффтоп. У Вас на аватаре юный Путин? Очкеь похож.. :smile:

spectator
17.12.2008, 23:47
США и Россия разыграют новый «кавказский гамбит». Теперь - в Азербайджане (http://orenburg.kp.ru/daily/24216/418373/)

После войны в Южной Осетии в Закавказье намечается новое противостояние мировых держав. На кону - каспийский газ и карабахский плацдарм. Наш специальный корреспондент Дарья Асламова передает с места событий
Дарья АСЛАМОВА — 17.12.2008

Dismiss
06.02.2009, 12:55
Большое интервью о развитии Кавказского региона с доктором исторических наук, профессором, действительным членом Академии педагогических и социальных наук Аллой Язьковой.

КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН: ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ

- В 2008г. Турецкое руководство выдвинуло идею создать «Платформу стабильности и сотрудничества» на Южном Кавказе. Как Вы оцениваете эту инициативу Анкары?

-Это была не первая попытка такого рода. В 2005 г. Турция выступила с пактом стабильности для Южного Кавказа, который, по сути, был калькой с пакта стабильности для Балкан 1999 г., имевший определенные позитивные результаты. Но региональные державы, и в том числе Россия, оценили его негативно, не желая подписывать документ до разрешения существующих проблем. Тут уж трудно сказать, с чего нужно начинать: с разрешения проблем или с подписания пакта. Что касается, нынешнего варианта пакта или платформы стабильности, то мнению российских экспертов, которых я знаю, эта инициатива нереализуема по двум причинам. Во-первых, до сих пор не сдвинулась с мертвой точки проблема Нагорного Карабаха, не произошло никаких изменений в отношениях между Арменией и Азербайджаном. Потому трудно себе представить, чтобы Армения и Азербайджан смогли сейчас плодотворно работать в рамках одной этой платформы. А во-вторых, Грузия, не имеющая на данный момент дипломатических отношений с Россией и находящаяся в состоянии латентного конфликта, заявила, что тоже не хочет сотрудничать с РФ в таком объединении.
Кстати, напомню, что в 2000 г., когда президентом России стал В.В. Путин, стала активно действовать так называемая «кавказская четверка». В нее входили Армения, Азербайджан, Грузия и Россия. Лидеры этой четверки провели между собой несколько плодотворных встреч.
Это было время, когда президентом Грузии был Эдуард Шеварнадзе, президентом Азербайджана - Гейдар Алиев, а президентом Армении - Роберт Кочарян. Руководители стран, умудренные опытом конфликтных 90-х гг., находили возможность для встреч и разговоров. Правда, это было, к сожалению недолго. Новая платформа стабильности, о которой мы говорим, предполагает участие Турции и Ирана. Участие последнего государства может повлечь за собой вопрос об отношении к альянсу со стороны крупных мировых держав. Конечно, в США (после смены администрации) и может возникнуть иной взгляд на отношения с Ираном, но пока это практически нереально. Мне представляется, что турецкий президент, предлагая новую концепцию отношений, учел все возможные противоречия. Иногда в международной практике важно закинуть какую-то идею, чтобы она постоянно обсуждалась и приводилась к идеальному варианту.
И не исключен момент, когда зерно размышлений ляжет на уже подготовленную почву и расцветет прекрасным цветком.

http://atc.az/index.php?newsid=855

Басмач
25.04.2009, 18:23
«То, чем мы занимаемся, не имеет ничего общего с политикой. Не наше это дело, да и не имеем мы на это права», - заявил в субботу Армен Джигарханян, комментируя заявления Барака Обамы

spectator
23.05.2009, 13:57
...Если мы попытаемся представить этот регион, как определенный участок Большой шахматной доски, на мой взгляд участок крайне важный, если не самый важный, то получим следующее расположение фигур. Основные игроки США, Европейский Союз, Турция (атлантисты), Российская Федерация (евразийцы), Иран, переживающая Ренессанс исламская цивилизация, которая впрочем, на данном этапе слишком молода и слаба, чтобы участвовать в Большой игре. Контрагенты атланстистов – Грузия, сателлит в силу конкретно-исторических причин, Азербайджан, тут к конкретно-историческим причинам, добавляются причины этнического характера. Контрагент евразийцев Армения – вынужденный союзник Российской Федерации в силу таких же конкретно-исторических причин. И три квазигосударства, находящихся под контролем евразийских сил – Абхазия, Южная Осетия и Нагорный Карабах.

Чтобы не углубляться в проблемы противостояния Армении и Азербайджана и смысла существования такого «государства» как Нагорный Карабах, выскажу мнение, что здесь сработала бомба замедленного действия, заложенная евразийцами еще в период их проникновения на Кавказ. По сути, Армения очутилась заложником ситуации, когда при всей очевидности выбора, а пользу атлантического курса, страна вынуждена пребывать в состоянии абсолютно бесперспективного и вредного альянса с умирающей империей. По сути, решение этой проблемы целиком и полностью зависит от того, как долго империи удастся держать эту страну в качестве заложника, шантажируя ее проблемой Нагорного Карабаха. Конечно, сегодня можно много рассуждать о том, по какому пути пошла бы новейшая история Южного Кавказа, если бы в начале девяностых годов политики Армении и Азербайджана не принялись бы абсолютно безответственно разыгрывать антитурецкую (антиармянскую) карту. Допустить возможность такого варианта тождественно тому, что допустить возможность бездействия в Советском Союзе Комитета государственной безопасности. Так или иначе, Российская Федерация по праву, как правопреемник СССР, на сегодняшний день пользуется Арменией, как евразийским анклавом внутри территории противника. Отметим, что попытки Турции наладить отношения с Арменией (что, по сути, тождественно налаживанию взаимоотношений Армении с Азербайджаном) обязательно наткнуться на ожесточенное сопротивление Москвы. Впрочем, кремлевским товарищам нет смысла беспокоиться раньше времени, ведь кроме конкретной проблемы Нагорного Карабаха, над договаривающимися сторонами дамокловым мечом висит груз прошлого, кровавая история начала и конца двадцатого века, полная тяжелых трагедий с обеих сторон. Однако, это совсем не значит, что Армения в данной ситуации обречена. Самое худшее, что может грозить этой стране, это возвращение к границам Армянской ССР. На мой взгляд, если не произойдет ничего экстраординарного, Армении придется согласиться на широкую автономию Карабаха в границах Азербайджана, ибо новая война будет иметь самые трагичные последствия, надеяться на то, что мировое сообщество не допустит нового Мец Егерна, в тот момент, когда большая игра на Кавказе вступит в активную фазу, по меньшей мере, наивно. Однако, этот сценарий возможен лишь при победе атлантистов, а вот, что произойдет, если евразийцам удастся, осуществить свои планы?
...
Ломание копий вокруг газопровода «Набукко» подтверждает тот непреложный факт, что для империи жизненно важным стало даже не продажа собственных энергоресурсов, а спекуляция чужими. Возникает вопрос, каков запас прочности у подобной империи. Не буду отвечать на данный вопрос, он риторический. Европе нужен дешевый газ, Турции расширение своего влияния на тюркский мир, Соединенные Штаты пытаются контролировать ситуацию в мире и все это, увы, противоречит национальным интересам империи. Но даже это не столь важно, империи в том виде, в котором существует Российская Федерация сегодня, это империя вчерашнего дня....


--> Кавказский меловой круг (http://www.apsny.ge/analytics/1242889879.php)

21/05/2009
Гела Васадзе

spectator
04.06.2009, 10:28
ГРУЗИЯ, АЗЕРБАЙДЖАН И РОССИЯ СЕГОДНЯ И ЗАВТРA. ВЗГЛЯД ИЗ БАКУ (http://www.georgica.net/analitic/?page=ru&id=276)


Совместные точки пересечения

Православную Грузию с соседним Азербайджаном, в котором преобладает шиитское население, связывают общая история, географическое положение, (скрытое и не очень) стремление обеих стран как можно быстрее интегрироваться в НАТО и ЕС, особое партнерство с США и их союзниками в регионе (Турция и Израэль), а также - и это наверное самое важное - схожий опыт проблем во взаимоотношениях с бывшей метрополией, с Россией. Хотя и в грузино-азербайджанских отношениях не всегда все было безоблачно, но уже даже в период независимости в 1918-1920/21 гг. Тбилиси и Баку были связаны военным договором (1919 г.), и после окончания советской оккупации в 1991 г. стратегическое партнерство между Грузией и Азербайджаном встало вновь на повестку дня. И в этом нет ничего странного: В восточной Грузии в Тбилиси (район Мейдани) живут азербайджанцы, а в западном Азербайджане – грузины. Тбилиси в XVIII-XIX веках был одним из центров азербайджанской культуры. Об этом хорошо помнят в Баку: писатели-просветители Мирза Фатали Ахундзаде (1812–1878) и Мирза Шафи Вазех (1792-1852) творили именно в Тбилиси. Министр иностранных дел независимого Азербайджана Фатали Хан Хойский (1875-1920) похоронен там, впрочем как и Ахундзаде. В Тбилиси возникла первая азербайджаноязычная газета "Тифлис ахбары" ещe в 1832 году. Интересен также и тот факт, что сразу по созданию национального университета в освобожденном от большевиков Баку в сентябре 1919 г. одной из первых кафедр была кафедра картвелологии. В Баку начала XX-го века выходили грузинские газеты, а на нефтепромыслах работали грузинские рабочие. В Баку жили не только представители грузинской интеллигенции и аристократии (напр. семья Кипиани), но и грузинские социал-демократы и марксисты. И Ной Жорданиа, и Сталин (тогда еще Джугашвили и Коба) с Берией подолгу задерживались в Баку.

Итак, грузин и азербайджанцев, таких разных по языку, вере и даже алфавиту, объединяет общая история, которая на Кавказе традиционно играла и играет важную роль. И в Грузии, и в Азербайджане Россия никогда не воспринималась как страна-культуртрегер, обладающая более развитой литературой, культурой и языком. При всем уважении к русскому языку и культуре, выражавшимся уже в XIX веке в восхищении творчеством Пушкина, Лермонтова и Толстого, степень обрусения элит здесь было минимальной (в Грузии еще меньше, чем в Азербайджане), что особенно заметно сегодня, когда новое постсоветское поколение в Грузии и в Азербайджане на английском говорит лучше, чем на русском. Это одна из причин, обусловивших относительно легкое „прощание“ с Москвой - процесс, начавшийся в Грузии 9 апреля 1989 г, а в Азербайджане - 20 января 1990 г., когда Михаил Горбачев попытался силой сохранить южнокавказские республики в составе империи.

Соседский Гюрджюстан

Грузия (по-азербайджански Gürcüstan (Гюрджюстан)) всегда вызывала у подавляющего большинства азербайджанцев положительные ассоциации: единое культурное пространство Кавказ, кодекс чести "ар-намус (по-грузински намуси)", консервативный взгляд на жизнь, общее понятие порядочности и т. д. Грузины и Грузия - постоянные и излюбленные темы в азербайджанской литературе, начиная с Низами Гянджеви (XII век) и вплоть до Анара с его замечательным рассказом "Гюрджю фамильясы" (Грузинская фамилия). Грузинско-азербайджанские межчеловеческие отношения воспевались даже в эмиграции. Здесь достаточно упомянуть бессмертный роман азербайджанского эмигранта Курбана Саида (Льва Нусембаума (1905-1942)) "Али и Нино", переведенное на более чем 30 иностранных языков. Кстати, то же самое наблюдалось и наблюдается в музыке. Основатель джазовой культуры на Кавказе, азербайджанский джазмен Вагиф Мустафазаде (1940-1979) долгое время жил и творил в Тбилиси. Грузинская певица Манана Джапаридзе прекрасно интегрирована в бакинскую эстраду, исполняя как грузинские романсы так и азербайджанские песни.

В последние несколько лет Тбилиси и Баку неоднократно посещались азербайджанскими и грузинскими журналистами. Первые восхищаются открытостью и толерантностью "Южного города", а вторые с восхищением указывают на тот факт, что Грузия решительней всех на Кавказе попрощалась с колониальным советским прошлым. Статьи о Тбилиси можно часто видеть в ведущих бакинских изданиях как "525-ci qazeti", "Yeni Müsavat", kultaz.com.

В Тбилиси вспоминают с благодарностью по сей день помощь из Баку, который не сократил поставки газа и нефти в Грузию, несмотря на давление извне. Баку сопережевал вместе с горийцами во время российско-грузинской войны в августе 2008 г. Статьи в азербайджанской прессе достаточно четко показали, что азербайджанцы проявляли солидарность с Грузией в те августовские дни: молодежь устраивала демонстрации около грузинского и российского посольства.

Наряду со всеми этими аспектами, азербайджанское общество заинтересовано в урегулировании конфликта между Тбилиси и Москвой. Оно видит в нем много параллелей с собственной ситуацией. С точки зрения официального Баку, а также широких слоев азербайджанского общества, автономные регионы Абхазия и Южная Осетия являются интегральными и составными частями грузинского государства, также как и Карабах воспринимается азербайджанцами не только как неотъемлсмая часть Азербайджана, но и как колыбель азербайджанской культуры. Грузия может расчитывать на полную поддержку со стороны официального Баку при дипломатических дискуссиях о верховенстве принципа территориальной целостности в международном праве.

Думая о "завтра"

На Кавказе, восприятие действительности связано с историческим опытом, хотя добрососедские отношения с Россией смогли сложиться и после оккупации южнокавказских стран в 1920-21 гг. Туристы из российcких городов приезжали на черноморские и каспийские курорты, а грузины и азербайджанцы выезжали минимум раз в год в Москву. С 1991 года многое изменилось. Империя СССР распалась, и Россия потеряла не только контроль над восточноевропейскими странами, но и над республиками бывшего Союза. В отличие от 1917-18 гг. потеря контроля сегодняшней перспективы более однозначна. Будучи членами НАТО, Прибалтика и Польша обладают категорической гарантией и защитой своего суверенитета, к которой стремятся другие бывшие колонии. При этом Россия сократилась в размерах и с каждым годом ей все более сложно конкурировать со странами Запада за влияние на постсоветском пространстве. В этом контексте напрашивается вопрос: А что же с Грузией и Азербайджаном? Как и для россиян, для грузин и азербайджанцев последние 20 лет были периодом поиска новой идентичности, экономической трансформации и общественного переустройства, хотя тут есть существенная разница. В Грузии и Азербайджане возникла новая молодежь, для которой национальная независимость - это нечто нормальное и о советско-колониальном прошлом они узнают только из учебников истории, которые также написаны соответсвенно в Тбилиси и Баку. Новое поколение в Грузии и Азербайджане мечтает об учебе на Западе, учит европейские языки, оно более религиозно, чем поколение атеистов-родителей, и воспринимает Россию с точки зрения сегодняшнего развития отношений между Москвой и регионом, которые, к сожалению, оставляют желать лучшего. То есть, лет через 10-15 новое постсоветское поколение будет доминировать в политической, экономической и культурной сфере в Грузии и Азербайджане - теми странами, с которыми РФ граничит на своих южных рубежах. Грузинская и азербайджанская молодежь социализируется в совершенно иных условиях. Постоянный рост национального самосознания, который и без того традиционно был высок в странах Кавказа дополняется однозначным западничеством и тягой к Европе. Россия ассоциируется с регрессом, вчерашним днем, чем-то еще не совсем далеким, но уже далеко не близким. Говоря банально, грузины и азербайджанцы моложе 30-и уже сегодня в своем большинстве Россию или не знают, или же воспринимают в негативных категориях. Если раньше представители грузинской и азербайджанской интеллигенции встречались и знакомились друг с другом на конференциях в Москве и Ленинграде. То, начиная с 1990-ых годов это происходит или в своих столицах, или же в Берлине, Варшаве, Будапеште, Вашингтоне, или даже в баварском Гармиш-Патенкирхене или в Стамбуле. Десятки тысяч кавказских студентов и военных были обучены за последние два десятилетия в западных ВУЗах: это именно те нетворки, или группы, которые будут определять кавказскую элиту будущего. В Грузии это уже сегодняшная реальность, а в Азербайджане это пpизойдет через несколько лет и ещe даже в большем масштабе, чем в Грузии. По новому указу прeзидента Алиева около 5000 тысяч азербайджанских студентов будут отправлены на Запад в ближайшее время. Многие учебные программы, в которых участвует Грузия и Азербайджан, интегрированы в восточноевропейские программы, из которых Россия либо исключена, либо не достаточно представлена. Результат - усиленная европеизация, точнее восточноевропеизация новых элит в Грузии и Азербайджане, которая существенно изменит (может изменить) диалог Москва-Тбилиси-Баку в ближайшем будущем и не обязательно в выгодную для России сторону.

После августа, или Косово, Осетия… Чечня, Татарстан и т.д.

Можно долго дискутировать о том, какой из принципов международного права более приемлем в той или иной ситуации. Право наций на самоопределение или же колидирующее с ним право территориальной целостности и незыблимости границ. В случае с Косово, факт нарушения прав человека в этом регионе, а также многочисленные факты этнических чисток явили собой необходимость признания государственной независимости Косова. Пример Косова, как это уже неоднократно заявлялось, не имеет ничего общего с конфликтами на Южном Кавказе. А как же обстоит дело с конфликтами на Кавказе Северном? Это очень серъезный вопрос, который уже сейчас интенсивно обсуждается во многих странах Восточной Европы, в том числе в Баку и особенно в Тбилиси. Именно признание независимости Абхазии и Осетии Россией дало толчок этим дискуссиям. Насколько правомерным является пребывание Чечни в составе РФ после двух кровопролитных чечено-российских войн на протяжении последних двух десятилетий? Были ли нарушения прав человека в Косово со стороны сербской армии и полиции сравнимы с нарушением прав человека в Чечне? Читая доклады международных организаций, к примеру, "Амнести Интернешнл", приходишь к мнению, что нарушения прав в Чечне - это постоянное состояние и будни. Отсюда вывод, как быть с Чечней и Ингушетией? Следует ли Тбилиси признать независимость Ичкерии? В любом случае, дебаты об этом идут в регионе уже давно, и в обоих южнокавказских республиках проживают десятки тысяч чеченцев, в Баку и Тбилиси (еще задолго до Косова и августа 2008 г.) существовали не- и полуофициальные представительства чеченских организаций. Схожая ситуация с межвоенным периодом... В 1920-21 году Польша Пилсудского приняла тысячи грузинских и азербайджанских военнослужащих и политиков, в Варшаве были открыты неофициальные представительства насильно советизированных государств. На Кавказе эту функцию похоже переняли Грузия и Азербайджан. Но и это не выход из ситуации и не решает насущные проблемы в кавказско-российских взаимоотношениях. Главным, что не достает в этих отношениях, это феномен уважения друг друга между сторонами в контексте их диалога. России следует воспринимать южнокавказские республики, да и все остальные страны бывшего Союза как равноправных партнеров, субъектов международного права. Разница в вооружении, величины территории, этническая структура и прочее не должны играть существенной роли. Искусственные и беспочвенные понятия типа "старших" и "младших" братьев, которые, кстати, так и не привились на Кавказе, должны однозначно кануть в лету. К сожалению, и сегодня отношения между Москвой и Баку, а также Москвой и Тбилиси, нисколько не напоминают отношения между Веной и Прагой, или же Софией и Анкарой.

Заур Гасимов

Бывший переводчик немецкого посольства в Баку Заур Гасымов (родился в 1981 г.) изучал политологию, историю и социологию в университетах Баку (1998-2002), Берлина (2001) и Айхштетта (с 2003 г.). В конце 2008 г. защитил диссертацию на тему "Инструментализация истории армией в коммунистических режимах Польши и СССР в 1981-91 гг.". С 2007 г. преподает историю Восточной Европы в Католическом Университете Айхштетт. Стажировался и работал в научных центрах в Гармиш-Патенкирхене (Германия), НУПИ (Норвегия) и в Боннском Международном Центре Конверсии. Участвовал на политологических конференциях в Польше, Грузии и Германии. Является автором около десятка публикаций об истории азербайджано-грузинских отношений, процессах демократизации на пост-советском пространстве, диссидентском движении на Кавказе, а также о современных учебниках истории в странах бывшего СССР. Помимо немецкого и английского языков владеет польским, французским и турецким языками.
http://www.georgica.net/img/analitic/gasimov-zaur.jpg

Dismiss
22.06.2009, 15:01
ЮЖНЫЙ КАВКАЗ – НЕ ЛЮБОВНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК

Азербайджан

Из трех республик Южного Кавказа, Азербайджан всегда находился в особом положении. Это обусловлено обилием плодородных земель и богатыми залежами нефти и газа. В советский период Азербайджан, благодаря своим нефтяным разработкам, являлся одной из немногих союзных республик, которые не были дотационными для госбюджета СССР.

http://atc.az/index.php?newsid=1083

Dismiss
21.10.2009, 11:40
:lol:

http://forgenc.net/uploads/posts/2009-05/1241716900_x_25222f68.jpg

Dismiss
21.12.2009, 18:27
Ваге Аветян: План Путина – порвать Грузию на части и заставить ее проситься обратно в СССР (http://www.newcaucasus.com/index.php?newsid=2854)

Ваге Аветян – писатель и общественный деятель, с 1992 года живет и работает в Стокгольме (Швеция), является одним из основателей Лиги Европейских омбудсменов, в 2002 году выдвигался в шведский парламент от партии «Центр». В эксклюзивном интервью newcaucasus.com он рассказывает о своем видении ситуации на Южном Кавказе.

- Что изменилось на Южном Кавказе после войны между Россией и Грузией в августе 2008 года?

- Эта война была не с Грузией. Когда она началась, я находился в Вашингтоне, и с первого же дня пошел протестовать к российскому посольству. Я жил рядом с посольством, и так получилось, что попал туда раньше, чем появились грузины. Когда я подошел к посольству, там стоял только один американец с транспарантом – классический пацифист, протестующий перед посольствами стран, развязывающих войны. Мы с ним стояли около часа, потом подтянулись грузины, к чести которых скажу, – митинги длились до моего отъезда из США - до 25 августа. Каждый день несколько сот человек в течение десяти часов скандировали антивоенные лозунги, раздавали листовки. Меня спрашивали – почему я поддерживаю Грузию. Я отвечал, что не поддерживаю только Грузию. Ведь это был первый открытый военный шаг, направленный на возвращение в Советский Союз всего Южного Кавказа. На самом деле это была война против Южного Кавказа, а не только против Грузии.

- Напугала ли война Ереван и Баку? Стали ли свободнее Цхинвали и Сухуми от признания Россией их независимости?

- Говорить о свободе не имеет смысла, потому что в самой Россия действует диктатура и фашистский режим. Россия не может привнести свободу – российскому народу самому надо освобождаться от своего режима. В Абхазию и Южную Осетию Кремль привнес свой фашистский режим. И я думаю, что следующим шагом будет попытка дестабилизации ситуации в Джавахети, в Марнеульском районе Грузии... Думаю, очень скоро территориальные претензии к Грузии предъявят Абхазия и Южная Осетия – то есть подготовят почву Кремлю для дальнейшей эскалации напряженности. У меня есть подозрения, что они «вольются» в Самегрело, будут всячески агитировать, настаивая на том, что мегрелы и грузины – не один народ, будут манипулировать различием языков... Конечно, если этот сценарий разыграют, думаю, найдутся комиссары, которые попробуют взорвать сепаратистские настроения в Самегрело, Джавахети, Марнеули. План таков – «порвать» Грузию на части, а затем заставить ее проситься в Советский Союз – это будет единственным способом сохранить эти районы в советской республике Грузия. Но я не уверен, что Грузия получит свои территории, даже вступив опять в Советский Союз...

- Насколько представляется реалистичным такой сценарий развития событий?

- Мы знаем и помним историю Советского Союза. Я не говорю ничего такого, чего раньше не происходило. Путин недавно рассуждал о возможности объединения Грузии. Но я не думаю, что его волновал вопрос воссоединения федеральных частей Грузии в составе единого государства. Думаю, Путин говорил именно о присоединении Грузии к России. И выступая недавно на годовщине ФСБ, он достаточно внятно заявил, что первая фаза задачи выполнена, и надо приступать ко второй – собирать заново Советский Союз...

- В 20-х годах прошлого века Европа потеряла Южный Кавказ, позволив большевистской России оккупировать Азербайджан, Армению и Грузию. Но сейчас положение несколько иное – Южный Кавказ представляет определенный интерес для Запада. Может ли Запад противостоять советско-имперским амбициям России и предотвратить угрозу новой оккупации?

- А проиграли ли европейцы в 20-х годах?

- По крайней мере, впоследствии они подсели на нефтяную и газовую иглу России...

- Я не уверен, что мы обладаем полным объемом информации. Но и в конце ХХ века Запад особо за Кавказ не боролся. Было соглашение между ельциновской Россией и Европой о том, что Кремль отдает ГДР, Прибалтику, Восточную Европу, а остальные республики остаются под покровительством России. То есть, практически позволялось делать на этой территории все, что захочется Кремлю.

Кстати, с 1992-го года на Западе Армению считали островком демократии в регионе – в Грузии был Шеварднадзе, в Армении же – якобы либерал Левон Тер-Петросян. Тогда Россия поддерживала Азербайджан, и столкновения армянских войск происходили непосредственно с российскими солдатами. Азербайджанцы еще не были вооружены. Думаю, изменение произошло из-за того, что армяне в то время добились больших успехов, нежели ожидал от них Кремль, Армения выигрывала войну. И Кремль занял сторону выигравшей страны – так легче контролировать ситуацию на Кавказе. Тогда и произошел замена – Армения стала пророссийской, Грузия – прозападной. Тут, думаю, не столь важно, какая из наших стран «прозападная» или «прокремлевская». Для формата Минской группы, думаю, самое важное - не допустить на Южном Кавказе того, чтобы вдруг все три республики оказались на одной стороне, чтобы не произошло их объединения. Потому что, если теоретически представить союз южнокавказских республик, это была бы очень сильная структура. Теоретически, политический и государственный южнокавказский формат способен контролировать весь регион и даже более того. Но этого никто не хочет – ни Кремль, ни Европа, ни США, ни Иран, ни Турция. Конечно, есть шанс, что они между собой договорятся о разделе Южного Кавказа и установлении совместного контроля над нами... Поэтому, не считаю случайным структуру минского формата – Европа, Россия, США. Думаю, в действительности между этими тремя большими геополитическими субъектами нет противостояния в регионе – в отношении Южного Кавказа у них полная гармония. Им всем нужен разделенный Южный Кавказ.

- Получается, мы - в безвыходном положении, у нас нет никакого альтернативного будущего?

- Не совсем так. Думаю, психологически мы, как народы, в большинстве своем не готовы к самостоятельности. Простой народ часто ностальгирует по Советскому Союзу... Я думаю, время нам было отпущено для того, чтобы людям надоело быть независимыми, поскольку продукт независимости – это то бедствие, которое мы видим на Южном Кавказе. Народ будет молиться на Советский Союз... Таким образом, психологически подготавливается почва для новой «советской» оккупации.

- А как жить в новом «Советском Союзе» с тремя конфликтными регионами – Нагорным Карабахом, Абхазией, Южной Осетией?

- Думаю, в данном случае запустят разработку Сталина – так называемые «сливки» отправят в соответствующий ГУЛАГ, все остальные - приутихнут.

- В последнее время наблюдается активизация Запада в вопросах урегулирования карабахского конфликта, происходят встречи Алиева и Саркисяна не только в России, но и на Западе, идут переговоры о нормализации армяно-турецких отношений, появляются перспективы открытия армяно-турецкой границы... Разве эти факторы не снижают зависимость той же Армении от России?

- Можно по-разному манипулировать имеющейся информацией. Думаю, здесь решаются конкретные местные интересы Кремля, европейцев и американцев. Во-первых, после ухода администрации Буша задача американцев - реабилитация своего имиджа. Сейчас они избрали президента, который разъезжает по планете и проповедует мир, несмотря на то, что у него войск больше, чем у Буша. Это неплохо работает на местный американский пиар – сегодня Обама имеет имидж миротворца. А если я не ошибаюсь, армяно-турецкая граница – самая старая закрытая граница в мире (около 100 лет). И Обама станет тем лидером, который откроет одну из самых застарелых закрытых границ, добавив себе еще один плюс для получения Нобелевской премии мира.

В милитаристских кругах открытие границы может подаваться как транзитный сухопутный путь через Армению к иранской границе, куда американцы долгое время пытаются попасть, а турки не очень охотно идут на контакт. Думаю, в действительности граница будет открыта для транзита американских войск в направлении Ирана. Почему Россия дает свое согласие и даже всячески подталкивает к этому Анкару? Думаю, Кремль просто уже получил взятку за это – Грузию. Ведь уже особенно никто не бушует по поводу оккупации Абхазии и Южной Осетии... А если России удастся полностью получить Грузию - Армения и Азербайджан окажутся под очень сильным давлением Турции и Ирана. И тогда, думаю, политические круги в Ереване и Баку сами захотят вместе с Грузией присоединиться к северному соседу. Возможно, лет через 5-10 Кремль заберет Грузию, Армению и Азербайджан, и тогда, если ему захочется закрыть эту границу, ее опять закроют, восстановив прежние советские рубежи.

Для американцев открытая граница означает транзит. Кстати, им он нужен не больше, чем, скажем, на 5-10 лет. Не знаю, какие у них разработки и что они готовят против Ирана, но, вполне возможно, им эта дорога будет нужна пять лет, а потом они ее оставят Кремлю. Они уйдут, и все будут довольны. Турция зарабатывает либеральные очки, начинает говорить о геноциде, открывает границу, демонстрирует добрую волю. Это плюс в копилку имиджа Турции, как потенциального члена Евросоюза. Получается, Россия выигрывает, американцы выигрывают, Турция выигрывает... Проигрываем мы. Не из-за того, что границы открываются... Если предположить, что Армения и Турция открыли границу путем прямых переговоров, конечно, это хорошо повлияло бы на регион. Но в данном случае нас опять разыгрывают как разменную карту. Уже не впервые...

- Если эта версия близка к реальности, получается, у нас нет другого шанса, как ждать, когда нас «разыграют» и пристегнут – туда или сюда?

- Почему же, шанс есть – нам наконец надо все это понять, собраться вместе и заморозить внутренние конфликты нашими внутренними силами.

- Каким образом?

- Нужны люди доброй воли, которые понимают, что конфликты необходимо остановить не в соответствии с геополитическими понятиями, а в соответствии с понятиями гуманными и гуманитарными. Нам очень часто надо собираться и думать о том, что делать дальше. И в первую очередь во всех республиках надо открывать архивы советского КГБ, потому что в наших странах до сих пор действует агентура Кремля. Во всех трех республиках бывшие чекисты чем занимаются и на кого работают – сегодня можно только догадываться. Я был знаком с деятельностью этой организации в течение более трех десятков лет, знаю ее историю, знаю, для чего в Советском Союзе была создана эта организация. Она не только защищала безопасность СССР, но еще и выполняла функцию организации, которая бы собрала обратно Советский Союз, если он распадется. И эти люди делают свою работу – они есть, они до сих пор здесь живут, выглядят как мы, говорят на тех же языках, они наши родственники, они находятся во всех структурах и они лучше приспособлены к жизни. Если за последние 20 лет они и теряли на время часть своей власти, очень быстро ее восстановили, занимая ключевые посты и концентрируя в своих руках все экономические рычаги. И пока мы их не знаем, существует огромная опасность того, что они будут править нами, присоединив в итоге к «матушке-СССР».

Кстати, после распада СССР три балтийские республики, Чехия, Словакия, Польша, а затем Румыния, Болгария, югославские республики прошли процедуру люстрации. Там из-за этого пострадало много людей, потому что, когда были открыты архивы, оказалось, что брат стучал на брата, муж на жену, отец на сына и т.д. Тем не менее, эти страны решили пойти на такой шаг, потому что опасались структур, которые остались в нас, и которые способны втянуть нас обратно в Советский Союз.

- Демократические революции в Грузии, Украине – «розовая» и «оранжевая», были осуществлены при прямой или скрытой поддержке Запада. К чему они привели?

- Западные страны отличаются от наших тем, что они не тоталитарны – их правительства не имеют абсолютной власти. Сегодня в какой-то стране правят социал-демократы, завтра придут правые, потом другие... Там видение геополитики другое. Поэтому я не исключаю, что поддержка осуществляется политическими силами, а не самими государствами, силами, которые в тот или иной момент более влиятельны в какой-либо стране или в Европарламенте. В последние 5-6 лет Европарламент – более правый. Поэтому может измениться и их видение геополитики. Политику Кремля можно предугадать – там одна власть, которая, в принципе, и не менялась. В этом плане с Европой труднее. Сегодня европейцы нуждаются в энергоносителях. Европа хотела помочь нашим республиками стать независимыми, но это слишком долго не получалось, а тут еще и экономический кризис случился... К власти в Европе могут прийти, да и уже приходят, правые, которые говорят: «нам нефть нужна, а не демократия». Появляются коммерческие интересы – корпоративно-финансовая заинтересованность правых. И в ущерб демократии они захотят заработать деньги. Но, тем не менее, не одни они решают вопросы поддержки.

Я не считаю, что Запад нас поддерживал в 1992 году, когда оставил наши страны на растерзание РСФСР. Самой необходимой для нас на тот момент была люстрация. Вместо этого Запад стал поддерживать какие-то реформы. Но если бы они помогли нам провести люстрацию в 92-м году, я не исключаю, что сегодня нам не была бы уже нужна их помощь. Южный Кавказ, особенно объединенный Южный Кавказ, при ресурсах Азербайджана, транзитном потенциале Армении и Грузии, мог бы стать очень сильной конфедерацией. И не нуждаться в какой-либо помощи, а лет через 15-20 конфедерация может и сама помогала Европе.

- Инициатива «Восточного партнерства» - фикция?

- Нет, думаю, Европа просто закидывает какие-то семена – на авось. То есть, не исключается, что наши народы поумнеют и проведут люстрацию. Тогда Кавказ станет сильнее и Европе, конечно, захочется иметь такого партнера. Если наши страны освободятся от РСФСР, можно будет и напомнить, что когда-то Европа создавала для нас такие-то проекты. Но ничего резкого они делать не будут. Резкие шаги должны быть сделаны изнутри. Мы их должны сделать. А уже американцы и Европа соответственно будут реагировать.

- Видны ли политические фигуры в Грузии, Армении, Азербайджане, способные переломить ситуацию в лучшую сторону?

- Не думаю, что эти вопросы решаются политическими фигурами. Есть слой населения, который может резко изменить ситуацию. Мои слова могут показаться парадоксальными, но это журналисты. Это четвертая власть.

В наших странах все делается с помощью brainwashing – власти промывают мозги своим народам. И промывает с помощью журналистики. Но если найдется минимально необходимое число журналистов, понимающих проблему, или хотя бы дающих правдивую информацию – не подогнанный анализ, а пусть и ошибочный, но свой, честный анализ, думаю, есть шансы на просветление мозгов наших народов. Потому журналисты так важны для наших властей. Ведь не случайно погибают журналисты, не случайно они сидят в тюрьмах...

Одно понимание того, что власти боятся журналистов, должно натолкнуть на мысль, что журналисты очень сильны. И в этом плане мои надежды только на журналистов, но не на личности. Наша ошибка состоит в том, что мы все время связываем свои судьбы с какими-то конкретными личностями, но не с концепциями. Открыть же концепции людям могут журналисты.

Еще один «слой» общества, способных принести перемены – писатели. Они могут открыть людям глаза не только на сегодня, но и на завтра. Книги и литература способны дать не только информацию, но и воспитывать людей. Сегодня человеку порой приходится выбирать между свободой и хлебом. И функция журналистов и писателей как раз заключается в том, чтобы показать людям все ценности свободы. Журналисты и писатели – это армия независимости на Южном Кавказе...

Ираклий Чихладзе, Эдуард Азнауров, специально для newcaucasus.com

Dismiss
06.08.2011, 12:13
Шаг влево, шаг вправо - расстрел, как в Армении, или переворот, как в Азербайджане (http://www.inosmi.ru/caucasus/20110729/172623975.html)

Лейла Нароушвили

Южный Кавказ все еще рассматривается Россией своей зоной влияния, доказательством чему служат не только российские оккупационные войска на территории Грузии или российская военная база в Гюмри (Армения), но и контроль над политико-экономической ситуацией, правда не всего Южного Кавказа. В этом смысле у Москвы сохранились рычаги давления, в том числе и в виде конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Об этом интервью азербайджанского политолога Зардушта Ализаде порталу «Грузия Online«.

- Последняя встреча президентов Армении, Азербайджана и России оказалась безрезультатной по Нагорному Карабаху. Некоторые эксперты считают, что до президентских выборов в России не будет никаких изменений вокруг решения этой проблемы, так как Москву устраивает ситуация «ни мира, ни войны»...

- Никто из политологов не в состоянии со 100%-ой точностью предсказать ход событий на Южном Кавказе. Так много иррационального и непомерной роли индивидуальных и мелких групповых интересов влияют на ситуацию, что здравый смысл, учет реальных интересов сторон конфликта и научные критерии просто отметаются. Кто мог представить себе, что Россия начнет разжигать конфликт, который подорвет ее гегемонию в регионе?

Сейчас сложилась парадоксальная ситуация шахматного цугцванга, когда против России и пролонгация статус-кво, и любое предвидимое развитие в конфликтной зоне. Россия может выиграть только при варианте решения конфликта на базе защиты демократических прав населения и уважения законных прав государств, но исповедуемая нынешним политическим руководством философия делает невозможным принятие ею любого рационального и выгодного всем сторонам решения.

Так что более вероятна некая симуляционная акция, призванная продемонстрировать крутость и эффективность президента Медведева. Ничего серьезного и позитивного от посредничества России ни Армении, ни Азербайджану ждать не следует.

- Может ли повторится в отношении Карабаха аналогичная с Грузией ситуация 2008 года и в случае войны между Арменией и Азербайджаном Москва признает независимость Карабаха?

- При иррациональном, и будем откровенны, антироссийском характере российского руководства ничего нельзя исключать. Но чего добилась Россия актом признания сепаратистских режимов? Предельно ясной демонстрации отсутствия какого-либо авторитета в мировой политике, отсутствия верных союзников...

Что касается вероятности возобновления войны, то полагаю, что Армения, реально оккупирующая Карабах и не несущая никакого наказания за нарушение международного права, сама не заинтересована в таком изменении ситуации, которое таит в себе много неизбежных угроз, одна из которых очевидна - тотальное разрушение всего в зоне боевых действий и огромные людские потери.

Азербайджанская власть сладострастно проедает огромные деньги от углеводородного сырья. Мешает ли нерешенность конфликта этому любимому занятию? Отнюдь, более того, конфликтом легко затыкаются рты протестующих граждан. Поэтому я лично не вижу серьезных причин для нового витка боевых действий. Другое дело, что России понадобятся новые бедствия и новые катастрофы, традиционно захочется получить копеечную прибыль за счет сожжения домов соседей...

- На какие уступки или компромиссы должны пойти Азербайджан и Армения в отношении Нагорного Карабаха?

- Камнем преткновения на переговорах является нежелание Армении согласиться с ситуацией восстановления контроля Баку над Карабахом и решимость Баку сохранить территориальную целостность страны. На первый взгляд - противоречие неразрешимо. Но это в реальности авторитарных политических режимов Южного Кавказа. Хотя, кроме ущербных политических режимов Армении и Азербайджана, в мире существуют также демократические государства, которые обеспечивают реальную безопасность и самоуправление этнических меньшинств, при сохранении территориальной целостности страны.

Представители гражданских обществ Армении и Азербайджана на месте изучали чрезвычайно успешный и поучительный опыт совмещения самоопределения шведского меньшинства и территориальной целостности в Финляндии на примере Аландских островов. Мы пришли к мнению о привлекательности этого примера как основы для обсуждения путей выхода из нашего конфликта. Теперь дело за созданием некоего общественного двухстороннего формата для разработки совместных идей и начала созидательного обсуждения на уровне экспертных сообществ.

Для компромисса по Карабаху необходимо, чтобы Армения заявила о признании территориальной целостности Азербайджана, а Азербайджан о своем согласии на автономию Нагорного Карабаха по образцу Аландов, что практически исключает вертикальное подчинение региона столице «по-южнокавказски».

Насколько реальны перспективы озарения демократией сознания южнокавказских феодалов? Все зависит от самих народов - хотят жить как люди, должны требовать от властителей уважения законов и интересов граждан, согласия на компромисс. Не понимают и не знают прелестей мирной жизни под сенью законов - пусть продолжают жить в этом постыдном и унизительном положении, слушать трели националистических сирен, завлекающих народы на скалы национальной катастрофы.

- В Москве состоялась встреча министров иностранных дел России и Азербайджана - Лаврова и Мамедьярова. На пресс-конференции, Лавров заострил внимание на характер базовых принципов, которые являются «не юридическим, а политическим документом». Что это означает? Если это понижение статуса документа, кому он выгоден и для чего это делается?

- Конфликт из-за НК в реальности политический и любые ссылки на право являются отвлекающим маневром для сокрытия истинных целей бенефициаров. Это относится одинаково и к Армении, и к Азербайджану, и к сопредседателям. Просто, в рамках Минской группы страны-сопредседатели больше ищут механизмы защиты своих меркантильных и геополитических интересов, чем защиты населения стран Южного Кавказа. Г-н Лавров прав, этим заявлением он не повышает и не понижает статус обсуждаемого документа, он просто грамотно квалифицирует его природу.

- Жестокая реальность - страна, которая заинтересована в провоцировании войн в лице т.н. этноконфликтов на Южном Кавказе, как инструментов давления, является одним из главных медиаторов во всех конфликтах – это Россия. И поэтому они нам постоянно напоминают, что в Грузии можно еще спровоцировать конфликты, например, с азербайджанцами или армянами, проживающими у нас...

- Не только у вас. И в Азербайджане Россия в состоянии разжечь дополнительно не один очаг межэтнического конфликта. Но вину я накладываю не только на Россию. Она делает то, что делала всегда. А где же мозги политиков ЮК?

- Как Вы прокомментируете слова руководителя Фонда Джеймстаун Глена Ховарда: «Что касается Европы, то у нее нет особой заинтересованности в Южном Кавказе.Поэтому, единственным конкурентом России в этом регионе являются США. Однако у Вашингтона нет конкретной политики в этом регионе и вся инициатива в руках России. Азербайджан же хочет привлечь к решению конфликта все ведущие державы».

- У Европы заинтересованность есть. Нет политической воли. Во внешней политике Европа в целом плетется в фарватере Госдепа. Сами непосредственные участники конфликта - главы Армении и Азербайджана - зависимы от России и имитируют поиск мирного решения, избегая нарушить инструкции Кремля. Шаг влево, шаг вправо - расстрел, как в Армении, или переворот, как в Азербайджане.

Азербайджану следует не привлекать к разрешению конфликта новые государства и организации, а реально начать диалог с армянским и азербайджанским населением Карабаха, начать диалог с гражданским обществом Армении. Тогда откроются новые горизонты и появятся новые пути-дороги к миру.

- Вы встречались с азербайджанцами, гражданами Грузии, как они живут, какие проблемы их беспокоят?

- Проблемы граждан Грузии азербайджанской национальности ничем не отличаются от проблем граждан Грузии грузинской национальности. Они общие для всех - безработица, бедность, нехватка ресурсов (земли, доступа к кредитам и пр.). Есть и специфические проблемы, проистекающие из недостаточного владения государственным языком и слабых навыков отстаивания своих гражданских прав. Я наблюдаю за положением в Грузии, начиная с 1989 года, и отмечаю позитивные тенденции: растет сознательность азербайджанцев Грузии, знание грузинского языка, их сплоченность. Но ожидать от грузинских бюрократов соблюдения абстрактной справедливости и гуманизма такое же бесплодное занятие, что и ждать подобное от азербайджанских бюрократов.

- Недавно я прочла, что этническим грузинам-ингилойцам в Саингило, Закатальской области, очень трудно жить, им не разрешают открывать грузинские школы, говорить на грузинском языке, крестить детей, давать им грузинские имена и фамилии, о прессе и телевидении на грузинском языке и речи не может быть. Трудно в это поверить...

- Аналогичная ситуация и у грузин Азербайджана. В области нарушения прав человека азербайджанские чиновники их не «дискриминируют» - обижают не меньше азербайджанцев других национальностей. Могу им посоветовать то же, что советовал и советую азербайджанцам Грузии: объединяться в политическом и общественном поле, наладить тесное сотрудничество с гражданским обществом страны и единым фронтом выступать в защиту соблюдения гражданских свобод всех жителей Азербайджана.

- Как Вы смотрите на идею, превратить Текали в маленький кавказский Брюссель, но с истинно демократичным наполнением (имеется в виду участие простых граждан всех государств, вовлеченных в конфликты) – осуществимо ли сближение конфликтующих народов?

- В это верит г-н Ванян. Своим участием в его проектах свою солидарность выразили более полусотни жителей региона. Дело за малым - поверить и начать работу для реализации этого благородного почина. Лично я верю, что мы преодолеем все конфликты и превратим Южный Кавказ в регион мира и процветания. Если это не так, то мы должны расписаться в своей ущербности и дикости. А это для меня неприемлемо.

Dismiss
04.11.2011, 12:48
ЮЖНЫЙ КАВКАЗ В ПОИСКАХ ОБЩЕЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

Питер Семнеби

Конфликты на Южном Кавказе вряд ли будут окончательно разрешены в ближайшем будущем. Существуют разные связанные между собой уровни противостояния, которые необходимо устранять параллельно. Грузинские конфликты включают в себя и межгосударственный, и внутригрузинский компоненты. Эти аспекты нельзя игнорировать или отрицать. Урегулирование можно считать состоявшимся тогда, когда с этим согласятся все участвующие стороны. А это случится лишь после того, как будут удовлетворены главные потребности сторон: физическая безопасность, безопасность людей и право перемещенных лиц на возвращение. Статус – вторичный вопрос. Стороны конфликта иначе взглянут на вопросы статуса после того, как будут удовлетворены их первичные нужды. Помимо всего прочего, имеется и стратегический уровень, с точки зрения которого Южный Кавказ – одно из нескольких игровых полей в более крупной игре.Уже сегодня может быть заложен фундамент для урегулирования конфликта.
http://atc.az/index.php?newsid=1810

Dismiss
04.11.2011, 12:57
Реакция на статью Питера Семнеби:

Кто обустроит Кавказ? (http://www.vestikavkaza.ru/analytics/politika/45544.html)

Бывший спецпредставитель ЕС Петер Семнеби выступил со статьей о ситуации на Южном Кавказе и перспективах интеграции региона на основе «новой идентичности». Примечательно, что он решил опубликовать статью в журнале «Россия в глобальной политике».

Еще несколько лет назад трудно было себе представить, что ЕС сформулирует столь четкое видение развития региона, традиционно считавшегося зоной привилегированных интересов России. В самом начале программной статьи господин Семнеби формулирует концептуальную мысль о необходимости поиска «единой идентичности, чтобы лучше ладить друг с другом». Мысль, конечно, не нова, но прежде она воплощалась лишь в очень неустойчивые формы и бесперспективные модели объединения «Закавказской федерации», «Горской республики» либо в откровенно конфронтационные и антироссийские проекты «Общекавказского дома» первого президента Грузии Звиада Гамсахурдиа и лидера Ичкерии Джохара Дудаева.

В середине 1990-х годов появилась «кисловодская инициатива» по объединению или некой кооперации всего «большого Кавказа», включавшая три закавказских страны, республики Северного Кавказа, а также Ростовскую область и Ставропольский край. Но «кисловодский процесс», по понятным причинам, сошел на нет сразу после того, как один из идеологов «Чеченской республики - Ичкерия» Мовлади Удугов предложил основать «Организацию по безопасности и сотрудничеству на Кавказе» (этакое квазиОБСЕ) с центром в Тбилиси.

Предложение Семнеби, по большому счету, глубже и интереснее всего, что было раньше уже по той причине, что он предлагает сначала определиться с общей идентичностью («чтобы помочь выйти за рамки узконационального самоопределения»), опираясь на которую только и может формироваться любое объединение. Причем, явно имеет в виду не этно-национальную, а гражданскую идентичность на основе европейских ценностей либерализма и свободы личности.

Официальный представитель ЕС обещает помочь этим усилиям, «добавив новое измерение принадлежности стран Южного Кавказа к большой европейской семье». Подтверждая интерес ЕС к региону в качестве «энергетического и транспортного коридора к Каспийскому морю и далее», Семнеби подчеркивает заинтересованность объединенной Европы в «поддержании здесь стабильности, безопасности и процветания». Он дает понять, что речь идет не просто об очередном прожекте «установления мира во всем мире», а вполне прагматичном интересе по строительству «южнокавказского коридора» для транспортировки углеводородных ресурсов центральной Азии на европейские рынки по альтернативному маршруту.

Хотя автор тут же дипломатично оговаривается: «трудно развеять распространенные опасения по поводу того, что взаимодействие со странами Южного Кавказа будет означать конкуренцию и конфронтацию с Россией, а не стимул для сотрудничества».

По словам Питера Семнеби, Евросоюз несколько лет назад включил регион в стратегии европейской безопасности, «ближнего соседства» (а также их производной – программы «Восточного партнерства, – прим.ВК) но «отбросил все сомнения и заявил о приверженности принципу взаимодействия со странами Южного Кавказа лишь после того, как в регионе вспыхнула война».

Это очень интересное признание. Сама логическая конструкция фраз приводит к заключению, что ЕС «решил отбросить все сомнения и опасения» относительно «конкуренции с Россией в этом регионе» именно после пятидневной войны 2008 года. Получается, что война, которую выиграла Россия, привела не к закреплению ее «привилегированной» роли в регионе, а наоборот, к активизации других влиятельных игроков, осознавших, что цивилизованная конкуренция в этом регионе и большая вовлеченность в решение ее проблем, как раз и является необходимым, хотя и недостаточным условием для осуществления прагматичных интересов по обеспечению безопасности и функционированию «южнокавказского энергетического коридора».

Тем более что Россия, в соответствии с законами той же конкуренции, вовсе не горит желанием допустить в эту зону других игроков, хотя бы по причине незаинтересованности в транспортировке каспийских энергоносителей из каспийского бассейна по альтернативным маршрутам.

Данный тезис официального представителя ЕС – наглядная иллюстрация ошибочности заключения многих авторов о том, что проиграв пятидневную войну в военном плане Михаил Саакашвили с его радикальным «прозападным проектом» ничего не выиграл в плане политическом и даже геополитическом. В 1990-х из под пера официального представителя ЕС не могло выйти ничего подобного рассуждениям об объективной неотвратимости конкуренции с Россией за влияние на Южном Кавказе. Тем более что тогда и должности такой не было.

«Пятидневная война стала серьезным откатом назад, но, хотя это и может показаться парадоксом, дала импульс для выдвижения инициатив, которые в противном случае могли бы никогда не увидеть свет», - продолжает в том же ключе европейский дипломат.

Конечно, в данный момент Россия (а вовсе не ЕС) обладает «контрольным пакетом» ресурсов влияния на ситуацию в регионе, поскольку именно Москва держит руку на пульсе южнокавказских конфликтов. Но в условиях, когда РФ и ЕС предлагают странам региона свои концепции интеграции (в своей программной статье Владимир Путин выдвинул проект Евразийского союза), определяющим становится способность двух центров силы по преодолению главного препятствия и основного наследия прошлого – этно-национальных конфликтов.

И Брюссель, и Москва, судя по всему, начинают осознавать, что сохранение статус-кво, которого они держались до последнего времени, становится опасной политикой, поскольку если конкурент сможет быстрее предложить эффективное и взаимоприемлемое разрешение конфликтов (посулив ее участникам ощутимые бонусы на основе своего проекта интеграции), это приведет к историческому геополитическому поражению «запоздавшей стороны».

Именно поэтому, России уже не может быть выгодно сохранение статус-кво, например в нагорно-карабахском конфликте. Настает время, когда Москва просто вынуждена будет выступить с новым «планом Козака» - конкретным алгоритмом урегулирования по примеру мирного плана по Приднестровью, благодаря которому она в свое время смогла надолго перехватить инициативу у конкурентов в том регионе.

Если же Москва не воспользуется своей естественной привилегией обладателя «контрольного пакета», то в недалеком будущем и этот «пакет» и «привилегия» перейдут к другим сильным игрокам, осознающим, что пресловутый статус-кво по определению не может служить основой для развития и интеграции.
01.11.2011 / Автор: Георгий Калатозишвили

Travis Bickle
04.11.2011, 13:21
Трудности, с которыми сталкивается Турция, стремящаяся играть более активную роль на Кавказе, как в зеркале отражаются в ее неудачной попытке нормализовать отношения с Арменией. А без этого она не сможет стать здесь важным игроком. Брюссель всячески поддерживал процесс нормализации между Анкарой и Ереваном, будучи твердо убежденным в том, что открытие границы задаст импульс положительной динамике, способной облегчить разрешение других конфликтов. Присутствуя при подписании турецко-армянских протоколов в Цюрихе в октябре 2009 г. вместе с несколькими министрами иностранных дел, включая Сергея Лаврова, я вполне разделял впечатление Верховного комиссара Хавьера Соланы, который заявил о всемерной поддержке мирного процесса. Неудача с ратификацией достигнутых соглашений стала огромным разочарованием; однако совместные усилия Европейского союза и его партнеров по крайней мере служат гарантией того, что процесс лишь приостановился, но не заглох.

какой же этот семнеби идиот. я очень извиняюсь. Вообще уместен неологизм Ашины: "евроидиот"

Ашина
07.07.2012, 02:25
На протяжении двух десятилетий после распада СССР Россия видела своим естественным союзником в Закавказье именно Армению как наиболее стабильное и предсказуемое в военно-политическом отношении новообразованное государства. В 1990-е гг. на фоне консолидированного стремления Армении и армян к доминированию в регионе Южного Кавказа Грузия и Азербайджан со своими внутриполитическими клановыми междоусобицами казались и даже некоторое время являлись территориями перманентной анархии. Сейчас обстановка в странах Центрального Кавказа принципиально изменилась, и Россия вынуждена искать себе новых партнеров для проведения своего курса не только в Закавказье, но и во всей Передней Азии, к которой данный регион относится географически. Армения экономически слаба, являясь на протяжении всей новейшей истории своей национальной государственности страной-реципиентом, живущей за счет финансовой поддержки России и армянской диаспоры, а поэтому в перспективе не может быть стратегическим союзником России на Центральном и Южном Кавказе. Грузия и Азербайджан в силу политических или национально-религиозных причин, проявившихся в последние годы в серии недружественных по отношении к России внешнеполитических демаршей, объективно также не могут занять вакантное место российского геополитического партнера в Закавказье, поскольку для них это будет сопряжено с односторонним отказом от выполнения комплекса ранее принятых на себя обязательств по отношению к другим мировым центрам силы, чего они позволить себе в одночасье объективно не могут.

Поэтому для сохранения своего стратегического влияния на регион Центрального и отчасти Южного Кавказа в сложившихся условиях Россия вынуждена искать союзников за его пределами. В таком качестве ей могут рассматриваться только две страны – Исламская республика Иран и Турецкая республика, хотя первая из них на роль стратегического партнера в Передней Азии мало подходит в силу специфики и непредсказуемости своей внешней политики и ее зависимости от влияния фактора явно выраженного религиозного мессианства политико-религиозной элиты Ирана в исламском (особенно шиитском) мире. Таким образом, наиболее вероятным претендентом на роль геополитического партнера России в Передней Азии и в регионах Центрального и Южного Кавказа становится Турция, отношения с которой в последние годы бурно развиваются как на государственно-политическом, так и на экономическом и гуманитарном уровне (в этом сближении важную роль играет, в том числе, господство в этих двух странах ислама суннитского толка). Таким образом, мы можем уверенно констатировать тенденцию изменения геополитических приоритетов России в Закавказье и во всей Передней Азии, когда на смену неоправдавшим себя «греческому» и «армянскому» проектам приходит новый – «турецкий», с наличием которого всем странам Кавказа придется считаться уже сегодня.

Стратегический экономический союз России и Турции, который день ото дня обретает новые организационные черты, неизбежно лишит суверенные кавказские государства стратегического политического влияния не только на мировой, но и на региональной арене, т.е. те де-факто лишаться возможность получать напрямую любую техническую поддержку от иных мировых или региональных центров силы. Пассивная помощь властей Турецкой республики России во время южноосетинского вооруженного конфликта в августе 2008 года лишний раз продемонстрировала всему миру готовность ее истеблишмента уступить России геополитические приоритеты на Кавказе в обмен на сырьевые и прочие экономические преференции. Политико-экономические партнерство России и Турции в последние годы начинает приобретать обоюдовыгодное идеологическое оформление в виде идеологии «евразийства», которая в двух странах начинает активно культивироваться не только на политиче-ском, но и на научно-академическом уровне, что уже в ближайшей перспективе неизбежно приведет к выработке обоюдно приемлемой идеологической концепции «славяно-тюркского евразийского единства», в которой не будет места для политически самостоятельных национально-государственных и этнорелигиозных интересов кавказских народов.

Из всех стран Центрально-Кавказского региона от смены вектора российской внешней политики в Закавказье в максимально выигрыше в среднесрочной перспективе должен оказаться Азербайджан, но он почему-то не спешит воспользоваться открывающимися перед ним преимуществами. Более того, в последний год в Азербайджане стала набирать обороты недружественная России идеолого-пропагандистская риторика, связанная с муссированием идеи «двухсот лет геноцида азербайджанского народа», якобы существовавшего в Российской империи. Наиболее ярко она проявляется в русскоязычных изданиях азербайджанской диаспоры в России (журнале «IRS-Наследие», газете «Азербайджанский конгресс», на страницах и в электронной версии которых присутствует рублика «200 лет геноцида»). Лично мы понимаем, что острие этой идеолого-пропагандистской риторики направлено против Армении и ее идеи «геноцида армян» в годы Первой Мировой войны. Но при этом официальный Баку, полномасштабно финансирующий эти издания и стоящие за ними азербайджанские диаспоральные структуры, почему-то забывает, что 2013 год станет годом 200-летия заключения Гюлистанского мирного договора между Россией и Персией, результатом которого стало формирование азербайджанского этноса, ранее находившегося в этнорелигиозном угнетении со стороны персов. Как бы то ни было, но «закавказские татары» могли трансформироваться в азербайджанцев только в условиях толерантности российского государства по отношению ко всем населяющим ее народам и их вероисповеданию, без чего было бы невозможно само существование азербайджанцев как государственно образующей нации (ведь не могут же они в современном Иране создать государственность Южного Азербайджана, хотя разговоры об этом ведутся на протяжении почти ста лет).

Выводы

Сегодня мы являемся свидетелями и участниками глобальных трансформаций российской геополитики в отношении региона Центрального и отчасти Южного Кавказа, и в ближайшее десятилетие сможем увидеть и воочию убедиться, придет ли «турецкий проект» на смену «армянскому» и «греческому». Констатация факта реального наличия геополитической идеи «евразийского славяно-тюркского единства», над реализацией которой сегодня совместно активно работают Россия и Турция, является первым выводом нашего исследования, посвященного эволюции содержания Российской геополитики в Закавказье. «Турецкий проект» сегодня является объективным императивом российской внешней политики, реали-зация которого будет существенно влиять на обстановку в странах Центрального Кавказа.

Независимые государства и самопровозглашенные государственные образования Центрального Кавказа в любом случае будут обязаны учитывать изменение контекста геополитики в Кавказско-Черноморском регионе, влияние на содержание которой все более утрачивают страны Европейского Союза и НАТО, в лице которых правящие политические элиты отдельных Центрально-Кавказских стран видят своих естественных союзников. Смещение центров силы кавказской региональной геополитики неизбежно лишит политические элиты Азербайджана, Армении и Грузии возможности балансировать на конфликтах интересов более сильных и ответственных политических игроков, поскольку часть из них объединиться в достижении собственных корпоративных интересов, противоречащих корпоративным интересам политических элит стран Центрального Кавказа.

В любом случае в ближайшее десятилетие весь Кавказский регион ожидают серьезные трансформационные процессы, направленные на его дальнейшую интеграцию в мировую систему, препятствиями которой сегодня являются региональные конфликты. Мир вокруг Центрального Кавказа качественно изменился, и его политическим элитам решать, как им приспосабливаться к произошедшим изменениям.

Олег КУЗНЕЦОВ, кандидат исторических наук

Это последняя треть статьи. Вся здесь:

Эволюция геополитических интересов и приоритетов России в Закавказье (http://azerros.ru/analytics/4258-evolyuciya-geopoliticheskih-interesov-i-prioritetov-rossii-v-zakavkaze.html)

По-моему, поезд уже ушел. Я имею в виду российско-турецкий альянс. Не надо было хамить после того, как Турция помогла России в 2008 году. Теперь уже поздно, хотя - кто его знает? В любом случае интересный типаж и ментальность.

Ашина
22.08.2012, 09:34
Положение на Южном Кавказе и отношение Турции к этому региону стали предметом школьной программы на курсах для командного состава НАТО. Такая модель-задачка.

Дано: три небольшие страны и рядом Турция. Сверху и снизу два больших идиота....

Ваши действия? :sclerosis:

http://ricks.foreignpolicy.com/posts/2012/08/20/gen_hertling_s_trip_report_security_and_conflict_i n_the_caucasus_region_not_frozen (http://ricks.foreignpolicy.com/posts/2012/08/20/gen_hertling_s_trip_report_security_and_conflict_i n_the_caucasus_region_not_frozen)


While the Minsk Group spearheads the OSCE's efforts to find a political solution to the conflict in and around Nagorno-Karabakh, Armenia and Azerbaijan both remain frustrated with the lack of political resolve; military leaders on both sides proudly and unjustifiably claim they could "settle it" quickly. The recent Georgian experience with Russia has left significant cross-border scars that will likely not heal anytime soon, especially as Georgia desperately seeks NATO membership and European acceptance. The spider-web relations between Iran and Israel with many of those in this region confuses even the experts; and the border between Turkey and many of her allies -- especially Armenia -- are subject to political resolution of multi-generational disputes between those two countries.

All of these factors exist in a crucible surrounded on three sides by Turkey, Iran, and Russia. The potential for conflict is considered so plausible and the issues related to the interaction so confusing that a few years ago the U.S. Army's Training and Doctrine Command developed scenarios linked to the Caucasus to help prepare Majors for military contingencies. The U.S. Army's Command and General Staff College at Fort Leavenworth uses the "GAAT" (Georgia-Armenia-Azerbaijan-Turkey) exercise as a thread of continuity throughout the course. Understandably there is no right or wrong answers to any of the questions posed to young field grade officers in the course, but the underlying conflict scenarios meet the requirement to analyze and exercise an extremely complex Joint, Interagency, Intergovernmental and Multinational resolution.


Значит, скоро появится новое поколение военных на Западе, которые будут знать эту модель как Теорему Пифагора.

Papa Karlo
07.12.2012, 00:16
Иран, Россия и Турция: танцы вокруг Южного Кавказа (http://www.golos-ameriki.ru/content/world-iran-south-caucasus/1559362.html) ("Русская служба "Голоса Америки"", США)
На Южном Кавказе пересекаются интересы многих держав, что подчас приводит к парадоксальным результатам

Иран продолжает пытаться укрепить свое влияние на Южном Кавказе, хотя и делает это с оглядкой на своего сторонника в Совете Безопасности ООН – Россию. Между тем, Россия и Турция, также заинтересованные в упрочении своих позиций в этом регионе, не намерены сидеть, сложа руки.

К таким выводам пришли участники слушаний «Влияние Ирана на Южный Кавказ и прилегающий регион», прошедших в Европейском и Евроазиатским подкомитете Конгресса США.

По мнению некоторых выступавших, Россия также не особо заинтересована в урегулировании ситуации вокруг иранской ядерной программы и отмены экономических санкций, которые действуют сегодня в отношении Исламской республики.

В частности, профессор Университета Хайфы Бренда Шафер напомнила, что иранская нефть способна составить серьезную конкуренцию российской нефти на мировых рынках.

«Из-за продолжающегося конфликта между Западом и Ираном последний находится в полной изоляции. Это объясняет поведение России: иногда она поддерживает санкции, иногда – нет. Россия не хочет разрешения конфликта вокруг иранской ядерной программы, однако она не хочет и полномасштабной войны в этом регионе. Она хочет лишь того, чтобы иранские природные ресурсы не могли попасть на международные рынки и конкурировать там с российскими ресурсами», – заметила Шафер.

Старший научный сотрудник фонда «Наследие» Ариэль Коэн назвал «опасными» иранские геополитические амбиции в регионе: «Если говорить об иранских геополитических планах на Южном Кавказе в целом, то нужно отметить, что они вызывают серьезные опасения, поскольку Тегеран пытается обойти режим санкций, проникая на рынки технологий двойного назначения, а также на рынки военных технологий в Армении, Грузии и Азербайджане».

Сотрудник Американского института предпринимательства Майкл Рубин высказал мнение о том, что иранцы ведут себя весьма осторожно в странах региона, где их интересы напрямую могут пересечься с Москвой.

«Мы имеем дело с очень непростой ситуацией. Поскольку Иран зависим от России в целом и от российского голоса в Совете Безопасности ООН, в частности, Тегеран не хочет задеть интересы Москвы в южно-кавказском регионе».

По мнению Рубина, эта тенденция особенно проявляется в Армении и Грузии.

Simo Häyhä
21.12.2012, 16:48
Спецкурс «Евразийство и евразийская интеграция»
Надана Фридрихсон, директор Института демографии миграции и регионального развития: Евразийский Союз и страны Южного Кавказа

http://www.youtube.com/watch?v=fDJ5_uXw1Ik

Dismiss
11.03.2013, 11:11
ЮЖНЫЙ КАВКАЗ ПРОНИЗАН ЖЕЛАНИЕМ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПЕРЕМЕН
Томас де Ваал

Если сделать выводы, анализируя политику на Южном Кавказе за последний год, то можно заметить, что общественное мнение, царящее в странах Кавказа, не является монолитным, а наоборот – оно превращается в «неукротимую волну». Недовольство, царящее в странах, может резко увеличить свои обороты и набрать силу, как будто возникая из ниоткуда. Действующий лидер государства, занимающий пост президента, не соблюдает должным образом законы страны, умалчивая некоторые нелицеприятные моменты и проявляя своего рода халатность по отношению к ним. Но однажды его власть может пошатнуться. Его могут сместить с поста главы государства. Это именно то, что произошло в Грузии осенью прошлого года, но не смогло произойти в России или в Армении, где за месяц до голосования Раффи Ованесян набрал всего лишь 10% голосов, согласно данным общественного опроса среди населения страны.
http://atc.az/index.php?newsid=1847

Papa Karlo
29.04.2013, 20:52
Россия наращивает «мускулы» на Южном Кавказе (http://www.apsny.ge/analytics/1366575580.php)
Cегодня на фоне активной внешней политики стран Южного Кавказа все яснее вырисовываются контуры заготовленных Москвой шагов, направленных на переформатирование пространства СНГ в схватке с Западом. Причем для оценки нынешней ситуации требуется учитывать все факторы как экономического, так и военного плана, которые имеют значение в разрабатываемой Кремлем многоходовой игре на Кавказе. Дело в том, что государства Южного Кавказа уже в ноябре нынешнего года собираются подписать соглашение об ассоциации с ЕС в рамках саммита Восточного Партнерства и соглашение о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли с Евросоюзом.

Осуществление этого плана, скорее всего, нейтрализует идеи интеграционных проектов России на постсоветском пространстве, патронируемых лично президентом РФ Владимиром Путиным и нанесет ущерб его политической популярности внутри страны. Кроме того, Запад уже дал свою негативную оценку в отношении интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Официальный Вашингтон и Брюссель не скрывают своих позиций по поводу Таможенного союза, ЕврАзЭС и Евразийского союза. Так, еще экс-госсекретарь США Хиллари Клинтон открытым текстом заявляла, что ее страна пытается разработать эффективные пути для того, чтобы замедлить или предотвратить интеграционные процессы на постсоветском пространстве. Новая «советизация» стран Восточной Европы и Средней Азии может проходить под видом присоединения их к Таможенному и Евразийскому союзу, выражала опасение Клинтон.

Таким образом, время не ждет, и Москва вынуждена начать использование всех своих рычагов, начиная от интеграционных проектов, нацеленных на создание единых экономических пространств и заканчивая усилением своего военного присутствия в южном направлении. Сегодня, Россия не имея возможности предложить крупные инвестиционные проекты, для того чтобы присутствовать в регионе просто вынуждена всячески укреплять свои военно-политические позиции. Не имея широкого поля для маневрирования не удивительно, что Путин начал свою наступательную политику в регионе с Армении, так как именно на нее, как известно, она имеет наибольшее влияние на Южном Кавказе. Так, по мнению известного российского политолога Александра Крылова, на мартовской встрече президентов Армении и России обсуждались цены на газ, в увязке с Таможенным союзом и ЕАС. «Возможно, что российская сторона опять отложит по времени повышение цены на газ, но это не будет бесконечно долго, и многое будет зависеть опять же, от решения Армении: вступать в ТС-ЕАС или нет». То есть, как и ожидалось, Кремль начинает наступление с использованием своих рычагов влияния, как на Кавказе, так и в Центральной Азии (предположительно с Киргизии) с целью институционального закрепления своего геополитического господства на постсоветском пространстве.

Кроме этого руководство России понимает, что для того чтобы обеспечить геополитический прорыв на Кавказе необходимо добиться торможения, так называемой «ползучей» западной экспансии во всех направлениях, и прежде всего в военной сфере. Тлеющие конфликты в регионе более не служат сохранению геополитического статус-кво, выгодного Кремлю и тем самым вынуждают Москву делать свою ставку на Армению, а также Абхазию и Южную Осетию, где у нее имеются военные базы. Так, в последнее время в СМИ довольно часто муссируется информация о повышении Россией боеготовности своих войсковых группировок и вооруженных сил союзников на Южном Кавказе, об активизации Черноморского флота неподалеку от границы с Грузией и Каспийского вдоль берега Азербайджана. По данным «Независимой Газеты», особое внимание уделяется анклавной российской группировке в Армении. По информации, полученной из МО РФ, за короткий период была полностью оптимизирована 102-я военная база, семьи военнослужащих вывезены в Россию, а российский гарнизон, дислоцированный близ Еревана, сокращен, воинские подразделения, дислоцированные там, переведены в район Гюмри, поближе к турецкой границе.

Правительство по поручению Путина в ускоренном режиме подготовило договор с Арменией о развитии военно-технического сотрудничества. Минобороны к 15 января с.г. выполнило план комплектования контрактниками 102-й военной базы РФ, дислоцированной в Гюмри. За полгода их количество там увеличилось в два раза. Фактически все боевые части и подразделения группировки войск в Армении (особенно ВВС, ПВО, разведки и т.д) уже укомплектованы профессионалами. Вдобавок к тому, что определенная часть армян, получивших российское гражданство, находится на службе в этой части, можно смело сказать, что данная база является органичным элементом экономической системы Армении и содействует укреплению и развитию экономики данного государства. Между тем Россия параллельно с усилением военной группировки в Армении планирует активизировать также военно-техническое сотрудничество с союзным государством. Так, во время визита министра обороны С.Шойгу и Генсека ОДКБ Н.Бордюжи в Ереван в январе с.г.было подписано соглашение о создание совместных оборонных предприятий, а также центров подготовки пограничников и специалистов по чрезвычайным ситуациям. Оборонная промышленность Армении с помощью РФ должна наладить производство некоторых видов боеприпасов, бронетанковой техники, а также создать местную ремонтную базу не только для вооружений Сухопутных сил, но и для ВВС и ПВО.

По мнению экспертов, данное усиление своих южных рубежей со стороны России связано с тем, что Кремль при любом развитии событий вокруг иранской ядерной программы попытается не допустить изменения существующего геополитического баланса сил в регионе. Для Москвы совершенно ясно, что добиться сохранения существующего расклада в случае силового сценария урегулирования иранского конфликта рассчитывая на проатлантически ориентированную Грузию и Азербайджан, в качестве союзников не удастся.

Одновременно многие забывают, что противостояние между Россией и НАТО на Южном Кавказе за годы, прошедшие со времени военной стадии конфликта с Грузией в 2008 году, только усилилось. Россия, рассматривающая весь Кавказ как сферу своего влияния и ответственности, кровно заинтересована в снижении активности НАТО и ее сдерживании в регионе. Расширение зоны НАТО на Южный Кавказ с приемом в состав альянса Грузии и Азербайджана и размещение на территории региона воинских контингентов и элементов военной инфраструктуры США и НАТО (аэродромы, порты, средства ПВО, связи и др.) привели бы к заметному осложнению для России положения на кавказском направлении и потребовало бы принятия ответных адекватных мер. Еще экс-представитель РФ в НАТО Дмитрий Рогозин, выступая на заседании блока заявлял, что Москву беспокоит открытое стремление НАТО выйти на глобальный уровень и стать мировым жандармом, подменив собой ООН. «Следствием этих непомерных амбиций является и политика расширения блока: они просто хотят съесть все, что плохо лежит, включая Украину, Молдавию и страны Закавказья!» Эта проблема еще более актуализировалась после достижения договоренности между США и Турцией о размещении на территории последней элементов противоракетной обороны НАТО, которая будет в будущем уменьшать наступательную способность российских ракет, перехватывая их на ближних высотах. Вдобавок к этому Россия не смогла получить юридических гарантий о неиспользовании натовских ракет против своей территории, что еще больше усугубило ситуацию.

Таким образом, усиление военной базы Гюмри, граничащей с Турцией оценивается как попытка создания плацдарма для обеспечения безопасности России на южных рубежах и сдерживания западной экспансии. Эксперты не исключают ее использование для проведения превентивных мер со стороны России в случае начала боевых действий Турцией как союзника по НАТО. Москва, размещая на территории Армении зенитно-ракетные комплексы С-300 и истребители МиГ-29, на самом деле, старается отодвинуть максимально рубежи воздушного перехвата дальше от своих границ. По заявлениям российского военного руководства при более серьезной угрозе в Гюмри могут быть перебазированы дополнительные силы и средства ПВО и истребительной авиации.

Примечательно, что в 2011 году Грузия прервала действие договора о транзите из России в Армению военных грузов. Фактически российско-армянская группировка на Южном Кавказе осталась изолированной. Снабжение российской армии (ГСМ, продовольствием и т.д.) идет только по воздуху и путем прямых договоров с Арменией, которая, в свою очередь, подобную продукцию (бензин, дизельное топливо, керосин) закупает в Иране. Генерал-лейтенант Юрий Неткачев, который долгое время был заместителем командующего Группы российских войск в Закавказье и лично занимался вопросами обеспечения соединений и частей боеприпасами и вооружением (в том числе и 102-й базы), считает, что в случае начала полномасштабной войны против Ирана со стороны США и его союзников, Россия будет искать пути надежного боевого снабжения военного объекта через Грузию. «Возможно, придется прорвать грузинскую транспортную блокаду и обеспечивать военными средствами транспортные коридоры, ведущие в Армению», – заявил военный эксперт. Все эти факты усиливают озабоченность грузинского руководства и ставят под сомнение конструктивность российско-армянского военного сотрудничества в региональном формате.

В свою очередь Армения, имеющая единственный фронт, в конфликте с Азербайджаном будет использовать базу и свое вхождение в противоракетную систему обороны ОДКБ как сдерживающий фактор и козырную карту против усиливающего свой военный потенциал Баку. Учитывая все вышесказанное можно прогнозировать, что Москва в обозримом будущем наравне с интеграционными проектами будет усиливать военно-технический потенциал своих баз на Южном Кавказе для переформатирования прозападной политики Грузии и Азербайджана, а также оказания сопротивления экспансии Запада в Центральной Азии.

Papa Karlo
04.06.2013, 01:32
Смена стратегических интересов на Южном Кавказе ("The American Interest", США)
Денис Корбой (Denis Corboy), Уильям Кортни (William Courtney), Ричард Козларич (Richard Kauzlarich) и Кеннет Яловиц (Kenneth Yalowitz)

Ослабленные этническими конфликтами и порочным государственным управлением страны Южного Кавказа (Армения, Азербайджан и Грузия) теряют свою значимость на международной арене. А страны Запада озабочены своими экономическими проблемами и кризисами на Ближнем и Дальнем Востоке, забывая про этот регион. Чтобы рассчитывать на поддержку Запада, в которой эти три страны остро нуждаются, и на которую рассчитывают, им необходимо осуществить программы реформ и снизить уровень региональной напряженности.

Двадцать лет тому назад из-за войны между Арменией и Азербайджаном в Нагорном Карабахе (это район в Азербайджане, большинство населения которого является армянским) сотни тысяч людей стали беженцами, а семь районов Азербайджана вокруг Нагорного Карабаха были оккупированы. Несмотря на прекращение огня, достигнутое в 1994 году, здесь иногда происходят перестрелки. С учетом пробуксовки усилий международных посредников богатый энергоресурсами Азербайджан наращивает военную мощь за счет иностранных вооружений, переоценивая порой свои силы. Армения может похвастаться подписанным с Россией соглашением о взаимной безопасности и наличием на своей территории российской военной базы. Но она по сути дела находится в изоляции и также во многом переоценивает свои возможности. С началом российской военной оккупации Абхазии, Южной Осетии и некоторых прилегающих районов Грузии в 2008 году было установлено хрупкое перемирие. Кроме того, угрозу региональной безопасности представляет коррумпированная власть и беспорядки в Азербайджане, а также нестабильность органов государственной власти в Армении и Грузии.

Однако имеются и положительные моменты. Южный Кавказ является ключевым экспортным маршрутом для идущих из прикаспийского региона на мировой рынок нефти и газа. Это сухопутный транспортный узел, связывающий Европу, страны Средиземноморья, Центральную Азию и Китай. Азербайджан является крупным производителем и экспортером энергоносителей, а ресурсы Каспия представляют собой важное средство для снижения энергетической зависимости Европы от России.

Тем не менее, с учетом некоторых тенденций значимость региона Южного Кавказа снижается. Со временем доля Азербайджана в мировой торговле уменьшится, поскольку в других регионах мира получают активное развитие новые революционные технологии, ведущие к увеличению добычи. Более того, хотя тыловая поддержка сил НАТО в Афганистане, осуществляемая через этот древний Шелковый путь, остается важным аспектом, заинтересованность в регионе снизится, когда войска будут выведены.

В феврале президент Армении Серж Саргсян был переизбран на второй срок, однако в стране начались протесты, политическая ситуация дестабилизировалась, расцвела коррупция. В условиях блокады со стороны Азербайджана и Турции Армения поддерживает активные связи с Ираном. Образованное население страны получает не соответствующую их потенциалу и квалификации зарплату. Согласно данным Всемирного банка, средний доход в Армении по паритету покупательной способности составляет всего 6100 долларов.

Авторитарный режим президента Азербайджана Ильхама Алиева сталкивается с растущим недовольством. 10 марта власти при помощи водометов и резиновых пуль разогнали несанкционированную демонстрацию. Алиев пытается остановить беспорядки, осыпая деньгами правящую элиту, подавляя несогласных и увольняя номинальных руководителей. Благодаря поступлениям от экспорта нефти и газа средний доход в стране достигает 8960 долларов, однако на фоне пиковых показателей добычи сырья объемы его экспорта сокращаются. В ходе всецело контролируемых режимом президентских выборов, которые должны состояться в текущем году, скорее всего, будет зафиксирована очередная «дежурная» победа Алиева.

В результате произошедшей в Грузии в 2003 году «революции роз» к власти пришли молодые прозападные руководители, которые начали продвигать многочисленные реформы. Однако президент Михаил Саакашвили по мере укрепления собственной власти сделал выбор в пользу авторитаризма. В ходе состоявшихся в октябре прошлого года первых в грузинской истории свободных и честных парламентских выборов победу одержала оппозиционная коалиция. Однако политическая напряженность остается высокой на фоне серьезного недоверия и сохранения в государственном управлении соперничества между премьер-министром Бидзиной Иванишвили и президентом Михаилом Саакашвили, который до октября сохранит свои президентские полномочия. Пример Грузии в плане продвижения принципов демократии является уникальным для Южного Кавказа. Тем не менее, эти достижения сейчас ставят под сомнение противники Саакашвили, действующие весьма избирательно в ходе мощной кампании уголовных преследований против слагающего свои полномочия главы государства и его команды. Произошедшие недавно против демонстрантов из числа геев и лесбиянок акции насилия агрессивных групп людей, которые возглавили грузинские православные священники, требуют от нового правительства продемонстрировать верность своим обязательствам по защите прав человека и гражданских свобод.

Глядя в сторону Запада и стремясь к интеграции с ним в вопросах безопасности и экономического развития, Иванишвили снижает напряженность в отношениях с Россией, которая вновь согласилась на импорт грузинских вин, минеральной воды и сельскохозяйственной продукции. Этот процесс обещает быть крайне затяжным с учетом того, что Россия признала Абхазию и Южную Осетию в качестве «независимых государств». Неудачные экономические реформы, проведенные грузинским руководством, ослабили страну. Доходы на душу населения остаются невысокими и составляют 5350 долларов, в то время как уровень безработицы достиг 30%.

Президент России Владимир Путин пытается объединить соседей по бывшему Советскому Союзу в таможенный союз, однако Армения и Грузия нацелены на углубленное сотрудничество с более богатым Европейским Союзом. Азербайджан также предпочитает сотрудничество с европейцами, являющимися главными потребителями его энергоресурсов, несмотря на то, что они критикуют Баку за нарушения прав человека.

Важно понять, что делают страны Южного Кавказа, чтобы помочь самим себе. Если даже по какой-то случайности возобновятся боевые действия из-за Нагорного Карабаха, это может привести к человеческой трагедии с большими жертвами. Напряженность может сохраняться до тех пор, пока предубежденные режимы не прекратят разыгрывать национальную карту, чтобы удержаться у власти. Тем не менее, такую карту могут разыгрывать и демократические руководители. Международное посредничество, скорее всего, продолжится, однако Запад не должен рассматривать его в качестве приоритета до тех пор, пока стороны не согласятся на уступки.

Демократические и экономические реформы, особенно в Армении и Азербайджане, имеют ключевое значение и напрашиваются уже давно. Во всем этом регионе нарастают бедность и коррупция, усугубляя имеющиеся проблемы. Применимо это и к Азербайджану, который располагает нефтяными запасами, но отличается непропорциональной системой распределения доходов.

Объемы экономической помощи странам Южного Кавказа со стороны США снижаются, а в Евросоюзе сосредоточились на своих собственных финансовых трудностях. Если страны Южного Кавказа сами не приложат дополнительные усилия для решения этих проблем, поддержка и интерес со стороны Запада сойдут на нет, несмотря на потенциальные риски. Российское вторжение в Грузию в 2008 году продемонстрировало потребность в более активной и настойчивой помощи со стороны Запада для противодействия мерам принуждения. По мере снижения важности Азербайджана как поставщика энергоносителей для привлечения внимания Запада ключевым станет вопрос о достижениях демократии. Армянская диаспора за рубежом оказывает существенную помощь стране, однако для выхода из изоляции ей необходима более широкая международная поддержка. Это означает, что нужно улучшать условия внутри Армении.

Хотя страны Южного Кавказа движутся по пути прогресса крайне медленно, Западу необходимо продолжать усилия по укреплению мира и стабильности в регионе. Евросоюзу следует заключить соглашения о свободной торговле с Арменией и Грузией, а также с Азербайджаном, когда тот вступит во Всемирную торговую организацию. Точно так же должны поступить и Соединенные Штаты. Поддержка гражданского общества со стороны Запада представляет особую значимость.

Если страны Южного Кавказа не хотят остаться на обочине, они должны продемонстрировать положительные изменения и отказаться от новых конфликтов. В противном случае ситуация там может развиваться непредсказуемо.


Оригинал публикации: Changing Strategic Interests in the South Caucasus (http://www.the-american-interest.com/article.cfm?piece=1432)

Ашина
12.08.2013, 18:02
Армения уже 5 лет подряд находится в катастрофическом экономическом упадке (http://armtoday.info/default.asp?Lang=_Ru&NewsID=94393)

Armenia Today [ 12.08.2013 | 16:40 ] Экономика , Армения

Экс-премьер Армении Грант Багратян на своей странице в социальной сети «Facebook» затронул тему экономической ситуации в стране:

Международные данные об экономике Армении (особенно, данные Всемирного банка) напрямую свидетельствуют о том, что наша страна уже 5 лет подряд находится в катастрофическом экономическом упадке.

Так, в 2008-2012 гг. ВВП РА снизился с отметки 11662 млн долларов в 2008г. до 9910 млн долларов в 2012г. (абсолютное падение – 15.1%). В это же самое время ВВП Азербайджана с 48852 млн долларов повысился до 67197 млн долларов (абсолютный рост – 37.5%), а ВВП Грузии – с 12799 млн долларов достиг 15829 млн долларов (абсолютный рост – 23.7%). Не лишним будет отметить, что в этот же период абсолютный рост мировой экономики составил 19.5% (с 60 трлн в 2008г. достигнув 71.7 трлн в 2012г.). Источники всем известны: http://search.worldbank.org/data?qterm=world%27s+GDP&language=EN; http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.CD/countries?display=default.

Очевидно, что в стране явный экономический упадок. Понимают ли власти, политическое большинство и, особенно, правительство РА, что на протяжении 5 лет они сокращают объемы экономики? Часто можно услышать, что, да, в 2009г. экономика падала, но вместо этого, в другие годы росла. Где этот рост? Теперь власти могут поручить начальнику Национальной статистической службы Степану Мнацаканяну что-нибудь сочинить и ответить Багратяну на этот вопрос. И он это сделает. К примеру, недавно при его содействии (я уже говорил об этом) был направлен 45-страничный документ о том, как оказывается нужно подсчитывать рост. Например, в этом случае они могут придумать такую историю: рост нужно подсчитывать в драмах, у ООН есть методика, изменилась структура потребления и другие скучные замечания подобного рода. Иди и объясни им, что если иностранец в своей стране попытается выступить с замечаниями по поводу развития экономики РА, то он просто посмотрит цифры ВБ и даст характеристику.

Что, однако, опаснее? В 2008г. Армения была на четвертом месте среди 5 государств региона по показателю ВВП на душу населения: Турция - 10379$, Азербайджан - 5575$, Иран - 4899$ и Армения - 3917$ (Грузия была на последнем месте - 2920$). В 2012г. мы уже на последнем, пятом, месте: Турция - 10666$, Азербайджан - 7228$, Иран - 6816$, Грузия - 3508$ и Армения - 3338$.

Теперь вы понимаете, что миграция – не результат неблагодарности народа и его неспособности увидеть что-то хорошее? Это очень конкретное явление, соответствующее ухудшению экономического положения. Не случайно, что по числу мигрантов на 1000 человек населения ситуация в Грузии в 4 раза лучше, чем в Армении. В Азербайджане и Турции уже положительная миграция. Мы последние, мы отстаем, наш народ убегает от нас, мир устал от нас, требует, чтобы мы оставались дома.

Теперь вернемся в 1993г. В том году, когда 18 февраля я взял на себя руководство правительством, ситуация была позорной, нулевой. В 1993г., например, по показателю ВВП на душу населения Армения была на последнем месте в регионе: Турция - 3181$, Иран - 1019$, Грузия - 550$, Азербайджан - 530$ и Армения - 357$. Правительство ничего не делало. Только говорило. В срочном порядке мы разработали и задействовали программу широкомасштабных реформ. И что? В 1996г. вышеуказанные показатели были уже такими: Турция - 3053$, Иран - 1800$, Грузия - 670$, Азербайджан - 409$ и Армения - 503$ (http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.PCAP.CD ). За три года мы обошли Азербайджан и стремительно приблизились к Грузии (в дальнейшем, как мы уже отмечали, Армения опередила и Грузию).

Теперь понимаете, что послужило основной причиной победы в войне? Положительная экономическая динамика тогда, когда спад Азербайджана продолжался. Мы росли, миграция резко снизилась (вместо 141.1 тыс. в 1993г., в 1994г. – 127.8, в 95г. – 37.5 и в 96г. – 20 тыс. человек). А лишь в первом полугодии 2013г. у нас мигрировало 123 тыс. человек. Растущая, развивающаяся страна, естественно, должна была победить. Переживающая упадок, отстающая страна должна была проиграть. Теперь Армения и Азербайджан поменялись местами. Понимает ли это сегодняшнее правительство? Понимает ли, что завтрашняя война началась вчера? К сожалению, нет.

Сейчас многие пишут книги о прошедшей войне. Недавно увидел одну такую необычную книгу, с 20 тыс. фамилиями. Извините, но нужно было записать имена не 20 тыс., а 3 млн человек. А как же те, кто изготовлял патроны, а как же создатели систем противовоздушной обороны, а как же те крестьяне-энтузиасты, а как же учителя?! Перед тем, как писать подобные вещи, и о них немного напишите. Или придите и спросите, мы расскажем. И все вы должны понять, что победы на фронте начались тогда, когда в РА крестьянин, рабочий, бизнесмен и государственный чиновник, засучив рукава, поднимали экономику.

И еще одно. В конце концов, мы должны понять, почему те же представители ВБ, оглашая позорные цифры по части Армении, тем не менее, изредка говорят о каких-то реформах (в последнее время, правда, неохотнее). Я понял. Вечерами они звонят своим шефам и злорадно говорят: «Здесь невероятно беспомощное правительство: что ни делает, экономика падает. Что может быть лучше этого?! Чем слабее будет страна, тем больше будет нас слушать».

ZSJ
13.08.2013, 01:55
какая то беспросветная безнадега.

Ашина
13.08.2013, 12:56
какая то беспросветная безнадега.

Да. Это было понятно со стороны и 5 лет назад, но последнее пятилетие сделало ситуацию уже очевидной и для самих армян. Я не очень поверил в то, что положение в Армении хуже всех. Пошел по ссылке в статье и действительно есть страны, у которых цифры и похуже:

Cyprus -9.24%
Lithuania -10.60%
Netherlands -11.32%
Libya -12.07%
Italy -12.74
Czech Republic -13.21%
Trinidad and Tobago -14.39%
Armenia -15.02
Spain -15.32%
Portugal -15.67%
Latvia -15.73%
Slovenia -16.73%
Romania -17.10
Hungary -18.62%
Iceland -18.86%
Croatia -18.90
Ireland -19.73
Serbia -21.51%
Greece -27.08%
South Sudan -40.12%

Это насколько уменьшился ВВП страны с 2008 по 2012 год по текущему курсу валюты (не по ППС).

Здесь есть страны, в которых была война: Ливия и Южный Судан, но в основном это страны южной и восточной Европы, которые жили не по средствам, а теперь вынуждены укоротить расходы.

В Армении дело усугубляется тем, что у двух соседей всё более или менее в порядке и из кризиса они выходят даже с лучшим уровнем, чем до него.

Azerbaijan +37.55%
Georgia +23.67%
Armenia -15.02

Mugab
13.08.2013, 15:49
Да. Это было понятно со стороны и 5 лет назад, но последнее пятилетие сделало ситуацию уже очевидной и для самих армян. Я не очень поверил в то, что положение в Армении хуже всех. Пошел по ссылке в статье и действительно есть страны, у которых цифры и похуже:

Cyprus -9.24%
Lithuania -10.60%
Netherlands -11.32%
Libya -12.07%
Italy -12.74
Czech Republic -13.21%
Trinidad and Tobago -14.39%
Armenia -15.02
Spain -15.32%
Portugal -15.67%
Latvia -15.73%
Slovenia -16.73%
Romania -17.10
Hungary -18.62%
Iceland -18.86%
Croatia -18.90
Ireland -19.73
Serbia -21.51%
Greece -27.08%
South Sudan -40.12%

Это насколько уменьшился ВВП страны с 2008 по 2012 год по текущему курсу валюты (не по ППС).

Здесь есть страны, в которых была война: Ливия и Южный Судан, но в основном это страны южной и восточной Европы, которые жили не по средствам, а теперь вынуждены укоротить расходы.

В Армении дело усугубляется тем, что у двух соседей всё более или менее в порядке и из кризиса они выходят даже с лучшим уровнем, чем до него.

Azerbaijan +37.55%
Georgia +23.67%
Armenia -15.02

Стратегия закрытых дверей (закрытые границы со стороны Турции и Азербайджана) с соседями полностью себя оправдывает и даёт плоды, как бы они там не кричали, что всё отлично и не подхватив её не критиковали у нас некоторые недальновидные аналитики. хайские аналитики строят хорошую мину при плохой игре, это уже давно не секрет и пора это понять. А на самом деле полная ж..а. Другой вопрос никто и не ожидает, что это вернёт Азербайджану Карабах. Одного этого недостаточно, нужны комплексные меры, но начальные ожидания от частичной блокады Армении полностью оправдались, если не больше. Нужно также активизировать работу с Грузией и Ираном.

Здесь также вопрос принципа и как говорится этикета, даже независимо от исхода карабахского конфликта. Пока на одного Ваняна у них 10 миацумщиков, их близко на километр подпускать нельзя. пусть сидят у себя там, при своих и обсуждают планы а ля арменикум о международном финансовом центре в Ереване, или нанатехнологиях мирового масштаба в Армении или там разные карты с выходом на Чёрное море. Нас это не будет касаться. Открытие границ со стороны Турции и Азербайджана при сегодняшних делах равносильна тому, что мы подпускаем их к общему столу, они покушают с этого стола и потом с ножами и вилками в руках там же бросяться на нас, как только будет подходящий момент. Как в принципе и случилось в конце 80-ых, им хотелось тюрской крови, чтобы вылечить свою трамвированную психику после событий в начале прошлого века в Турции. За наш счёт решают свои психологические проблемы. Поменьше дикости, тогда пожалуйста рады будем новым Ванянам и открытым границам.

ZSJ
13.08.2013, 17:07
Стратегия закрытых дверей (закрытые границы со стороны Турции и Азербайджана) с соседями полностью себя оправдывает и даёт плоды, как бы они там не кричали, что всё отлично и не подхватив её не критиковали у нас некоторые недальновидные аналитики. хайские аналитики строят хорошую мину при плохой игре, это уже давно не секрет и пора это понять. А на самом деле полная ж..а. Другой вопрос никто и не ожидает, что это вернёт Азербайджану Карабах. Одного этого недостаточно, нужны комплексные меры, но начальные ожидания от частичной блокады Армении полностью оправдались, если не больше. Нужно также активизировать работу с Грузией и Ираном.

Здесь также вопрос принципа и как говорится этикета, даже независимо от исхода карабахского конфликта. Пока на одного Ваняна у них 10 миацумщиков, их близко на километр подпускать нельзя. пусть сидят у себя там, при своих и обсуждают планы а ля арменикум о международном финансовом центре в Ереване, или нанатехнологиях мирового масштаба в Армении или там разные карты с выходом на Чёрное море. Нас это не будет касаться. Открытие границ со стороны Турции и Азербайджана при сегодняшних делах равносильна тому, что мы подпускаем их к общему столу, они покушают с этого стола и потом с ножами и вилками в руках там же бросяться на нас, как только будет подходящий момент. Как в принципе и случилось в конце 80-ых, им хотелось тюрской крови, чтобы вылечить свою трамвированную психику после событий в начале прошлого века в Турции. За наш счёт решают свои психологические проблемы. Поменьше дикости, тогда пожалуйста рады будем новым Ванянам и открытым границам.

Ну вот когда их останется 500 тыс тогда будут Ваняны и им подобные.
В принципе это и должно быть нашей целью...небольшая армянская резервация вокруг Эчмиадзина.

Ашина
13.08.2013, 19:37
Стратегия закрытых дверей (закрытые границы со стороны Турции и Азербайджана) с соседями полностью себя оправдывает и даёт плоды, как бы они там не кричали, что всё отлично и не подхватив её не критиковали у нас некоторые недальновидные аналитики. хайские аналитики строят хорошую мину при плохой игре, это уже давно не секрет и пора это понять. А на самом деле полная ж..а. Другой вопрос никто и не ожидает, что это вернёт Азербайджану Карабах. Одного этого недостаточно, нужны комплексные меры, но начальные ожидания от частичной блокады Армении полностью оправдались, если не больше. Нужно также активизировать работу с Грузией и Ираном.

Здесь также вопрос принципа и как говорится этикета, даже независимо от исхода карабахского конфликта. Пока на одного Ваняна у них 10 миацумщиков, их близко на километр подпускать нельзя. пусть сидят у себя там, при своих и обсуждают планы а ля арменикум о международном финансовом центре в Ереване, или нанатехнологиях мирового масштаба в Армении или там разные карты с выходом на Чёрное море. Нас это не будет касаться. Открытие границ со стороны Турции и Азербайджана при сегодняшних делах равносильна тому, что мы подпускаем их к общему столу, они покушают с этого стола и потом с ножами и вилками в руках там же бросяться на нас, как только будет подходящий момент. Как в принципе и случилось в конце 80-ых, им хотелось тюрской крови, чтобы вылечить свою трамвированную психику после событий в начале прошлого века в Турции. За наш счёт решают свои психологические проблемы. Поменьше дикости, тогда пожалуйста рады будем новым Ванянам и открытым границам.

Оправдывает, конечно! "Недальновидные аналитики" считают, что раз блокада частичная, раз Армения торгует через Грузию и Иран, то и всё остальное бесполезно.

На самом деле суть этой региональной блокады не в том, чтобы Армении перекрыть доступ во внешний мир, а в том, чтобы она была лишена доступа к рынкам региона. Армения сама по себе ничто и никто, но есть крупный (слишком даже крупный для такой хилой страны) мегаполис, который мог бы стать центром всего региона, откуда можно было осваивать всё вокруг. А так... Ну какой из него центр, если связан только с Ираном, полуоккупированной Грузией и целиком на содержании гангстерского синидката из Питера?

Блокада просто сверхэффективна. И даже как-то жалко её обменивать на Карабах. Хотелось бы досмотреть её до конца.... Ну, чисто из научного интереса.

Dismiss
05.11.2013, 02:10
Политолог: разжигание карабахского конфликта станет последним штрихом к формированию на Южном Кавказе новой ситуации (http://www.aze.az/news_politoloq_razjiqanie_kara_98466.html)

По мнению известного политолога, геополитическая ситуация на Южном Кавказе изменится в скором будущем.

Как сообщает AZE.az сог ссылкой на Новости-Азербайджан, Надана Фридрихсон - эксперт портала «Кавказская политика», политический аналитик Института ЕврАзЭС публикует свой прогноз новой геополитической ситуации на Южном Кавказе.

«По итогам прошедших президентских выборов в странах Южного Кавказа – Армении, Азербайджане, а также Грузии становится понятно, что геополитические реалии в данном регионе изменятся в обозримом будущем.

Начало оттепели в российско-грузинских отношениях

В первую очередь необходимо отметить, что в Грузии настал конец эпохи правления Михаила Саакашвили, который, во многом по причине антироссийских позиций, сформировал вполне понятный внешнеполитический курс страны.

Грузия активно сотрудничала с Азербайджаном и Турцией, тем самым увеличивая свой вес в региональных процессах. Был запущен нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, как демонстрация отхода от энергетической зависимости Грузии от России. Сотрудничество с западными странами обозначило участие Грузии в афганском вопросе, Тбилиси последовательно продвигался к главной цели – евроинтеграции, а также к членству в НАТО.

Безусловно, многое из того, что было инициировано Михаилом Саакашвили, напрямую нарушало интересы России. С 2005 года наблюдалось нарастание взаимных противоречий, кульминацией стал август 2008 года.

Независимость Абхазии и Южной Осетии значительно ослабила позиции Саакашвили внутри страны, поскольку бывший президент еще после «Революции роз» обозначил, что одной из главных целей является восстановление территориальной целостности, однако в результате событий августа 2008 года вышло наоборот. В регионе образовался второй, после Нагорного Карабаха, территориальный спор, который не только препятствует полноценному восстановлению отношений Москвы и Тбилиси, но и притягивает внимание внешнеполитических игроков, усугубляя тем самым ситуацию.

С победой на президентских выборах кандидата от «Грузинской мечты» в российско-грузинских отношениях начинается новый этап. Маргвелашвили уже отметил, что Грузия, возможно, примет участие в Сочинской олимпиаде, а также, что Тбилиси займет конструктивную позицию в отношении «северного соседа».

Проблемой по-прежнему остается вопрос Абхазии и Южной Осетии, статус которых влияет на двусторонний диалог, несмотря на политические заявления победителя. В частности, в начале ноября пройдут «женевские переговоры», на которых одной из главных тем станет вопрос о том, что жители Южной Осетии не смогли принять участие в голосовании во время президентских выборов в Грузии. И если стороны и придут к общему знаменателю, то это станет не более чем политическим реверансом в адрес друг друга, необходимым на данном этапе.

По всей видимости новое грузинское руководство усвоило уроки прошлого – агрессивные выпады в адрес России и идеологема «оккупированных территорий» не принесли ожидаемого результата. В этой связи Грузия будет искать новые подходы к решению проблемы своей территориальной целостности, которые могут заключаться в работе не с политическими элитами двух республик, а с общественным сознанием. Возможно, будет формироваться привлекательный образ Грузии, для чего будут использоваться разные механизмы, в т.ч. демонстрация нормализации отношений с Москвой. Однако без практических шагов, вопрос Абхазии и Южной Осетии будет обостряться, что станет особенно заметно после Сочинской олимпиады. Надо отметить, что «подливать масло в огонь» сможет и сам Саакашвили, который вряд ли покинет политическое поле Грузии, и, скорее всего, перейдет в оппозиционное крыло.

Тем не менее, несмотря на новый тренд в отношениях с Россией, в конце ноября на Вильнюсском саммите Грузия планирует подписать ассоциативное членство с ЕС, это будет первый зарубежный визит избранного президента страны и фактическая реализация мечты Саакашвили. Подписание может состояться на фоне положительной оценки Госдепа прошедшим выборам, что, как показывает политическая практика, является негласным маркером конкретных ожиданий Вашингтона от нового руководства, в данной ситуации – от руководства Грузии.

Соединенные Штаты по-прежнему рассчитывают использовать нерешенные проблемы в российско-грузинских отношениях, поскольку это даст возможность усилить свои позиции в регионе. И, по сути, подписание Грузией соглашения на некоторое время заморозит начало оттепели в отношениях с Москвой. Вместе с тем, первый виток обострения может начаться в течение 2014 года - после саммита в Вильнюсе Грузия сблизится с ЕС, в то время как Южная Осетия заявляет о намерении войти в состав Таможенного, а в перспективе Евразийского союза.

Азербайджан и геополитические интриги

Результаты президентских выборов в Азербайджане сохранили за Ильхамом Алиевым пост главы республики, что означает продолжение курса страны в многовекторном формате.

За последние несколько лет Азербайджан, активно сотрудничая с Турцией и Грузией, участвовал в региональных проектах – инфраструктурных и экономических. В 2013 Баку определился в сфере энергетической политики, выбрав Трансандриатический газопровод для осуществления в будущем газификации Евросоюза.

Посол США в Азербайджане уже обозначил факт, что, несмотря на критику прошедших выборов, Вашингтон готов работать с правительством АР и реализовывать договоренности. Вместе с тем, в канун выборов Соединенные Штаты проявили интерес к вопросу Нагорного Карабаха.

Критику западных стран в отношении прошедших в Азербайджане выборов можно считать практическим применением политики «кнута и пряника». Международному сообществу был понятен выбор Баку в пользу проекта TAP, вместо более перспективного по ряду показателей Nabucco West. А именно - Азербайджан не готов формировать предпосылки для серьезного кризиса в отношениях с Россией.

Вместе с тем, по всей видимости, на выбор АР оказал влияние и Лондон, который участвует в строительстве газопровода и, в отличие от США и ЕС, не однозначно смотрит на реализацию энергетической независимости ЕС от Москвы.

Причина вполне понятна – Вашингтон и Брюссель заявляли летом о готовности сформировать зону свободной торговли, однако реализация задуманного встала под вопрос ввиду ряда скандалов, связанных с заявлениями Сноудена.

Англия прагматично подходит к вопросам энергетической политики. Проект Nabucco West (который не забыт и планируется возвращение к нему) был бы наиболее актуален, если бы начался процесс формирования глобального рынка США и ЕС. На практике он не реализуется, и Лондон ждет окончательной расстановки сил, подыгрывая как интересам Соединенных Штатов, так и России.

В этой связи Вашингтон страхует свои риски и ведет переговоры с официальным Баку, используя как методы давления, так и озвучивая свою поддержку.

Вместе с тем, с учетом последнего заявления президента Казахстана Нурсултана Назарбаева о желании Турции, которая реализует Трансанатолийский газопровод, сотрудничать со странами Таможенного Союза и начала потепления в отношениях США и Ирана, можно предположить, что в ближайшей перспективе на Южном Кавказе возможно обострение ситуации.

Желание Турции сотрудничать с ТС можно объяснить попыткой манипулировать странами Европейского Союза, поскольку о своих планах Турция через Казахстан заявила в канун очередного раунда переговоров с ЕС, а также на фоне недовольства США тем фактом, что Анкара закупила у Китая системы ПВО. В то же время важно отметить, что Таможенный Союз – не политическое, а экономическое объединение. Экономика Турции во многом заточена на ряд стран постсоветского пространства, и сотрудничество с ТС может носить для Анкары прагматичный характер. Однако в ближайшее время Турция может столкнуться с новой волной внутренних проблем, в частности, может обостриться курдский вопрос, поскольку, будучи членом НАТО, Турции крайне сложно налаживать стратегическое партнерство с теми государствами, которые представляют угрозу геополитическим интересам Запада.

Если Турция не решит свои противоречия с западными партнерами (особенно на фоне позитивной динамики в переговорах Ирана и США), Баку могут поставить перед серьезным выбором, и сохранение сотрудничества с Турцией может оказаться под вопросом. При этом Грузия, которую «повяжут» ассоциативным членством с ЕС, перестанет быть крепким звеном в рамках оси Баку-Тбилиси-Анкара, и негласный «триумвират» региона распадется.

Несмотря на небольшое влияние на геополитические процессы, прагматичное сотрудничество Турции, Грузии и Азербайджана формировало поле для интеграции, что не отвечает интересам Запада, политика которого, скорей, определятся формулой «разделяй и властвуй».

Одним из методов по изменению ситуации на Южном Кавказе может стать вопрос Нагорного Карабаха. Выборный период в Азербайджане показал, что Баку, при сохранении военной риторики, нацелен решать проблему своей территориальной целостности через свой статус на геополитической арене и как следствие экономическими рычагами. Однако вхождение Армении в Таможенный Союз, крайне не устраивающее Брюссель, вносит свои коррективы в реализацию задуманного. Вокруг Карабаха могут начаться манипуляции экономического характера, причем сталкиваться будут не интересы конфликтующих сторон, а крупных геополитических игроков за право сформировать свою картину региона.

Можно предположить, что в течение года-двух в Карабахе вспыхнет серьезное противостояние, целью которого будет не решение проблемы, пусть и путем войны, а фактическая перезагрузка существующего статуса-кво.

Благодатная почва для этого формируется. Факт интеграции Армении с Таможенным Союзом нарушает планы Запада по максимальной дезинтеграции интересующих их регионов. Наблюдающееся сегодня сближение с Ираном, которое США осуществляют путем игры на контрастах, а именно используя непримиримую позицию Израиля в отношении ядерной программы Ирана, в конечном счете, может привести к переходу Тегерана на сторону Запада, в то время как Армения останется в пророссийском блоке сил. Предшествовать этому может временное усиление стратегической связки Тегеран-Ереван для окончательного ослабления влияния Турции в регионе.

Разжигание нагорно-карабахского конфликта в этой ситуации выступит последним штрихом к формированию на Южном Кавказе новой ситуации. Азербайджан и Армения так и останутся непримиримыми врагами, работа России, как посредника, будет дискредитирована, усилится влияние Ирана в регионе на фоне заметного ослабления Турции.

Необходимо добавить, что возможные риски от вывода основного военного контингента НАТО из Афганистана могут ухудшить ситуацию в регионе. Все обозначенные процессы напрямую будут усиливать доллар как международную валюту, поскольку смена главы ФРС показала – политика по увеличению в мире долгов сохраняется».

Sarvan86
01.01.2014, 04:06
Иран – новый партнер США на Кавказе (http://www.lragir.am/index/rus/0/comments/view/33632)


Игорь Мурадян
19 Декабря 2013, 12:38


http://www.lragir.am/upload/img/rus138744232651.JPG



США не могут более ожидать, когда Турция откажется от своих капризов и вернется в «зону лояльности», которой уже давно не существует. Формулируя идею весьма приближенно, можно сказать, что кто-то должен занять место Турции как партнера Западного сообщества.

Помимо желания стать таковым партнером, нужно располагать также ресурсами и амбициями. Ни одно из государств Ближнего Востока, кроме Ирана, не в состоянии выполнять данные партнерские задачи. Рассмотрение Ирана как приоритетного регионального партнера вполне вмещается в доктрину баланса сил, которую столь латентно, но настойчиво проповедуют США в последние годы. Значение этой доктрины не только в том, что она в большей мере отвечает национальным интересам США, но и в том, что может быть адаптирована, практически, любой последующей администрацией США.

Если на протяжении 20-лет США пытались проводить идею «управляемого треугольника», то есть Турция – Иран – Россия, сейчас предпринимается попытка на основе партнерства с Ираном несколько пересмотреть приоритеты в регионах. Конечно, американо-иранские отношения еще столкнутся с противостоянием могущественных групп в обеих странах, но по некоторым направлениям договоренности уже достигнуты.

Что касается Южного Кавказа, то здесь процессы продвигаются гораздо быстрее, чем предполагалось. Это заключается в том, что усиление влияния Ирана позволит в определенной мере вытеснить Турцию и Россию. В отношении Грузии и Армении никаких проблем нет, обе страны весьма заинтересованы в усилении влияния Ирана, так как столкнулись с экспансией Турции в партнерстве с Азербайджаном. Но США, а также Великобритания заинтересованы в изменении отношений между Ираном и Азербайджаном, в улучшении отношений по различным проблемам.

Какие-либо американо-российские договоренности по проблемам сдерживания Турции оказались невозможными, хотя и имелись некоторые мысли «отдельно стоящих» политологов, в основном, университетского свойства. Россия всегда хотела занимать более значимые позиции, и, видимо, решила, что нет надобности обращать внимание на такую возможность в сотрудничестве с США, рассчитывая получить гораздо больше в более масштабной и сложной игре.

Сближение США и Ирана, по замыслам американцев, приведет к снижению амбиций Турции и большей сговорчивости Турции с Западом. И это, конечно, логично. Но может произойти и то, что Иран и Турция в этой ситуации предпочтут свою игру. По мнению иранских комментаторов, Иран не должен упускать возможности построить новую игру с государствами Ближнего Востока и других регионов, в условиях улучшения отношений с США. Иранцы пытаются представить свои игры, более сложные, чем сейчас, так как «новая региональная политика» Ирана еще не выстроена, и все еще не понятно, насколько государства регионов примут иранские инициативы.

Но всем понятно, что пока американцев в меньшей мере волнуют отношения Ирана со странами Ближнего Востока, а скорее, вызывает интерес все то, что касается ирано-российских отношений, и даже ирано-турецкие отношения рассматриваются США исходя из намерений в направлении России. Совершенно понятно, что США пытаются усложнить региональную игру, хотя американские аналитики утверждают, что усложнение ситуации происходит, практически, спонтанно.

Но даже, если предположить, что США все еще не располагают завершенной концепцией развития своей политики в данных регионах, ожидания могут быть только связаны с усилением позиций Ирана, при поддержке США, с целью преодолеть необоснованно сильные позиции Турции и России.

Южный Кавказ еще пару лет назад стоял перед перспективой оказаться «застойным болотом», но сейчас возникает совершенно новая перспектива стать ареной весьма активных политических процессов, ничем не уступающих отдельным подрегионам Ближнего Востока.

Представляет интерес, как отнесутся к этой американской игре Европейский Союз и крупные европейские государства. Европейцы все более пытаются рассматривать Южный Кавказ как элемент европейской безопасности, но главным препятствием на этом пути выступает Россия, и Европа после событий с «Восточным проектом» готова на любые инициативы США, чтобы преодолеть экспансию России. Агрессивно-экспансионистская политика России заслонила все амбиции Турции и заметно отвлекала внимание от нее как государства, чья политика представляет определенные угрозы для интересов Запада.

Еще ранее предполагалось, что в условиях международной изоляции и вассализации Армении, США и НАТО предпочтут сделать основную ставку в Кавказско-Каспийском регионе на Азербайджан. Теперь иранские сценарии приближают к пониманию того, что Азербайджан окажется вскоре в центре международного внимания, и от влияния на него будет во многом зависеть влияние той или иной державы в Южном Кавказе.

США пытаются реанимировать суверенитет Армении, вовлекая ее в свои новые региональные игры, а также подтверждая свою заинтересованность в развитии сотрудничества Армении с НАТО. США хотели бы видеть Азербайджан как арену, где происходят активные политические события международного характера, но вовсе не в роли активного игрока. Поэтому, американцам нужны надежные противовесы в регионе, чьи интересы вполне органически связаны с интересами и намерениями США.
Некоторая пассивность европейцев и имеющиеся решения в части блокирования Армении и предания ее забвению никак не могут устраивать США. Вашингтон, несомненно, пытается сформировать новую геополитическую диагональ – Балканы – Черное море – Грузия – Армения – Азербайджан - Иран – Ормузский пролив. Но это только первая репетиция, и вполне ожидаемо, что Армения очень легко выпадет из этой конструкции, как успешно выпала из планов интеграции с Европейским Союзом.

Sarvan86
01.01.2014, 04:08
Ожидания по «треугольнику» и роль Армении (http://www.lragir.am/index/rus/0/comments/view/33815)


Игорь Мурадян
30 Декабря 2013, 13:39


http://www.lragir.am/upload/img/rus138839634340.JPG


В начале 90-х годов разрабатывались определенные условия для создания баланса сил и управления в рамках геополитического «треугольника» Турция – Иран – Россия. В рамках данной конструкции имелись надежды избежать излишнего влияния одного из данных государств в сопряженных регионах – Южном Кавказе, Центральной Азии, Каспийском море, на Ближнем Востоке. Состоялась ли эта концепция и каковы результаты данных ожиданий?

Аналогичные цели преследовала и Россия, пытаясь воспользоваться противоречиями между Турцией и Ираном, а также между данными государствами и Западным сообществом, прежде всего, США. В какой-то мере проблемами внутри и во внешней среде данного «треугольника» сумели воспользоваться все без исключения мировые и региональные «центры силы». Россия сумела извлечь много пользы в экономическом и политическом смысле, в условиях противоречий и враждебности между США и Турцией, США и Ираном. При этом, Россия всегда пыталась не допускать своего приобщения к «статусу» равноправных участников этого «треугольника», подчеркивая свое превосходство в международном плане над Турцией и Ираном, что известным образом раздражало эти два государства.

На протяжении многих лет Россия отвергала попытки Ирана рассмотреть возможность придти к более тесным отношениям, и неких стратегических отношений между ними так и не возникло. В особенности Иран «обидело» отрицание России перспективы для Ирана стать полноценным членом ШОС, хотя Китай не столь категорично относился к этому вопросу.

Два исторических раунда соучастия России в подрыве национальной безопасности Ирана в части поставок вооружений стали достаточным основанием для окончательных выводов Ирана по поводу надежности России. Речь идет о договоре А.Гор - В.Черномырдин и отказе России о поставках ЗРК S-300 по решению Д.Медведева – В.Путина, что представляли собой только эпизоды (хотя и очень яркие) в череде множества провалов намерений Ирана в части приобретения в России вооружений и технологий.
Этим самым Россия не получила ничего существенного в отношениях с США, не говоря о каких-либо уступках в «большой политике». Напротив, Россия, данными шагами в отношении Ирана не смогла предотвратить размещение систем противоракетной обороны, что она считает ущербным для своей безопасности. При этом, косвенным образом ей было дано понять, что это стало ответом на ее определенные поставки материалов Ирану, предназначенных для производства им ракетной техники.

Это результат попыток России проводить политику «великой державы», не являясь таковой. В какой-то мере аналогичные результаты имеются и в отношениях между Россией и Турцией. В отличие, например, от Ирана, который весьма скептически рассматривал (для своих интересов) перспективы усиления дистанции между Турцией и США и Израилем, Россия во многом с воодушевлением восприняла эту перспективу. На деле произошло то, что ожидалось многими экспертами на Западе и на Ближнем Востоке. Турция, предпочитая пойти на хроническое ухудшение отношений с США и НАТО, вовсе не имела намерений придать России гораздо большее значение.

Во-первых, Турция вовсе не намеревается доводить отношения с Западом до принципиального разрыва, что позволило бы придти в отношениях с Россией к созданию чего-то вроде альянса. Во-вторых, сама Россия не была готова к возможным предложениям по сближению с Турцией, что потребовало бы поэтапного решения множества вопросов, прежде всего, по уступкам в регионах. Следует отметить, что политические проблемы внутри как России, так и Турции, также являются сдерживающими факторами в развитии их отношений.

Таким образом, даже приближенное изложение данного весьма обширного материала говорит о том, что Россия пыталась проводить политику «балансов» в отношениях между Западом и двумя своими давними контрпартнерами, что на настоящий момент завершилось существенным повалом в региональной политике, включая различные направления, в том числе приоритетное – Ближний Восток.

Условия данного «треугольника» стали неподъемными и довольно сложными для России, чьи возможности сейчас ограничены, а также имеется непонимание происходящих событий. Наблюдения подсказывают, что Россия с трудом воспринимает и затрудняется реагировать на неожиданные события и предпочитает работать в более стационарных ситуациях. Это присуще большинству крупных государств, и лишь немногие из них рассматривают «крутые повороты» как элементы внешнеполитических технологий.

Сейчас и речи не может быть о какой-либо координации России с Турцией и Ираном, даже по проблемам Южного Кавказа, в части стратегических задач. Происходят консультации по поводу различных локальных проблем, которые эти страны иногда пытаются выдать за более важные и стратегические.

Россия считает, что в резерве ее политики остается карабахская тема, а возможно, и более обширная – армянская, в выстраивании отношений с Турцией. Любая неопределенность в этом направлении в сильной степени раздражает русских, чего они не желают демонстрировать, потому что принципиальные провалы России по карабахской теме как ничто иное доказывают несостоятельность ее политики в Южном Кавказе.

Сейчас, когда Россия продвинула беспримерным образом вассализацию Армении, ей стало казаться, что она приблизилась к заветной цене – единолично решить карабахскую проблему, продемонстрировав тем самым способность утвердить свои приоритеты в регионе.

США рассматривают свои задачи в Южном Кавказе как во многом осуществленные, в том смысле, что они добились благоприятного для себя расклада сил, когда концепция «треугольника», в целом, состоялась. Но это стало возможно, и всегда было возможно, при существовании более «приватных» отношений с одним из государств. У России были все возможности, занять место такой страны в самом начале деятельности администрации Б.Обамы, но на это Москва не пошла, так как это означало бы встать в один ряд с Турцией и Ираном.

Отношения США и Турции трансформируются от стабильно-напряженных к враждебным, и нет никаких оснований утверждать, что американцы знают, каким образом изменить стиль и содержание этих отношений. Американо-турецкие отношения уже приобрели в политической литературе определенные оценки, еще пять лет назад они воспринимались мировым аналитическим сообществом как весьма «натянутые», «неадекватные», «временные».

Для целей США наиболее приемлемым партнером в рамках данного «треугольника» остается Иран, как наиболее заинтересованное в развитии отношений с США государство из этих трех. С развитием отношений с Ираном США связывают вовсе не решение проблем «имиджа» или каких-то конъюнктурных проблем, а достижение долгосрочных целей на огромном пространстве Ближнего Востока, Кавказа, Центральной и Южной Азии.

Следует отметить, что, помимо Турции и России, препятствиями в сближении США и Ирана являются арабские государства Персидского залива, а также, возможно, Пакистан. Собственно, все эти страны и входят в эту масштабную игру.

Представляет интерес то, что мировые СМИ весьма сдержанно относятся к перспективам сближения США и Ирана, и это понятно, так как, наряду с опасениями предстать в смешной роли, СМИ связаны с интересами различных государств, политических, военно-промышленных и финансовых групп в Европе, США, на Ближнем Востоке. Даже наиболее глубокие политологи опасаются оптимистических оценок по этому поводу, а между тем, политические лидеры обеих стран уже разработали планы сближения, сотрудничества и приняли соответствующие решения, при минимальном числе сценариев. И это при самом негативном участии в подрыве американо-иранских отношений самых могущественных оппонентов, какие только можно представить. При этом, Турция и Россия, практически, полностью утратили рычаги воздействия на Иран и на развитие американо-иранских отношений.

Таким образом, «треугольник» приближается к своей реализации, но в самом непредвиденном направлении. США пытаются не демонстрировать свои успехи в отношении Ирана, а показать их как успех сообщества ряда государств участвующих в переговорах с Ираном. Это желание минимизировать успех в сфере информации и пропаганды ощущается и со стороны Ирана, что говорит о наличии длительных и очень разносторонних переговоров.

Вместе с тем, эта ситуация находится в центре внимания всех заинтересованных стран и крупнейших компаний. По всей вероятности, ожидаются самые неожиданные известия по поводу данной ситуации, и способность правильно высмотреть перспективу становится фактором внешнеполитического успеха.

Для закрепления успеха новой геополитической конфигурации США необходимы новые партнеры, вернее, новое построение партнеров, исходя из политических и геополитических задач. Огромные проблемы складываются на Ближнем Востоке, где наиболее финансово обеспеченные страны Персидского залива, по существу, создают антиамериканский военный блок, что может сейчас показаться очень странным. Со временем этот блок, который будет прирастать некоторыми другими суннитскими государствами, получит анти-американо-иранское направление.

В настоящее время Южный Кавказ не занимает приоритетного места в американо-иранском раскладе политических приоритетов, но, так или иначе, это направление займет важное место в региональной политике США. Наступает время для более предметных оценок будущего и понимания возникновения новых рисков и угроз в связи с новыми позициями и интересами, а также новым балансом сил в регионе.

Кто в Южном Кавказе станет партнером альянса США – Иран? При этом, не удастся достаточно долго делать вид, что партнерство и без излишних заявлений - само собой разумеющаяся данность. Возникнут новые вызовы, и придется быть готовыми ответить на них, в особенности, Армении, если она не хочет дальнейшей вассализации. Те, кто продолжают утверждать, что Европа далеко, не может не признать, что события пришли в наш регион. Станет ли «треугольник» «многоугольником», это зависит от позиции небольших, но достаточно амбициозных государств.

Dismiss
24.11.2014, 14:27
В Баку обсудили судьбы постсоветского пространства (http://www.vestikavkaza.ru/news/V-Baku-obsudili-sudby-postsovetskogo-prostranstva.html)

24 Ноя 2014
Сегодня в Баку, в МИА Тренд, состоялся круглый стол "Постсоветское пространство: цивилизационные аспекты современных кризисов и конфликтов", организованный Бакинским представительство Политологического центра "Север-Юг" и информационно-аналитическим агентством "Вестник Кавказа". Российские, азербайджанские и украинские эксперты в ходе мероприятия обсудили актуальное положение дел в регионе и перспективы его дальнейшего развития.

Так, депутат Милли Меджлиса Расим Мусабеков, выступая после главного редактора журнала "Россия в глобальной политике" Федора Лукьянова, констатировавшего, что постсоветское пространство в целом сегодня стоит на пороге больших перемен, назвал распад СССР катастрофой, после которой появившимся на политической карте мира новым государствам было необходимо в первую очередь договориться о правилах взаимодействия с другими странами.

"Заметьте, СССР так и не удалось стать государством номер один, каким была в своем время, например, Британская империя. Здесь же стоит вспомнить Японию, которая рухнула, была оккупирована, но смогла подняться, причем условием для ее дальнейшего развития являлся отказ от внешнеполитических амбиций. Нужно ли удивляться сейчас, что Россию не принимают в клуб великих держав? С нею готовы разговаривать о правилах взаимодействия, а не о сферах влияния", - сказал он.

Депутат подчеркнул, что в современном мире Россия является одним из естественных членов мирового сообщества. "Я не думаю, что Россия европейскому миру более чужда, чем Китай. При этом конфронтационный сценарий развития отношений между Западом и РФ ничего хорошего не сулят российским соседям, с такими рисками не хочет сталкиваться ни Казахстан, ни Беларусь. Мы должны знать, как выстраивать отношения друг с другом и не делить чужих издержек", - заявил Расим Мусабеков.

Украинский социолог Евгений Копатько задался вопросом: "когда мы разучились решать проблемы самостоятельно?". "Очень много лет у нас гордились, что в Украине нет конфликтов, но, когда страна вошла в нынешнее состояние, конфликтная ситуация начала развиваться стремительно. В моей стране происходят тектонические сдвиги, миграция составляет миллионы человек, точно подсчитать уже сложно. Несколько сотен тысяч уехали в Россию, десятки тысяч еще летом ушли в Крым, большая часть населения мигрирует в страны дальнего зарубежья. Более того, я как социолог зафиксировал страшную вещь: по индексу самочувствия до 40% украинцев считают Россию враждебной страной", - рассказал Копатько.

Для сравнения он привел индекс самочувствия в Грузии. "Отношения между русскими и грузинами абсолютно комфортное, но на Украине вы такого не увидите. Уровень конфликта настолько высок, что для значительной части населения Россия сейчас является агрессором, такой образ уже создан. Что нас ожидает в дальнейшем? Сценарий крайне пессимистичен, так как Украина понесла фатальные потери в экономическом и человеческом потенциале, каждый день идет истощение финансов. Та же Донецкая область давала порядка 12% ВВП. Невозможно до конца просчитать, что будет с людьми, так как единоверцы сейчас находятся по разные стороны баррикад. Вместе с деиндустриализацией Украины идет ее децентрализация, и экономические, и политические ресурсы страны иссякают", - предупредил социолог.

Глава Бакинской межбанковской валютной биржи (BBVB) Фархад Амирбеков не согласился с тем, что Британская империя распалась окончательно, так как ее бывшие колонии по-прежнему входят в Содружество, заметив, что страны могут появляться и исчезать, но зародившиеся в них идеи живут долго. "Немногие знают, что в США идет ренессанс индустриализации, строятся новые предприятия на другой технологической фазе. Им нужна дешевая энергия, для этого необходимо устранять конкурентов, в том числе за счет разрушения государств. В сущности, конфликты сейчас происходят по линии технологических зон. Мы находимся в одной зоне и вместе пережили третий нефтяной бум. Больше таких бумов не будет, а газ не покроет необходимых затрат, поэтому нужно быстро менять экономическую модель", - считает он.

Именно в связи с этой потребностью, заявил эксперт, постсоветскому пространству был бы полезен опыт распавшейся Британской империи. "Для того, чтобы преодолеть дальнейший распад, первая проблема, которую следует решить, - сокращение ареалов распространение русского языка. Может быть, будет иметь смысл в рамках постсоветского пространства определить, договориться, кто чем может заниматься с пользой для себя. Я предлагаю не искать виноватых, а выйти из кризиса, сформулировав такую модель экономического развития, которая всех нас бы устроила", - предложил глава BBVB.

Гендиректор АМИ "Новости-Азербайджан", руководитель азербайджанского филиала Института каспийского сотрудничества Гюльнара Мамедзаде, в свою очередь, высказалась в пользу необходимости реформирования системы международного права. "Украина стала только первой жертвой кризисного слома миропорядка, сейчас этот кризис затрагивает Россию и может подействовать на целые макрорегионы. Поскольку Россия, как бы ей ни противостояли основные игроки, нацелена на реализацию евразийского проекта, кризис, бесспорно, затронет и наши страны. Все это еще более актуализирует вопросы внутренней безопасности. Сегодня формируются новые интеграционные проекты, саммиты АТЭС и ШОС демонстрируют примеры их моделей, и задача малых стран - грамотно вписаться в такие проекты. Мы будем искать свое место в процессе", - заявила Гюльнара Мамедзаде.

Dismiss
02.12.2014, 11:27
«15 республик», Азербайджан и Армения: полные трусы кофейной гущи (http://www.telekritika.ua/kontent/2014-11-28/100949)

http://www.youtube.com/watch?v=gaF5ioXn2KM#t=2488

По словам авторов проекта канала «1+1», у Армении и Азербайджана – разные пути развития. Азербайджан делает ставку на нефть, Армения – «на мозги», на информационные технологии. Один-единственный вопрос так и остался без ответа: какое место занимают «мозги» вообще и информационные технологии в частности в ВВП Армении?
«15 республик», Азербайджан и Армения: полные трусы кофейной гущи
Признаюсь: писать отдельный текст о втором фильме проекта «15 республик» я не собирался. Хотел сделать обзорный о нескольких. Но телевидение сильнее нас: фильм подарил настолько необычные впечатления, что не оставалось ничего, как только кардинально менять планы.

Для начала отмечу: в общем и целом фильм об Азербайджане и Армении смотрелся намного интереснее, чем о России. Возможно, материал был более экзотическим. Возможно, и даже скорее всего, авторы не пытались объять необъятное. Как бы то ни было, а фильм получился достаточно увлекательным, достаточно познавательным и достаточно динамичным, причём почти безо всяких специальных ухищрений. В отличие от фильма о России, в нём не было мелькающих, словно в бреду, кадров. Не было (почти) шарахания с пятого на десятое. Увы, повторюсь: всё это - в общем и целом.

В частности же, в нём было нечто, чего быть не могло и не должно было быть. Ни в коем случае.

Как вполне резонно было замечено в начале фильма, Армения и Азербайджан - страны-враги, вот уже четверть века пребывающие в состоянии войны. Камень преткновения - Нагорный Карабах, очень небольшая территория с очень небольшим населением. Вот эта небольшая территория стала камнем преткновения и в фильме.

Нагорному Карабаху было посвящено два сюжета. Оба - в той части фильма, которая была об Армении. Было даже сказано, что «внутри Армении» есть непризнанная республика. В другой раз было сказано, что есть такая «Нагорно-Карабахская Народная Республика - непризнанная, кстати». Вот это «Народная Республика - непризнанная, кстати» вам ничего не напоминает - из современной украинской жизни? Если нет, то фильм вам в этом не помощник.

Потому что весь мир, за очень редкими и не менее экзотическими исключениями, признаёт Нагорный Карабах частью территории Азербайджана. Украина, кстати, признаёт то же самое. Но в фильме об этом не было. Весь мир, соответственно, признаёт Армению страной-агрессором, а Азербайджан - страной-жертвой. Об этом в фильме тоже не было. Помимо территории бывшей Нагорно-Карабахской автономной области, Армения оккупирует несколько прилегающих к ней районов Азербайджана, ранее населённых азербайджанцами, а теперь практически безлюдных или заселяемых армянами. Но и об этом в фильме не было. Территория бывшей Нагорно-Карабахской автономной области не имеет границы с международно признанной территорией Армении (то есть, расположена далеко не «внутри») и со всех сторон окружена территорией Азербайджана, ранее населённой азербайджанцами, а ныне оккупированной Арменией. Не было в фильме и об этом. И, кстати говоря, в Армении - в том числе в русскоязычных источниках - эту территорию называют не Нагорным Карабахом (считая это название «враждебным»), а Арцахом. Как уже можно догадаться, об этом фильм также не упоминал.

Авторы фильма, ничтоже сумняшеся, вели речь о Нагорном Карабахе как о якобы интегральной части Армении. Скандал? Если бы только он! Как несколько раз подчёркивалось в фильме, Армению связывают с Россией отношения тесной дружбы, и Россия помогает Армении в том числе и в карабахском вопросе, и в том числе военной силой. А теперь попробуем экстраполировать ситуацию с Карабахом и отношение к ней авторов фильма на ситуацию в Крыму и Донбассе, и... Нет, дальше продолжать не хочется.

А какова же предыстория конфликта? В фильме её дали буквально двумя предложениями и, очень похоже, с точки зрения Армении: мол, Нагорный Карабах был включён в состав Азербайджана волюнтаристским путём (опять же, об особенностях его территориального расположения упомянуто не было). И снова попробуем экстраполировать ситуацию на Крым и Донбасс: что там говорит Россия о том, как и почему они оказались в Украине?

Зато о вековой вражде между армянами и азербайджанцами было упомянуто неоднократно. Причина тому? Их, причины, две, два кардинальных различия между двумя народами (именно так: о различиях как о причинах вражды и было сказано). Во-первых, «они молятся разным богам». А во-вторых (только, пожалуйста, не смейтесь), азербайджанцы любят пить чай, тогда как армяне - кофе. Прозвучало это так, словно вот на этой чайно-кофейной гуще и основана вековая вражда между двумя народами.

Что же касается «разным богам»... Даже радикальные исламисты не отрицают, что мусульмане и христиане поклоняются одному и тому же Богу - только, по их мнению, христиане делают это неправильно, еретически. Говорите, у нас Бог, а у них Аллах? А у англичан - Год. А у французов - Дьё. А у греков - Теос. Один из наиболее почитаемых в исламе святых - пророк Иса, чьё имя - арабское прочтение древнееврейского Иешуа, то есть Иисус; Иса бен Мариам - Иисус, сын Марии. И не только Он: Ибрагим - Авраам, Муса - Моисей, Якуб - Иаков, Сулейман - Соломон, Джебраил - Гавриил, Исхак - Исаак...

За последние полгода все телеканалы язык натёрли, рассказывая о запоздалом единении украинцев и крымских татар - исповедующих ислам, кстати говоря. И такое вот «единение» и «взаимопонимание».

И возвращаясь к сюжетам о Карабахе: в одном из них были хорошо одетые люди на фоне уютных, стильных, ухоженных и далеко не бедных городских пейзажей - красота, лоск! В другом - пустые дома с разбитыми окнами и другие следы войны, плавно перешедшие в кадры непосредственно войны. Как они, эти два сюжета, связаны между собой - хотя бы географически? А вот никак.

В армянской части фильма авторов что-то очень уж потянуло на тему красоты украинских девушек. О них упоминали при малейшем поводе, а то и вовсе без повода. В Спитаке немало украинок - вот какие красивые украинские девушки. В Степанакерте много красивых девушек - совсем как в Украине. В сюжете о Спитаке об украинских девушках заговорили на фоне площади В. Ф. Януковича - есть там такая. Автору этих строк как-то само по себе вспомнилось, как означенный В. Ф. Янукович зазывал в Украину европейских инвесторов, тоже рассказывая, какие красивые у нас девушки, и как они в мае раздеваются. Стилистика, во всяком случае, была абсолютно идентична. А в сюжете о Степанакерте после рассказа о тамошних красивых девушках прозвучало буквально следующее: «Женщин здесь в четыре раза больше, чем мужчин. Такое приятное обстоятельство...» - и далее зрителям было поведано, как много мужчин погибло на войне. «Приятное обстоятельство» - это, вообще-то, как?

Хотя переход от Азербайджана к Армении по сюжету был едва обозначен, не заметить его было нельзя: если в рассказе об Азербайджане были заметными высокомерно-снисходительные интонации - мол, «дикий народ, дети гор» (нет, сказано так не было, но интонации чётко давали это понять), то об Армении говорили сочувственно и тепло. Точнее, не совсем так. Говоря об Азербайджане, авторы восторгались Баку и вообще признаками подъёма в стране, пылью в глаза, но, по отношению к стране в целом и её людям, не могли удержаться от иронии - часто злой и беспричинной. Говоря об Армении, они подчёркивали внешний упадок, но о стране и людях рассказывали едва ли не с любовью. В рассказе об Азербайджане упомянули об общеизвестной коррупции - хотя ни одного её факта не привели; в рассказе об Армении темы коррупции вообще не касались. А ещё в рассказе об Азербайджане авторы ретранслировали советский «общекавказский» стереотип, когда что Нальчик, что Баку, что Тбилиси, что Махачкала - всё едино: Кавказ, он и есть Кавказ. Один из примеров - несколько ниже.

Неодинаковость стилистики рассказа о двух странах проявилась ещё и в том, что рассказ об Азербайджане был скрашен не слишком уместным оживляжем. На экране вдруг появлялись кадры из «Кавказской пленницы» - хотя, судя по фильму, речь там шла, скорее, о Северном Кавказе. Нет, никакой прямой привязки кадров из фильма к рассказу об Азербайджане и не было - просто дабы кавказский колорит подчеркнуть. Один из авторов бегал и бегал по улочкам старого Баку, имитируя сцену из «Бриллиантовой руки». Ну, а когда он остановился и картинно упал у дома, где в фильме была «апотхека»... Затянуто было, ой как затянуто! Кадр из «Бриллиантовой руки» тоже показали - он был в несколько раз короче, чем инсценировка автора-ведущего.

Ну, а приём нафталановой ванны... Как по мне, то если бы о таковой просто упомянули, я совсем не страдал бы. Но нет: в «Орле и решке», что на «Интере», год назад ведущий принимал нафталановую ванну, то как же теперь без того же самого может обойтись конкурирующая фирма? Итог: минут пять зрители должны были созерцать совсем не аполлонистого ведущего, простите, топлесс. Но этого показалось мало: он доверительно поведал нам, что перед тем, как сесть в ванну, надо обязательно снять трусы, подёргал за резинку свои и, смотря в камеру, попросил оператора на минуту её выключить. Вот интересно: если бы не эти анатомические подробности - сюжет о нафталановой ванне ну никак не получился бы? Без трусов, то есть без подробного рассказа о них - ну просто никуда и никак? Или авторы боялись, что в противном случае их засыплет лавиной писем от взволнованных почитательниц, интересующихся всеми деталями?

А ещё один из ведущих щеголял на экране в футболке с серпом-молотом и красной звездой. Смысл этого мазохизма лично мне остался неясен.

Поездка в отдалённое горное село (или, по словам авторов, «деревню»), куда не проехать на автомобиле и где, если верить фильму, нет ни телевидения, ни даже электричества. Деревню тайную и запретную, которой нет ни на картах, ни на указателях, и даже названия её упоминать то ли не принято, то ли все боятся. Ну, просто вам Ганзелка и Зикмунд, «К охотникам за черепами». «Договорились, что остановимся в хижине нашего гида», - поведали авторы, а в кадре - довольно добротные дома. Авторы подчёркивали оторванность деревни от цивилизации, её традиционность - а одежда жителей была вполне современной, развлекались они игрой во вполне цивилизованный волейбол. Да и название у деревни было странноватое как для Азербайджана - Шамилёвка. Ради иллюстрации зрителям конспективно, с чёрно-белыми кадрами какой-то давней войны, рассказали, кто такой Шамиль и чем он прославился. Вообще-то, действовал Шамиль и на окраинах теперешнего Азербайджана, но считать его именно азербайджанским героем до сих пор было как-то не совсем принято, всё больше чеченско-дагестанским. Но, впрочем, какая разница: басурмане - они и есть басурмане, так получается?

Жителей деревни авторы называли аварцами - так и не пояснив, кто это такие: зрители должны были полагать, что по непонятной причине так называют население Азербайджана. А по поводу закрытости деревни, едва ли не секретности напускали и напускали туману - пока не поведали, что её жители охраняют могилы исламских то ли святых, то ли ещё кого-то, а чужих туда не пускают, чтобы не потревожить духов. В общем, полная Африка, джунгли и шаманы. И только одна мимолётно оброненная фраза поставила под сомнение всю напущенную таинственность: деревня расположена на стыке границ с Россией и Грузией. Так что духи на самом деле, скорее всего, совсем ни при чём, а мы имели дело с «художественным осмыслением», с попыткой изобразить граждан Азербайджана первобытными туземцами.

И вообще, кстати: так ли уж типично для Азербайджана населённое дагестанцами пограничное село?

Но нет, и в комментарии к беседе с бакинской семьёй шахиды - защитники независимости Азербайджана - были названы современными «наследниками имама Шамиля». Снова тот же подход: Кавказ, он всё равно Кавказ - и какая разница? Молодой человек образованного вида подробно рассказывал, как шахиды попадают прямо в рай, независимо от того, праведную или грешную жизнь вели. Это он образно или на полном серьёзе? Или он образно, а смонтировали так, словно на полном серьёзе?

А хозяйка дома рассказывала, что французы приезжают - завидуют азербайджанскому уровню жизни и азербайджанской свободе. И серьёзно так рассказывала! А ведущие не возражали.

Рассказывали нам об азербайджанском маленьком городке. Долго, подробно, интересно. Красиво, уютно, по-европейски. О каком? А в том-то и дело, что города так и не назвали: «маленькие городки» - вот это и была вся локализация. Вероятно, город тоже был тайным и запретным? Новаторский приём, спору нет: покажем вам то - никогда не узнаете, что. Может, следовало бы пойти дальше и страну тоже не называть - какая, в конце концов, разница? А что: в самом начале фильма пообещали показать «непарадную провинцию» - а на экране одна за другой возникали вполне телегеничные улочки, одна колоритнее другой - азербайджанские? греческие? турецкие? португальские? Не вызывало сомнений единственное: где-то в очень южной Европе.

На примере маленького городка авторы рассказывали, насколько иерархизировано азербайджанское общество: машины победнее паркуются в сторонке (в кадре - «жигули» у тротуаров), побогаче - «на цивилизованной стоянке» (в кадре - дорогие иномарки на стоянке за высоким забором). Возможно, так оно и есть - с «жигулями» на стоянку не пускают. Но напрашивается более вероятное объяснение: стоянка - платная, и небогатые владельцы старых машин просто экономят. К тому же, а вдруг они припарковались на полчаса? Нет, не убедило и это.

А конкурс Евровидения, кстати, прошёл в Баку в 2012 году, а не в 2011-м, как нам сказали в фильме.

И вот из Азербайджана зрителей «перебросили» в Армению. «Совсем другие улицы, совсем другие лица». А на экране улочки - ну, как и в любых разных странах, но чтобы совсем другие, а тем более лица? В который уже раз авторы внушали зрителям то, чего не было - или что было неочевидным - в кадре.

Армения, оказывается - «первая советская страна, получившая свой алфавит». Вот так, теперь будете знать: уже в V веке Армения была советской.

Беседа с семьёй, теперь уже ереванской. «После развала СССР они ни разу не ездили за границу». А до развала, вероятно, весь мир объездили - как и все советские трудящиеся? «Хотели было поехать, а теперь уже и не хотят - считают, что ничего хорошего там нет». Это - подводка автора. И тут же - фраза главы семьи: оказывается, они было хотели, а теперь не хотят УЕХАТЬ. «Поехать» и «уехать» - не совсем одно и то же, правда ведь?

Беседа с артистом: «У меня в сберкассе было 300 тысяч рублей». «Много. - Да, много», - согласились собеседники. Тайной для многих зрителей осталось, НАСКОЛЬКО это много. В стране, где распределённый на инженерную должность выпускник вуза получал 100 рублей в месяц грязными, то есть до вычета налогов, а медсёстры, библиотекари, секретарши, музейные работники - и того меньше. В стране, где 5 - 7 тысяч на машину копили годами и десятилетиями, отказывая себе во всём. А тут... Сравните сакраментальную колбасу по рубль-двадцать и триста тысяч. Рай был, а не жизнь! Что это было, как не реклама советской ностальгии?

Артист жалеет об СССР, возмущён сносом памятника Ленину... Вот тут и возник вопрос: а насколько, вообще-то, типичны выбранные для собеседования люди? В Нью-Йорке тоже можно найти тех, кто жалеет об СССР, и даже немало таких.

А теперь - изюминка. По словам авторов, у Армении и Азербайджана - разные пути развития. Азербайджан делает ставку на нефть, Армения - «на мозги», на информационные технологии. Нам долго показывали центр информационных технологий для детей и подробно рассказывали о нём. Один-единственный вопрос так и остался без ответа: какое место занимают «мозги» вообще и информационные технологии в частности в ВВП Армении? А то ведь в СССР всяких малых академий наук для детей было - на каждом шагу, а Союз как жил экспортом сырья, так и распался в том числе из-за падения цен на него.

Но дело даже не в этом. Каков результат? Азербайджан преобразился, сверкает и благоденствует, а Армения сверкает разве что заброшенными и разорёнными дворцами культуры. «Совок совком», - повторяли авторы об Армении и добавляли: «Всё, как в Украине». Вывод? А он - один: будете делать ставку на сырьё - будете процветать, будете делать ставку «на мозги» - будете совок совком. Или я что-то не так понял? .

P.S. Этот выпуск «15 республик» уже стал поводом для международного мини-скандала: возмущенное Посольство Азербайджанской Республики в Украине передало украинскому МИДу ноту протеста и заявило, что двое журналистов «1+1» отныне будут считаться нежелательными личностями в Азербайджане. В ответ МИД Украины призвал украинских журналистов прислушаться к рекомендациям ведомства и отнестись с уважением к правилам въезда в Нагорный Карабах. В свою очередь редакция программы «15 республик» сообщила «Телекритике», что проект не преследовал никаких целей, помимо освещения жизни простого народа.

Борис Бахтеев

Dismiss
16.02.2015, 11:56
ЗАКАВКАЗЬЕ: ИТОГИ 2014 ГОДА (http://www.politcom.ru/18430.html)

2014 год не принес в Закавказье ощутимых перемен. Региональная динамика была вытеснена на обочину повестки дня украинским кризисом. Не было достигнуто впечатляющих дипломатических прорывов. Статус-кво в этнополитических конфликтах, несмотря на попытки его расшатывания (в особенности в Нагорном Карабахе), принципиально не изменился. Незначительные социально-политические потрясения (они затронули Абхазию) не привели к смене власти по насильственному сценарию и внутриполитическим конфликтам. Диверсификация внешнеполитических подходов закавказских государств, о которой в уходящем году много говорили, началась отнюдь не сегодня и не вчера. Еще на ноябрьском саммите Евросоюза и стран-членов Восточного партнерства Тбилиси и Баку дали разные ответы на вопрос о том, каким образом выстраивать отношения с ЕС, не говоря уже о Ереване, сделавшем выбор в пользу евразийской интеграции.

И, тем не менее, уходящий год был наполнен интересными событиями, которые в отдельности и в совокупности укрепили старые тренды, а также обозначили возможные в будущем политические риски, чье значение сегодня либо недооценивается, либо преуменьшается.

Украинский кризис: закавказские последствия

События на Украине значительно изменили не только эту страну, но и все постсоветское пространство. Новый статус Крыма (что с точки зрения Украины и западных стран рассматривается, как аннексия, а с точки зрения России, как восстановление исторической справедливости и воссоединение) поставил крест на СНГ как на интеграционном проекте, поскольку он базировался на признании тех границ, которые сложились между бывшими союзными республиками в советский период. Угасание Содружества, как интеграционного проекта - это процесс, тянувшийся годами. К слову сказать, прецедент выхода из него был создан в Закавказье. 14 августа 2008 года парламент Грузии единогласно проголосовал за выход страны из СНГ. И поскольку согласно процедуре, такое решение предусматривало письменное уведомление за 12 месяцев до прекращения членства в этой интеграционной структуре, Тбилиси официально покинул Содружество 18 августа 2009 года. Как бы то ни было, а конфликт между двумя странами - конструкторами Беловежских соглашений и постсоветского пространства подвел символическую черту под тем, что работая, как «инструмент цивилизованного развода», не могло быть использовано для выстраивания перспектив для будущего.

Конкуренция между европейской и евразийской интеграцией присутствовала на просторах бывшего СССР и до украинского кризиса. Но события 2014 года вывели ее на более высокий уровень. В итоге часть постсоветских государств выбрала подписание Соглашения о свободной торговле с Европейским Союзом, а часть – вхождение в состав Евразийского экономического Союза под эгидой Москвы. При этом и те, и другие страны (Армения, Грузия, Молдова, Украина) вовлечены в неразрешенные этнополитические конфликты, а интеграционные возможности рассматриваются ими, среди прочего, как дополнительные возможности для решений спорных проблем в свою пользу. Или, как минимум, для минимизации существующих рисков и потенциальных издержек.

Грузия: курс на Запад

Украинский кризис ускорил процесс подписания и ратификации Соглашения с Евросоюзом для Тбилиси. Это произошло летом 2014 года. 18 декабря 2014 г. на сессии Европарламента в Страсбурге этот документ был ратифицирован. И хотя на пути североатлантической интеграции Грузия в уходящем году особых успехов не снискала (на саммите в Уэльсе страна не получила искомого Плана действий по членству, который ускорял бы вступление в Альянс), было объявлено о «пакете усиленного сотрудничества» с НАТО. Более того, в сентябре 2014 года Пентагон подтвердил возможность поставок вертолетов «UH-60 Black Hawk» для закавказского партнера Вашингтона. Трудно сказать, в какой степени страны НАТО будут готовы корректировать свои же правила и процедуры относительно новых членов блока. Логика конфронтации порой заставляет принимать неоднозначные решения, ломающие прежние неукоснительно соблюдавшиеся правила игры. Однако наращивание «особого привилегированного партнерства» вне формального членства в НАТО вполне вероятно. Тем паче, что у США и Грузии уже есть Хартия о стратегическом партнерстве, подписанный 9 января 2009 года.

Правда, в этой связи возникает парадоксальная ситуация. Продвигаясь на Запад, официальный Тбилиси (сохраняющий внешнеполитическую преемственность с третьим президентом Грузии Михаилом Саакашвили), способствует еще более сильному отталкиванию от себя Абхазии и Южной Осетии. До тех пор, пока евроатлантический выбор будет зарифмован с грузинской территориальной целостностью, Сухуми и Цхинвали будут стремиться к укреплению связей с Россией. Хотя сам процесс такого укрепления не выстраивается по линейке, свидетельством чему недавняя история с подписанием российско-абхазского договора о союзничестве и стратегическом партнерстве. Как бы то ни было, а в ходе югоосетинских парламентских выборов (8 июня 2014 года) победу на них одержала партия «Единая Осетия» (ее лидер Анатолий Бибилов получил пост спикера высшего представительного органа власти), последовательно выступающая за реализацию проекта объединения республики с Северной Осетией под эгидой и в составе РФ.

Смена власти в Абхазии и процесс подписания договора между Москвой и Сухуми требует отдельного рассмотрения. Здесь отметим лишь, что ускорение подписания такого документа в значительной степени следует рассматривать, как символический ответ на подписание Соглашения между Брюсселем и Тбилиси. Таким образом, Запад и Грузия, не имея возможности изменить отношение России к статусу Абхазии и Южной Осетии, и РФ, не обладающая ресурсами для корректировки позиций грузинского политического класса (сохраняющего консенсус по данному вопросу) с разных сторон и при радикально отличающейся мотивации работают вместе на укрепление «новых реалий в Закавказье». В этих реалиях Абхазия и Южная Осетия даже без широкого международного признания существуют вне грузинского государственного проекта и правового пространства при российских гарантиях не самоопределения вообще, а самоопределения от Грузии.

При этом стоит подчеркнуть, что процесс российско-грузинской нормализации, если под таковой понимать, не прорыв, а снижение высокого градуса межгосударственной конфронтации, не остановился, хотя ему не раз ему предрекали политическую смерть. Продолжил свою работу формат «Абашидзе-Карасин», как и Женевский переговорный формат. И даже президент Владимир Путин не раз поднял вопрос о возможности для встречи со своим грузинским коллегой Георгием Маргвелашвили. Все это не означает, что в будущем году Москва и Тбилиси найдут некие общие точки соприкосновения. Но расхождения перестают восприниматься, как нечто сакральное.

Евразийский вектор Армении

2014 год стал годом продвижения Армении к ЕАЭС (Евразийскому экономическому союзу). 4 декабря национальный парламент проголосовал за ратификацию договора о вступлении страны в это интеграционное объединение. Если принять во внимание, что до самого сентября 2013 года армянское руководство колебалось относительно того, какую линию поведения избрать, а скепсис ряда высокопоставленных чиновников относительно Таможенного союза и евразийской интеграции выражался публично, то Москва может занести это в свою «копилку», как успех. Тем паче, что официальный Ереван более, чем благожелательно, отреагировал на референдум в Крыму, видя в нем возможный паттерн (при определенных условиях) для самоопределения Нагорного Карабаха.

Однако и здесь есть свои нюансы. Во-первых, следуя принципу «политика - искусство возможного», далеко не все представители элиты Армении полностью согласились с отказом от внешнеполитического комплиментаризма. Во-вторых, внутреннее недовольство президентом и правительством может при определенных условиях быть отождествлено с выбором в пользу ЕАЭС. На сегодняшний день невозможно рассматривать армянскую оппозицию, как противников евразийской интеграции (большая ее часть обсуждает нюансы и детали, нацеленные на всесторонний учет интересов Еревана в этих проектах). Но есть слишком много фоновых факторов (динамика конфликта на Украине, уровень конфронтации Запада и России, иранская проблема, развитие ситуации на Ближнем Востоке), которые могут вносить свои коррективы, которые уже сегодня нельзя не учитывать.

Азербайджанская «политика качелей»

Особая статья - отношение к украинским событиям в Азербайджане. С одной стороны, Киев является многолетним партнером Баку. Среди приоритетов этого партнерства выстраивание «энергетических альтернатив» и минимизация зависимости от России в этом плане. Однако у Баку есть и иные резоны. Азербайджан крайне скептически относится к революционным технологиям изменения власти. В этой стране реализация «майданного сценария» чревата не только дестабилизацией, но и превращением ныне самой богатой закавказской республики в территорию побеждающего радикального исламизма. Прежде всего, в силу слабости, разрозненности и неорганизованности светской оппозиции и наличия социального недовольства (оно прорывалось ранее в ходе массовых беспорядков в различных городах страны). Отсюда – противоречивая линия Баку. С одной стороны, неименная поддержка территориальной целостности Украины на уровне резолюций, деклараций и готовность участвовать в пестуемом Западом «энергетическом плюрализме». С другой стороны, стремление защитить свой суверенитет и охранительная политика в отношении возможного вмешательства со стороны США и их союзников во внутренние дела Азербайджана. Как результат, продолжение «политики качелей» и «тестирование» Москвы и Вашингтона на предмет возможных реакций.

Нагорно-карабахский конфликт: попытки «разморозки»

Уходящий год в Нагорном Карабахе и на армяно-азербайджанской госгранице выдался поистине горячим. Эскалация насилия в этих точках имеет свою собственную динамику. Она не сводима к геополитическим фоновым факторам. Сами стороны не готовы к компромиссу, а переговорный процесс, сопровождаемый завышенными ожиданиями, не приносит никаких конкретных результатов. И нарушения режима прекращения огня здесь не новость. Но в условиях 2014 года всякая эскалация здесь становится более рискованным делом. Раньше при всех расхождениях и разночтениях три страны - сопредседателя действовали совместно. Не только в формате Минской группы ОБСЕ, где работают профессиональные дипломаты, но и на уровне глав государств. В течение нескольких лет подряд президенты США, Франции и России делали совместные заявления о том, что в основе мирного соглашения по Карабаху должны лечь «обновленные мадридские принципы».

Сам же нагорно-карабахский процесс противопоставлялся двум конфликтам в Абхазии и в Южной Осетии в силу того, что Россия и страны Запада (США и Франция, как своеобразный полпред ЕС) взаимодействовали в формате Минской группы, «большой восьмерки» и «двадцатки». Но сегодня «большая восьмерка» практически превратилась в «семерку». И вряд ли на полях будущих саммитов «G-8» глава РФ соберется вместе с двумя другими президентами стран - сопредседателей Минской групп и примет совместное заявления о том, что должно стать основой мира в Нагорном Карабахе. Если же такие комментарии и заявления будут делать только два президента (американский и французский), то это лишь осложнит кооперацию и вызовет дополнительные противоречия. Схожая ситуация наблюдается и с «большой двадцаткой». Здесь шансы Москвы выглядят лучше, но втягиваться в переговоры с ней западные представители не спешат. Тем более по нагорно-карабахской проблематике, которую считают менее важной по сравнению с другими сюжетами (той же Украиной, Афганистаном или Ближним Востоком).

На фоне углубления противоречий между Россией и Западом развивается и нагорно-карабахский процесс. Фактически с начала украинского кризиса три страны-сопредседателя пытаются, не отменяя формально своей кооперации и формата Минской группы, действовать самостоятельно. Так, в мае 2014 года американский сопредседатель Джеймс Уорлик заявил о наличии особого плана своего правительства по урегулированию конфликта. Затем в Конгрессе обсуждался Акт о «предотвращении российской агрессии», в котором среди потенциальных жертв был назван и Азербайджан, хотя отношения между Баку и Москвой за последний год демонстрировали, скорее позитивные тенденции, свидетельством чему два азербайджанских турне Владимира Путина и Сергея Шойгу. После самого масштабного нарушения режима прекращения огня летом 2014 года на первый план вышла Москва (встреча Владимира Путина в Сочи со своим армянским и азербайджанским коллегой). Затем в сентябре пришла очередь госсекретаря США Джона Керри «сверять часы» с Сержем Саркисяном и Ильхамом Алиевым. Тогда же на первый план выдвинулся французский президент Франуса Олланд, который провел трехстороннюю встречу с участием глав Армении и Азербайджана в Париже 27 октября.

В итоге статус-кво вокруг застарелого конфликта принципиально не изменился. Однако риски значительно выросли. Как в силу самой динамики в отдельно взятой «горячей точке», так и из-за отсутствия должной координации медиаторов.

Абхазия: смена власти и договор с Россией

В нынешнем году Абхазия снова попала в топы сообщений информационных агентств и в передовые заголовки газетных публикаций. Массовые выступления оппозиции 27 мая и последующая отставка третьего президента республики Александра Анкваба заставили экспертов и журналистов говорить о «майдане в субтропиках».

Между тем, данное сравнение (основанное на поверхностном анализе некоторых явлений, таких как массовые акции протеста) при ближайшем сравнении не выдерживает критики, хотя бы потому, что Украина является признанным образованием и членом ООН, а Абхазия имеет лишь частичное признание и на ближайшую перспективу кардинальное изменение его статуса не предвидится. Не говоря уже о том, что одним из движущих сил киевского Майдана был пафос борьбы за европеизацию, дискурс, который не востребован в Абхазии не из-за каких-то фобий по отношению к ЕС, а в силу отсутствия внятной европейской политики по отношению к частично признанной республике. Точнее сказать, из-за существования политики мантр про территориальную целостность Грузии вкупе с неготовностью работать напрямую с республикой и ее населением по широкому спектру гуманитарных проектов вне всякой привязки к ее политико-правовому статусу.

Таким образом, запрос обновление власти, снижение высокого уровня коррупции и демократизацию был реализован вне привязки к «западным ценностям» и США с ЕС, как их гарантов и промоутеров. Интересная тема для отдельного политологического исследования!

Начиная с 2004 года, Абхазия пережила самый масштабный внутриполитический кризис, который был разрешен мирно в ходе внеочередных президентских выборов 24 августа. Победу на них одержал Рауль Хаджимба, лидер «Форума народного единства Абхазии», выступавший за углубление военно-политической кооперации с РФ. Однако история Хаджимбы и подготовки российско-абхазского договора к подписанию в очередной раз показала, что линейные оценки политического развития Абхазии неприемлемы, в первую очередь, взгляд на республику, как российский домен. Начнем с того, что межгосударственный договор прошел широкое публичное обсуждение (в противном случае Рауль Хаджимба рисковал повторить путь своего предшественника). Более того, он подвергся серьезной переработке. По справедливому замечанию эксперта Фонда Карнеги Томаса де Ваала, «удивительным образом, но комментаторы почти не заметили то, насколько абхазская сторона изменила изначальный вариант договора. И даже удалила из него ряд моментов. Слово «интеграция» было заменено на «стратегическое партнерство». Россиянам не было предоставлено право приобретения абхазского гражданства. Внешняя политика стала «скоординированной», а не «согласованной». Абхазская сторона сохранила свои собственные военные структуры. В этом смысле, я не думаю, что Договор может рассматриваться как водораздел в абхазско-российских отношениях.

Тем не менее, остается неясным, будут ли абхазы защитить де-факто то, на чем они настояли де-юре». Стоит также обратить внимание на то, что при голосовании за ратификацию Договора в парламенте Абхазии 22 декабря при 23 голосах «за» пять депутатов выступили «против» (из 28 присутствовавших). Таким образом, говорить о точном следовании инструкциям из Москвы не представляется возможным. И это, пожалуй, один из важнейших уроков года на абхазском направлении. Сам по себе договор не открыл чего-то нового в асимметричных отношениях РФ и Абхазии. Он выпукло обозначил противоречия между запросом на национальную независимость при растущей зависимости частично признанной республики от российского бюджета, гарантий безопасности, а также между необходимостью открытия Абхазии для бизнеса и инвестиций из РФ и сохранением абхазской этнодемократии (системы, сочетающей выборы и конкуренцию с привилегиями «титульного» этноса).

Сергей Маркедонов - доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

Dismiss
21.12.2016, 12:09
Сможет ли Трамп изменить ситуацию на Южном Кавказе? (http://vestikavkaza.ru/analytics/Smozhet-li-Tramp-izmenit-situatsiyu-na-YUzhnom-Kavkaze.html)

http://www.vestikavkaza.ru/upload/fnorm/2016-12-20/3c36c7fb11d2f5dc637b421af1d607b1.jpg

20 Дек в 21:00 The National Interest

На Южном Кавказе внимательно следили за президентскими выборами в США. После распада Советского Союза в 1991 году существование мощных армянских лоббистских групп, желание Грузии стать союзником Запада, энергетические ресурсы Азербайджана, а также роль торгового и энергетического транзитного коридора между Востоком и Западом привлекали внимание США к региону. Южный Кавказ считается одним из самых бурных регионов мира, из-за трех очагов конфликта - Нагорный Карабах, Абхазия и Южная Осетия.

В 2016 году все три государства Южного Кавказа отметили 25 годовщину в качестве независимых членов международного сообщества. За прошедшие 25 лет возникали вопросы, которые имели прямое или косвенное воздействие на политику Соединенных Штатов в отношении Южного Кавказа. Это внешнеполитические приоритеты администрации США, геостратегическое значение региона для американских интересов, отношения Соединенных Штатов с соседними Ираном и Россией, расширение НАТО, нагорно-карабахский конфликт между Арменией и Азербайджаном, закрытие границы между Турцией и Арменией в 1993 году из-за нагорно-карабахского конфликта.

По словам официальных лиц США, сегодня три основные проблемы влияют на политику США по отношению к Южному Кавказу: демократия и права человека, энергетика и безопасность. Приоритетность этих вопросов изменялась в соответствии с приоритетами различных администраций в течение последних двадцати пяти лет. При администрации Билла Клинтона это была энергетика, поскольку транспортировка энергоресурсов Каспийского бассейна на западные рынки является одним из приоритетов. При Джордже Буша это была безопасность внешней политики Соединенных Штатов из-за терактов 11 сентября и войн в Афганистане и Ираке. При Бараке Обаме Соединенные Штаты придерживались либерально-интервенционалистской внешней политики в регионе.

Участие Соединенных Штатов в делах региона во время администрации Клинтона и Буша было более активным, чем во время президентства Барака Обамы.

Во время первого президентского срока Билл Клинтон придерживался политики сдерживания Ирана и ставил Россию на первое место в регионе. Архитектором этой политики был Строуб Толботт, который считал, что если изменится Россия, это повлияет на все постсоветские государства. Такая политика была успешной до 1996 года, после этого Соединенные Штаты изменили свой курс. Администрация Билла Клинтона активно поддержала региональные энергетические проекты в целях интеграции государств региона в западное сообщество и укрепления их независимости и суверенитета. С 1994 года все государства были частью программы НАТО «Партнерство ради мира», а также активно поддерживали военные операции НАТО в Афганистане.

На момент распада Советского Союза Соединенные Штаты и Иран не имели дипломатических отношений из-за экономических санкций, введенных против Тегерана. Иран давно пытался противостоять политике США, развивая экономические и политические отношения с Грузией, Арменией и Азербайджаном. В результате, новая незначительная геополитическая конкуренция началась между Ираном и Соединенными Штатами в регионе, но она так и не стала горячей войной. Южнокавказские государства никогда не поддерживали введение экономических санкций против Ирана.

В годы президентства Джорджа Буша российско-американское соперничество в регионе усилилось в результате «цветных революций» на Украине и в Грузии, которые больше всех остальных государств стремились стать членами ЕС и НАТО. Россия решительно возражала против расширения НАТО из-за соображений безопасности.

Во время саммита НАТО в Бухаресте в 2008 году Соединенные Штаты и Польша призвали к предоставлению Плана действий по членству в НАТО (ПДЧ) для Грузии. Это предложение встретило сопротивление со стороны некоторых стран во главе с Германией и Францией, которые выступили против вступления Грузии в НАТО из-за отделившихся территорий. В результате, день Грузия осталась без ПДЧ.

Сегодня новоизбранный президент Дональд Трамп также выступает против расширения НАТО.

Во времена Джорджа Буша противостояние между Соединенными Штатами и Ираном имело негативные последствия для всего региона. Администрация Буша попыталась развернуть военные базы на Южном Кавказе, но страны региона, и даже Грузия, отказались их принять. Во время президентства Обамы Иран подписал ядерное соглашение с мировыми державами, и западные страны сняли некоторые санкции с Тегерана. Новая ситуация оказала положительное влияние на региональную безопасность и отношения Ирана с странами Южного Кавказа.

Дональд Трамп назвал это соглашение «катастрофой» и пообещал аннулировать сделку. Вполне вероятно, что это окажет негативное влияние на региональные отношения и может привести к возникновению новых кризисов в регионе.

При администрации Обамы «перезагрузка» отношений США и РФ оказала огромное влияние на политику Соединенных Штатов на Южном Кавказе. Она рассматривалась как «уход из региона». Но во время второго президентского срока Обамы политика перезагрузки изменилась - украинский и сирийский кризисы отрицательно сказались на американо-российских отношениях. В результате началась геополитическая трансформация Южного Кавказа. Армения отказалась подписать соглашение об ассоциации с ЕС в 2013 году, и вместо этого стала членом Евразийского экономического союза с 2015 года. Азербайджан стал членом Движения неприсоединения в 2011 году, что ознаменовало отказ страны от вступления в любой военный блок при сохранении сбалансированной и самостоятельной внешней политики на фоне геополитического соперничества в регионе.

Сдержанная позиция США в регионе также оказала негативное влияние на нагорно-карабахский конфликт. Соединенные Штаты являются одним из трех сопредседателей Минской группы, которая пытается урегулировать конфликт между Арменией и Азербайджаном. Стороны конфликта ожидают, что Соединенные Штаты будут играть более активную роль в процессе урегулирования. Америка участвовала в решении конфликта во время администрации Клинтона и Буша, но была неактивна в регионе во время президентства Обамы. Это привело к ухудшению ситуации, как в случае с «апрельской войной» в регионе.

Правительство страны было недовольно заявлениями Джеймса Уорлика, назначенного Обамой сопредседателем по нагорно-карабахскому конфликту. Официальный Баку ожидает от Трампа более активного и справедливого участия Соединенных Штатов в решении конфликта.

Во время второго срока Буша и президентства Обамы, Азербайджан столкнулся с более либеральной интернационалистской внешней политикой со стороны Соединенных Штатов, что нанесло ущерб двусторонним отношениям. Трамп, вроде бы, выступает против либерального интервенционизма. Уважение суверенитета Азербайджана окажет позитивное влияние на двусторонние отношения. Другим ожиданием Азербайджана от президентства Трампа является усиление поддержки проекта «Южного газового коридора», который имеет важное значение для энергетической безопасности ЕС.

Что касается Армении, то она ожидает от США признания «геноцида» армян и содействия открытию границы между Турцией и Арменией. Ни один из американских президентов не оправдал этих ожиданий. Несмотря на Цюрихские протоколы, подписанные между Турцией и Арменией в 2009 году с целью установления дипломатических отношений и открытия границ, процесс провалился. В свою очередь, администрация Обамы неправильно рассчитала реакцию Азербайджана на турецко-армянское сближение.

В отличие от Барака Обамы, во время своей избирательной кампании Дональд Трамп не комментировал «геноцид» армян, что вызвало беспокойство среди американских армян. Американские армяне также обеспокоены деловыми отношениями Трампа с Турцией и Азербайджаном. Следует отметить, что новоизбранный американский президент также не комментировал энергетические вопросы и нагорно-карабахский конфликт. Пока политика Трампа в отношении Южного Кавказа, Ближнего Востока, Восточной Европы и Центральной Азии остается неопределенной. Его команда Трампа может еще больше снизить участие США в регионе, что, по мнению некоторых политологов, приведет к региональному дисбалансу.

Dismiss
21.12.2016, 12:12
Будет ли Евросоюз расширяться за счет Южного Кавказа (http://vestikavkaza.ru/analytics/Budet-li-Evrosoyuz-rasshiryatsya-za-schet-YUzhnogo-Kavkaza.html)
21 Дек в 2:00 Global Risk Insights

http://www.vestikavkaza.ru/upload/fnorm/2016-12-20/1d76ccccff59c065b36b2619aea1cb9b.jpg

Европейский союз присматривается к Южному Кавказу на протяжении последних двух десятилетий, и после присоединения к ЕС стран Восточной Европы Закавказье может быть следующим в списке. Отношения ЕС с регионом набирают обороты с начала работы программы «Восточное партнерство». Несмотря на то, что ЕС не имеет общих границ с Южным Кавказом, в Брюсселе считают, что могут сыграть определенную роль в политическом и экономическом развитии региона. План расширения Европейского союза непрерывно сопровождается банальной риторикой о «мире», «безопасности», «демократии» и «правах человека». Переход государств Южного Кавказа к рыночной экономике делает их ближе к ЕС за счет торговых интересов. Если не ориентироваться на банальности, то какова реальная перспектива отношений между ЕС и странами Закавказья, которым приходится делать выбор между великими державами?

Грузия

Грузия ближе всего к интеграции с ЕС. Это в значительной степени обусловлено ее непростыми отношениями с Россией. Главной причиной стала причастность России к становлению сепаратистских государств Абхазии и Южной Осетии со времени российско-грузинской войны 2008 года. Тбилиси начал выражать свою «европейскую» идентичность после «революции роз». Проевропейский курс, установленный тогдашним президентом Михаилом Саакашвили сделал перспективу будущего членства в ЕС вполне реальной. Недавно ЕС ввел безвизовый режим для Грузии. (Уточнение: В минувший четверг Европарламент одобрил либерализацию визового режима с Грузией, теперь решение должен официально утвердить Совет Евросоюза, - прим. «ВК») Грузия ближе всего на Южном Кавказе к «либеральной демократии», в рамках которой осуществляется «верховенство закона». Грузинские социальные ценности ближе к «либеральным» общественным ценностям Европы.

Армения

Армения вступила в Евразийский экономический союз в 2014 году, тем самым нанеся удар по своим отношениям с ЕС, так как попала под российское политическое и экономическое влияние. ЕС продолжает играть важную роль в Армении. Соглашение об Ассоциации, договор между ЕС и странами, не являющимися членами блока с целью улучшения отношений, обсуждался в 2013 году, но так и не было реализован. Обсуждается новый план более эффективного сотрудничества, который будет реализован в 2017 году. ЕС планирует выделить 7 млн евро в качестве финансовой поддержки для реформы избирательной системы. Брюссель выразил стремление к мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта, который имеет косвенные геополитические последствия для ЕС и расширения возможностей. Зависимость Армении от России в сфере безопасности, ее участие в Евразийском экономическом союзе и отсутствие «либеральных демократических» принципов делает страну слабым кандидатом в рамках критериев ценностей ЕС. Геополитическое положение Армении, которая является «воротами», открывающими путь на Ближний Восток и в Иран, представляет интерес для Европейского союза.

Азербайджан

Благодаря значительным доходам от нефтяного экспорта, Азербайджан является наименее вероятной страной для интеграции с ЕС. Кроме того, это государство с наименьшим количеством «либеральных демократических ценностей» и проблемами из-за нагорно-карабахского конфликта. Тем не менее Азербайджан является привлекательным союзником для ЕС из-за его минеральных богатств. Азербайджан крайне осторожно сближается с Евросоюзом, отказавшись от подписания соглашения об ассоциации с ЕС.

Когда Великобритания проголосовала за Brexit, ЕС был в состоянии хаоса и экзистенциального кризиса. Только от ЕС зависит, сосредоточится ли он на решении своих внутренних проблем, особенно на фоне роста популистских и националистических настроений на континенте, или будет рассматривать возможность расширения в восточном направлении. Одной из главных причин Brexit стала проблема притока мигрантов из восточных стран ЕС, в том числе из Румынии и Болгарии. Вполне возможно, что дальнейшее расширение в восточном направлении может привести к более сильному беспокойству в нынешних границах ЕС. Институциональное давление, которое расширение оказывает на ЕС и его членов, очевидно. Однако ЕС продолжает укреплять свое влияние на соседние государства, не являющихся членами блока, в целях распространения либеральной идеологии и интересах экономического роста. Дальнейшее расширение будет задевать Россию, как это произошло во время рассмотрения вопроса членства Грузии и Украины в ЕС. Европейский союз продолжает свою деятельность в пределах Южного Кавказа, однако возможность будущей интеграции зависит от желания ЕС расширяться, принимая во внимание внутренние проблемы, а также внутренние и геополитические ситуации в государствах Южного Кавказа.

Dismiss
29.12.2016, 12:29
Сербия планирует ликвидировать въездные визы для граждан стран Южного Кавказа (http://www.vestikavkaza.ru/news/Serbiya-planiruet-likvidirovat-vezdnye-vizy-dlya-grazhdan-stran-YUzhnogo-Kavkaza.html)
29 Дек в 9:32

Сербия намерена устранить визовый режим для граждан Армении, Грузии и Азербайджана с обычными паспортами, - сообщает сербский сайт b92.net.

Вопрос был обсужден в Белграде на встрече, в которой принимали участие первая премьер-министр и министр иностранных дел Ивица Дачич, вице-премьер и министр внутренних дел Небойша Стефанович, вице-премьер – министр торговли, туризма и ителекоммуникаций Расим Йайич, - передает 1in.am.

Министерство иностранных дел Сербии приняло решение о продолжении политики упрощения визовой политики для максимального числа стран с целью улучшения двухсторонних политических отношений, привлечения иностранных инвестиций и увеличения интенсивности экономического и туристического сотрудничества, мотивируя его тем, что лица с сербским паспортом в настоящее время могут посетить 64 страны без въездных виз.