PDA

Просмотр полной версии : ЗАКОН ИБН ХАЛДУНА


korvin
01.02.2007, 11:10
я было на секунду поверил в эволюционную способность власти и тут нарываюсь на эту длинющую но очень интересную стаью
<div class='quotetop'>Цитата</div>http://zerkalo.az/rubric.php?id=13166&...o=1&yr=2007 (http://zerkalo.az/rubric.php?id=13166&dd=27&mo=1&yr=2007)
Сб. , Янв. 27, 2007
ОКОНЧАТЕЛЬНО ВСТУПИТ В СИЛУ "ЗАКОН ИБН ХАЛДУНА",


если не произойдет кардинальной смены правящего курса...


И.БАЯНДУРЛУ


Недавно известный российский философ Николай Розов опубликовал наукоемкую статью "Закон Ибн Халдуна. К чему может привести рост коррупции и силового принуждения в России". В этом, несомненно, блистательном образце научно-популярного творчества автор обратился к труду известного египетского теолога, обществоведа и государственного деятеля XIV века Ибн Халдуна (1332 - 1406) "Ал-Мукаддима", или "Введение к Большой истории". Надо сказать, что российский ученый пришел к выводу, что "тревожные тенденции политических, экономических и социальных изменений в России показывают неадекватность привычных схем их осмысления". И речь здесь идет о таких и нам, азербайджанцам, знакомых явлениях, как "неуклонный рост давления государственного класса (чиновничества и силовых структур) на бизнес, общественные и политические движения, СМИ, образовательные учреждения".
Вводная часть указанной статьи содержит тезис, который практически всецело применим к ситуации в Азербайджане. И я хотел бы передать его словами самого автора. Итак, вот что пишет Розов: "Особенности "габитуса" отечественного политического класса показывают, что европейские "концептуальные одежды" узковаты для фигур современных российских руководителей, чиновников и "силовиков" с их могучими аппетитами и безоглядной жаждой наживы. Более адекватными, как это ни странно, представляются модели, построенные на основании наблюдения за сменой правящих группировок в средневековом Египте".
Далее, автор "анатомирует" концепцию Ибн Халдуна, указывая на ключевое понятие средневекового учения "асабия". Из всех имеющихся коннотаций этого понятия (отвага, воодушевление, сила духа, справедливость, честь, чувство собственной правоты) Розов отдает предпочтение пониманию асабии как "воинственной сплоченности". Но далее он использует данный термин без перевода "асабия".
Для полноты понимания концепции Ибн Халдуна целесообразно предложить читателю следующую трактовку Николая Розова одного из основных выводов "Ал-Мукаддима": "Лидер захватившей власть группы стремится монополизировать славу победы и, соответственно, право властвовать. Он ведет жесткую борьбу с теми, с кем совсем недавно был равным или почти равным. Приспешники рекрутируются из низов, чтобы у них не возникало лишних амбиций. Система власти иерархизируется. Место прежнего содружества с высокой асабией занимает наемничество, которому отнюдь не присущи самоотверженность и сплоченность".
Профессор Розов обратил внимание и на другой фактор, раскрытый Ибн Халдуном еще в XIV веке. Фактор, который до сих пор влияет на социально-экономические и политические процессы в странах, где правят постсоветские авторитарно-коррупционные режимы. Речь идет о "естественном стремлении правителей к роскоши (в современных терминах - к престижному потреблению)".
Согласно Халдуну, роскошь утверждает статус и власть. А поскольку "для нижестоящих чиновников высшим образцом для подражания являются властители, а сами властители не могут допустить, чтобы кто-то из подчиненных превосходил их в роскоши, то тяга к престижному потреблению быстро передается сверху вниз и снизу вверх".
Далее, в статье Розова содержится русскоязычная формулировка грандиозного вывода средневекового ученого, который можно назвать диагнозом общественно-политических и социально-экономических болезней, которыми поражена и наша страна: "Кроме того, поскольку роскошь и покой правителей прямо зависят от сохранения власти, то стремление сохранить ее любой ценой становится довлеющим. Не только интересы рядового населения, но даже стабильность общества и самого государства подчиняются этим мотивам".
Поразительно актуален для нас и набор мероприятий, к которым прибегают правящие круги (клан, трайб, династия), чувствующие опасность потери, могущества для "укрепления своей славы и значимости в глазах населения и других держав, а также на укрепление авторитета в глазах приспешников". Не имея никаких политологических оснований на внесение корректив, я осмелюсь предложить вам полный список действий, используемых, согласно Ибн Халдуну, слабеющей, но пытающейся удержать власть правящей группой, в изложении Николая Розова.
Итак, слабеющая правящая группа, дабы удержать власть:
- начинает монументальное строительство ("правитель расходует свою энергию на строительство монументальных сооружений, гигантских строений, больших городов и высоких построек");
- пытается повысить дипломатический престиж страны ("дары благородным посольствам из других держав и племен");
- одаривает своих приспешников;
- демонстрирует силу и благоденствие ("устраиваются смотры своим войскам, им хорошо платят, что проявляется в роскоши их одеяний и блеске их вооружения").
Имеет смысл поделится и с розовской формулировкой главного вывода, или, если хотите, закона Ибн Халдуна: "Правящий класс, достигший полной монополии власти, с течением времени разрастается и увеличивает свои потребности, что снижает его способность АДЕКВАТНО РЕАГИРОВАТЬ на ИСТОЩЕНИЕ общественных ресурсов, упадок хозяйственной активности, обнищание и деградацию населения, утрату могущества. В этих условиях ПОПЫТКИ ДЕМОНСТРАЦИИ МОЩИ и благоденствия перед внешними соперниками и своим населением, подкуп приспешников МОГУТ ОТСТРОЧИТЬ, но НЕ МОГУТ ПРЕДОТВРАТИТЬ крах режима и СМЕНУ ВЛАСТИ".
К этой формулировке необходимо добавить, что Розов обнаружил в "Законе Ибн Халдуна" другую, не менее интересную и важную социально-политическую формулу. Она сводится к тому, что действия правителей, направленные на утверждение своей власти, демонстрацию мощи и благоденствия, "являются до некоторого момента адекватными компенсаторными ответами (повышают внешнюю и внутреннюю легитимность и продлевают стабильное состояние)". Однако при изменившихся условиях те же ответы оказываются уже неадекватными, провоцируют конфликты, кризисы и коллапс системы.
В качестве, так сказать, справки для моралистов от родимой власти, которые день и ночь трубят о сохранении ценностей национального менталитета, сообщу, что в своей статье российский философ затронул и тему морали. Он к месту заметил, что "уровень морали - это переменная, прямо зависящая от социальных условий, возможностей и ограничений, для реализации обычных человеческих потребностей". Розов правильно пишет о том, что "если условия таковы, что достичь всего этого можно, только резко снизив прежние нравственные ограничения, то большинство их снижает, и только одиночки, "дон кихоты" борются, нередко ломаясь или погибая".
Нельзя не сказать, что, применив обществоведческие тезисы Ибн Халдуна к российским, для политологического осмысления российской действительности, Розов приходит к выводу, который в известной степени применим и к Азербайджану.
По его мнению, главная причина сохраняющегося видимого благополучия в стабилизирующей роли выгодной пока конъюнктуры мировых цен на нефть. "Причем экспортные доходы питают немалую часть средних слоев, обслуживающих сырьевую олигархию и сливающуюся с ней чиновничье-силовую олигархию",- пишет российский исследователь.
И, наконец, последний основополагающий фактор, который описал в своей статье Розов, и который в известных дозах уже проявляет себя в Азербайджане, это "грызня группировок силовой олигархии за власть и контроль за финансовыми потоками". По мнению российского доктора философских наук, "..эта грызня предусматривает как прямые удары по враждебным группировкам, так и провоцирование их на САМОУБИЙСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ БЕЗ УЧЕТА ПОСЛЕДСТВИЙ ДЛЯ СТРАНЫ".
Николай Розов приходит к неутешительному для почти всех постсоветских элит выводу о том, что "сложные ХАОТИЧЕСКИЕ ИГРЫ, в которые ИГРАЕТ САМА с СОБОЙ СИЛОВАЯ ОЛИГАРХИЯ, уже ЛИШАЕТ ее КОНТРОЛЯ за инициированными ею же ПРОЦЕССАМИ".
А теперь попытаемся более пристально посмотреть на процессы, протекавшие (протекающие) и в Азербайджане через призму "Закона Ибн Халдуна". Сразу же предупрежу, что ситуация у нас отягощена рядом еще более опасных параметров, проистекающих из специфики азербайджанских реалий.
В первую очередь следует отметить, что само становление и дальнейшее структурирование власти происходило почти в соответствии с формулой Ибн Халдуна. Те, кто в 1993 году закладывал основы существующей нынче системы власти, представляли собой группу людей, которых можно условно назвать "асабией". Эти люди, скажем, большинство из 91-го подписантов знаменитого обращения, находясь в оппозиции, рискуя своей безопасностью и проявляя ту самую "воинственную сплоченность", вели полулегальную политическую борьбу, сопряженную с опасностью, вплоть до физического устранения.
Конечно же, уже тогда многие из них вовсе не были чисто идеалистами. Но в их мотивации в определенных пределах все же присутствовал порыв помочь родине, перевернуть ход карабахской войны, достичь политической стабильности, и так далее.
Однако после прихода к власти и ее упрочения ныне правящая группа через многоступенчатый и противоречивый процесс централизации стала трансформироваться в довольно сложный многоэлементный организм. Вопреки жесткой политической централизации и концентрации власти в одних руках, уже в 96-97 годах этот организм стал подвергаться динамичной олигархизации преимущественно по средневековому, египетскому, или, иначе говоря, "ибнхалдуновскому" сценарию.
По ходу этого естественно-исторического сценария мы были свидетелями того, как был политически, и почти насильственно, выдавлен из властной обоймы Расул Гулиев - первый же "приспешник", бунтарским образом покусившийся на статус первого правителя.
А уже потом стремительно развернулся следующий этап - фаза рекрутирования приспешников из низов трайбовой среды. При этом отбор базировался на принципах регионализма и отсутствия политических амбиций, что свойственно как раз азиатским автократиям, сущность которых не претерпела серьезных изменений со средневековья. На управленческой сцене появилась целая плеяда бюрократов-приспешников, которых и можно условно назвать "приспешниками-наемниками".
Что касается фактора стремления правящей группы к роскоши, то он в Азербайджане буйствует. Причем, это происходит в условиях массового психологического синдрома, суть которого в том, что основная часть общества совершенно резонно ощущает себя отлученной от управления страной, лишенной легально воздействовать на поведение правительства, утратившей право на достойную долю национального экономического пирога.
Также мы наблюдаем в Азербайджане пристрастие правящих кругов к разным формам монументализма, начиная от реализации строительных проектов, заканчивая экономико-статистическими "монументальными салютами". То же самое можно сказать о применимости к нашей стране и других пунктов вышеприведенного списка действий хиреющей власти.
Стоит только добавить, что современный мир пребывает в условиях ожесточенной геополитической схватки нескольких мировых центров силы и стремительной межцивилизационной диффузии. И геополитическая схватка и межцивилизационная диффузия катализируются фантастической информационной коммуникативностью мира.
Поэтому такая задача, как повышение дипломатического престижа страны "через одаривание благородных посольств из других держав и племен", постепенно превращается в непосильную ношу для правящих кругов. Вспомним хотя бы политические скандалы вокруг неподкупных европейцев Гросса, Херкеля или норвежского посла Гила.
Как, впрочем, и демонстрация силы и благоденствия через "устроение смотров своих войск, которым правитель хорошо платит", не дает ощутимого внутри - и внешнеполитического эффекта по тем же вышеозначенным причинам. Достаточно сказать, что резкое повышение зарплаты правоохранительным органам, в результате которого недоверие и неприязнь граждан к государственным институтам утроилась, лишь подняло градус социально-психологической напряженности в стране.
Теперь обратимся к фактору "НЕАДЕКВАТНОСТИ РЕАГИРОВАНИЯ на ИСТОЩЕНИЕ общественных ресурсов, упадок хозяйственной активности, обнищание и деградацию населения, утрату могущества". И здесь очевидно его присутствие. Обратите внимание на полный раздрай, разноголосицу в комментариях разных правительственных чиновников страны относительно одного и того же экономического решения правительства. Фактически правящие круги не располагают консолидированно согласованной между собой и наукоемко выработанной экономической концепцией, АДЕКВАТНО СЛОЖИВШЕЙСЯ В СТРАНЕ СИТУАЦИИ.
"Фактор грызни", изложенный Розовым, комментировать практически нечем. Можно только сказать, что каждая из внутривластных группировок так или иначе патронируется извне, то есть крупными геополитическими игроками, осуществляющими в Азербайджане противоречащие друг другу внутриполитические комбинации.
А что касается хаотических политических игр отечественной олигархии, то они не менее самоубийственны, чем в средние века. Так что пора, господа, перестать заниматься сеянием хаоса и начать подлинное реформирование страны и ее модернизацию. А то... "наступит Ибн Халдун".
[/b]

Mortima
01.02.2007, 13:11
мне анализ показался примитивным

Durna
01.02.2007, 13:26
<div class='quotetop'>Цитата(Mortima @ 1.2.2007, 12:11) 36205</div>
мне анализ показался примитивным
[/b]
Мортима, а могли б Вы более подробно показать в чем примитивизм и кто примитивен – Ибрагим, Розов или Ибн Халдун.

Ашина
01.02.2007, 15:15
<div class='quotetop'>Цитата(Mortima @ 1.2.2007, 11:11) 36205</div>
мне анализ показался примитивным
[/b]

Тут вот что. Ибн-Халдун имел перед глазами весьма специфическую власть. Мамлюки. Тюркские, а потом черкесские правители Египта. "Асабийя" - производное от смеси арабского рыцарского кодекса "фирусийа", тюркскского (в его северокавказском варианте) и черкесского этикета.

Чтобы применять такие аналогии, нужно быть очень осторожным.

Гебер на Дейазе дал как психолог очень интересную трактовку Макиавелли. Рассмотрел контекст и объяснил, почему и зачем он так написал своего "Государя". Потом он увлёкся Сунцзы и поплыл... начисто забыл о бедном Николо. Хорошо бы ему ему подсунуть Ибн-Халдуна и послушать, что он скажет.

Mortima
01.02.2007, 15:33
<div class='quotetop'>Цитата(Ашина @ 1.2.2007, 14:15) 36265</div>
Тут вот что. Ибн-Халдун имел перед глазами весьма специфическую власть. Мамлюки. Тюркские, а потом черкесские правители Египта. "Асабийя" - производное от смеси арабского рыцарского кодекса "фирусийа", тюркскского (в его северокавказском варианте) и черкесского этикета.

Чтобы применять такие аналогии, нужно быть очень осторожным.

Гебер на Дейазе дал как психолог очень интересную трактовку Макиавелли. Рассмотрел контекст и объяснил, почему и зачем он так написал своего "Государя". Потом он увлёкся Сунцзы и поплыл... начисто забыл о бедном Николо. Хорошо бы ему ему подсунуть Ибн-Халдуна и послушать, что он скажет.[/b]

не нада ! :aaa: