PDA

Просмотр полной версии : Азербайджан: Лжесекуляризм и политическое будущее


Amanda
22.02.2014, 20:41
Азербайджан: Лжесекуляризм и политическое будущее

Четверг, 10 октября, 2013 - 01:15, by Эльдар Мамедов

НОВОСТИ / АНАЛИТИКА. Существует одна тема, не получившая в ходе предвыборной кампании в Азербайджане того внимания, которое она заслуживает. Это тема роли ислама в обществе.

Президент Ильхам Алиев пытается сегодня действовать на два фронта, принимая ислам, когда это соответствует политическим целям его администрации, и разыгрывая экстремистскую карту против верующих, расходящихся с его генеральной линией.

На протяжении большей части постсоветской эпохи Азербайджан, особенно в период пребывания у власти Гейдара Алиева, прочно стоял на светских позициях. Однако Ильхам Алиев – сын Гейдара Алиева и его политический наследник – в последнее время стал осуждать некие «исламофобские силы», которые вкупе с так называемым армянским лобби якобы проводят «грязную кампанию» по очернению имиджа Азербайджана. Следуя обозначенной руководителем линии, один из главных помощников президента, Али Гасанов, недавно объявил о намерении Азербайджана выделить средства на укрепление «исламской нравственности и борьбу с исламофобией». Кроме того, он заявил, что «государственное управление в большинстве исламских стран лучше, чем в Европе».

Хотя представители высших эшелонов власти сегодня претендуют на терпимое отношение к исламским ценностям, если не их защиту, Азербайджан последовательно подвергается критике со стороны как отечественных, так и зарубежных правозащитников за жесткое обращение со своими мусульманами консервативного толка. Озабоченность вызывают, среди прочего, регулярные аресты и жестокое обращение с религиозно настроенными активистами, закрытие мечетей, запрет на ношение хиджаба в учебных заведениях, строгий контроль над распространением религиозной литературы и ограничения, накладываемые на деятельность независимых религиозных объединений. В частности, в недавнем отчете правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч» говорилось о трех исламских активистах, арестованных по подложным обвинениям и подвергшимся жестокому обращению со стороны властей за мирное исповедование своих взглядов: это популярный шиитский духовный деятель Талех Багиров, а также журналисты исламских Интернет-порталов Араз Гулиев и Ниджат Алиев.

Хотя позиция администрации может показаться на первый взгляд противоречивой, в ней прослеживается определенная логика: Алиев готов проводить любую политику, работающую на укрепление его администрации. Вместе с тем он готов подавлять все, хоть сколько-нибудь напоминающее активную независимую гражданскую позицию, будь то светского или религиозного свойства. Режим не выступает ни за секуляризм, ни за ислам, он – за сохранение собственной власти. В результате он поддерживает все, что так или иначе укрепляет его контроль над обществом и выступает против всего, что может ослабить этот контроль. И ислам, и светская модель государственности являются лишь средствами достижения этой основополагающей цели.

Активный прирост количества мусульманских верующих в Азербайджане заставляет алиевскую администрацию задуматься о необходимости добиваться расположения этой группы населения. Отсюда и попытки укрепить свою исламскую репутацию путем позиционирования режима как защитника исламских ценностей. И наоборот, оппозицию пытаются представить сборищем развращенных космополитов без роду и племени. Присутствует здесь и международная составляющая: выделение средств на исламское дело или спонсирование таких мероприятий, как Исламские игры солидарности, является дипломатическими инвестициями во взаимоотношения с влиятельными мусульманскими государствами, включая Турцию, Пакистан, Саудовскую Аравию и Индонезию.

Но у этой политики есть свои пределы. Когда исламская деятельность переходит установленные государством границы и начинает включать в себя более широкие аспекты, такие как социальная справедливость, коррупция и свобода личности, власть тут же занимает светскую позицию и предпринимает шаги по нейтрализации того, что она преподносит как исламский экстремизм.

Как и в случае с культивированием поддержки со стороны мусульман Азербайджана, эта стратегия имеет свое внутреннее и внешнее измерение. Режим пытается путем запугивания заставить отечественных сторонников светской модели государственности поддерживать алиевскую администрацию, изображая оппозицию как крайне происламскую. Некоторые исламисты действительно смыкаются с оппозицией, но главным образом по той причине, что считают политику Алиева антирелигиозной. Внешне же, особенно перед своими западными партнерами, режим по-прежнему позиционирует себя маяком светской государственности в мусульманском мире, отчасти чтобы отвести от себя критику в связи с плохим управлением и нарушениями прав человека.

Попытка Алиева манипулировать исламом и секуляризмом – опасная игра. Угроза Азербайджану со стороны исламских фундаменталистов – исповедующих крайние формы идеологий, уходящих своими корнями либо в Иран, либо в Саудовскую Аравию, – является реальной. Подвергая репрессиям политическую деятельность шиитов, власти при этом терпимо относятся к распространению гораздо более консервативной в социальном плане идеологии салафитов родом из Саудовской Аравии. Объясняется такая разница в подходе тем фактом, что шииты бросают вызов алиевской администрации, тогда как салафиты всячески стараются демонстрировать лояльность властям.

В настоящее время исламисты не представляют угрозы для администрации Алиева. Однако политика одновременного умиротворения и подавления исламистов может со временем толкнуть их на то, чтобы бросить вызов властям. Остается только надеяться, что в случае достижения такой стадии светские либералы Азербайджана окажутся мудрее своих коллег из Египта и сумеют не допустить использования режимом исламистской угрозы в качестве оправдания своему желанию удержаться у власти.