PDA

Просмотр полной версии : Военная история Азербайджана


Prosecutor
31.03.2007, 15:20
ПОЛКОВНИК-ЛЕЙТЕНАНТ ШАМИСТАН НАЗИРЛИ: "ОДНОЙ ЖИЗНИ МАЛО..." (http://www.zerkalo.az/rubric.php?id=15533)

ПОЛКОВНИК-ЛЕЙТЕНАНТ ШАМИСТАН НАЗИРЛИ: "ОДНОЙ ЖИЗНИ МАЛО..."

Исмаил УМУДЛУ

Военный историк, полковник-лейтенант Шамистан Назирли издал недавно почти одновременно две новые книги. Оба произведения посвящены военной истории нашей страны, что видно уже из их названий: "Расстрелянные азербайджанские генералы" и "Жизненный путь генерала Али ага Шихлинского". Местная пресса, специализирующаяся на публикации рецензионных материалов, уже опубликовала положительные отзывы об этих изданиях. Сам автор, как известно, не один десяток лет своей жизни посвятил изучению нашей военной истории. Начиная с 70-х годов прошлого столетия эта тема стала главной в его творческой работе, смыслом его жизни и в этом он преуспел. Ценой огромных усилий за более чем тридцать лет он написал 17 книг. Перу Ш.Назирли принадлежат также пять книг о великом национальном поэте Самеде Вургуне, чье творчество давно и тщательно изучает военный историк.

Труды Ш.Назирли появились на свет в результате титанических усилий автора: ему было непросто пробить чиновников из военных и исторических архивов даже в Баку, не говоря уже о Тбилиси, Москве, Санкт-Петербурге. Он перелопачивал горы документов и фотографий. Нередко в поисках какого-нибудь документа ему приходилось ездить в глухие деревушки самых отдаленных уголков стран Содружества. Мы встретились с ним для того, чтобы узнать мнение столь авторитетного человека об уровне изучения отечественной военной истории. Если и вправду говорят, что без прошлого нет будущего, то значение работ Ш.Назирли сложно переоценить. Но вначале мы поинтересовались тем, что подтолкнуло нашего собеседника к изучению военной истории Азербайджана в целом.

- Это имеет свою предысторию. В начале 1974 года я опубликовал в печати серию статей о Самеде Вургуне и неожиданно для себя получил весьма положительные отзывы от критиков. Сами понимаете, как это меня вдохновило. Далее в моих изысканиях я наткнулся на слова покойного Мехдихана Векилова, брата Самеда Вургуна. Так вот тот говорил, что некогда грузинский писатель Константин Гамсахурдиа, будучи в Москве, сообщил Самеду Вургуну о том, что в грузинских исторических архивах хранится немало материалов о его предках из Газаха. Естественно, мне захотелось лично познакомиться с этими историческими документами. Когда я делился своими соображениями с главным редактором журнала "Улдуз" Юсифом Самедоглу, в его кабинет случайно зашел Исмаил Шихлы.
Забегая вперед, скажу, что Исмаил муаллим тогда уже знал меня. Дело в том, что в те времена по будущим публикациям вначале давали негласное заключение, своего рода "добро", и одним из тех, кто положительно отозвался о моих статьях был писатель. Кстати, Исмаил Шихлы вначале полагал, что Назирли - псевдоним писателя-прозаика Шамистана Аскерова. Но поэт Ахмед Джамил объяснил ему, что "молодой парень из ваших краев". А потом состоялась наша встреча, я сильно робел перед этим человеком, так как считал его великим писателем. Встреча была короткой. Видимо, Исмаил муэллим торопился в институт, где преподавал. "У меня к тебе одна просьба. Прежде чем будешь что-нибудь публиковать о Самеде Вургуне, дай мне прочитать", - сказал он.

Так вот, в кабинете Юсифа Самедоглу Исмаил Шихлы поинтерсовался над чем я работаю. Юсиф опередил меня: "Интересуется моими дедами". Я же поведал о словах Константина Гамсахурдиа и выразил желание поехать в Тбилиси. "Да, да, я тоже об этом слышал", - задумчиво сказал писатель и, одобрив мои намерения, посодействовал поездке и даже направил рекомендательное письмо своим грузинским друзьям и коллегам.

В Тбилиси мне помогли Карло Каладзе, Лейла Эрадзе. Оба были расположены к творчеству Самеда Вургуна, да и к нашему народу питали любовь. Словом, не теряя времени, я приступил к работе. И вот тогда я наткнулся на материалы об азербайджанских генералах и полковниках. Первая моя публикация была о генерале Калбали хана Нахичеванском - отце прославленного генерала Гусейн хана Нахичеванского. Очерк вышел в газете "Азербайджан гянджляри" под рубрикой "Из нашей военной истории".

Вслед за этим, на основе архивных данных и со ссылкой на роман Александра Степанова, я опубликовал материал о героическом участии Али ага Шихлинского и Самед бека Мехмандарова в сражениях за крепость Порт-Артур. О том, что материал вышел в газете "Коммунист", мне сообщил по телефону Гусейн Ариф. И в тот же вечер у меня состоялся короткий телефонный разговор с Исмаилом Шихлы. "Прочитал твою публикацию. У меня с тобой будет серьезный разговор", - сказал он мне.
В его кабинете, куда я пришел в назначенное время, находился литературовед Исраил Мустафаев. Исмаил Шихлы поинтерсовался моими текущими планами. Я сказал, что обнаружил интересное письмо Льва Толстого семье генерала Ибрагима ага Векилова. Это сообщение заинтересовало Исраила, и он поручил мне подготовить на основании письма материал для публикации. Исмаил Шихлы, в свою очередь, посоветовал мне не забывать про изучение творчества Самеда Вургуна. "Кроме того, можешь начать изучать и нашу военную историю, это невозделанный участок", - добавил он. Я не раз говорил, что на мое творчество оказали большое влияние два человека - Ахмед Джамил и Исмаил Шихлы. Отмечу, что до сих пор мои рукописи с правками Исмаила Шихлы хранятся в моем архиве в отдельной папке.

- Таким образом в вашем творчестве произошел кардинальный поворот...

- Не все было так просто. Руководители отечественных газет недоумевали: с чего это вдруг он решил писать о царских генералах? Кому они нужны? Для чего о них знать советскому человеку? К тому же вырисовывалась такая тенденция, что большинство из них были уроженцами Газахского района. То есть у некоторых появился повод обвинить меня в предвзятости, в местечковости. Один известный писатель (не стану называть его имени) так и сказал Исамил муаллиму: "Не делай из Шамистана шовиниста". Но причем здесь местничество я не понимал. Кто же виноват, если именно из этого района вышло большинство наших военачальников, которые прославляли азербайджанский народ.
Как-то я беседовал с сыном генерала от артиллерии Мехмандарова. Я был сильно обескуражен тем, что в его доме не оказалось ни одного документа и даже фотографии его отца. Более того, он практически ничего не знал о героическом прошлом своего родителя. Но в то же время обычный газахский крестьянин из глухой деревни по телефону сообщает мне, что, мол, у него имеются те или иные документы и материалы, которые могут мне пригодиться в работе. Кстати, после первых же публикаций многие люди в Азербайджане присылали мне разные реликвии, в том чиле и семейные, которые помогали в моих изысканиях.

В советское время более-менее народ знал только двух азербайджанских генералов: Али ага Шихлинского и Самед бека Мехмандарова. Повторюсь - более или менее. Но мне в результате 30-летних поисков удалось установить имена 69 генералов-азербайджанцев, служивших до 1920 года, то есть до полной советизации Азербайджана. Восстановлены полные военные биографии всех, найдены фотографии. К сожалению, пока не могу найти фотографию генерала Агаси хана Авшара. Отмечу, что 21 генерал получили это звание при правительстве Азербайджанской Демократической Республики (1918-20 гг.). Например, Джавад бек Шихлинский, братья Магомед Мирза Каджар, Фейзулла Мирза Каджар, Сулейман бек Эфендиев и другие. Остальные носили генеральские лампасы, проходя службу в Российской империи.

Катастрофой для азербайджанского воинства стала советизация 1920 года. В результате большевистского террора в 1920-30 гг. почти поголовно было уничтожено азербайджанское офицерство. Эту черную страницу в истории нашего народа я попытался описать в книге "Расстрелянные азербайджанские генералы". Пусть никого не смущает название. Речь идет не только о генералах. Для меня важен каждый офицер своим беспримерным героизмом и мужеством, славивший азербайджанский народ за пределами республики.

Взять хотя бы первого летчика-азербайджанца, поручика Фаррух ага Гаибова, погибшего в неравном воздушном бою в 1916 году. До сих пор считалось, что он окончил в Петербурге Михайловское артиллерийское училище, но я установил, что в этом учебном заведении не было военных летных курсов. По последным данным, полученным из военных архивов России, становится ясно, что он окончил в Петербурге Константиновское артиллерийское училище, в котором обучались также и военному летному искусству. Книга о бесстрашном герое первой мировой войны скоро увидит свет.

- Над чем вы работаете в настоящее время?

- Собираю материалы о сыновьях-военных Мустафа хана, бывшего некогда правителем Ширвана. После присоединения края к России хану присвоили звание генерал-лейтенанта. Из Московского военного архива мне удалось получить сведения о том, что его сыновья - Джавад хан Ширванский и Агаси хан Ширванский дослужились до званий генерал-майоров. Двое других его отпрысков - Омар хан Ширванский и Осман хан Ширванский - закончили службу в звании полковников. Интересный факт: Омар и Осман после восстания в Ширванской области были сосланы в Сибирь, но во время русско-турецкой войны 1877-78 гг. бежали из ссылки и перебрались в Османскую империю, в армии которой занимали высокие военные должности.

- Вышла в свет ваша новая книга "Жизненный путь генерала Али ага Шихлинского". Можно ли считать, что теперь славная биография этого человека изучена досконально?

- Генерал Али ага Шихлинский всегда находился в центре моего внимания. Моя книга об этом удивительном человеке подготовлена к печати на основе дополнительных документов из бакинских и российских архивов и других источников. Конечно, всю жизнь того или иного человека по документам, историческим справкам, материалам, рассказам очевидцев, восстановить невозможно. Но я могу утверждать, что его биография восстановлена, если такое сравнение подойдет, на 95 процентов.

- Тюрки, в том числе азербайджанцы, исторически были воинственным этносом. Да и вся наша история пронизана войнами. Вы говорили, что Исмаил Шихлы считал военную историю Азербайджана "невозделанным участком". А как сегодня обстоят дела с ее изучением? Тем более, что многие запреты уже сняты. Труды каких авторов по этой теме вы могли бы выделить?

- В советский период нам просто запрещалось выходить за строго очерченные рамки. Внимание уделялось только истории советской (красной) армии. Потому и не было особо желающих занять эту литературную нишу. Среди моих коллег, которые, несмотря на препятствия в виде идеологических штампов, навязанных советской властью, работали в данной сфере, хотелось бы отметить полковника Ризвана Зейналова. Надо выделить и Сабира Ибрагимова, который издал на русском языке книгу об Али ага Шихлинском. Еще раз повторюсь, что советские авторы не могли объективно освещать военную историю царского периода. Но есть одно большое "но". Хотя их произведения несли в себе идеологический пласт, в трудах тем не менее было большое количество фактологических материалов, которые представляют собой ценный материал для дальнейших исследований.
Среди авторов по военной тематике, проявивших себя после обретения страной независимости, я, в первую очередь, выделил бы доктора исторических наук, полковника Мехмана Сулейманова. Докторское звание он получил недавно. В его трудах подробно проанализировано военное строительство в Азербайджанской Демократической Республике, описаны удачные, порой дерзкие боевые операции национальных сил против наших врагов. Другой автор - полковник Али Аббасов издал книгу о генерале от артиллерии Самед беке Мехмандарове.
Кандидат исторических наук, капитан 1 ранга Нурулла Алиев также издал две солидные книги об истории военно-морских сил Азербайджана. Отмечу также кандидата исторических наук Сабухи Ахмедова. Но, к большому сожалению, эти издания выпускаются небольшими тиражами и в основном используются для политического и военно-патриотического воспитания личного состава Вооруженных сил страны.

- Вот уже 30 лет вы, если выражаться военной терминологией, находитесь на боевом посту. Не время ли подытожить работу?

- Намекаете, что мне пора отдохнуть? Скажу без ложной скромности, я немало проделал, но останавливаться не намерен. Работы, как и 30 лет назад, - еще непочатый край. Иногда мне кажется, что и всей жизни не хватит, чтобы завершить начатое.

НАМ ЕСТь ЧЕМ И КЕМ ГОРДИТьСЯ!

Dismiss
31.03.2007, 21:59
Хорошая тема, Просекьютор.

Prosecutor
31.03.2007, 22:57
Если у кого-то есть какие-либо материалы, то предлагаю их помещать тут, а потом свяжемся в Шамистаном Назирли, может и ему поможем.

Dismiss
01.04.2007, 16:45
А материалы об азербайджанцах в военной истории пригодятся? Думаю, что нам всем не помешает побольше узнать об этих фактах.

Верой и Правдой: Азербайджанцы в Российской военной истории (http://www.azeri.ru/Diaspora/az-rus-army/index.htm)

В издательстве "Герои Отечества" (Москва) вышла в свет книга Эльдара Исмаилова "Георгиевские кавалеры - азербайджанцы". Отображающая яркие и вместе с тем мало известные эпизоды военной истории России XIX - начала XX веков, она рассказывает о жизненном и профессиональном пути азербайджанцев - офицеров и генералов русской армии, кавалеров ордена Святого Георгия. Автор исследования - Эльдар Исмаилов, молодой и, бесспорно, талантливый исследователь, заместитель председателя Азербайджанского историко-родословного общества. Книга сразу привлекла читательское внимание не только в Азербайджане и России, но также в других странах СНГ и даже в дальнем зарубежье. Её запрашивают из Франции, Израиля, Канады, словом, отовсюду, где тема азербайджанства и конкретно участия азербайджанцев в военной истории Российской империи вызывают живой интерес. [attachmentid=1089]

Книга Эльдара Исмаилова "Георгиевские кавалеры - азербайджанцы", на первый взгляд, может представиться неким историко-биографическим справочником. Соответствующе же звучит и её название. Изложение в ней напрочь лишено пафоса и каких-либо словесных вычур, столь присущих литературе, повествующей о воинских подвигах, доблести и славе. Тем не менее чтение это оказывает явственное эмоциональное воздействие, со страниц книги, полоща боевые штандарты, волшебно овевают нас ветры давних сражений. Неизъяснимая магия, рождающая в сердце чувство, которое точнее всего характеризует слово - ГОРДОСТЬ!..

Эта книга заставляет думать о высоком, о категориях ЧЕСТИ и ДОЛГА. Один из поэтов прошлого, молодым погибший в Великой Отечественной войне, говорил о своем поколении: "мужество, как знамя, пронесли". Эта строка из русского стихотворца Николая Майорова в полной мере относима к выдающимся нашим соотечественникам - азербайджанцам, героям книги Э.Исмаилова.

"Георгиевских кавалеров…" без преувеличения можно назвать исследованием, представившим широкой публике практически незнакомые ей страницы богатейшей истории азербайджанско-российских связей. В военной области связи эти существуют уже в течение около двух веков, со времени, когда азербайджанские ханства сделались объектом насущных политических интересов Российской империи. Всего-то два столетия - и столько богатейшего фактологического материала!..

Символично, что настоящее издание вышло в свет именно в официально объявленный год Азербайджана в России. Благодаря этой книге читатели многонациональной России смогут объективно оценить величину вклада, который, наряду с прочими представителями российского мусульманства, внесли азербайджанцы в преумножение славы русского оружия.

Исследование Э.Исмаилова - пример не столь часто наблюдаемого ныне подвижничества во имя ИСТИНЫ. В книге приведены исключительно факты, проверенные, подтвержденные. Многочисленность ссылок в издании с красноречивостью говорит о масштабности изысканий, произведённых автором в архивах, библиотеках и научных фондах Баку, Москвы и Санкт-Петербурга.

История и жизнь способны создавать такие сюжеты и коллизии, какие бессилен вообразить себе и самый изощрённый сочинитель. Каждая из биографий, с которыми знакомит нас Э.Исмаилов, является превосходнейшим материалом к созданию пьес, киносценариев и даже романов. Блистательная когорта военных-азербайджанцев являет примеры доблести, мужества и верности долгу, столь необходимые для создающейся ныне армии независимого Азербайджана.

Чего стоит один лишь такой факт! Среди восьми (!) российских полководцев, награждённых Георгиевским, инкрустированным бриллиантами, оружием, - азербайджанец, генерал Самед-Бек Мехмандаров, третий по счёту в этом ряду и единственный из представителей Кавказа. Примечательно, что пятым данной награды, жалуемой "по Собственному Его Императорского Величества изволению", удостоился сам великий князь Николай Николаевич - младший, а последним - выдающийся русский полководец А.И.Деникин.

Многим ли известно, скажем, что выдающимся нашим земляком, Гусейн-ханом Нахичеванским, в своё время направлена была Николаю II телеграмма, в которой генерал заверял царя в своей преданности, обещая, как пишет А.И.Деникин, предоставить "себя и свои войска в распоряжение государя для подавления мятежа" и недопущения отречения императора от власти?!

Многие ли знают, что азербайджанца, генерала Али-агу Шихлинского, нарекли "отцом русской артиллерии" именно русские его коллеги, а в хрестоматиях по военному искусству прочно закрепился термин "треугольник Шихлинского"?!

А сколь замечательны примеры героизма, содержащиеся в биографической справке о Фейзулле Мирзе, представителе знаменитого в Азербайджане рода Каджаров, правившего Персией с 1796-го по 1925-й годы, - до конца своей жизни человек этот остался верен присяге, некогда принесённой им России!

Нельзя не проникнуться воодушевлением, читая также о боевом пути на европейских фронтах Закавказского конно-мусульманского полка - дислоцированного в Варшаве одного из первых национально-азербайджанских воинских формирований.

Впечатляет, кроме прочего, и следующая статистика. Из 31 мусульманина - кавалера ордена Св.Георгия 4-й степени (награда, учреждённая в 1769-м году и просуществовавшая почти полтора века) целых 11, то есть более трети, азербайджанцы!

Уместно вспомнить в данной связи и о продолжателях славных воинских традиций отцов - наших соотечественниках, доблестно сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны. Участниками её стали свыше 680тыс. сынов и дочерей Азербайджана, из которых 123 были удостоены звания Героя Советского Союза, а 14 - полного кавалерства ордена Славы.

Несомненно, книге Э.Исмаилова уготована долгая и плодотворная жизнь, поскольку собранный в ней материал имеет непреходящую научную и познавательную ценность, представляя в равной мере интерес как для историков и исследователей азербайджанско-российских связей, так и для широкой публики, интересующейся данной областью знания. Наконец - что, может быть, самое важное - книга эта обещает стать весомым подспорьем в деле идейно-патриотического воспитания молодёжи Страны огней и её вооружённых сил.

Prosecutor
08.04.2007, 20:53
ДОСТОЙНЫЙ УВЕКОВЕЧЕНИЯ В ЛЕТОПИСИ ОТЕЧЕСТВА"

(О первом азербайджанском летчике Фаррух аге Гаибове)

Шамистан НАЗИРЛИ

Мы хотим сохранить от наших предшественников не пепел, а огонь

Ж.Жорес

Кто не летал, тот не может знать всей прелести и красоты пространства.

Генерал Алиага Шихлинский

Воинская слава героических сынов нашего народа прочными корнями связана с ратными традициями, уходящими в глубокую старину. На фронтах первой мировой войны сражались свыше трех тысяч рядовых, до двух сотен офицеров и высших военачальников - наших соотечественников. Среди них были и знаменитые генералы, и офицеры - Алиага Шихлинский, Самед бек Мехмандаров, Ибрагим ага Усубов, Гусейн хан Нахичеванский, Фейзулла Мирза-Каджар, Абдулгамид бек Гайтабаши, Габиб бек Салимов, Магомед Мирза Каджар, Джавад бек Шихлинский, полный георгиевский кавалер, ротмистр Нижегородского драгунского полка Теймур бек Новрузов, прапорщик Лютфали бек Векилов, поручик Осман ага Гюльмамедов, корнет Саяд бек Зейналов и военный летчик поручик Фаррух ага Гаибов.
Двадцатипятилетний поручик Фаррухага Гаибов был первым летчиком-азербайджанцем и пал смертью храбрых в воздушном бою 12 сентября 1916 года.

18 сентября газета "Петроградские известия" писала: "Из штаба Верховного главнокомандования сообщают, что на Западном фронте наш аэроплан в районе Боруны-Крево вторгся в тыл вражеских войск. Точными бомбовыми ударами были взорваны различные пункты, вызваны пожары на вражеском складе. Кроме того, разбомблены транспортные средства, железнодорожные станции, автомобили. Во время полета поручик Фаррух ага Гаибов со своим составом вступил в схватку с силами противника и сбил четыре германских аэроплана. После того, как они подожгли и два аэроплана "Альбатрос", они упали на вражескую территорию и погибли".

Фаррух ага Мамедкерим оглу Гаибов родился 2 октября 1891 года в селе Салахлы Газахского уезда.
Мамедкерим ага, отец четверых детей, в молодости и сам был военным. Являлся юнкером четвертого мусульманского взвода лейб-гвардейского конвойного эскадрона Его Императорского Величества. 27 июля 1877 года приказом государя за образцовую службу в регулярных войсках Мамедкерим ага был произведен в звание прапорщика. В последующие годы, после увольнения из армии, он работал в казахском и Елизаветпольском уездах начальником суда, в Джеванширском и Елизаветпольском уездах в судебных органах. 30 августа 1894 года за отличную службу Мамедкерим ага был награжден орденом Святого Станислава третьей степени. К сожалению, жизнь его была недолгой.

Очень рано потерявший отца, Фаррух ага рос под опекунством видного просветителя своего времени, своего дяди по отцу Самед ага Гаибова. Окончив в родном селе пять классов русско-азербайджанской школы, Фарруз ага, по совету совего родственника, прославленного генерала, "Бога артиллерии" Алиага Шихлинского поступил в Тифлисский кадетский корпус. 16 июля 1910 года, окончив с отличной аттестацией это военное учебное заведение, он поступил в Петербурге в Константиновское артиллерийское училище. Здесь он отличился своими способностями, точным глазомером, храбростью, умелым ведением орудийной стрельбы и удостоился первой награды на стрельбах - золотых часов швейцарской фирмы "Павел Буре".

Подпоручик Ф.Гаибов с отличными оценками окончил Константиновское училище и 6 августа 1913 года начал служить в 39-й артиллерийской бригаде в городе Александрополь. Когда началась первая мировая война, он был направлен в одиннадцатой авиационный корпус, на Западной фронт.
В дальнейшем он получает чин поручика. Героический воздушный бой в сентябре 1916 года, ознаменовавший вершину его ратной судьбы и стоивший ему и его соратникам жизни, нашел отражение в российской и даже германской печати. В папке Н 31, хранящейся в архиве Музея истории Азербайджана, содержатся 11 фотографий Фаррухага Гаибова и интересные документы, освещающие его геройство. Среди этих документов особую ценность представляют заметки генерала Алиага Шихлинского "Первый пилот Азербайджана". О последнем подвиге отважного сокола ведут речь командовавший авиацией на Западном фронте генерал-майор Шидловский, военный летчик штабс-капитан Лазарев.

"...Офицер артиллерии шестнадцатого воздушного корабля поручик Гаибов по заданию штаба Западного фронта 12 сентября 1916 года совершил налет на Боруны, подверг бомбардировке интендантские и артиллерийские склады и аэродром 89-й германской резервной дивизии. Несмотря на шквальный огонь зенитных батарей противника, Гаибов с присущей ему большой смелостью подверг разрушению и обратил в пепел склад и штаб врага в Борунах. Во время бомбометания на аэроплан Гаибова одновременно напали четыре германских истребителя. Два из них - типа "Альбатрос", и два других - "Фоккер". В ходе неравного боя отважный экипаж нанес ущерб трем самолетам противника, а сам "Илья Муромец" из-за серьезного повреждения рухнул на землю, и весь экипаж, в том числе и Гаибов, погиб. Геройски погибший Фаррух ага Гаибов в 1916 году был представлен посмертно к награждению орденом Святого Георгия четвертой степени. Короткий, но славный боевой путь Гаибова был отмечен такими наградами, как орден Св.Станислава третьей степени (с мечом и бантом, 8 ноября 1915 года), Святой Анны четвертой степени (с надписью "За отвагу", в декабре того же года), Святого Станислава второй степени, с мечом и бантом (в 1916 году)".

Череда наград продолжалась и после смерти героя. Официальные бумаги движутся медленнее, чем смертоносные события войны. Как позднее, по другому поводу, в другую войну, напишет Константин Симонов: "Письмо медлительнее пули".

В 1917 году ратные свершения Ф.Гаибова отмечаются посмертными орденами: 26 января - "Святой Анной" второй степени (с мечом), 14 марта - "Святой Анной" третьей степени (с мечом и бантом), наконец, 25 марта - "Святым Георгием" четвертой степени, венчающим его послужной список. Орден святого Георгия, учрежденный в 1769 году императрицей Екатериной ИИ, вплоть до конца существования Российской империи оставался высшей наградой государства за воинскую доблесть и героизм. В статусе ордена, относящемся к 1913 году (часть первая, отделение 2, статья 9-я, литера "Г"), в частности, говорится о соискателях, заслуживающих награждения "Святым Георгием":
"Кто смертью своею запечатлеет содеянный им героический подвиг, достойный увековечения в истории Отечества".

Четырехмоторный "Илья Муромец-16", на котором летал Гаибов, насчитывал экипаж из четырех бойцов. Это был первый в мире по тем временам четырехмоторный тяжелый бомбардировщик, построенный на Петербургском Русско-Балтийском заводе. В 1914 году этот аэроплан покрывал расстояния в тысячу километров за 14 часов 38 минут с одной промежуточной посадкой, что в ту пору считалось мировым рекордом.

Самолеты класса "Илья Муромец-16" использовались в первую мировую войну и на гражданской войне для ударов в тыл противника. Именно на таком аэроплане знаменитый пилот капитан Петр Нестеров 26 августа пошел на таран и героически погиб. А 12 сентября 1916 года новую страницу в историю авиации вписал подвиг, который совершил экипаж "Ильи Муромца", в составе которого был наш соотечественник Ф.Гаибов. В ходатайстве о его награждении подполковник Брант отмечал: "12-го сентября сего года, по приказанию начальника штаба Главнокомандующего армиями Западного фронта под командою Генерального штаба подполковника Бранта был совершен налет на тыл противника воздушною эскадрою в составе 2-х воздушных кораблей типа "Илья Муромец" и 13 аппаратов.
Целью налета, было избрано м.Борун в 12-ти верстах в тылу расположения противника и ближайший его район, где, по имеющимся сведениям, расположены: штаб 89-й германской дивизии, узел узкоколейной железной дороги с артиллерийскими и интендантскими складами, а также аэродром.
Эскадра, прорвавшись в район Крево и севернее сквозь артиллерийский заградительный огонь противника и оттеснив его авиацию.., сбросила 78 бомб общим весом до 100 пудов взрывчатого вещества. Общий порядок эскадры представлялся в следующем виде: в голове шел 16-й корабль с 2-мя "Моран-Парасолями" и 1 "Вуазеноим", затем Киевский корабль, вместе с которым на фронте до 3-4 верст перелетело позицию до 6-ти малых аппаратов; остальные 5-ть самолетов перелетели позиции противника разновременно, на широком фронте от 10-ти до 15-ти верст к северу и югу от Крево; 16-й корабль, под командою поручика Макшеева при поручике Рахлине, артиллерийском офицере поручике Гаибове и наблюдателе поручике Карпове, следуя в авангарде эскадры, был у Крево встречен сильным артиллерийским огнем противника и... вступил в ожесточенный и неравный бой с превосходящими силами противника, состоявшими из 4-х аппаратов, хорошо вооруженных и со значительно большей корабля скоростью..; оставшись один против 4-х противников, 16-й корабль продолжал, отбиваясь, движение в тыл противника к Борунам. В последующие минуты неравного боя, под сильным артиллерийским огнем, 16-му кораблю удалось отбить атаку 3-х неприятельских самолетов, которые снизились, уклонившись от боя, не только с 16-м кораблем, а с остальными силами эскадры, следовавшими сзади. Четвертый же немецкий самолет держался над 16-м кораблем и, находясь, видимо, в мертвом пространстве, обстреливал его из пулемета.

Когда корабль под огнем противника уже достиг м.Боруны, он, видимо, был поврежден артиллерийским огнем, а быть может, часть экипажа была выведена из строя ружейным огнем самолетов противника, и аппарат упал, разбившись при ударе о землю у названного местечка, причем все летчики погибли: вслед за падением корабля снизился и 4-й германский самолет.
Беззаветное мужество и решимость артиллерийского офицера поручика Гаибова дали возможность главным силам эскадры в составе Киевского корабля и 10 малых аппаратов прорваться в расположение противника к м.Боруны без сопротивления со стороны авиации противника, четыре аппарата коего были выведены из строя. Таким образом, 16-м кораблем в решительный момент боя было произведено сильное расстройство в неприятельской авиации, что и повлияло на успех всей операции. Кроме того, артиллерийский офицер 16-го корабля поручик Гаибов свой геройский подвиг запечатлел смертию... Поручик Гаибов неоднократно совершал удачные полеты с явной опасностью для жизни и наносил ущерб неприятельским лагерям, складам, сообщениям и станциям".
3 ноября 1916 г. ходатайство подполковника Бранта было поддержано временно исполняющим должность генерал-квартирмейстера штаба главнокомандующего армиями Западного фронта, а затем начальником штаба и направлено в канцелярию Кавалерской думы военного ордена Св.Георгия.
Посмертно утверждено награждение орденом Св.Анны 3-й ст. с мечом и бантом (14.03.1917).
Приказом от 25 марта 1917 г. по армии и флоту о чинах военных по удостоению Петроградской Георгиевской думы "39-й артиллерийской бригады поручик, погибший в воздушном бою с неприятелем, Фаррух Ага Гаибов" посмертно был пожалован орденом Св.Георгия 4-й ст. "за то, что 12 сентября 1916 г., состоя артиллерийским офицером воздушного корабля "Илья Муромец Н 16", следуя с кораблем в авангарде воздушной эскадры из 2 воздушных кораблей и 13 малых аппаратов, совершившей налет на местечко Боруны, прорвался сквозь заградительный артиллерийский огонь противника, вступил в ожесточенный бой с 4 германскими самолетами, принудив 3 из них снизиться и, проникнув в тыл противника на 12 верст, достигнув Борун, погиб с кораблем от артиллерийского огня, дав возможность главным силам эскадры достигнуть цели и нанести неприятелю явный вред"

(Э.Э.Исмайлов "Георгиевские кавалеры-азербайджанцы", Москва, "Герои Отечества", 2005 г. стр.227-228.).

Перевод Сиявуша МАМЕДЗАДЕ

(Продолжение следует)

http://www.zerkalo.az/rubric.php?id=15880

Raven
08.04.2007, 21:25
а можно я тут запощу сайт - про известных военных Дербента?

Dismiss
08.04.2007, 21:37
Просекьютор, спасибо!

Prosecutor
08.04.2007, 22:13
<div class='quotetop'>Цитата(Raven @ 8.4.2007, 11:25) 49120</div>
а можно я тут запощу сайт - про известных военных Дербента?
[/b]

Я думаю, можно, тем более, если это касается офицеров Дикой Дивизии, ведь там наряду с азербайджанцами служили и все наши мусульманские братья с Северного Кавказа.

Prosecutor
08.04.2007, 22:34
<div class='quotetop'>Цитата(Dismiss @ 8.4.2007, 11:37) 49124</div>
Просекьютор, спасибо!
[/b]

Надеюсь, когда в Баку откроют военное лeтное училище (а на эту тему, как я помню, вели переговоры с Украиной), то его назовут именем Фаррух аги. :3dflagsdotcom_azerb_2faws:

Dismiss
08.04.2007, 22:40
<div class='quotetop'>Цитата(Prosecutor @ 8.4.2007, 22:34) 49142</div>
Надеюсь, когда в Баку откроют военное лeтное училище (а на эту тему, как я помню, вели переговоры с Украиной), то его назовут именем Фаррух аги. :3dflagsdotcom_azerb_2faws:
[/b]
А если не летное - то Алиаги Шихлинского. :3dflagsdotcom_azerb_2faws:

Raven
08.04.2007, 22:52
<div class='quotetop'>Цитата(Prosecutor @ 8.4.2007, 22:13) 49134</div>
Я думаю, можно, тем более, если это касается офицеров Дикой Дивизии, ведь там наряду с азербайджанцами служили и все наши мусульманские братья с Северного Кавказа.
[/b]
нет, там сайт про генералов Дербента, правда он не большой, информации тоже не много. Насчет Дикой Дивизии где-то читала, сейчас и не припомню

Prosecutor
09.04.2007, 02:19
<div class='quotetop'>Цитата(Dismiss @ 8.4.2007, 12:40) 49144</div>
А если не летное - то Алиаги Шихлинского. :3дфлагсдотцом_азерб_2фащс:
[/b]

Иншаллах, когда будет свое артиллерийское училище, тогда, наверное, и назовут именем Алиаги.

Prosecutor
16.04.2007, 20:30
Зеркало, Сб. , Апр. 14, 2007

Часть Вторая

"ДОСТОЙНЫЙ УВЕКОВЕЧЕНИЯ В ЛЕТОПИСИ ОТЕЧЕСТВА"


(О первом азербайджанском летчике Фаррух аге Гаибове)


ШАМИСТАН НАЗИРЛИ

(Продолжение. Начало см. "Зеркало" от 7 апреля 2007 г.)

В архиве генерала Алиаги Шихлинского в числе других материалов остались уникальные двухстраничные заметки "Первый пилот-азербайджанец", написанные за год до кончины (в 1942 году). Генерал Алиага Шихлинский - единственный из наших соотечественников, который находился в гуще драматических баталий на Западном фронте как командующий восьмой армией и стал свидетелем подвига экипажа "Ильи Муромца", в составе которого был и его героический земляк. (к тому же родственник - прим. мое) Чрезвычайно насыщенные живыми фактами записки генерала мы сочли нужным привести полностью, сохраняя орфографию оригинала.

В мировую войну 1914-1918г. первым военным летчиком- азербайджанцем был Фаррух Гаибов - родной брат доктора Мамеда Ага Гаибова. Фаррух Гаибов поступил в отряд крупных самолетов и вошел в состав экипажа "Илья Муромец Н 16". На этом аппарате он служил артиллерийским офицером. На нем лежали обязанности бомбометания, стрельбы из пулемета, фотографирование с воздуха позиций противника. В первый же свой вылет Фаррух Гаибов разрушил очень важный в стратегическом отношении мост через Неман и этим сильно задержал перевозку немецких войск и различных грузов.
Немцы караулили "Илью Муромца Н 16" и не раз бросали с самолета записки с угрозой, что они сделают налет на город Минск, где был расположен фронтовой аэродром. Они налетали несколько раз, но каждый раз их отгоняли тогдашними примитивными зенитными батареями. 12 сентября 1916 года группа наших самолетов совершила налет на ближайшие тылы немецких позиций на Виленском направлении. В этой операции участвовали 12 аппаратов и "Илья Муромец Н 16". Они завязали воздушный бой вылетевшим на встречу немецкими самолетами. Немцы, заметив своего опасного врага, ворвались в строй наших самолетов и отделили "Илью Муромца Н 16". Целый час доблестный экипаж "Ильи Муромца" выдерживал неравный бой с 4-мя немецкими самолетами. Как выяснилось в дальнейшем, пулемет Фарруха Гаибова нанес немцам значительные потери.

Наконец, одному из немецких "Альбатросов" (название тогдашних немецких самолетов) удалось вызвать пожар на "Илье Муромце", и он, объятый пламенем, упал вниз. Весь его экипаж сгорел. Георгиевская Дума присудила наградить посмертным орденом Георгия Победоносца командира экипажа капитана Машкеева, управлявшего самолетом, артиллерийского офицера Фарруха Гаибова, до последней минуты наносившего немцам потери своим пулеметным огнем. Отличительными чертами Фарруха Гаибова были следующие качества: острое зрение, благодаря которому он получил первый приз за стрельбу пушки еще в бытность свою юнкером артиллерийского училища, верный глазомер, отвага, невозмутимое хладнокровие, давшее возможность производить точный расчет и направлять бомбы в намеченную точку при самых опасных для жизни положениях, крепкие нервы, необходимые для правильного наблюдения и верной оценки явлений в сложной боевой обстановке.

БЛАГОДАРНАЯ ПАМЯТЬ И ЛЮБОВЬ

Наш долг перед собственным народом - развитие и усиление чувства глубокой любви и почитания к великим личностям нашего прошлого, нашей истории, возвышение их ценной значимости в сердцах азербайджанской интеллигенции, военнослужащих и всего народа. В нашем прошлом много больших личностей, достойных снискать нам зависть иных народов. Если мы стремимся к тому, чтобы в будущем из нашего народа возрастали великие личности, мы должны хорошо ознакомить наших современников, нашу молодежь с этими предтечами. Любовь к прошлому - служение будущему.

Акрам Джафар, профессор

Село Салахлы, взрастившее отважного летчика Фарруха Гаибова, подарило азербайджанской истории немало выдающихся сынов отечества. Среди уроженцев Салахлы - поэт-классик ХVIII века, великий визирь Карабахского ханства Молла Панах Вагиф, известный просветитель и религиозный деятель Мирза Гусейн Гаибов, генерал-топограф Ибрагим ага Векилов, Аббас ага Гаибов-Назир, доктор и общественно-политический деятель Мамедрза ага Векилов, Мамед бек Гараев, известные педагоги-просветители - Ахмед ага Мустафаев, Ахмед ага Гюльмамедов, Закария Векилов, Селим Эфендиев, Исмаил Гаибов, крупный математик ХIХ века Абдулкерим ага Гаибов, генерал от кавалерии Ибрагим ага Усубов; родом из этого же села - первая военная сестра милосердия Нигяр ханум Шихлинская; гордость нашей поэзии двадцатого столетия - Самед Вургун (Векилов) и многие другие.

Гибель на поле брани обессмертила имя нашего первого летчика Фаррух аги Гаибова. В память о герое-земляке в родном Казахе возведен обелиск, увенчанный самолетом. Одна из улиц районного центра носит его имя. Народный поэт, земляк героя Самед Вургун посвятил ему прекрасные строки:
Во имя народа он пал как герой, Достойная жизнь оборвалась нежданно, Но нет, он не умер, наш воин родной, И жить ему вечно в воспоминаньях, И в чистых сердцах и высоких мечтаньях Подобьем сказанья, подобьем дастана:
Но все же: Очерк под названием "Наш первый воздушный сокол" я представил в журнал "Азербайджан". Главный редактор Исмаил Шихлы сам прочел мою работу и опубликовал во втором номере журнала за 1979 год. Затем с киностудией мы сняли десятиминутный документальный фильм о Фаррухе аге. Тогдашнее руководство воспрепятствовало выпуску фильма на экран: Дескать, "нельзя: о первой мировой войне Ленин говорил так-то и так-то, к тому же Фаррух ага был царским офицером". И, увы, озвученный фильм до сих пор остается в архиве:

В 1971 году маршал авиации Павел Кутахов был избран депутатом Верховного Совета СССР от Казахско-Таузского избирательного округа. Год спустя, когда маршал прибыл на встречу с избирателями, казахские аксакалы, интеллигенты поведали ему о подвиге своего героя-земляка Гаибове, павшего смертью храбрых в первую мировую войну. Маршал не отнесся к этой истории с долей сомнения. Увы, не смогли выискать и показать ему фотоснимки, документы в подтверждение рассказанного. Впервые написать о нашем первом летчике Фаррухе аге Гаибове мне довелось в 1975 году; к тому времени я приступил к поискам материалов в его короткой, но яркой жизни и ратном пути.
В те времена, в семидесятые годы, публикации о царском офицере Гаибове, восстановление правды о его воинском подвиге и широкое ее оглашение не очень одобрительно воспринималось власть предержащими.

Самые первые записки о нем принадлежат перу генерала Алиага Шихлинского (в старой транскрипции его имя писалось как "Али Ага"). Они датированы 1942 годом. Я нашел эту статью в архиве в 1977 году. Конечно же, работа генерала послужила мне подспорьем; но надлежало продолжать поиски о герое, ибо записки генерала были очень лаконичны. Я отправился в Тбилиси, порылся в тамошних архивах, повстречался, порасспросил некоторых аксакалов в Казахе. Внимательно просмотрел российские газеты и журналы за 1916 год. Прочел "Летопись войны", изданную в 1914 году; провел поиски в петербургских архивах. Мне очень помог Зульфугар Гаибов, ныне покойный. Поначалу, зная "погоду", Зульфугар муаллим мне даже говорил, мол, зря тружусь, никто не опубликует мои материалы. Маршал обещал по возвращении в Москву поручить проверить архивы и, если факты подтвердятся, обеспечить установку памятника - обелиска. После архивной проверки и уточнений маршал Павел Кутахов сдержал слово: прислал в качестве памятника самолет позднейшего типа за номером 1, с мемориальной дощечкой: "Памяти первого азербайджанского летчика Фаррух аги Гаибова".

Однако тогдашний секретарь райкома из перестраховочных соображений распорядился открепить доску от самолета и переиначить надпись таким образом: "Памяти павших в Великой Отечественной войне". Между тем, из Казахского района летчиков, погибших на полях Великой Отечественной войны, нет и нигде не числится. А ошибочная надпись на мемориальной доске по сей день остается. Как было сказано, Фаррух ага погиб в очень молодом возрасте. Ему не суждено было жениться, обзавестись семьей. Его подвиги, геройство остались примером для нашей сегодняшней молодежи. Дорогой реликт той поры - именные часы швейцарской фирмы, подаренные питомцу Константиновского военного училища с надписью: "Отличнику юнкеру Фаррух аге Гаибову, 1913 год", - в настоящее время находятся у проживающего в Гяндже племянника Ф.Гаибова - Турана Сеидова. И еще памятная вещичка, принадлежавшая летчику, - шелковый платочек, хранящийся в нашем историческом музее, представленный в свое время генералом Шихлинским. Платок, на котором изображена афиша Петербургского Павловского театра, нисколько не поблек по прошествии длительного времени. Примечательна и запечатленная на платке программа первого концерта-бала, проведенного 5 ноября далекого 1913 года в пользу бедных студентов азербайджанцев-мусульман.
В первом отделении, гласит программа, исполняются произведения русских, европейских композиторов, отрывки и арии из опер, в третьем отделении - азербайджанские национальные танцы - "Узундере", "Гайтаги", "Лезгинка" и "Джанги".
Главный попечитель концерта - студент Ислам бек Гаджибеклинский, организатор - Герай бек Джабагиев.

Вот уже несколько лет я занимаюсь изучением именитой родословной Фаррух аги. Сложилась новая моя книга - "Родом - от Гаиба". Эта фамилия дала азербайджанской истории очень больших просветителей. До двадцати представителей Гаибовых учились в Горийской, а затем в Казахской (после перевода азербайджанского отделения в этот город) семинарии. Первым инициатором открытия этого отделения в Горийской семинарии в 1879 году был также представитель этой фамилии - известный деятель религии и просветитель Мирза Гусейн Эфенди Гаибзаде (1830-1917). Его перу принадлежит очень солидный труд - четырехтомный "Сборник стихотворений поэтов, знаменитых в Азербайджане". Эту поэтическую антологию Мирза подготовил в 1860 году, но из-за отсутствия средств не смог издать. Первый том увидел свет только в 1986 году, второй - три года спустя, а третий - в 2002 году; эти издания осуществлены научными усилиями и бережной заботой профессоров Джахангира Гахраманова и Шамиля Джамшидова. В роду Гаибовых было два профессиональных военных; как мы уже говорили, это Абдулкерим ага и Фаррух ага Гаибовы; первая азербайджанская пианистка Хадиджа ханум Гаибова - в череде этих славных имен; на исходе минувшего века генеральный прокурор республики (ранг, соответствующий генеральскому званию) Исмет Гаибов, многие годы спустя после гибели Фаррух аги, погиб с группой других ответственных лиц в вертолете, сбитом над Карабахом, где разгоралась война, навязанная Азербайджану вероломными соседями: Исмет Гаибов с товарищами погиб, выполняя благородную миссию по пресечению разгоравшейся кровавой бойни, во имя мира над исстрадавшейся родиной. Помнится, он подвигал автора этих строк к написанию книги о родословной Гаибовых. Обещал помочь с изданием. Увы...

(Продолжение следует)

Allah Farrux beye de Ismet beye de rehmet elesin! Onlar kimi ogullarin yeri hele cox gorsenecek!

Dismiss
16.04.2007, 22:03
Вот было бы здорово попросить Шамистана Назирли дать интервью нашему форуму! Мы бы задали ему массу вопросов и помогли бы ему в подборке материалов для его книги.

Prosecutor
16.04.2007, 22:07
<div class='quotetop'>Цитата(Dismiss @ 16.4.2007, 12:03) 51517</div>
Вот было бы здорово попросить Шамистана Назирли дать интервью нашему форуму! Мы бы задали ему массу вопросов и помогли бы ему в подборке материалов для его книги.
[/b]

Поддерживаю идею. Уверен, что он бы смог очень интересные исторические сведения дать по нашей военной истории.

Dismiss
21.04.2007, 18:25
"ДОСТОЙНЫЙ УВЕКОВЕЧЕНИЯ В ЛЕТОПИСИ ОТЕЧЕСТВА"

(О первом азербайджанском летчике Фаррух аге Гаибове (http://zerkalo.az/rubric.php?id=16573))

ШАМИСТАН НАЗИРЛИ

(Продолжение. Начало см. "Зеркало" от 7 и 14 апреля 2007 г.)

Говорят, на древнеегипетских надгробных памятниках часто встречается изречение: "Воспоминание имен погибших равнозначно их воскрешению".
Память о павших героях нетленна. Их имена становятся клятвенным знаком, и память о них живет в веках. Может, тягчайшее наказание - забвение. Короткая жизнь Фарруха аги Гаибова преступила последнюю черту и обрела новое продолжение в бессмертии народной памяти. В сообщении Генерального штаба о гибели Ф.Гаибова содержится подробность, преисполняющая сердце гордостью величия духа, которое обезоруживал даже смертных врагов: "Германцы похоронили поручика Гаибова с воинскими почестями. Над его могилой был произведен оружейный залп".
Это было 12 сентября 1916 года. Верх взяла рыцарская воинская мораль, воздающая долг храброму и достойному. Неувядаемая страница в истории российско-германской войны, в летописи нашего национального воинства. К прискорбию, на протяжении многих десятилетий, в силу навязываемой советской идеологией искажений шкалы ценностей и исторической "амнезии", мы "забывали" эту героическую быль. Даже на памятнике-самолете, переправленном благородным маршалом Павлом Кутаховым для увековечения памяти героя, не позволили остаться имени Фарруха аги Гаибова.
Впрочем, инертность национального самочувствия имела и более дальние причины, связанные с непросвещенностью масс. Подобную косность и дремотное беспамятство бичевал великий сатирик М.А.Сабир:
Век окликает нас, а мы храним молчание,
Из пушек хоть пали, что нам их грохотанье:
На дирижабле ввысь взлетают чужаки,
А нам в автомобиль садиться не с руки,
Как птицы реют, глянь, земляне в небесах,
А нас святоши вновь в земной вгоняют прах...
Светлую мечту Сабира о "реющих в небесах" людях первым из его соотечественников воплотил Фаррух ага Гаибов. И это неспроста, есть духовная почва, питавшая гражданское становление будущего летчика: его дядя по отцу, известный просветитель Самед ага Гаибов, был единомышленником и другом таких великих подвижников, радевших о будущности и прогрессе нации, как Джалил Мамедкулизаде, Узеир Гаджибеков, Мирза Алекпер Сабир, Солтан Меджид Ганизаде, Фиридун бек Ксчарли. Рано осиротевший и росший под опекой дяди по отцу, Фаррух ага впитывал юной душой эту благотворную ауру. Процитированные стихи написаны Сабиром в старом Тифлисе, куда он приезжал на лечение. Напомним и роль в жизни Фарруха аги генерала Али аги Шихлинского в выборе жизненного поприща и профессии юным земляком.
Первый полет Ф.Гаибова ознаменовал начало истории авиаторства в Азербайджане.
Благо, что "рукописи не горят".
Память, история. Так хочется, чтобы они жили, чтобы время от времени мы могли оглядываться назад. Каждая реликвия может приоткрыть неизвестную страницу прошлого. Как, например, надпись к старой фотографии, хранящейся в раритетном фонде нашего исторического музея: "Азербайджанский офицер Солтан Ахмедов, совершивший прыжок с парашютом в годы первой мировой войны. 1916 год". Старый снимок подсказывает: значит, речь идет о втором нашем соотечественнике, причастном к авиаторству, о котором мы вспоминаем теперь, спустя восемьдесят лет...
Историческая память неисчерпаема. Колесо истории вращается. Но оно движимо волей, деянием, мыслью человека; и движение нации вперед, в будущее определяется энергией людей, одухотворенных любовью к отечеству. История памятлива. Герои - незабвенны. Как сказано всенародно любимым нашим поэтом Самедом Вургуном:
История помнит великие дни,
Героев, являвшихся в мир искони...
До недавнего времени место захоронения поручика Фарруха аги Гаибова оставалось неизвестным. Его обнаружили на восстановленном в наше время немецком кладбище у деревни Боруны белорусские энтузиасты изучая историю первой мировой войны. Об этом и о событиях, связанных с гибелью поручика Фарруха аги Гаибова, было рассказано в статье руководителя "Военно-исторического центра" В.Н.Лигуты "О чем говорят документы (о судьбе участников военных действий у Сморгони в первую мировую войну)", помещенной на белорусском сайте http://smorgonnews.promedia.by/archiv/42-43 (500-501). htm:
"О подвиге экипажа бомбардировщика "Илья Муромец" N 16, который один дрался с 4 немецкими истребителями, из которых сбил 3, а затем сам погиб, совершенном 12 (25) сентября 1916 года у местечка Боруны, писала вся общероссийская пресса. Посмертно офицеры экипажа - поручики Машкеев Д.Д., Рахлин М.А., Гаибов Ф. и Карпов О.С. - были награждены орденом Святого Георгия IV степени. Служили эти авиаторы в эскадре тяжелых дальних бомбардировщиков (командир - генерал-майор Шидловский), которая, получив и освоив новейшие в то время самолеты "Илья Муромец", созданные главным конструктором авиационного отдела Русско-Балтийского завода И.И.Сикорским (1887-1972), свой фронтовой путь начинала на аэродроме города Лиды в июне 1915 года. Отсюда шесть первенцев мирового тяжелого самолетостроения улетали на боевые задания в тыл противника, бомбили цели на территории Восточной Пруссии, атаковали и Кенигсберг.
В начале сентября 1915 года, отступая вместе с армейскими частями, эскадра перебазировалась под Псков. Самолеты группами были переданы командованию фронтов. Авиаотряд из двух бомбардировщиков был расквартирован у имения Таньково (Минская губерния). В доме графини Ганской разместились авиаторы, палатки с самолетами находились позади парка, в поле. Все было хорошо замаскировано от германской авиации. Аэродром был прикрыт зенитной артиллерийской батареей (трехдюймовые орудия были установлены на специальных деревянных станках, позволявших без труда поднимать орудийные стволы почти вертикально, в "зенит").
Одним из базировавшихся здесь самолетов и был "Илья Муромец" N 16. Отсюда героический экипаж улетал в свой последний бой, и именно в семье хозяйки усадьбы 22 сентября (5 октября) 1916 года прошла траурная служба по погибшим. Друзья и товарищи по службе, конечно же, давали слово друг другу после войны найти могилу павших героев. В то время авиаторы знали, что их самолеты - национальная гордость России. И потеря такого самолета и экипажа была первой и последней за всю войну. От этого еще больше была горечь утраты. Оставалось верить немецкой записке, сброшенной с самолета, что погибшие друзья похоронены, как было написано, с воинскими почестями.
Окончилась война, другие большие и малые вихри истории раскидали участников тех событий по разным странам и континентам. Что-то знали и видели местные жители там, где это происходило, но прошло уже слишком много времени.
И все-таки: копию представления к награждению поручика Гаибова Фарруха - одного из членов экипажа погибшего самолета - передали в Музей истории Азербайджана в Баку его родственники. Они помнят и чтят подвиг сына своей земли. Много лет назад родные героя приезжали в Крево, искали могилу погибших авиаторов, но тогда не смогли найти. А она есть. И совсем недавно ее обнаружили на восстановленном уже в наше время немецком кладбище у деревни Боруны большие энтузиасты изучения истории первой мировой войны на Сморгонщине Н.Е.Маркова, В.В.Прихач и А.М.Бумай. Перезахоронены российские авиаторы на этом кладбище были уже, видимо, в 30-е годы прошлого века, когда проводилось упорядочение немецких военных погребений. Этим занимались польские власти при участии германской стороны.
Надпись на могильном кресте по-польски:
4 NIEZNANYCH ROS.LOTN.25.16
(4 неизвестных русских летчика захоронены 25.16). Дата по европейскому календарю (по российскому календарю до 1 января 1918 года - это было 12 сентября 1916 года). Месяц погребения в надписи отсутствует, но его нет и на некоторых других крестах этого кладбища. Теперь мы знаем еще об одном захоронении русских воинов, уже не безымянном. Там покоятся герои-авиаторы:
- поручик Машкеев Дмитрий Дмитриевич;
- поручик Рахлин Митрофан Алексеевич;
- поручик Гаибов Фаррух;
- поручик Карпов Олег Сергеевич.
Они честно выполнили свой воинский долг. Вечная им слава и память!"

(Продолжение следует)

Prosecutor
28.04.2007, 07:22
Сб. , Апр. 28, 2007

"ДОСТОЙНЫЙ УВЕКОВЕЧЕНИЯ В ЛЕТОПИСИ ОТЕЧЕСТВА"



(О первом азербайджанском летчике Фаррух аге Гаибове)



ШАМИСТАН НАЗИРЛИ



(Окончание. Начало см. "Зеркало" от 7, 14 и 21 апреля 2007 г.)

СОКОЛЫ ПЕРВОЙ РЕСПУБЛИКИ

Азербайджанское государство для укрепления воздушных сил намеревалось в 1920 году приобрести двенадцать гидропланов и шесть аэропланов.

Из архивных документов

Были ли военные летчики в Национальной Армии Азербайджанской Демократической Республики в 1918-1920 годы? Сведения об этом можно найти в Азербайджанском государственном архиве новой истории. Министр обороны первой республики, полный генерал артиллерии Самед-бек Мехмандаров 22 января 1919 года направил на имя дипломатического представителя АДР в Грузинской Республике Мамед Юсиф-бека Джафарова (1885-1938) письмо следующего содержания:

"Высокочтимый Мамед Юсиф-бек!

Я доволен Вами и признателен за близкое участие в деле организации наших войск. Могу командировать к Вам для обучения радиотелеграфному делу двух офицеров или прапорщиков, двенадцать молодых людей с необходимым образованием. Прошу заблаговременно оповестить о времени их прибытия в училище.

Наряду с этим, прошу выяснить, возможен ли прием и азербайджанцев на тех же условиях в летное училище, находящееся в Тифлисе". А 14 сентября военный министр дал приказ о создании в армии авиаотряда. Девять человек, окончивших трехмесячные курсы в Тифлисском авиационном училище, вернулись в Азербайджан. Это прапорщики второго Бакинского полка Алигусейн Дадашев, Теймур Мустафаев, Гянджинский, подпоручик первого Джаванширского полка Алиев, капитан Фиридун Мирза Гаджар из первой артиллерийской бригады, прапорщики третьего Гянджинского кавалерийского полка Ахмедали Аждар Гасанзаде, Гарашаров и другие.

В архиве хранится и приказ N370 от 19 августа 1919 года за подписями генералов Самед бека Мехмандарова и Мамед бека Сулкевича о назначении военного летчика подпоручика Хан-Теймур-хана Афшара начальником авиаотряда при генштабе Азербайджанской Армии, с обеспечением соответствующего жалованья.

Проходит восемь месяцев. Чем отличились летчики новосозданного отряда за это время?

Об этом узнаем из телеграммы генерал-лейтенанта М.Сулкевича из Шуши в Баку, генералу-квартирмейстору (23 января 1920 года):

"Опыт грузинских летчиков по подавлению мятежа в Сванетии доказал действенность этого способа в труднопроходимых горных местностях. Среди грузинских летчиков был и лейтенант Макаев, сбросивший пятипудовую бомбу на восставшее село. Опытом можно воспользоваться с таким же быстродействующим результатом и в Зангезуре. Поддерживая телефонную связь с Тифлисом, выясните вопрос, переговорите с Захариадзе на грузинском языке. Можно направить один аэроплан, причем летчиком может быть Теймур-хан Афшар. Таким образом, грузины не нарушат военную конвенцию, запрещающую участие грузинских офицеров в наших внутренних экспедициях. Полеты будут короткими, радиус полета не будет дальше ста верст. Авиационная база в Шуше или в Ханкенди. Ответ сообщите мне телеграфом. 29 января буду в Ханкенди, 30-го - в Евлахе, а 31-го - в Баку, в этом случае ответ сообщить мне домой. Я дал поручение коменданту отправить вагон в Евлах.

Начальник Генерального штаба генерал-лейтенант Мамедбек Сулкевич".

Настал апрель кровавого двадцатого года. Большевистские войска с дашнакским охвостьем вторглись в нашу страну. На долю достойных сынов народа выпал тяжелый жребий - расстрелы, репрессии, ссылка. Жестокой волей красной инквизиции была придана забвению слава сотен азербайджанских офицеров и аскеров. Их имена остались лишь в протоколах судилищ и в воспоминаниях.

Документ, в котором мне еще раз встретилось упоминание о военном летчике нашей Национальной Армии Теймур-хане Афшаре - протокол допроса нашей первой пианистки, основательницы Восточной консерватории в Баку Хадиджа-ханум Осман гызы Гаибовой. Арестованная в 1933 году по обвинению в "шпионаже", через пять лет на допросе говорила: "Я знаю офицера-летчика Теймур-хана Афшара: (с ним) меня познакомил ныне разоблаченный как враг народа Чингиз Ильдрым".

Другие обстоятельства судьбы летчика мы узнали из книги маршала С.А.Красовского "Жизнь в авиации", изданной в 1960 году. На странице 46 автор сообщает, как в первые годы советской власти в авиаотряд набирали военные кадры из числа добровольцев.

"Помню, к нам прибыл Овшар (Афшар - Ш.Н.) - уроженец Ирана (Южного Азербайджана - Ш.Н.). Во время беседы выяснилось, что он был пилотом при мусаватском правительстве. На вопрос, не противоречит ли его убеждениям служба в Красной Армии, Овшар (Афшар)) ответил:

- Мои убеждения зависят от количества выплачиваемых денег.

Овшар (Афшар) - человек ненадежный, и мы не взяли его на должность летчика. Он устроился на работу в штаб воздушного флота Азербайджана. Поработав немного, Овшар вместе с женой-врачом сбежал в Иран". Ясно, что такой ответ азербайджанского летчика был вызван отнюдь не примитивной меркантильностью, он знал, с кем говорит, и не мог отвечать совершенно искренне; искренним было только желание не расставаться с любимой авиацией.

Да, Афшар мог выглядеть "ненадежным человеком" после вынужденной увязки убеждений с жалованьем, которую бдительный собеседник принял за чистую монету...

Нетрудно предположить, что дальнейшая судьба Теймур-хана Афшара мало чем отличалась бы от участи его соратников по Национальной Армии АДР Махмуда Махмудзаде, Теймура Мустафаева и других...

Сохранилось письмо Махмуда Махмудзаде из лагеря в печальной памяти Соловках, датированное 1927 годом.

Приведем строки из этого письма:
"...Я родился в 1896 году в Ленкорани. До тринадцати лет учился в школе. Выучил арабский и фарсидский языки, поступил в гимназию. 23 февраля 1918 года экстерном окончил гимназию. Оказался перед необходимостью, оставив незавершенным высшее образование, взять в руки оружие ради спасения моей земли от агрессоров. Начав с прапорщика кавалериста, перешел в артиллерию и в 1919 году поступил в Тифлисе в авиационное училище. В 1920 году вернулся в Баку. Генштаб Aзербайджанской Армии направил меня и моего друга в военно-воздушное училище.

Начальник училища, военный летчик Павлов, проверив наши авиационные знания, перевел нас всех от теории к практике. Нам поручили сборку гидросамолета М-5 под руководством старшины Карпузина. Моими сотоварищами были Теймур Мустафаев, Алигусейн Дадашев, Ахмедали Аждар Гасанзаде, Мелик Микаил Мирза.

После сборки испытательного самолета М-5 мы стали летать по очереди. В 1921 году первым совершил полет Теймур Мустафаев. После тренажа он получил звание военного летчика. 22 сентября 1922 года полетел и я. После меня к полетам допустили Алигусейна Дадашева и курсанта Асада Алиева. Алигусейн и я, сдав дополнительный экзамен, получили звание военного летчика. В 1923 году меня направили в Качинское военно-авиационное училище под Севастополем...

25 октября 1926 года я был арестован. Я спросил о причине, сказали, что в 1920-21-е годы ты вел в народе разговоры, связанные с национальным вопросом. Незадолго до меня арестовали моих друзей: Алигусейна Дадашева и Теймура Мустафаева. Нас по пятьдесят второй статье отправили сроком на пять лет в лагерь заключения на Соловецких островах..."

* * *

После напряженных поисков мне удалось разыскать только одного родича из упомянутых Махмудом Махмудзаде сослуживцев-товарищей - брата Теймура Мустафаева, аксакала Исрафил муаллима. Как по-детски расчувствовался до слез старый человек при упоминании имени забытого, запамятованного обществом брата!.. В голосе Исрафил муаллима сквозила тоска по брату:

- В двадцатые годы имя брата моего было легендой. Все от мала до велика гордились им. Отец и мать очень тревожились из-за "небезопасной" этой славы. Молились: "Не сочти это счастье чрезмерным, о Аллах..." Семья у нас была бедная. Отец плотничал. Со службой Теймура житье стало получше. Он был постарше меня, 1896 года рождения. В 1919 году, когда его приняли без всякой платы в школу, отец не мог нарадоваться.

В 1922 году Теймура Мустафаева дважды наградили как отличного пилота. 14 ноября он был награжден орденом Красного Знамени Республики. А ранее, в апреле морвоенком Республики за успехи в летной службе наградил его именными золотыми часами.

В 1924 году, совершая облет Каспия на высоте 500-600 метров, Т.Мустафаев заметил на поверхности моря маслянистые пятна нефти и сообщил об этом в наркомат нефтяного хозяйства. Степан Акимович Красовский, служивший в те годы в нашей республике, впоследствии маршал и Герой Советского Союза, пишет, что мы не ошибемся, если скажем, что первым наличие нефти на Каспии обнаружил азербайджанский летчик Теймур Мустафаев..

На исходе двадцатых годов начался один из первых инспирированных политических процессов. Обвинялись члены так называемой Промпартии. Якобы эта организация, объединявшая верхушку "буржуазно-технической" интеллигенции, опираясь на помощь из-за рубежа и прочих контрреволюционных сил, занималась вредительской деятельностью в различных отраслях советской промышленности и транспорта. По этому делу были арестованы многие известные в стране авиаконструкторы, летчики и инженеры.

Теймур Мустафаев тоже угодил в число этих мнимых "вредителей". По ложному, сфабрикованному обвинению он был в 1926 году арестован, осужден и сослан в Соловки, а затем переправлен в Караганду. Наш земляк, ставший одной из первых жертв сталинских репрессий, даже в тягчайших условиях режима находит поле приложения своих незаурядных творческих и организаторских способностей, участвуя в разработке новооткрытых каменноугольных месторождений. Ему доверяют ответственные должности в объединении "Караганда-уголь"; он вносит существенный вклад в изготовление газогенераторных установок, а в годы Великой Отечественной войны - весомую лепту в капитальный ремонт грузовых автомашин для фронта.

Казалось бы, зловещая "охота на ведьм" уходила в прошлое, и несправедливо загнанный в "места, не столь отдаленные" Теймур Мустафаев смог занять достойное место в обществе и снискать признание. Государство награждает его медалями: "За самоотверженный труд в Великой Отечественной войне", "За трудовое отличие", "За освоение целинных земель". Он удостаивался почетного звания горного инженера третьей степени. В 1976 году общественность Караганды отмечает юбилей - 80-летие Теймура Мустафаева, живущего и работающего вдали от родных краев.

В статье В.Жилкина, опубликованной в газете "Индустриальная Караганда" 27 сентября того же юбилейного года, читаем:

"Этого худощавого, не по годам подвижного человека с теплой и приветливой улыбкой на лице знают многие жители шахтерской Караганды как доброго и отзывчивого человека. Одним он помогает добрым советом, другим - непосредственным участием в разрешении жилищно-бытовых неурядиц. Уже много лет Тимур Расулович Мустафаев является общественным инспектором городского комитета народного контроля, он же член постоянной жилищно-бытовой комиссии горисполкома. Ему доверено выполнять столь важные общественные обязанности.

Большая жизнь за плечами у старейшего жителя и первостроителя Караганды Мустафаева. В нашем городе он живет и трудится вот уже почти полвека. 1930 год. Начало организации угольной промышленности в Казахстане. Росла и развивалась Караганда, увеличивалось ее автохозяйство. Автомашин становилось все больше, но водителей не хватало. Работая механиком гаража, Мустафаеву приходилось организовать курсы шоферов, самому вести занятия.
Сотни водителей воспитывал, привил им любовь к профессии Тимур Расулович.
Грозные годы Великой Отечественной войны. Тимур Расулович руководит ремонтом автомашин для фронта. По его инициативе бензиновые автомобили своими силами переоборудуются в газогенераторные, работающие на буром угле, добываемом в Михайловском разрезе. Это дало возможность сэкономить для нужд фронта сотни тонн бензогорючего.
Отшумели фронтовые годы. Мустафаев занимается организацией строительства Тихоновской, Ново-Майкудукской, Пришахтинской автобаз и авторемонтных мастерских.
40 лет отдал автотранспортному делу старый автомобилист и все время - в Караганде. За свой труд он имеет много наград и поощрений. Без всякой вины отторженный от любимого летного дела, от родного Азербайджана, хлебнувший лиха в соловецкой неволе, уже в преклонные годы Теймур Мустафаев несколько раз приезжал в качестве гостя на свою родную землю. Не раз обращался в высокие инстанции с целью получить право на жительство в родном Азербайджане, но бездушные чиновники отвечали отказом под разными невразумительными предлогами...

В Караганде, где в 1981 году окончил свою многострадальную, но достойную, светлую жизнь Теймур Мустафаев, живут двое его сыновей. Старший, Юсиф, - горный инженер, а младший сын, Искендер, продолжает прерванный в ореоле начавшейся молодой славы полет отца, - он стал летчиком.

Все возвращается на круги своя.

Первоистоки помогают идти в будущее, невзирая на преходящие затмения исторической памяти. Правда пробивает себе путь. Сегодня забытые имена славных сынов и дочерей возвращаются народу.

Среди них имена таких пионеров азербайджанского авиаторства, как Фаррух ага Гаибов, Теймур-хан Афшар, Махмуд Махмудзаде, Теймур Мустафаев, Алигусейн Дадашев, Мелик Микаил Мирза, Асад Алиев, Ахмедали Аждар Гусейнзаде. Их жизненный и ратный путь заслуживает бережного изучения.

Вечная им память!

Перевод Сиявуша МАМЕДЗАДЕ

Ziyadli
28.04.2007, 15:07
<div class='quotetop'>Цитата(Prosecutor @ 8.4.2007, 21:13) 49134</div>
Я думаю, можно, тем более, если это касается офицеров Дикой Дивизии, ведь там наряду с азербайджанцами служили и все наши мусульманские братья с Северного Кавказа.
[/b]
У меня прадед служил в Дикой Дивизии. Потом был полковником армии АДР

Prosecutor
28.04.2007, 17:31
<div class='quotetop'>Цитата(Ziyadli @ 28.4.2007, 5:07) 54899</div>
У меня прадед служил в Дикой Дивизии. Потом был полковником армии АДР
[/b]

Если у тебя есть что рассказать о нем, было бы интересно послушать.