PDA

Просмотр полной версии : Лидеры сближения политических сил в Египте


tatar
05.02.2008, 22:02
Биография Саййида Кутба
Наравне с такими известными мусульманскими деятелями как Саййид Абу ал-Аля ал-Маудуди (1903-1979), Хасан ал-Банна (1906-1949) и Саййид Рухалла Хомейни (1902-1989), Саййид Кутб (1906-1966), по мнению ученых исламского мира, считается одним из наиболее влиятельных мыслителей и активистов XX века. Но взгляд на его творчество неоднозначен - западные критики повесили на него ярлык «отца современного терроризма». Его литературные труды рассматривались как угроза националистическому режиму Гамаля Абдель Насера (1918-1970), установленному в 50-е гг. XX века в Египте. Теперь же некоторые западные политологи считают их угрозой для западного мира. Многие мусульманские исследователи творчества Саййида Кутба называют его выдающимся литератором и общественным деятелем.
Саййид Кутб родился в 1906 году в египетской деревне Муша, в районе города Асьют, который находится в 235 километрах к югу от Каира. Его отец был видным землевладельцем в Муше, однако, он постепенно утратил свое состояние. Он был активным членом местной ячейки Националистической партии (ал-Хизб ал-Ватани), выписывал партийную газету «Знамя» («ал-Лива»). Мать Саййида Кутба, Фатима, была родом из видной семьи деревни Муша, чье богатство также постепенно иссякло. С юных лет Саййид Кутб нес на себе груз ответственности за будущее своей семьи, за восстановление утерянного ею благосостояния и престижа. Во многом мать повлияла на его мировоззрение, подготовила его к тернистому пути, по которому ему следовало пройти для возвращения семье былого авторитета.
Когда Саййиду Кутбу исполнилось шесть лет, родители отправили его учиться в современную начальную школу (мадраса), а не в традиционную исламскую школу (куттаб). К десяти годам Кутб выучил наизусть Коран, хотя не знал, как истолковать многие стихи и не понимал смысла многих коранических сюжетов. Об этом он узнал впоследствии, но заучивание такого большого объема текста пошло ему на пользу: у мальчика была отлично развита память, он приобрел внушительные знания по арабской грамматике. В тринадцать лет он был отправлен в Каир, к своему дяде, чтобы продолжить обучение в средней школе. Там он посещал Дом наук (Дар ал-улум) – учебное заведение, в расписание которого входили как традиционные предметы университета ал-Азхар, так и новые предметы, изучавшиеся в современном университете. Кутб стал пробовать себя в поэзии, писать эссе, которые публиковались в таких изданиях как «Новая жизнь» («Ал-хайат ал-джадида») и «Воззвание» («Ал-балаг»). 16 января 1925 года он опубликовал в газете «Ал-балаг» свое первое стихотворение, в котором он критиковал британскую политику и защищал египетского лидера революции 1919-1922 гг. Саада Заглюля. Он попал под влияние журналиста – члена партии «Вафд» («Делегация») – и по совместительству лидера новой школы современной арабской поэзии Аббаса Махмуда ал-Аккада, который был другом дяди Саййида Кутба. Он был духовным наставником юного поэта, критиком его стихотворений. При их написании он советовал Кутбу прежде всего уделять внимание той мысли, которую он хотел передать, а не способу ее выражения. Особенностью его поэтической школы было то, что он и его ученики рассматривали поэзию, как чувства, идущие от сердца, из глубины души, а не просто описание окружающей действительности. Поэзия, по их мнению – естественный, стихийный дар, искреннее выражение сущности поэта. Кутб-поэт писал романтические стихотворения, героем которых был пессимистичный мятежник, чья душа искала ответы на вопросы, касающиеся человеческого существования, значения жизни и смерти и прочих извечных философских тем. Герой стремился убежать из полного тревог и переживаний реального мира в мистическое пространство духов, где он сумел бы обрести счастье. Гораздо меньше его поэтическое творчество представлено стихотворениями, отражающими социально-экономическое положение в Египте.
Саййид Кутб окончил свое обучение в 1933 году, получив диплом преподавателя начальной школы. Он начал свою карьеру в Министерстве общественного образования. В первые годы своей службы он полностью посвящал себя литературе, будучи поэтом, прозаиком и литературным критиком. В 1939 году он стал чиновником в Министерстве образования Египта.
Свои лучшие литературные труды Саййид Кутб написал по возвращении из США, где с 1948 по 1950 гг. он изучал образовательную систему США в государственном педагогическом институте штата Колорадо (ныне Университете Северного Колорадо) в городке Грили. Будучи человеком твердых убеждений и моральных принципов, воспитанным в строгих традициях ислама, он критиковал многие черты американской действительности: расизм, материализм, экономическую систему. Также, по его мнению, пагубными в американском стиле жизни являются чрезмерная индивидуальная свобода, любовь к зрелищам – играм, спорту и т.д.
Саййид Кутб испытывал чувство солидарности с палестинским народом в его борьбе против израильских войск, поэтому для него было удивительным то, что США не оказывали палестинцам поддержку. Получив степень магистра педагогических наук, Кутб мог бы остаться в США, чтобы продолжить обучение и защитить диссертацию на соискание докторской степени. Египет в то время страдал от социального и экономического неравенства, политической коррупции, влияния западного образа жизни, а Запад, по мнению Кутба, испытывал упадок моральных и духовных ценностей. Все это подтолкнуло Кутба к возвращению на родину. Он оставил свою гражданскую должность и примкнул к ассоциации «Братья-мусульмане».
Поворотным моментом его биографии стало известие об убийстве основателя движения «Братья-мусульмане» Хасана ал-Банны, но больше всего его поразило то, как, американская пресса осветила его уход из жизни. В статье газеты «Нью-Йорк Таймс» за 13 февраля 1949 года говорилось следующее: «В Каире был убит Хасан ал-Банна – лидер объявленной вне закона террористической ассоциации «Братья-мусульмане». И дальше: «В шейха Хасана ал-Банна, 39-летнего (1) лидера объявленного вне закона египетского националистического движения, запрещенного после того, как власти объявили его ответственным за серии террористических актов и убийств в минувшем году, стреляли пять раз неизвестные молодые люди. Сегодня ночью он скончался в больнице» (2). Кутба возмутил тот факт, что Хасана ал-Банна – ведущего исламского лидера тех лет, однозначно причислили к террористам.
Вернувшись в Египет, Саййид Кутб стал главным редактором еженедельника «Братьев-мусульман», затем возглавил отдел пропаганды. Впоследствии он был назначен членом Рабочего комитета и Руководящего совета – высшего органа ассоциации. Он продолжал заниматься литературной деятельностью. В то время «Братья-мусульмане» и «Свободные офицеры» совместными усилиями обдумывали план военного переворота. Июнь 1952 года принес египетскому народу надежду на коренные изменения в стране и в обществе. Офицеры под предводительством будущего президента Гамаля Абдель Насера захватили власть в стране, свергнув короля Фарука. Кутб и «Братья-мусульмане» приветствовали военный переворот, упразднивший монархию, которую они считали противной исламу, обвиняли монарха в сотрудничестве с британскими властями. Анвар Садат, сменивший в 1970 году на посту президента Египта Гамаля Абдель Насера, признавался, что главным идеологом переворота являлся Саййид Кутб, и что без его руководства «Свободные офицеры» не справились бы с поставленной задачей. Многие члены ассоциации рассчитывали на скорейшее образование Насером исламского правительства и на создание свободной, неангажированной прессы. Однако связи между «Братьями-мусульманами» и «Свободными офицерами» постепенно ослабли. Стало очевидно, что светская, националистическая идеология насеризма шла вразрез с исламистскими идеями «Братьев». В июле 1954 года ассоциация подвергла критике англо-египетское соглашение по Суэцкому каналу, которое давало право британским войскам пересекать египетскую границу в том случае, если интересы Великобритании на Ближнем Востоке оказывались под угрозой. Фактически, это соглашение санкционировало присутствие британских войск в районе Суэцкого канала.
В 1954 году на Насера было совершено покушение. Египетское правительство использовало этот инцидент для подавления «Братьев-мусульман». Многие члены ассоциации были взяты под арест. Они были обвинены в сопротивлении политике правительства. В течение первых трех лет заключения Саййид Кутб подвергался многочисленным пыткам и допросам, условия его содержания были крайне суровыми. В последующие годы порядок его содержания под стражей смягчился, ему позволили писать. В тюрьме Кутб сочинил свои самые знаменитые литературные произведения. Это «Вехи на пути» («Маалим фи-т-тарик»), в которой автор изложил свои мысли и воззрения, касающиеся исламской цивилизации и ее особенностей, исламского общества, роли Корана в жизни мусульманина, исламской культуры. Он утверждает, что все, что не относится к исламу – зло и порок, и что законы шариата есть единственный правильный путь, которого должны придерживаться мусульмане. Он называет существующий порядок в мусульманских обществах джахилией (3), дает руководства мусульманским активистам и описывает те шаги, которые им следует предпринять для установления общества, опирающегося на божественные законы. Кутб считал, что в борьбе против безбожников, как среди мусульман, так и жителей забывшего Бога и забытого Богом Запада, следует применять джихад. Другой выдающийся труд Кутба, написанный им в тюрьме, – 30-томный тафсир «В тени Корана» («Фи зилал ал-Куран»).
В 1964 году Саййид Кутб был отпущен на свободу при посредничестве премьер-министра Ирака Абд ас-Саляма Арифа. Но на свободе ему удалось пробыть всего восемь месяцев. В августе 1965 года Кутб был вновь арестован. Его обвинили в участии в антиправительственном заговоре, целью которого был, якобы, марксистский (!) переворот. В отношении него был проведен, как некоторые считают, показательный судебный процесс. Основой для многих обвинений, выдвинутых против Саййида Кутба, послужили его лозунги и призывы, взятые из его книги «Вехи на пути», но он не отрекся от того, что написал. Он и еще шесть членов ассоциации «Братья-мусульмане» были приговорены к смертной казни. 29 августа 1966 года Саййид Кутб был повешен.
Незадолго до исполнения смертного приговора в тюремную камеру к Саййиду Кутбу зашел агент Насера, предложивший ему подписать петицию главе государства с просьбой о помиловании. Кутб решительно отказал: «Если я сделал что-то не так перед Богом, то я не заслуживаю помилования; но если я не сделал ничего плохого, то должен быть выпущен, и мне не зачем просить о помиловании у кого бы то ни было из смертных». Насер лишился удовольствия отклонить просьбу Саййида Кутба о помиловании.

Как бы не относились к Кутбу его сторонники и противники – этот человек сделал серьезный вклад в развитие мусульманской политической мысли в то время, когда мусульманском мире были более популярны такие понятия как «национализм», «государство-нация». Он считал неизбежным установление исламского общества вместо общества джахилии, которое преобладало в мусульманском мире, в том числе в Египте. Под обществом джахилии Кутб понимал современные черты доисламского языческого арабского общества, в котором верховная власть Бога (ал-хакамиййа) нарушается тем, что люди обожествляют себе подобных и проявляют агрессию друг к другу. Он считал, что западная цивилизация больше не в силах занимать лидирующие позиции в мире, так как она лишилась морали. По мнению Кутба, только ислам содержит в себе те ценности, которые могут освободить угнетенного человека от служения себе подобным. Он отвергал идеологические заимствования с Запада, утверждая, что ислам сам по себе является самодовлеющей, целостной системой жизни. Кутб считал необходимым воскресить исламскую нацию и установить исламское общество, а орудием достижения этих целей он считал религию. Он был убежден, что ислам превосходит собой все прочие системы жизни, что особенно видно в его работе «Социальная справедливость в исламе», которую он написал по возвращении из США.
В целом, Саййид Кутб написал 24 книги (4) и множество критических статей. Помимо вышеупомянутых произведений, среди его богатого литературного наследия можно отметить автобиографическую книгу «Ребенок из деревни» («Тыфл мин ал-карья»), литературный труд «Художественный образ в Коране» («Ат-тасвир ал-фанни фи-л-Куран»), в котором Кутб дал оценку Корану с художественной точки зрения, а также изложил дополнительные методы интерпретации его текста.
Что касается личной жизни Саййида Кутба, то она не была счастливой. Он так и не обзавелся семьей. Кроме того в течение всей своей жизни страдал от различных болезней, связанных с органами дыхания, имел слабое здоровье. Его знали, как человека застенчивого, любившего одиночество, склонного к депрессии.

(1) Хасану ал-Банна на момент смерти было 42 года
(2) http://www.muslimedia.com/archives/features99/qutb.htm
(3) Джахилия (от араб. корня dz-h-l – «не ведать, быть невеждой, глупым, безрассудным») – доисламский период истории арабов, сопровождавшийся верой в языческих богов, когда людям еще не было ниспослано божественное откровение и не явился последний пророк.
(4) Если не учитывать его труды, посвященные комментариям к Корану.

Placebo
06.02.2008, 09:44
К экстремистскому крылу исламских радикалов относятся организации, группы, отдельные лидеры, которые в качестве основного метода достижения своих целей используют вооруженную борьбу, в том числе и террористическую деятельность. Ведение пропаганды для них является вспомогательным средством, в основном, для привлечения в свои ряды новых сторонников. Наиболее известными теоретиками этого крыла исламистов выступают Саййид Кутб, Мустафа Шукри, ‘Али ‘Абду Исмаил и др.

С.Кутб – теоретик и идеолог египетской ассоциации "Ихван уль-муслимин" - «Братья-мусульмане» - написал целую серию работ, в которых им развивались различные аспекты идеологии «исламского возрождения». Фанатическая убежденность в правоте своего дела, незаурядный литературный и полемический талант, мученическая смерть (в 1966 г. он был казнен через повешение, согласно приговору египетского трибунала – И.Д.) превратили Кутба в одну из наиболее почитаемых фигур среди ультра-радикалов., а его сочинения, публикуемые сегодня огромными тиражами, в том числе издательствами «Бадр» и «Сантлада» в России и на русском языке, составляют одну из основ современной исламистской пропаганды. Вокруг наследия С. Кутба и сегодня идет упорная борьба, и не только в лагере его прямых оппонентов, но и среди сторонников различных направлений «исламского возрождения». В частности, одним из элементов теоретических разработок Кутба выступает его концепция джахилийи (доисламское, языческое состояние аравийского общества – И.Д.). По его мнению, в состоянии джахилийи пребывает весь современный мир – не только страны, где господствует «материалистический коммунизм» или «торгашеский капитализм», но и мусульманские страны, где принципы веры подверглись длительному и значительному искажению. На этот тезисе строят свои доводы как сторонники экстремистского направления, считающие, что «джахилийский характер» современного египетского и, шире, мусульманского общества позволяет осуществлять такфир (обвинение в неверии) по отношению к нему и вести борьбу против правящих режимов. Более умеренные деятели, напротив, утверждают, что С.Кутб, говоря о мусульманских странах, вкладывал в понятие джахилийи прежде всего моральный и интеллектуальный смысл и никогда не призывал к такфиру.

Вместе с тем, использование в политической борьбе террористических методов под знаменем ислама имеет давнюю историю. Достаточно сказать, что трое из четырех «праведных» халифов (Омар, Осман и Али) пали жертвами подосланных убийц. В XI в. исмаилитская подсекта низаритов в противостоянии с более сильным противником практиковала террористическую деятельность, исполнителями которой выступали профессиональные убийцы – ассасины. Однако масштабного террора, сравнимого с современным, история ислама не знала никогда.

К наиболее крупным и активно действующим экстремистским исламским группировкам относятся: алжирские «Вооруженная исламская группа» и «Фронт исламского спасения», египетские «Ал-Гамаат ал-исламийя» и «Джихад ислами», палестинские «Исламский джихад» и военное крыло «Хамас», пакистанские «Харакят уль-Ансар» и «Джамаат уль-факра», а также «Аль-Каида» («арабы-афганцы»), «Мировой фронт джихада» и др. Лидеры и идеологи этих и им подобных организаций и группировок выступают в качестве сторонников силовых методов решения политических проблем. Они, в отличие от теоретиков «умеренного» крыла исламистов, признают исключительно вооруженный путь построения «исламского государства». В этой связи они отрицают легитимность светских правящих режимов, обвиняют их в «неверии», призывают к свержению таких властей.

Указанная позиция нашла свое отражение, в частности, в движении «ат-такфир валь-хиджра» («обвинение в неверии и уход от мира»), которое теоретически в своих трудах обосновал С.Кутб. Это выражение фигурирует в качестве названия ряда экстремистских исламских группировок в различных странах мира. Оно означает, что современное общество в любом из государств исламского мира (за исключением, возможно, Ирана (LOL) не является мусульманским. Это – общество «неверных», которые отошли от «истинного ислама». Поэтому «истинным мусульманам» необходимо изолироваться от такого общества, от мира, совершить духовную «хиджру» по аналогии с хиджрой (переходом) пророка Мухаммеда из Мекки, где не признавали его учения, в Ясриб (нынешнее название – Медина)...

Полный текст: http://64.233.183.104/search?q=cache:s9XgV...t=clnk&cd=7 (http://64.233.183.104/search?q=cache:s9XgVLoI3YcJ:portal.rsu.ru/science/modernisation/D_i/Dobaev/%25E9%25F3%25EC%25E1%25ED%25F3%25EB%25E9%25EA%2520 %25F2%25E1%25E4%25E9%25EB%25E1%25EC%25E9%25FA%25ED .doc+%D0%A1%D0%B0%D0%B9%D0%B9%D0%B8%D0%B4+%D0%9A%D 1%83%D1%82%D0%B1&hl=ru&ct=clnk&cd=7) (HTML)
http://ruslan.ksu.ru/referat/735596.pdf - (as pdf file)

Turku Kettola
06.02.2008, 17:45
Тему почистил от флуда и оставил только фактический материал : два взгляда на несомненно заметную и неоднозначную личность исламского мира в XX веке.




P.S.

Просьба к юзерам - прекратить взаимный обстрел колкостями.
Следите за шрифтом - когда он окрасится в багрово-красный свет знайте, начинаются жесткие времена.

avov
07.02.2008, 16:59
<div class='quotetop'>Цитата(Turku Kettola @ 6.2.2008, 16:45) 111906</div>
Тему почистил от флуда и оставил только фактический материал : два взгляда на несомненно заметную и неоднозначную личность исламского мира в XX веке.


P.S.

Просьба к юзерам - прекратить взаимный обстрел колкостями.
Следите за шрифтом - когда он окрасится в багрово-красный свет знайте, начинаются жесткие времена.
[/b]

С красным террором мы знакомы по диссидентской литературе времен "безвременья",а о багрово-красном не слышали. Как же без колкостей? Надо,как-то,привыкнуть. У нас в "стране" нравы были другие, пока адаптируемся,прошу обходиться с нами помягче :smile: :smile: :smile:

tatar
08.02.2008, 21:15
Один век деятельности Ихван аль-Муслимин

В те времена в Египте существовала крайне напряженная социально-политическая обстановка и вокруг ислама и его первоначальных основ велись многочисленные споры. Поэтому в условиях, когда разные течения в египетском обществе стремились ограничить ислам духовной сферой жизни человека, движение «Ихван аль-Муслимин» агитировало ислам как всеобъемлющую религию, которая может управлять и общественной жизнью человека.

Движение «Ихван аль-Муслимин» ведет свою историю с 1920-ых годов. В 1928 году 22-летний египтянин Хасан аль-Бана, учитель средней школы в г. Исмаилия, учредил общество «Ихван аль-Муслимин» (братья-мусульмане). В те времена в Египте существовала крайне напряженная социально-политическая обстановка и вокруг ислама и его первоначальных основ велись многочисленные споры. Поэтому в условиях, когда разные течения в египетском обществе стремились ограничить ислам духовной сферой жизни человека, движение «Ихван аль-Муслимин» агитировало ислам как всеобъемлющую религию, которая может управлять и общественной жизнью человека.

Хасан аль-Бана в своих мемуарах пишет, что в марте 1928 года к нему пришли 6 друзей и под воздействие жарких споров о влиянии ислама на личную и общественную жизнь человека, они приняли решение создать общество для служения народу и в угоду Господу. Хасан аль-Бана упоминает о причинах выбора названия «Ихван аль-Муслимин»: «При обсуждении вопроса, как назвать наше общество, я предложил не называть как-то официально, мы ведь все братья, браться на службе у ислама. Таким образом сформировалась организация «Ихван аль-Муслимин». Хасан аль-Бана обозначил три этапа развития движения: 1 – агитация и распространение, 2 – обучение и подбор кадров, 3 – непосредственные, конструктивные акции. После некоторого времени штаб-квартира «Ихван аль-Муслимин» была перенесена из Исмаилии в Каир и там это движение в письменном обращении к королю Египта Фаруку, премьер-министру и главам других исламских государств провозгласило ислам первым и единственным путем решения, которое может послужить началом радикального преобразования в жизни мусульман, в преодолении трудных условий, в борьбе с угрозами колониализма. Социально-политическое присутствие «Ихван аль-Муслимин» в Египте представлялось весьма важным в условиях, когда страна находилась в критической ситуации, с видимой независимостью и под фактической опекой Великобритании. Хасан аль-Бана, сформулировав задачи движения, начал укреплять его роль в египетском обществе. С его точки зрения, «Ихван аль-Муслимин» представлял собой агитационный орган, политическую партию, спортивное общество, научно-культурное общество, экономического программиста и общественное движение. Как было отмечено, «Ихван аль-Муслимин» не сходилось во мнениях с правящими кругами Египта, т.е. они придерживались расходящихся точек зрения. Избрав антиколониальную политику, «Ихван аль-Муслимин» быстро начал укрепляться и приобрел популярность в других арабо-исламских странах. К тому же, своими активными действиями «братья-мусульмане» получили поддержку арабских националистических группировок и подписали со многими из них союзы. Коалиция «Ихван аль-Муслимин» с националистами в Египта в конечном итоге привела к падению монархического режима и образованию Арабской Республики Египет. В 1952 году группа под названием «Свободные офицеры» нанесла последний удар по власти и свергла монархию. В период правления генерала Нагиба и затем пришедшего к власти Гамаля Абде-Насера в стране восторжествовала националистическая политика. Между тем «Ихван аль-Муслимин» продолжало агитировать свои исламистские идеи и настаивало на создании исламского государства в Египте. Однако Насер, имевший особое представление об ислама, некое сочетание ислама и социализма, избрал иной курс, который натолкнулся на протесты «Ихван аль-Муслимин» и его лидера Сейида Кутба. Отношения «Ихван аль-Муслимин» и власти в период правления Гамаля Абден-Насера претерпели немало перемен. Неудачное покушение на президента, которое было впоследствии приписано «Ихван аль-Муслимин», привело к массовым арестам членов этого движения и казни Сейида Кутба в 1966 году. С того времени «Ихван аль-Муслимин» было вынуждено вести подпольную деятельность, которая продолжалась и в правление сменившего Насера Анвара Садата. При Садате братья-мусульмане получили некоторую свободу деятельности. Конечно, благосклонность Садата к «Ихван аль-Муслимин» была вызвана скорее тем, что он стремился противопоставить это движение левой оппозиции. После подписания Кэмп-Дэвидского договора от «Ихван аль-Муслимин» откололись более радикальные фракции, которые взялись за оружие и в конечном итоге устроили революционную казнь Анвара Садата. Борьба между радикальными и умеренными силами внутри «Ихван аль-Муслимин» привела к появлению раскола в рядах исламистов. Начиная с середины 80-ых умеренный фланг исламистов полностью отмежевался от радикальных сил и перевел поле своей деятельность с бедных и средних классов общества на высшие и образованные. Социальное присутствие «Ихван аль-Муслимин» и его расширение в разных сферах жизни общества, в том числе благотворительной, обеспечило этому движению особое место в египетском обществе. И хотя «братья-мусульмане» не имеют права на политическую деятельность, они все же укрепляют и расширяют свою социально-культурную и даже политическую роль в обществе. Несмотря на монополизацию власти в руках Национально-демократической партии, «Ихван аль-Муслимин» обладает гораздо большим социально-политическим весом по сравнению с другими оппозиционными партиями и движениями в Египте.

После продолжительного и кровопролитного периода конфронтации исламистско-джихадовских группировок с правительством Египта, в ходе которого власти Египта использовали все средства жестокого подавления, от массовых арестов членов вооруженных исламистских группировок до казни их лидеров, деятельность этих группировок со временем ослабла. Между тем движения «Ихван аль-Муслимин», пересмотрев курс вооруженной борьбы против египетского правительства на более умеренный, перевела основную часть своей деятельность в социально-культурную плоскость, на уровне самых разных слоев населения. К тому же руководство «Ихван аль-Муслимин» за прошедшие два десятка лет приложили усилия к отдалению от насилия, часто осуждали вооруженного насилия, и, невзирая на запрещение политической деятельности движения со стороны властей, преследовали свои цели методами общественно-политической борьбы. «Ихван аль-Муслимин» с более чем двумя миллионами членов считается самой организованной политической оппозицией в Египте. Вооружившись новой тактикой действия, этому движению удалось в ходе парламентских выборов провести в Народное собрание Египта 17 своих представителей. Также за 5 лет «Ихван аль-Муслимин» сильно расширило свое влияние и потенциал в египетском обществе и употребила свои силы на транспаретность своих социально-политических и культурных программ. В то же время военное нападение США на Ирак и крушение правящей в Ираке БААСовской партии Саддама Хусейна преобразовала политическую атмосферу в арабских странах в пользу реализации некоторых неугодных арабским правительствам реформ. При этом Египет в качестве государства, пользующегося немалым престижем в арабском мире, испытал сильное влияние от преобразований в политической обстановке.

Продолжение серии побед «Ихван-аль-Муслемин» на парламентских выборах, которая была искусственно остановлена со стороны правящей партии и правительства, вполне могло изменить политический расклад в стране в пользу «Ихван аль-Муслимин» за счет голосов египтян, разочарованных действующей властью. Тем не менее победа кандидатов, поддерживаемых «Ихван аль-Муслимин», стала переломным моментом в политической деятельности братьев-мусульман. Итоги парламентских выборов в Египте показали, что даже когда в арабо-исламских странах проводятся выборы со стандартами свободы голосования ниже мировых и оппозиция получает шансы вступить в соперничество с правящими силами, победа достается исламитстским партиям и движениям. Результаты парламентских выборов Египта подтверждают, что «братья-мусульмане», несмотря на запрет их политической деятельность, репрессии со стороны спецслужб, открытое вмешательство правящей партии и фальсификации итогов голосования, сумели выдвинуться в качестве влиятельной оппозиционной силы и получить одну пятую часть кресел в парламенте. Это движение сохраняет свои реформаторские позиции и настаивает на внесение радикальных перемен в структуры власти, в том числе на ротации политической власти. В свете социально-политических реалий египетского общества «Ихван аль-Муслимин» выступает за создание свободного и демократического общества, гарантирующего политическое и экономическое развитие общество, за самобытность политических реформ, а не за использование заимствованных и внушаемых иностранными силами образцов. Тем не менее, по мнению политологов, политическое будущее Египта можно прогнозировать в свете политической деятельности «Ихван аль-Муслимин» и реалистичного понимания его руководством внутренних преобразований в Египте и общих течений на всем Ближнем Востоке.

Turku Kettola
09.02.2008, 11:02
tatar

Ваш пост соответствует скорее разделу Политика.

Внимательно ознакомьтесь с правилами раздела.

Ziyadli
09.02.2008, 11:51
Да и честно говоря, вся тема тянет скорее на политику нежели к религии. Я эту тему переведу целиком в раздел Политика.

tatar
09.02.2008, 12:49
Аллама Икбал Лахори


ИКБАЛ, МУХАММАД (1877–1938), поэт, мыслитель, религиозный деятель. Родился 8 ноября 1877 в Силкоте (Пенджаб) в семье набожного мусульманина, принадлежавшего к роду кашмирских брахманов, принявших в 17 в. ислам.

Отец Икбала занимался портняжным ремеслом и продажей своей продукции. В 1895 Икбал окончил в Силкоте школу и колледж Шотландской миссии и отправился для получения высшего образования в столицу Пенджаба Лахор. Здесь окончил Правительственный колледж, получил степень магистра искусств и стал преподавателем английского языка. В 1905 отправился в Англию и поступил в Тринити-колледж Кембриджского университета, где получил философское образование и подготовил диссертацию Развитие метафизики в Персии. Защитив диссертацию в Германии, стал первым пенджабским мусульманином, получившим докторскую степень в Европе. В 1908 возвратился в Лахор. В 1915 опубликовал первую поэму на персидском языке Таинства личности, а в 1932 написал труд Реконструкция религиозной мысли в исламе, до сих пор привлекающую внимание исследователей. В эти годы Икбал занимался также адвокатской практикой, читал лекции в индийских университетах, выступал на конференциях, радио, путешествовал.
Икбал вполне осознавал трудности совмещения понятий «нация», «национа¬лизм» с исламом; поскольку мусульманские идеологи склонны сравнивать на¬ционализм с 'асабийя (букв, «сознание единства», «любовь ко всему своему», «патриотизм») — групповой солидарностью, лояльностью исключительно к своему племени, что было характерно для самого раннего периода истории арабского общества. (По преданию, пророк Мухаммад осудил этот принцип. - «Тот, кто обращается к 'асабийя, не принадлежит к нашей обшине» — и потре¬бовал от верующих поклоняться только Аллаху, руководствоваться только Его предписаниями.) Поэтому Икбал оговаривал условность используемых им западных понятий: «Не общий язык, территория или экономические интересы составляют основу нашей национальности, а то, что мы все имеем определен¬ное мировоззрение и творим одну и ту же историческую традицию». Нацио¬нальная общность, по признанию Икбала, с точки зрения ислама «не является высшей формой политического развития, поскольку общие принципы мусуль¬манского закона зиждутся на человеческой природе, а не на особенностях отдельного народа. Внутренняя сплоченность такой (имеется в виду мусульман¬ской) нации должна заключаться не в этнической, географической, языковой или социальной однородности, а в общности религиозного и полити¬ческого идеала или в психологическом факторе „единомыслия"».
Вначале Икбал надеялся, что «национальная» самобытность мусульман и их интересы могут быть соблюдены при условии культурной автономии. «Чтобы быть верными себе, — писал он в 1909 г., — мы должны иметь свои собственные школы, колледжи и университеты, сохраняя живыми наши общественные и исто¬рические традиции...». Он испытывал определенные симпатии к панисламскому движению, начатому ал-Афгани, и его частному проявлению — движению в защиту халифата, которое из-за его антиимпериалистического характера при¬обрело обшеиндийскую поддержку. Однако «панисламизм» Икбала никогда не носил воинственный антиколониальный характер и не предполагал восстановле¬ние единой государственности для всех народов мусульманского мира. Панисла¬мизм был для него выражением исламской солидарности перед лииом общих проблем. Главным в лозунгах панисламизма для Икбала был призыв к единству:
Неважно, как нас называют: татарами, турками или афганцами,
Мы — из одного Сада, ветви одного великого древа,
Для нас, рожденных великим весенним потоком,
Различать цвет — грех.
(83-й стих из поэмы «Синайский тюльпан».)
С середины 20-х годов Икбал включается в политическую деятельность. В 1926 г. он участвует в выборах и избирается членом пенджабского Законода¬тельного совета от мусульманских избирателей Лахора. В декабре 1930 г. выступает с Президентским посланием на Аллахабадской сессии Всеиндийской мусульманской лиги. В 1931 г. вице-король включает его в состав мусульман¬ской делегации для участия в проведении второго «Круглого стола» в Лондоне. В марте 1932 г. он — президент ежегодной сессии Всеиндийской мусульман¬ской конференции в Лахоре.
Однако Икбал так и не стал крупным политическим деятелем. Он не смог (из-за особенностей своей натуры), да и фактически не пожелал стать таковым. Этому помешали также его колебания относительно выбора методов и путей разрешения «проблемы индийских мусульман». Тем не менее именно его в Пакистане именуют «духовным отцом нации», называют «поэтом и философом Пакистана»26 (а не Индии, т.е. немусульман полуострова Индостан), приписы¬вая ему авторство самой идеи раздела Индии и создания Пакистана.
Икбала-поэта волновали тайны бытия, красота природы, любовь. Человек в его стихах предстает космическим странником, пытающимся пробить «стеклянный колпак небосвода», чтобы приблизиться к Богу. Одновременно человек совершает путешествие и внутрь себя, обретая, постигая свою сущность, свои божественные качества, способность быть свободным творцом, «наделенной сердцем горстью праха, которой завидуют Луна и звезды». «Сущность природы, – считал он, – состоит в воле, а не в интеллекте». Тема творчества, вызова силам мироздания, возникшая не без влияния популярных в те годы идей Ницше, пронизывает поэзию Икбала. В поэме Таинства личности мировоззренческая позиция Икбала выражена девизом «Сильная воля в сильном теле», т.е. в организме социума. Человек должен понять, что «мир – это не только то, что можно ощутить и познать, но и то, что можно сотворить и переделать». Большая часть его стихов имеет социальное содержание. Но если ранние из них составляют «жалобы», «плачи» (Плач, Плач сироты, Плач единоверцев), то поздние наполнены пафосом протеста, революционной романтики. В поэме Ленин (1935) ее герой обвиняет Бога в несправедливости, царящей в созданном им мире, и принявший упреки Бог повелевает ангелам пробудить народ, чтобы он «потряс основы дворцов». Помыслы поэта, ощущающего в себе пророка, устремлены в будущее: «Мне нет нужды быть услышанным сегодня, я – голос поэта завтрашнего дня». Любовь имеет у Икбала смысл прежде всего деятельной силы. Она помогает человеку победить время, руководит его поступками, является путеводной звездой, которая может привести к цели «усталый караван Востока».
Принимая некоторые ценности Запада – идеи Реформации, требования научного и технического развития, Икбал негативно относился к современной ему западной культуре, «бездуховность» которой лишила ее нравственных ориентиров. Поэтому в лирическом сборнике Послание Востока (1923), в диалоге двух цивилизаций, преимущество отдается Востоку. Как мусульманин, живший в Индии, Икбал переживал за терпевших притеснения единоверцев. Патриот Индии, не находивший в политике власти действий, помогавших преодолеть индусско-мусульманскую рознь, он стал выступать за независимость мусульманской общины, выдвигать концепцию «мусульманской нации». Но этот нареченный «поэтом и философом Пакистана» мыслитель предостерегал против того, чтобы полностью полагаться на силу национального единства. «Только одно единство надежно, – писал он, – это человеческое братство, стоящее выше расовых или языковых различий».
Скончался аллама Икбал в Лахоре 21 апреля 1938.
Икбал и объединение Исламского мира.
Единство – важнейший фактор мощи мусульман, однако на пути осуществления данной задачи существует множество внутренних и внешних препятствий. Икбал факторы разделения мусульман делил на две основные группы:
а) внешние факторы;
б) внутренние факторы.
Из первой группы факторов можно особо выделить империализм, неонационализм, экономическую зависимость и «уравнивание» культур.
Второй категорией факторов, препятствующих единству, являются внутренние факторы, и по мнению аллама Икбала нижеприведенные факторы являются основными в данной категории: отдаленность мусульман от свих корней и истоков, выпускники западных учебных заведений и их неосведомленность в вопросах исламской культуры и отсутствие прогресса в науке и образовании в мусульманских обществах.
Аллама Икбал считал единство и равноправие двумя основными и неотделимыми столпами Исламского общества. Он был уверен, что при определении и толковании демократии посредством исламского учения можно достичь желанного, отвечающего запросам времени общества. Он также считал, что чем больше мы приближаемся к истинному духу и божественному исламскому учению, тем лучше демонстрируются мощь, величие и единство мусульман, а исламское единство он понимал, как основанное на Единобожии. Икбал считал единство и осведомленность двумя взаимодополняющими факторами, а неосведомленность и невежество – основной причиной раскола.
Он считал, что единство должно осуществляться двумя способами:
1. интеграция правителей и правительств исламских стран;
2. большая информированность народов.
Пути воплощения единства также обрисовывались тремя способами: первое – единое руководство исламскими странами, другое – создание исламской федерации, состоящей из всех исламских стран, и в конце концов – участие в союзах, альянсах, договорах и повышение культурных, экономических и политических связей.

Ашина
09.02.2008, 14:40
<div class='quotetop'>Цитата(Ziyadli @ 9.2.2008, 9:51) 112724</div>
Да и честно говоря, вся тема тянет скорее на политику нежели к религии. Я эту тему переведу целиком в раздел Политика.
[/b]

Правильно. И хотелось бы, чтобы:

1. Были сформулированы разные позиции, между которыми происходит (если происходит) сближение, как это заявлено в заголовке темы.

2. Определено, какие из лидеров сближения политических сил в Египте и каким образом трактуют это сближение.

3. И более внятно высказаны (параллельно с цитированием текстов) позиции участников дискуссии.

tatar
11.02.2008, 04:23
Имам Хомейни (мир ему!) об исламском единстве



Мусульмане не должны спать, мусульмане должны быть начеку, если спор между суннитскими и шиитскими братьями имеет место - он является вредным для всех нас, он является вредным для всех мусульман.

Сегодня мир во всем мире таков, что все страны под политическим влиянием сверхдержав; они наблюдают за контролем над всеми системами и для победы над каждой группой. Наиболее важная (их задача) - посеять рознь между братьями. Мусульмане не должны спать, мусульмане должны быть начеку, если спор между суннитскими и шиитскими братьями имеет место - он является вредным для всех нас, он является вредным для всех мусульман. Те, кто желают посеять раздор - не сунниты, не шииты, они являются агентами сверхдержав и работают на них. Те, кто пытается вызвать разногласия между нашими суннитскими и шиитскими братьями являются людьми, которые в сговоре с врагами Исламу и хотят, чтобы враги ислама, победили мусульман. Они являются сторонниками Америки и некоторые сторонниками Советского Союза. Я надеюсь, что через рассмотрение этого исламского предписания, что все мусульмане братья - все исламские страны восторжествуют против сверхдержав и добьются успеха в реализации всех Исламских указов. Мусульмане являются братьями, и не будет разделяться из-за псевдо-пропаганды спонсируемой коррумпированными элементами. Исходник этого материала, что шииты, должны находиться на одной стороне, а сунниты - на другой, является с одной стороны невежеством, а с другой стороны, пропагандой иностранцев. Если исламское братство выдвигается на первый план (во взаимоотношениях) между исламскими странами такая воля станет великой силой, с которой не сможет справиться не одна из глобальных сил. Шиитским и суннитским братьям следует избегать всякого рода споров. .Сегодня разногласия между нами будут на пользу только тем, кто не следуют ни Шиа, ни Ханафи. Они не хотят ни этого, ни (спокойного) существования, и знают, как сеять спор между вами и нами. Мы должны обратить внимание на то, что все мы мусульмане, и все мы верим в Коран; мы все верим в Таухид и должны служить Корану и Таухиду.