PDA

Просмотр полной версии : Маркар Мелконян. "Путь моего брата"


Dismiss
25.02.2010, 17:45
учитывая что в прошлых письмах про Мелконяна в ООН никто не писал, подозреваю это моя заслуга
Будет кстати вспомнить отрывок из книги Маркара Мелконяна (http://www4.disput.az/index.php?showtopic=143186) про Монте (в твоем переводе):

Как только он (Монте) прибыл в Ходжалы, в ответ на отчет о захвате, он начал собирать вместе кусочки истории резни, которая случилось возможно за час до его прибытия.
Приблизительно в 11 часов вечера, около 2000 армянских боевиков, приблизились через высокую траву к Ходжалы с трех сторон, вынуждая сельчан направиться в открытую сторону на восток. К утру 26 февраля, беженцы достигли восточного пика и начали спускаться по склону к спасению в направлении азербайджанского Агдама, где то в 6 милях. Там среди холмиков, уже видевших свое спасение, солдаты Нагорного Карабаха их и настигли. "Они просто стреляли, стреляли и стреляли", - беженка Раиша Асланова потому рассказывала расследующим из Human Rights Watch. Солдаты Арабо затем вытащили из ножен свои ножи и начали резать.
К этому моменту, единственным звуком был звук ветра свистящего через сухую траву, ветра, который был слишком ранним, чтобы сдуть зловоние трупов. Монте прибыл в Мартуни всего двадцать-два дня назад и вот уже он прошел через два поля смерти вымоченных в свежей крови пленных и невооруженных мирных жителей (мой прим. имеется ввиду Карадаглу и Ходжалы).

Солдаты Арабо и Арамо показали 38 пленных, включая нескольких женщин и других нонкомбатантов, в канаве на окраине деревни. Один из пленных в канаве, вытащил гранату спрятанную в забинтованной руке и бросил их под ноги своему охраннику, которая при взрыве оторвала часть его ноги.

Солдаты Арабо и Арамо и так хотели отомстить за смерть своего товарища, погибшего вчера, и начали закалывать ножами и расстреливать всех пленных до последнего. Шрам Эдо, один из пяти ребят из "Патриотического отряда" из Ашдарака, присоединился к ним тоже, обливая нескольких раненных солдат бензином и бросая в них подожженные спички. К тому моменту когда Монте подошел к канаве на окраине деревни, там была только куча останков.
Монте шел через траву, где женщины и девочки разрозненно лежали как сломанные куклы. "Нет дисциплины" бормотал он. Он знал важность этой даты: это была четвертая годовщина анти-армянского погрома в городе Сумгаит. Ходжалы был стратегической целью, но он также был актом мести.
Markar Melkonian. My Brother’s Road: An American’s Fateful Journey to Armenia. Pages 213—214. I. B. Tauris, London, 2005"

Dismiss
25.02.2010, 17:55
Хорошо бы всю книгу перевести. Странно, что до сих пор этого не сделано.
Лучшего свидетельства не найти.

http://armenianamerica.files.wordpress.com/2009/02/my_brothers_road_large_cover.jpg

Dismiss
25.02.2010, 18:34
В обвинении тоже отражены факты, засвидетельствованные Маркаром Мелконяном:Военная прокуратура Азербайджана передала в Национальное бюро Интерпола для объявления в международный розыск список 38 лиц, обвиняемых в участии в геноциде азербайджанского населения города Ходжалы в феврале 1992 года. Об этом говорится в поступившем в Turan сообщении пресс-службы Военной прокуратуры Азербайджана.
В этом списке офицеры дислоцированного в Ханкенди 366-го российского полка, сотрудники правоохранительных органов бывшей Нагорно-Карабахской автономной области и жители Карабаха армянской национальности.
Среди них: командир 366-го полка Юрий Зарвигоров, начальник штаба 1-го батальона 366-го полка Валерий Читчаян, начальник разведки 366 полка Вачаган Айриян, командир 11-го полка (Внутренних войск) Погос Абрамян, еще 14 военнослужащих 366-го полка главным образом армянской национальности.
Кроме того, начальник Ханкендинского городского отдела внутренних дел Армо Абрамян, начальник Аскеранского РОВД Маврик Гукасян и еще группа сотрудников милиции, а также ряд других высокопоставленных лиц.
Они обвиняются по статьям Уголовного кодекса Азербайджана: 103 (геноцид), 107 (депортация и принудительное выселение населения) 113 (пытки), 115.4 (нарушение законов и обычаев войны), 116.0.17 (изнасилование).
Следствием установлено, что массовые убийства азербайджанского населения происходило при захвате города в ночь на 26 февраля. Более того, захватчики преследовали и убивали людей, пытавшихся бежать :excl: на территорию Агдамского района. В сообщении приводится статистика убитых у конкретных населенных пунктов.
Невиданным зверствам в нарушение международных конвенций и норм международного гуманитарного права подвергались пленные. С них снимали скальпы, отрезали уши, носы, половые органы, в качестве “жертвоприношения” азербайджанцам отрезали головы на армянских могилах.
В ходе следствия в качестве свидетелей и потерпевших были допрошены 2213 свидетелей и проведено более 800 экспертиз.
В сообщении также указывается о продолжении следственно-оперативных мероприятий по сбору материалов и привлечению к следствию участвовавшего в геноциде жителей Ходжалы командира 2-го батальона 366 полка Сейрана Оганяна, (ныне министр обороны Армении), командира 3-го батальона 366-го полка Евгения Набоких, а также установлению других лиц, причастных к массовым убийствам и жителей азербайджанских сел Мешали, Гарадглы, Баганис Айрым и др. --06D--

Dismiss
25.02.2010, 18:35
азербайджанцам отрезали головы на армянских могилах.О том, что это не пропагандистская выдумка, как пытаются внушить армяне, также говорится в книге Маркара Мелконяна:

В ноябре 1990 года, Кечял (один из Арабо), украл молодого активиста из Азербайджанского Народного Фронта, из деревни через границу. Молодой азербайджанец, Саид провел месяц, прикованный к стене на даче вблизи Еревана. В Канун 1991-го Нового Года, Кечял с парой товарищей, включая местного полицейского офицера и их друга Ардага, повел пленного на вершину Ераплюра, холма с кладбищем вблизи Еревана. Там они поставили Саида на колени под деревом вблизи могилы их друга, боевика по имени Харут. Затем Кечял, отец троих детей, начал резать горло Саида тупым ножом. В начале Саид кричал, но через какое то время крик сменился стоном и бульканьем. В конце Ардаг уже не мог дальше слушать, он вонзил нож в грудь Саида, положив этому конец. Они дали крови Саида вытечь на могилу Харута и затем ушли.

Dismiss
26.02.2010, 11:28
Мы это не забудем! Мы это не простим!

http://turan.info/68-godovshhina-rezni-v-xodzhaly.htmlКнига Маркара Мелконяна с отрывками, переведенными Пратером, является бесценным свидетельством зверств армянской стороны в Ходжалах. Еще раз сожалею, что она не переведена полностью.

For English speaking users of ATC:

Может, поделим на главы и возьмемся переводить сами? Распределим между нами и переведем. Обязуюсь сама перевести часть текста и отредактировать весь текст после того, как вся книга будет переведена.

Что скажете?

Dismiss
26.02.2010, 12:58
Может, поделим на главы и возьмемся переводить сами? Отдельные главы были уже переведены:

Путь моего брата (http://aniv.ru/view.php?numer=14&st=2)

из одноименной книги Маркара МЕЛКОНЯНА (Лос-Анджелес, США)

Ашина
26.02.2010, 14:01
Книга Маркара Мелконяна с отрывками, переведенными Пратером, является бесценным свидетельством зверств армянской стороны в Ходжалах. Еще раз сожалею, что она не переведена полностью.

For English speaking users of ATC:

Может, поделим на главы и возьмемся переводить сами? Распределим между нами и переведем. Обязуюсь сама перевести часть текста и отредактировать весь текст после того, как вся книга будет переведена.

Что скажете?

Я готов поучаствовать.

Ziyadli
26.02.2010, 14:47
Я готов поучаствовать.
И я готов

Dismiss
26.02.2010, 14:53
Я готов поучаствовать.Спасибо, Ашина!

Вот содержание книги:

My Brother's Road
Table of Contents

PROLOGUE: Funeral, 1993
MAPS
PART ONE: Choosing Ancestors
CHAPTER 1: Small Town Kid
CHAPTER 2: A Riddle
CHAPTER 3: Stories of Forebears
PART TWO: Departures
CHAPTER 4: The Open Road
CHAPTER 5: Pilgrimage
CHAPTER 6: Time of Turmoil
PART THREE: The Secret Army
CHAPTER 7: Underground
CHAPTER 8: Terrorist Suspect
CHAPTER 9: Martyrdom
PART FOUR: Everywhere Walls
CHAPTER 10: Good-Doer
CHAPTER 11: Serving Time
CHAPTER 12: Wandering through Ruins
PART FIVE: Armenia at Last
CHAPTER 13: Bitter Bread
CHAPTER 14: “Call Me Avo”
CHATPER 15: Discipline Problems
PART SIX: Other Mountains
CHAPTER 16: A Proper Army
CHAPTER 17: Come in, Zero-Zero
CHAPTER 18: Leave Like Water
EPILOGUE: The View from Yeraplur
NOTES
GLOSSARY
FURTHER READING
ACKNOWLEDGMENTS

У нас есть скан только 15-й главы. С нее и можно будет начать. А за это время нужно будет заполучить саму книгу, чтобы просканировать остальное.

Выберите те страницы, которые можете перевести вы, а я распределю остальное.

Dismiss
26.02.2010, 14:58
И я готовОтлично! После того, как Ашина выберет свой объем, мы с тобой поделим оставшиеся страницы, если больше никто не вызовется.
Надо учесть, что часть (http://www.atc.az/forum/showpost.php?p=313708&postcount=754) текста уже переведена Пратером.

Пратер, если есть еще переведенные куски, скинь их сюда, пожалуйста.

Ашина
26.02.2010, 15:19
Спасибо, Ашина!

Вот содержание книги:

My Brother's Road
Table of Contents

PROLOGUE: Funeral, 1993
MAPS
PART ONE: Choosing Ancestors
CHAPTER 1: Small Town Kid
CHAPTER 2: A Riddle
CHAPTER 3: Stories of Forebears
PART TWO: Departures
CHAPTER 4: The Open Road
CHAPTER 5: Pilgrimage
CHAPTER 6: Time of Turmoil
PART THREE: The Secret Army
CHAPTER 7: Underground
CHAPTER 8: Terrorist Suspect
CHAPTER 9: Martyrdom
PART FOUR: Everywhere Walls
CHAPTER 10: Good-Doer
CHAPTER 11: Serving Time
CHAPTER 12: Wandering through Ruins
PART FIVE: Armenia at Last
CHAPTER 13: Bitter Bread
CHAPTER 14: “Call Me Avo”
CHATPER 15: Discipline Problems
PART SIX: Other Mountains
CHAPTER 16: A Proper Army
CHAPTER 17: Come in, Zero-Zero
CHAPTER 18: Leave Like Water
EPILOGUE: The View from Yeraplur
NOTES
GLOSSARY
FURTHER READING
ACKNOWLEDGMENTS

У нас есть скан только 15-й главы. С нее и можно будет начать. А за это время нужно будет заполучить саму книгу, чтобы просканировать остальное.

Выберите те страницы, которые можете перевести вы, а я распределю остальное.

Здесь 14-15 страниц?

Давайте - с другой стороны. Я начну сгодня вечером где-то с 22.00 по Москве. Пусть все, кто хочет возьмёт свою часть, а я к завтрашнему дню переведу весь остаток.

Можно отметиться здесь же в теме. Я посмотрю, что осталось, и начну передводить - с первой страницы остатка.

Ziyadli
26.02.2010, 15:22
Беру. Правда, у меня русский немного корявый. Но я думаю, главное не стиль

CHAPTER 16: A Proper Army
CHAPTER 17: Come in, Zero-Zero

Dismiss
26.02.2010, 15:32
CHAPTER 16: A Proper Army
CHAPTER 17: Come in, Zero-ZeroГардаш, у нас скан только 15-й главы на сегодняшний день. Книги на руках еще нет, довольствуемся тем, что в свое время просканировал Пратер. Так что нужно выбирать из них. Давай так:

Зиядлы, ты бери середину - стр. 210-215 (http://www.atc.az/forum/showpost.php?p=313878&postcount=775),

Ашина - вы берите конец - стр. 216-221,

Дисмисс - а я возьму начало - плюс редактирование всей главы.

Dismiss
26.02.2010, 15:33
Правда, у меня русский немного корявый. Но я думаю, главное не стильСтиль я подредактирую, тем более что у меня объем перевода поменьше, чем у тебя с Ашиной.

Ziyadli
26.02.2010, 15:35
OK

Xan
26.02.2010, 15:46
For English speaking users of ATC:

Может, поделим на главы и возьмемся переводить сами? Распределим между нами и переведем. Обязуюсь сама перевести часть текста и отредактировать весь текст после того, как вся книга будет переведена.

Что скажете?

Готов взять на себя одну главу. Только скажите какую и пришлите текст.

Prater
26.02.2010, 16:23
я могу отсканировать всю, только не знаю, надо ли, там много лишних глав о его личной жизни, детстве и т.п. Я отсканирую еще пару глав, которые непосредственно относятся к Карабаху и выложу.

Dismiss
26.02.2010, 16:25
Готов взять на себя одну главу. Только скажите какую и пришлите текст.Спасибо, Хан. Главы огромные, и у нас их нет - могу дать тебе первые 2 страницы, тем более что я их только что перенесла в ворд и изрядно подредактировала, поскольку после переноса текст исказился из-за несовпадения формата.

Если нетрудно, переведи это:

Discipline Problems

On the morning of February 4,1992, Seta stood with her husband under the rotors of a battered Mt-8 helicopter at Erepuni Air strip, just outside Yerevan. With them stood seventeen other fighters from Monte’s detachment, including Hrair the environmental engineer, five new volunteers from the town of Ashdarak, and shark-eyed Kechel Sergei. Their detachment was headed to a place called Martuni, one of the six main districts under Armenian control in Mountainous Karabagh. Aside from that, no one knew much more in the way of details.
The rotors started whirling. Suddenly, a runner arrived at the helicopter and summoned Monte to the shed that served as the airstrip office. When he returned from the shed forty minutes later, he paused before climbing into the chopper and whispered to Seta that he had just spoken by phone with Vazgen Sargsyan, the head of the Ministry of Defense. What he didn’t tell her was that Sargsyan had just promoted him to the position of Shtabee Bed, or Chief of Headquarters, in Martuni.
At first, Monte had refused to accept the promotion, protesting that he had never stepped foot in Martuni before, and that he knew nothing about the district. Sargsyan had countered that times were desperate, and that he knew of no better candidate for the job. Finally, with the phone receiver in one ear and the chopper whistling in the other, Monte had relented, but he had made it clear that he would only accept the assignment temporarily, until Sargsyan found a more suitable candidate.
But why had Sargsyan appointed Monte, of all people, to this post? Monte didn’t know the lay of the land he knew nobody in Martuni and he could barely understand the local dialect. Sargsyan knew Martuni, though: it was an exposed district, partially occupied by Azeris and ripe for an enemy offensive. It was also a district ruled on the Armenian side by competing clans and fierce loyalties. An outsider like Monte, with neither kin nor cronies in the district, would have a better chance of skirting local jealousies and infighting.
Seta poured water from the bottle she was holding onto the tarmac, and the rotors whipped it into a mist. The helicopter bounced gently, lifted into the air, and then swung around and tilted forward, towards Mountainous Karabagh. Martuni, in southeastern Mountainous Karabagh, was a wild mountainous area of 200 square miles populated by 28,000 mountain people, many of them farmers and vintners. The district jutted into the surrounding lowlands of Agdam and Fizuli like a peninsula surrounded on the north, east, and south by well-armed Azeri forces. It was the weakest link in the defense of Mountainous Karabagh.
When the chopper touched down, Monte and his detachment hitched a ride on a truck full of bagged salt. After a bumpy ride, the truck pulled up to a low concrete building on a rocky. slope1about three kilometers west of the town of Martuni, the capital of the district that took its name- In better days, the building, known as Dor Atzel, had belonged to the Soviet Road Construction Department- Now it would serve as a barracks.
As soon as Monte stowed his pack at the new barracks, he slung binoculars around his neck and headed out the door to conduct reconnaissance. The Defense Committee in Stepanakert wanted to “clean out” Karadaghlu, a well-to-do Azeri wheat-farming village of about 1,200 inhabitants, located on the only paved road from Stepanakert to Martuni. In the months leading up to the war, the Azeri OMON had stopped cars at the Karadaghlu turn-off, beating and abducting Armenian motorists. In one case, they had burned a family in a car. Azeris in Karadaghlu had protested more than once to OMON officers, saying that their cruelty would lead to no good, but the officers had waved them away. Later, when the OMON had withdrawn from surrounding villages in the face of mounting attacks, the residents of Karadaghlu found themselves surrounded by increasingly hostile Armenians. Finally, helicopters had arrived to evacuate women and children, so that by the time Monte’s superiors in Stepanakert had asked him to prepare a plan to attack the village, most - but not all -of the remaining inhabitants were armed defenders.
As Monte and the several other members of his recon team began descending the snowy slope from the Armenian village of Haghorti towards neighboring Karadaghlu, Armenian villagers nearby began shouting at them. The team halted its descent and fell into an argument with the villagers. An attack against Karadaghiu would bring war to Haghorti, the villagers explained. “Leave,” they said, “We don’t want war here.” Monte replied that it was too late for these sorts of sentiments: they already were in war. They had no option now but to face this fact and to finish the business as quickly as possible. The villagers remained unconvinced, though, and voices grew louder. Finally, Azeri sentries in Karadaghju, apparently alerted by the argument, put an end to the debate by taking potshots at the squabblers, who scrambled for
cover.
After the aborted recon operation near Haghorti, Monte traveled from village to village in the Martuni district, with a pen and a wad of notepaper in his breast pocket. He would simply show up at a village or a frontline position~ arid without bothering to inform anyone that he was the new Headquarters Chief, he would begin asking question how many men were on duty? How many reserves were available for call-up? What about their defensive positions, their trenches, the disposition of enemy forces? How many rifles, shotguns, rounds of ammunition, and lifers of diesel did each local leader have on hand?
After repelling invaders for centuries, the mountain people of Karabagh were wary of strangers asking questions. To make matters worse, there was a rumor that a visiting journalist had provided information to the enemy. So when an outsider speaking a barely intelligible version of the mother tongue showed up at the headquarters in the frontline village of Pertashen with a head full of questions, the locals were evasive.
Nelson, the subcommander there, matched every one of the stranger’s questions with a lie, which Monte carefully transcribed info his pad.
Nelson was a wiry man who wore an enormous Stechkin pistol on his hip. The gun was a trofei, booty he had stripped from the corpse of an Azeri officer in the debris of a downed helicopter. As Monte copied Nelson’s lies into his notepad, Nelson studied him through a squint: the stranger’s head was elongated at the back, more in the manner of a Turk than a Karabagh Armenian. Nelson would be keeping an eye on him.
The former Chief of Headquarters in Martuni, an ex-Soviet Army captain named Anastas Aghamalyan, was not surprised when Monte flatly introduced himself as his replacement. Aghamalyan had dug trenches and laid mines along sections of the front, but his superiors worried that he lacked expertise in defense preparations.

Dismiss
26.02.2010, 16:28
я могу отсканировать всю, только не знаю, надо ли, там много лишних глав о его личной жизни, детстве и т.п. Я отсканирую еще пару глав, которые непосредственно относятся к Карабаху и выложу.Пратер, я хотела тебя об этом как раз попросить.
Если можно, обрати внимание на то, чтобы слова в начале строк тоже попали под скан - некоторые страницы не удалось корректно скопировать из-за того, что слова не считываются.

Для начала я тебе дам номера таких страниц, и ты пересканируй. Это стр. 212-213. Они попали на долю Зиядлы.

Prater
26.02.2010, 17:00
Пратер, я хотела тебя об этом как раз попросить.
Если можно, обрати внимание на то, чтобы слова в начале строк тоже попали под скан - некоторые страницы не удалось корректно скопировать из-за того, что слова не считываются.

Для начала я тебе дам номера таких страниц, и ты пересканируй. Это стр. 212-213. Они попали на долю Зиядлы.

Дися :) я не очень уверен, что это все нужно. То что касается Ходжалы я перевел. А все остальное - кому нах это нужно?

Пойми политика партии такова. Нам по большому счету наплевать на мнение армян. Потому что любые наши усилия по открытию глаз самим армянам будут скорее всего дезавуированы официальной армянской внутренней пропагандой на ТВ. Не так уж много армян имеют доступ в интернет.

Кампании "Справедливость для Ходжалы" направлена в основном на Европу и США. Даже не на Россию, потому что там общественное мнение не играет серьезной роли.

Для чего это нужно? Вовсе не для получения справедливости из рук европейцев и американцев. Этого никогда не будет. Посмотри на армян, которые носятся со своим "геноцидом". Они никогда не добьются ничего, потому что возмездия можно добиться только своими руками.

Только своими руками мы сможем добиться Справедливости для Ходжалы. И кампания, которую ведет Лейла Алиева, нам нужна только в качестве информационного сопровождения в преддверьи начала военных действий. Я об этом могу спокойно говорить, благо я личность виртуальная.

Financial Times опубликовал (http://www.ft.com/cms/s/0/aa532878-2277-11df-a93d-00144feab49a.html) сегодня один из последних наших ультиматумов. Поверь везде кроме Армении понимают, что уже наступает момент истины. Или Армения уводит войска или начинается война.

Мы добились большого успеха в информационном освещении в этом году. Были охвачены практически все организации в Европе и много в мире. Мы добились признания ОИК, что Ходжалы является преступлением против человечества. Мы провели большую работу именно в рамках "Ходжалы".
Таким образом мы добились, что когда начнутся военные действия, Ходжалы не позволит создать из армян образ "невинных овечек", как это было в первой войне.

Можно сказать с абсолютной уверенностью, что никакая международная организация, ни ООН, ни ОБСЕ не предпримет никаких серьезных шагов, после старта силовых операций. Мы набрали достаточно сторонников, чтобы остановить любую попытку армянских лоббистов помочь Армении.

С Россией же имеет значение только договоренности в верхах, а никак не общественное мнение. Это я думаю ясно.

Поэтому переводить Мелконяна на русский язык, не переводить, не имеет значения, в русском переводе он нам особо не нужен. Ну а чисто для любопытствующих, то да конечно нужно как-нибудь сделать.


Сейчас мы должны думать о Справедливости для Ходжалы, о возмездии, которое будет осуществлено нашими руками.

Xan
26.02.2010, 17:07
Спасибо, Хан. Главы огромные, и у нас их нет - могу дать тебе первые 2 страницы, тем более что я их только что перенесла в ворд и изрядно подредактировала, поскольку после переноса текст исказился из-за несовпадения формата.

Если нетрудно, переведи это:

Будет сделано. Когда надо закончить? (просто быстрый перевод не могу обещать, т.к. сами знаете, спиногрыз просыпается каждые пару часов...)

Dismiss
26.02.2010, 17:24
Дися я не очень уверен, что это все нужно. То что касается Ходжалы я перевел. А все остальное - кому нах это нужно?Ок, я согласна. Книга у тебя, тебе виднее, я могу судить только по тем страницам, которые ты выставил.
Но 15-ю главу нужно перевести целиком - хотя бы для того, чтобы поместить то, что нам нужно, в контексте со всем остальным. Там не так много - вместе мы осилим это максимум за неделю. Зато будет вся глава, и ее можно будет размещать в серьезных изданиях. А мелкими цитатами помещать на сайты несолидно.

Nana
26.02.2010, 18:26
Гардаш, у нас скан только 15-й главы на сегодняшний день. Книги на руках еще нет, довольствуемся тем, что в свое время просканировал Пратер. Так что нужно выбирать из них. Давай так:

Зиядлы, ты бери середину - стр. 210-215 (http://www.atc.az/forum/showpost.php?p=313878&postcount=775),

Ашина - вы берите конец - стр. 216-221,

Дисмисс - а я возьму начало - плюс редактирование всей главы.

Возьмите и меня в помощь :)

Dismiss
27.02.2010, 00:24
Возьмите и меня в помощьНануль, спасибо! Я не знаю, начал ли переводить Зиядлы, но было бы хорошо тебе поделить с ним перевод. Его страницы с 210 по 215. Если можешь, переведи 213-215, а он переведет 210-212. Только обязательно предупреди его, чтобы он не дублировал с тобой один и тот же текст.

Nana
27.02.2010, 00:37
Нануль, спасибо! Я не знаю, начал ли переводить Зиядлы, но было бы хорошо тебе поделить с ним перевод. Его страницы с 210 по 215. Если можешь, переведи 213-215, а он переведет 210-212. Только обязательно предупреди его, чтобы он не дублировал с тобой один и тот же текст.

Да, конечно, я переведу.

P.S. Зиядлы, с.213-215 за мной.

Ziyadli
27.02.2010, 00:41
Да, конечно, я переведу.

P.S. Зиядлы, с.213-215 за мной.
OK

Xan
27.02.2010, 13:31
Спасибо, Хан. Главы огромные, и у нас их нет - могу дать тебе первые 2 страницы, тем более что я их только что перенесла в ворд и изрядно подредактировала, поскольку после переноса текст исказился из-за несовпадения формата.

Если нетрудно, переведи это:

Готово.

Проблемы с дисциплиной.

Утром 4 февраля 1992 года, Сета стояла со своим мужем под пропеллерами потрепанного вертолета Ми-8 на взлетной площадке Эребуни, в пригороде Еревана. С ними стояли семнадцать других бойцов из отряда Монте, включая специалиста по охране окружающей среды Грайра, пятерых добровольцев из городка Ашдарак, и Кечал Сергея с акульими глазами. Их отряд направлялся в место под названием Мартуни, один из шести основных районов под армянским контролем в Нагорном Карабахе. Кроме этого, никто не имел другой информации в деталях. Пропеллеры завертелись. Внезапно к вертолету подбежал человек и вызвал Монте в сарай служивший диспетчерской. Вернувшись из сарая через 40 минут, он не сразу поднялся в вертолет и прошептал Сете о том, что он только что говорил по телефону с главой Министерства Обороны Вазгеном Саргсяном. Однако он не сказал ей того, что Саргсян только что повысил его на должность «Штаби Бед», или Начальника Штаба, в Мартуни.
Вначале Монте отказался принять повышение, объяснив это тем, что никогда раньше не был в Мартуни, и что он ничего не знал о районе. Саргсян возразил тем, что времена отчаянные, и что он не знал лучшего кандидата на должность. В конце концов, с телефонной трубкой в одном ухе и свистом вертолета в другом, Монте уступил, но ясно дал понять, что принимает назначение временно, до тех пор пока Саргсян не найдет более подходящего кандидата.
Но почему среди стольких людей Саргсян назначил на этот пост именно Монте? Монте не знал ландшафта и не знал никого в Мартуни, и он еле понимал местный диалект. Однако Саргсян знал Мартуни: это был октрытый район, частично занятый Азербайджанцами и созревший к вражеской атаке. Это также был район, управляемый с армянской стороны конкурирующими кланами и их жестокими поддаными. Человек из вне, как Монте, не имевший в районе ни родственников, ни близких друзей, имел бы лучший шанс избежать местные передряги и внутреннюю борьбу.
Сета вылила на асфальт воду из бутылки, которую она держала, и пропеллеры расплескали ее. Вертолет мягко подпрыгнул, поднялся в воздух, и затем покачиваясь полетел вперед, в сторону Нагорного Карабаха. Мартуни, на юго-востоке Нагорного Карабаха, бы дикой гористой местностью в 200 квадратных миль, где проживало 28000 горцев, многие из них фермерф и виноторговцы. Район выпирался в окружающие низменности Агдама и Физули как полуостров, окруженный с севера, востока, и юга, хорошо вооруженными Азербайджанскими силами. Это было самое слабое звено в обороне Нагорного Карабаха.
Когда вертолет приземлился, Монте с его отрядом залезли в грузовик заполненный мешками с солью. После проезда по кривой дороге, грузовик остановился возде низкого бетонного знания на каменистом склоне в трех километрах к западу от города Мартуни, районного центра. В лучшие времена это здание, известное как «Дор Ацел», принадлежало Советскому Департаменту Дорожного Строительства. Теперь оно служило казармой.
Как только Монте сложил свои вещи в новой казарме, он повесил бинокль на шею и вышел за дверь для ознакомления с местностью. Комитет Обороны в Степанакерте хотел «зачистить» Карадаглы, зажиточное Азербайджанское село, выращивающее пшеницу с около 1200 жителями, находившееся на единственной покрытой дороге из Степанакерта в Мартуни. В месяцы, предшествующие войне, Азербайджанский ОМОН останавливал у поворота на Карадаглы машины, избивая и похищая армянских шоферов. Один раз они сожгли семью в машине. Азербайджанцы в Карадаглы более чем один раз высказывали гнев в адрес офицеров ОМОНа, говоря что их жестокость ни к чему хорошему не приведет, однако офицеры просто отмахивались от них. Позже, когда перед лицом атаки с гор, ОМОН отступил из окружающих деревень, жители Карадаглы оказались окружены очень враждебно настроенными Армянами. В конечном итоге, прилетели вертолеты, чтобы эвакуировать женщин и детей, и поэтому ко времени когда начальство Монте попросило его приготовить план атаки на деревню, большинство (но не все) из оставшихся сельчан были хорошо вооруженные защитники.
Пока Монте с несколькими людьми из его команды начали начали спускаться по снежному склону из армянской деревни Хагорти в сторону Карадаглы, армянские сельчане открыли по ним огонь. Группа приостановила спуск и вступила в спор с сельчанами. «Уходите», сказали они «нам здесь не нужна война». Монте ответил, что для таких сентиментов было уже слишком поздно: они уже находились в состоянии войны. Теперь не оставалось никакого выбора кроме как принять этот факт и закончить дело как можно быстрее. Однако сельчане стояли на своем, и голоса начали повышаться. В конце концов, азербайджанские часовые в Карадаглы, видимо разнервничавшиеся голосами спора, открыли огонь по бранящимся, которые бросились в укрытие.
После прерванной атаки возле Хагорти, Монте стал разъезжать по Мартунинскому району из деревни в деревню с ручкой и блокнотом в нагрудном кармане. Он просто появлялся в деревне или на передовой позиции, и даже не давая им знать что он новый начальник штаба, он начинал задавать вопросы о том, сколько человек находились на службе. Сколько резервов имелось для призыва. В каком состоянии находились их оборонительные позиции, траншеи. Сколько автоматов, винтовок, пистолетов и патронов, и сколько литров дизеля имел каждый местный командир в активе.
После отражения врага на протяжении веков, горцы Карабаха настороженно относились к чужакам, задающим вопросы. Более того, вокруг ходил слух, что какой-то приезжий журналист передавал информацию врагу. Поэтом когда чужак, еле говоривший на родном языке, появился в штабе передовой деревни Перташен с кучей вопросов, местные повели себя уклончиво.
Нельсон, местный заместитель командира, отвечал на каждый вопрос чужака ложью, которую Монте осторожно переписывал в свой блокнот.
Нельсон был крепким мужчиной с огромным пистолетом Стечкина на бедре. Пистолет был трофеем, добром украденным им с трупа азербайджанского офицера в останках сбитого вертолета. Пока Монте копировал ложь Нельсона в свой блокнот, Нельсон искоса изучал его: голова чужака удлинялась сзади, что больше походило на Турка, чем на Карабахского Армянина. Нельсон собирался приглядывать за ним.
Предыдущий начальник штаба в Мартуни, бывший капитан Советской Армии по имени Анастас Агамалян, не был удивлен когда Монте сухо представился ему как его замена. Агамалян вырыл траншеи и заложил мины вдоль линии фронта, но его начальство было взволновано тем, что ему не хватало опыта с оборонительной подготовкой.

Xan
27.02.2010, 13:34
Ксен, то, что они делают, имеет значение только для них самих. Всем остальным на их мышиную возню глубоко плевать. Они хватаются за любое "разоблачение" как утопающие за соломинку, но мы же знаем, что соломинка никогда никого не спасала.

По-человечески их можно понять. Наверняка в них осталось что-то от человека, если они никак не могут смириться с тем, что их соотечественники причастны к такой бойне, как Ходжалы. Их попытки отмазаться это прежде всего инстинкт самосохранения. Ибо мозг реально может взорваться, если допустить мысль о подобных деяниях своих близко к сердцу. Легче оттолкнуть.
Что они и делают.

Я не понимаю, а разве даже если скальп снят через 2 часа, это меняет дело? Если даже предположить, что скальп снял не Ашот, то разве то что он расстрелял ребенка нормально?

Dismiss
27.02.2010, 15:25
Готово.Хан, молодчина! Даже спиногрыз не смог помешать тебе справиться в такой рекордно короткий срок. Спасибо и тебе, и ему за сотрудничество!:) Я не понимаю, а разве даже если скальп снят через 2 часа, это меняет дело? Если даже предположить, что скальп снял не Ашот, то разве то что он расстрелял ребенка нормально?Так в том-то и дело, что на такие дешевые аргументы только сами армяне и могут повестись. Решили спрятаться за журналистскими ляпами, не понимая, как они тем самым унижают свой народ.

Ziyadli
27.02.2010, 16:57
Решили спрятаться за журналистскими ляпами, не понимая, как они тем самым унижают свой народ.
Их народ давно униженный, Дися. И без нас. Это натура армянина

Hunter
27.02.2010, 19:51
В конце концов, с телефонной трубкой в одном ухе и свистом вертолета в другом, Монте уступил,

Это шедеврально... http://www.interkavkaz.info/style_emoticons/default/clapping.gif про ухи Монтэ... http://www.prokavkaz.com/users/1314/31/38/87/smiles/524114.gif
Прошу простить мой нервный смех... http://www.interkavkaz.info/style_emoticons/default/pardon.gif

Ашина
27.02.2010, 20:51
Дисмисс, вот перевод моего отрывка. Есть шероховатости и неясности. Я не уверен, что правильно передал армянские слова в двойном и тройном переводе (там ещё фигурирует карабахский диалект). Не уверен также, что я правильно передал армянские имена, военные клички и фамилии.
кроме того, там есть туманное для меня место, где видимо, есть подтекст с каким-то американским военным жоргоном. Я передал его просто и буквально.

В общем, если это печатать, то нужно ещё причёсывать - кроме просто редактирования.

Текст:

================================================


24 или 25 марта Монте встречал делегацию старейшин города,
прислонив винтовку к столу. В лучшие времена они были руководителями
местного Совета, но когда в Мартуни пришла война, их отодвинули
молодые парни в камуфляже. Сегодня они пришли показаться новому главе, выяснить, что он за человек и чего можно от него ожидать. Седовласый старик с массивным носом встал со своего места и поднял вопрос о заведующим складом Мараде, расхитившем продовольствие из городских запасов. Монте уже знал об этом конфликте, но местный офицер милиции Маврик посоветовал ему не впутываться в это дело: Марад был из влиятельной семьи и у него было много друзей в Мартуни. Не послушавшись совета Маврика, Монте приказал Мараду отдать ключи от склада и сдать оружие, которое ему было выдано по приказу командования. Понятно, что он проигнорировал это приказ. Теперь пришло время для откровенного разговора.

Монте вышел с делегацией старейшин на небольшой холмик у футбольного поля. Перед ним стояла большая часть мужского населения Мартуни, сотни людей пришли сюда по просьбе Монте. Видеокамера запечатлела эту сцену.

Монте поднял руку, толпа стихла. "Каждый армянин, - сказал он, - любой армянин имеет право быть в Мартуни, работать в Мартуни, иметь право голоса в Мартуни и защищать его".

И продолжил, не обращая внимания на нестройные спонтанные апплодисменты: "Теперь мои ребята желают знать - вы хотите нас здесь или нет?"

Две женщины, стоявшие в группе на возвышении за полем, вскинули вверх
руки: "Да!".

Монте отдал честь, приложив к голове палец правой руки :"Очень хорошо. Мы очень счастливы слышать это." Но добавил, что следует показывать свою поддержку делами. Нужно согласиться с тем, что ваши друзья, соседи
и даже родственники, отказывающиеся подчиняться приказам, должны
понести наказание - вне зависимости от того, как много у них влиятельных
друзей, занимающих высокое положение. Монте привел в качестве такого
примера их соседа Марада, который злоупотребил своим положением
заведующего складом и отказался уйти со своего поста, когда ему было показано его оставить.

Вдруг человек огромного роста прошел сквозь толпу и поднялся на площадку, где выступал Монте. Это был Марад, заведующий складом, которого только что обвинили в преступлении на глазах его родственников, соседей и всего поселка. Монте отодвинулся, чтобы дать ему место для выступления. Марад обратился к односельчанам на своем диалекте, и размахивая непогашенной сигаретой, стал говорить о боевых заслугах своего брата. Разве его брат не отважно воевал?

"Да, он отлично воевал, - ответил Монте, - но это был твой брат. Что
сделал ты?"

Марад увёл разговор в сторону и напомнил собравшимся землякам о случае Цава с джипом. Люди со стороны могли бы подумать, что он хочет дискредитировать Монте, показывая, что тот не может контролировать поведение даже своих ближайших соратников, но не в этом был смысл слов Марада. Скорее он давал понять, что Монте, наказав так сурово своего ближайшего друга и изгнав его из Мартуни, показал, что ему нельзя доверять, потому что он не ценит даже близких друзей. Горцы Карабаха очень высоко чтут дружбу и верность друзьям, и таким образом Марад показывал, что у Монте нет подобных качеств.

"Минуточку!, - хрипло воскликнул Монте, - он сказал правду". Он повысил голос и поднял палец как пророк: "Мои ближайшие друзья, мои ближайшие друзья из моего собственного отряда не следовали приказу, они поехали туда, куда им не нужно было ездить. Они подорвались на мине. Один потерял ногу, а другой ранен". Его указательный палец вознёсся вверх и упал как топор: "И мы наказали их! Мы наказали их!" Голос Монте теперь свирепо звенел, вены вздулись на его шее, а глаза горели как угли: "Кто бы не совершил проступок, будет наказан! КТО БЫ НИ СОВЕРШИЛ ПРОСТУПОК БУДЕТ НАКАЗАН!".

В толпе собравшихся крестьян раздались одобрительные возгласы, потом
всё собрание разразилось апплодисментами. Этот пришелец, командир Аво, может не быть преданным своим ближайшим друзьям, но он предан - отчаянно предан стране. Их стране.

После открытой стычки с Марадом некоторые жители Мартуни стали
называть его "Наш лидер Аво", другие и не знали, что думать об этом.
Монте устранил Марада с его должности и заменил его другим, но скоро
оказалось, что и этого человека нужно заменить, в конце концов он
так и не смог найти честного заведующего складом.

В последних числах марта Вазген Саргсян совершил довольно долгий визит в Мартуни, чтобы выдвинуть Монте на должность командующего мартунинским военным районом, одного из шести основных военных округов Нагорного Карабаха. В ходе догих ночных споров Саргсян отклонял возражения Монте и настаивал снова и снова, что Комитет Обороны не найдет лучшего командира на этот пост.

Некоторые местные жители не были рады такому назначению. Когда
Саргсян созвал младших командинов и членов штаба для того, чтобы
представить им нового командующего военным округом, глаза Нельсона
сузились до тонких щелей: конечно, местные бойцы должны иметь своих военых лидеров. В конце концов их предки в течение столетий противостояли халифам и шахам. Даже войска Чингиз-хана и Тамрлана не смогли лишить независимости предков Нельсона. Эта гряда гор дала Советскому Союзу трёх маршалов, тридцать генералов, двадцать Героев Совесткого Союза, даже одного адмирала. Как же мог Вазген Саргсян или кто-то ещё расчитывать, что горцы Карабаха, да ещё с таким маршальским прошлым пойдут за ним в битву за свою землю?

Однако чувства Нельсона разделяли не все. Многие гражданские жители Мартуни пришли к выводу, что новый глава и не может быть посредником по улаживанию местных конфликтов - конфликтов, в которых он в конце концов ничего не понимал, а он скорее чистое, почти неземное существо. Конечно, он при этом остается соплеменником, но в то же время он как ангел или марсианин, парящий высоко над усобицами, кланами, родовыми связями и взяточничеством в Мартуни и Степанакерте. Бабушки называли его "нашим святым сыном" и протягивали ему баночки с простоквашей, когда он проезжал на своей штабной машине по их деревне. Матери семейств приносили ему завернутую в лаваш и запечанный в нем "джингал" - смесь семи трав, растущих в горах, защите которых он посвятил свою жизнь. Пожилые женщины в халатах и платках целовали командира в лоб и пели хвлебную песню на местном диалекте: "Клхвавт шоот киени", "Я хожу вокруг твоей головы".

В начале мая Монте принимал участие в военном совете в бывшем
вокзале Степанакерта, на котором Тер-Татевосян, генерал "коммандос"
с волевым подбородком, завершал разработку плана по захвату Шуши.
В течение нескольких недель его войска "утюжили" азербайджанскую
крепость ракетами "Град" и артеллерией, подготавливая наступление
на неё. Тогда как азербайджанские вертолёты с конца февраля летали в город и обратно, доставляя боеприпасы и вовозя женщин и детей. Власти в Баку были полны решимости не допустить ещё одного Ходжалу.

Когда командир закончил изложение плана, Монте и несколько других бойцов вызвались добровольцами для штурма Шуши. Командир посмотрел на Монте и кивнул: когда станет известно о штурме Шуши, азербайджанские войска предпримут наступление на всём восточном фронте Нагорного Карабаха, включая Мартуни. И вот тогда именно там должен быть Монте, готовый на контратаку. Монте спокойно выслушал,
ушел с совещания, не возражая, и вернулся в Мартуни.

Ранним утром 9 мая отряды "Командоса" атковали Шушу с нескольких
направлений. Монте не принимал участия в этом штурме, но несколько его товарищей по Патриотическому Отряду там были. Мулто погиб во время шутрма, Овсеп был ранен, а Кечел был одним из бойцов вкарабкавшихся на отвесный склон горы на подступах к городу и ворвавшихся в Шушу. Скала была такой крутой, что с этой стороны азербайджанцы не укрепили её, считая неприступной. Захват Шуши должен войти в анналы местной истории как самая славная победа, а генерал "Командос" Тер-Татевосян - как один из самых отважных и блестящих военачальников Нагорного Карабаха.

В то время, как в Шуше праздновали победу, настроение в Мартуни
было совсем другим. Произошло то, что предсказывал Командос: как только появилась новость о штурме Шуши, азербайджанские генералы бросили свою живую силу и технику в нападение на армянскую линию обороны в районе Мартуни. Бойцы в Мартуни удержали свои позиции и контратаковали: 15 мая Монте повел несколько сот бойцов и несколько танков на азербайджанские артеллерийские позиции в долине Галибли к северу от Мартуни. Азербайджанские силы в долине превосходили силы Монте в несколько раз; их вертолеты обстреливали окопы Монте и поливали непрерывным огнем артеллерии и танков. Несмотря на недостаток боеприпасов, горючего и опыта боевых действий, бойцы Монте захватили танк, подавили артеллерийскую точку и сбили азербайджанский вертолет "Крокодил", который задымил как дракон, полетел за гряду холмов и упал на траву. Когда пыль улеглась, выяснилось, что Монте потерял несколько бойцов, а вся долина была усеяна трупами врагов.

Несмотря на большие потери врага, Монте посчитал контратаку в долине
Гулабли 15 мая поражением. Его бойцы отбросили врага назад, но они не смогли захватить деревню Гулабли, и все понимали, что азербайджанская артеллерия перегруппируется и снова начнет осыпать Мартуни ракетными ударами и артеллерийскими обстрелами. Ещё более грустным обстоятельством было то, что среди потерь оказался Ашани Армен, спокойный и отважный юноша, которого Монте описал Сете как "по-настоящему хорошего парня".

Шрапнель всё ещё рвалась в Гулабли, в то же время бойцы, бывшие соратники Монте вслед за победой под Шушой атаковали Лачин, курдский городок на извилистой дороге, связывающей Карабах с Матерью-Арменией. Вслед за падением Шуши 5 тысяч жителей Лачина охватила паника, и многие из них покинули свои дома перед армянским наступлением. После пяти дней боёв 18 мая атакующие взяли Лачин, и предали его огню.

Когда до Баку дошла весть, что Шуша и Лачин потеряны, тысячи разгневанных демонстрантов вышли на площади города, требуя свержения президента Азербайджана Аяза Муталибова, которого они обвиняли в бездарных военных операциях в Нагорном Карабахе. Под давлением обвинений и насмешек Муталибов передал власть национальному совету, состоящему преимущественно из оппозиционного Народного Фронта Азербайджана.

До Лачина моему брату удавалось убедить себя, что курды поддерживают требования армян по Нагорному Карабаху. Поэтому он был удивлён и даже рассержен, узнав, что курды Лачина не приветствовали армянского наступления на Лачин. "Курдов использовали против нас в Лачине, - сказал он потом интервьюеру с горечью в голосе, - это не имеет ничего общего с их собственными интересами". Но абсолютно понятно, что курды руководствовались интересами самосохранения. Похоже, мой брат так и не понял, что они вполне справедливо не хотели передавать свои жизни в руки Сержей Кчелов и героев Ходжалу.


28 мая высоким строевым шагом в красивой новой униформе прошли
парадом солдаты в Ереване мимо трибуны с политической и военной верхушкой Армении - председателем парламента Бабкеном Арактцяном, министром внутренних дел Вано Сигадеряном, длиннобородым Хачиком Стамбултсяном, улыбающимся Вазгеном Саргсяном и Арабо Манвелом с каменным лицом. Это был День Независимости Армении, на нем праздновали и победы: Ходжалу, Шуша и Лачин.

Но командира Аво там никто не видел. Военные парады - пустая трата
времени и горючего. Кроме того, сейчас ещё не время оставлять фронт.
Монте знал, что враг может сравниться или даже перевысить числом все
танки и тяжелую пушки, которые протащили перед зрителями, как и
МИГ-23 и вертолеты "Крокодил", пролетевшие над ними. Новое оружие
на параде - это новые панорамы убийств в будущем. Хмуро смотрел он в
бинокль из прдуваемого ветром окопа на высотах Матуни, наблюдал как
собирается буря.

Dismiss
27.02.2010, 21:44
В общем, если это печатать, то нужно ещё причёсывать - кроме просто редактирования.Ашина, огромное спасибо.
Насчет редактирования не беспокойтесь - когда я получу остальные части, я разом все приведу в порядок. Собственно, над вашими текстами особо не приходится трудиться. :)

Prosecutor
27.02.2010, 22:19
Ребята, огромное вам всем спасибо за проделанную работу! Я думаю, ее можно будет расширить и все нужные главы перевести на другие европейские языки - немецкий, французский, итальянский, голландский, греческий. Я передам выставленные главы переводчику на голландский и постараюсь опубликовать их в голландской печати.

Dismiss
27.02.2010, 22:59
Я передам выставленные главы переводчику на голландский и постараюсь опубликовать их в голландской печати.Отлично! Надо передать текст носителям и других языков, пусть переведут. Нам нужна всего одна 15-я глава, думаю, это не составит особого труда.

Ziyadli
28.02.2010, 00:19
а вот и мой текст
----

Он принял свое понижение в должности без обид, но он оставил Монте дав ему небольшой совет: остерегаться предательства среди его собственных людей в штабе.

В середине февраля Монте и его Патриотический Отряд располагались биваком в Мехдишен, деревня к северу от Степанакерта и на достаточном расстоянии от райцентра Мартуни, чтобы собрать побольше разведданных, на сей раз для запланированного нападения на соседний город Ходжалы.

С 6 000 жителями Ходжалы был вторым по величине городом азербайджанцев в Нагорном Карабахе, после цитадели Шуша. Азербайджанцы в Ходжалы контролировали единственную взлётно-посадочную полосу Нагорного Карабаха, и их стрелки там отрезали две
главные дороги проходящую через область: один на восток и один на север. Тем не менее, в основном вооруженное присутствие в Ходжалы было защитным. Оно состояло из приблизительно из сорока бойцов ОМОН плюс “группа самообороны" где-то между 60 и 200 мужчинами, главным образом неопытными призывниками.

16 февраля, операция Монте по нападению прервался, так как он получил срочный вызов от начальников в Степанакерте. Он оставил свой бинокль и помчался в штаб Вооруженных Сил, расположенном в прежнем вокзале на бульваре Борцов за Свободу в Степанакерте. В то время как он слушал "чельюсистого" Артура Мкртычян, очкастого президента Нагорного Карабаха, он объяснил, что отряды Арабо и Арамо подвергли нападению деревню Карадаглу по их собственной инициативе и без разрешения, и что азербайджанцы защитники села отразили их, убили одного из них во время стрельбы. Мкрчьян знал, что Монте имел разведданные по Карадаглу
и он попросил, чтобы он закончил операцию, которую испортили изменнические отряды.

“Соберите свой вещи прямо сейчас,” Монте объявил, когда он вошел в расположение Патриотического Отряда в Мехдишене. “Мы уходим".
К полудню, когда ехали в Карадаглу они встретили бойцов Арабо и Арамо на дороге. Бой к тому времени закончился и черно-одетые бойцы сказали: деревня была захвачена, и теперь нападавшие отступали. Услышав это большинство бойцов Патриотического Отряда повернулись и возвратились к их баракам в Дор Атзел, а Монте поехал дальше в Карадаглу, чтобы удостовериться самому. Короткое время спустя, он ворвался в бараки в Дор Атзел и крикнул:“Подготовтесь!” Сообщение было ложным: Карадаглу оставался в руках его защитников- азербайджанцев.

В 6 утра следущего дня, дюжина членов Патриотического Отряда приседали в коричневой траве и в снегу и наблюдали за азербайджанским блок-постом защиты на юго-западном крае Карадаглу. Местные бойцы от штаба Мартуни присевшие с обеих сторон Монте, в то время как бригады Арабо и Арамо заняли другие позиции вокруг деревни. Ни у нападавших, ну у защитников не было танков, артиллерии, или другого оружия кроме гранатометов

Девятью годами ранее, Монте писал в его "Руководстве для Обучения Народных Бойцов" что: “приказ открыть огонь во время засаде должен давать командир в форме его собственного выстрела во врага, предпочтительно начать стрельбу из гранатометов Б-7 или любым другим
оружием, которое вызовет непосредственные тяжелые потери, (если такое оружие окажется доступным). Теперь он хладнокровно взял Б-7 на плечи, прицелился и сжал спусковой крючек. С белым пламенем и ревом вылетел первый снаряд прямо в угловое окно на втором этаже здания выжигая все внутри, отсылая желтое пламя назад из окна. Это был сигнал и нападавшие начали проливать свинцом деревню. Нельсон, замкомандира из Петашена, наблюдал с широко раскрытыми глазами за тем, как Монте выстрелив опустил Б-7 для того, чтобы наблюдать за силой гранаты, потом начал кричать приказы младщим командирам (из-за отсутствия портативной радиостанции) и затем хладнокровно перезарядил гранатомет снова.

Под градом пуль, азербайджанские защитники попросили по рации о помощи своих командующих на Агданской равнине несколько километров к северу и говорили, что они не могут продержаться дольше против этого нападения. От наблюдательного пункта Монте слышал выстрелы в здании, где сидели защитники. Ему показалось, что защитники не могут договориться о дальнейших действиях и стреляли в друг друга.
Когда прекратился ответный огонь со стороны защитников, Монте опустил свой Б-7 и наблюдал за тем, как отряды нападавших нахлынули со всех сторон в Карадаглу.

В 5 часов дня, отряды выпонили свою задачу. Только один боец был убит на армянской стороне в тот день, когда два вражеских бойца лежали мертвыми, и сорок восемь пленных азербайджанцев направлялись в сторону грузовика. Пленники были бы транспортированы в Степанакерт, где они были бы задержены до обмена с армянскими заложниками в руках азербайджанцев.

Казалось, что бой за Карадаглу, первый бой Монте, которым он официально командовал, завершился гладко

Ziyadli
28.02.2010, 00:24
Перевод так себе, переводил быстро.. текст надо еще редактировать

Dismiss
28.02.2010, 00:41
Перевод так себе, переводил быстро.. текст надо еще редактироватьГлавное, что он есть - все остальное не проблема. Спасибо, Зиядлы!

Ziyadli
28.02.2010, 00:46
Главное, что он есть - все остальное не проблема. Спасибо, Зиядлы!
Погнал через Промт, а потом сидел переводил (вернее коррегировал) читая. Но мой русский... сама знаешь... не гагулик я)))

kinza
28.02.2010, 02:10
Брат Монте тоже не гагулик...:buba:

Nana
28.02.2010, 02:20
Прошу прощение за опоздание, но у нас сегодня был рабочий день :( Поэтому припозднилась со своей частью. Прошу откорректировать из-за моих дилетанских знаний в военных формулировках и названиях.


__________________________________________________ _____________


Более пятидесяти азербайджанских пленников были убиты в Карадаглу. Но это не скотобойня испортила репутацию Монте среди жителей Нагорного Карабаха. Напротив, месть простиралась глубоко в горы, и самые громкие голоса с обеих сторон требовали крови для крови.
Что повредило репутацию Монте, так это скорее всего тот факт, что скотобойня в Карадаглу произошла против его приказов. Кечяла Сергея, который был эвакуирован в госпиталь с пулевым ранением, просквозившем спину, меньше всего заботили жертвы азербайджанцев; и что приводило его в бешенство, так это сообщения о том, что Монте не помешал отряду Манвела Arabo вывоз подразделением «Патриотического отряда» захваченных боеприпасов.
Карадаглу только подтвердил то, что знал Кечял и уже, казалось, каждый: Аво, новый руководитель штаба, был слабаком. Местные жители Мартуни лгали ему, и обман ослеплял его. Позже Монте уже сам признал: когда после Карадаглу один из боевиков спросил его, почему тот взял "0-0" как радио-позывной, он ответил: “Я - меньше, чем ноль.”
Монте осознавал, что, если он даже и воспользовался властью в Мартуни, он получил бы эту власть не в соответствии с указом из Степанакерта, а на поле битвы. 22 февраля, он провел успешную молниеносную атаку на азербайджанские позиции на стратегических высотах Весалы. Однако через несколько дней после победы у Весалы, он столкнулся с огромной стеной медного сопротивления, с еще большими кровавыми результатами, чем в Карадаглу: 26 февраля он стоял на склоне вблизи Ходжалы, на том месте, где была его первая обманная операция тремя неделями ранее, и обозревал дорожку из кровавых шалей, усыпанных по коричневой траве и снегу. Как только Монте прибыл в Ходжалы, в ответ на отчет о захвате, он начал собирать воедино кусочки истории резни, которая случилась скорее всего за час до его прибытия.
Приблизительно в 11:00 вечера около 2 000 армянских боевиков подошли вплотную через высокую траву к Ходжалы с трех сторон, выгоняя жителей через открытую сторону на восток. К утру от 26 февраля, беженцы достигли восточного пика Нагорного Карабаха и начали спускаться по склону для спасения в азербайджанском Агдаме, находящемуся в шести милях. Там, среди холмиков и уже в пределах видимой безопасности, солдаты Нагорного Карабаха их настигли. “Они только стреляли, стреляли и стреляли,” рассказала беженка Раиша Асланова, свидетельствовавшая расследующим из Human Rights Watch. Боевики Arabo затем вытащили ножи из ножен, и начали наносить удары.
Теперь, единственным звуком был ветер, свистящий сквозь сухую траву, ветер, который был еще слишком ранним, чтобы сдуть зловоние трупов. Монте прибыл в Мартуни 22 дня назад, и с тех пор он прошел через два поля смерти, пропитаных свежей кровью пленных и невооруженных мирных жителей. Когда дело доходило до взрослых мужчин, боевики с обеих сторон редко различали воюющие и невоюющие стороны. Но до Ходжалы, армянские боевики запаслись женщинами и детьми, и держали в заложниках, отпускав в обмен на заключенных. В этом отношении, у них был лучший послужной список, чем у их врагов.
Монте шел, скрипя по траве, на которой женщины и девочки были разбросаны как сломанные куклы. "Никакой дисциплины", - бормотал он. Он знал важность этой даты: это была четвертая годовщина антиармянского погрома в городе Сумгаит. Ходжалы был стратегической целью, но он также был актом мести.
Монте узнал, что вражеские бойцы примут ответные меры, и достаточно верные, когда азербайджанские силы наводнили армянскую деревню Марага в следующем месяце, убивали и сжигали армянских пленников.
Убежденный в высокой степени риска в Нагорном Карабахе, Монте принялся вычислять цели-возможности-средства всех «политических реалистов» Восток и Запад: Arabo и Aramo были кровожадными, да, но они были также храбрыми боевиками, в то время, когда была отчаянная потребность в отважных бойцах. После Ходжалы, тем не менее, то, что потрясло Монте, было то, что они не желали отказаться от мести, даже ради армянских заложников, находящихся у азербайджанской стороны. В конечном итоге, Монте убедил бы его начальников в Степанакерте вывести отряды Arabo и Aramo из Мартуни. Но он так и не смог добиться того, чтобы расформировать эти зверские отряды или вывести их целиком из Нагорного Карабаха прежде, чем они начали убивать снова.
Неповиновение только усилилось после Ходжалы. Тот же самый вызов, который боевики Arabo и Aramo продемонстрировали в Карадаглу, распространялся как вирус среди местных боевиков в Мартуни: резервисты не трудились появляться в траншеях; уменьшались команды ремонта дорог, и грузовики танкера, полные дизелем, исчезли на черном рынке. Даже самый приближенный к Монте штат в штабе лгал ему и игнорировал его приказы. В один из солнечных дней в начале марта четверо боевиков, включая местного жителя по прозвищу Цав (или “Боль”), реквизировали джип и направились на нейтральную зону собирать добычу, оставленную на поле сражения. Как только они приблизились к подбитому вражескому танку, их джип подорвался на мине, раня охотников за сокровищами и оторвав голень Цавы.
Когда Монте услышал новости, его челюсть скривилась в недоверии. Этот случай неподчинения, столь быстро следующий по пятам Ходжалы и Карадаглы, был последней каплей: или Монте должен был предпринять шаги, чтобы укрепить потерянную им власть, или вызов распространится, и он будет выгнан из Мартуни. И если бы это случилось, то у того, кто его бы сменил, кем бы он ни был, настало бы еще более трудное время заполнения траншеи боевиками.
Повязки Цавы еще не высохли, когда Монте накричал на него и приказал «Патриотическому отряду» — его собственному подразделению и единственному находящемуся в его юрисдикции— покинуть Мартуни.
Кечял, все еще поправлялся от своего пулевого ранения, когда узнал, что его прежний товарищ приказал ему и его отделению уйти из Мартуни. Монте, по его заключению, «сходил с ума» от своей новой власти, пренебрегая старыми друзьями и идя на поводу местных предателей. И, если Монте хотел вывести его из Мартуни, тогда пусть будет так: он служил бы в другом месте, при более сильном, менее легковерном лидере.
Монте, со своей стороны, был рад быть избавленным от еще одной головной боли. Позже, он узнал бы только, какого человека он взял себе в качестве товарища по оружию: в ноябре 1990 Кечял похитил молодого активиста из Азербайджанского Народного фронта из деревни через границу. Молодой азербайджанец, Саид, в течение месяца был прикован цепью к стене дачи недалеко от Еревана. В Канун нового 1991года, Кечял и пара товарищей, включая местного полицейского и их друга Ардага, приволокли своего пленника к вершине Ераплюра, холма с кладбищем недалеко от Еревана. Там они пинками поставили Саида на колени под кроной дерева рядом с могилой боевика по имени Харут. Затем Кечял, отец троих детей, начал резать горло Саида тупым ножом. Сначала Саид кричал, но через некоторое время
крик сменился стоном и бульканьем. В конце, когда Ардаг не мог больше слушать, он вонзил нож в грудь Саида, положив конец этому. Они выпустили кровь Саида над могилой Харута и затем ушли.
Позже, друг попросил Кечяла быть крестным отцом своей дочери. Как только голос священника повысился в гимне во время литургии крещения, Кечял услышал стоны Саида, эхом перекатывающимися по церкви.
Потеряв сознание, он прервал церемонию.
“Может ли Бог когда-нибудь простить человека, который убил собаку из мести? ”- спросил он священника.
Священник спустил свою митру. “Это зависит,”- сказал он, -“была ли это четырехногая или двуногая собака?”

Dismiss
28.02.2010, 03:10
Прошу прощение за опоздание, но у нас сегодня был рабочий деньНануль. о чем ты говоришь? Ты уложилась вовремя - все молодцы, очень оперативно перевели.
Завтра на свежую голову отредактирую весь текст и выложу.

GUINNESS
28.02.2010, 04:38
Отлично! После того, как Ашина выберет свой объем, мы с тобой поделим оставшиеся страницы, если больше никто не вызовется.
Надо учесть, что часть (http://www.atc.az/forum/showpost.php?p=313708&postcount=754) текста уже переведена Пратером.

Пратер, если есть еще переведенные куски, скинь их сюда, пожалуйста.


я могу тоже что-то взять для перевода.
только скажите, есть смысл переводить всю книгу о ММ, с детства и т.д. Она, наверно, полна апологетики брату. Видимо, есть смысл перевести то, что связано с Карабахом. Вообщем я готов, если осталось. Что осталось?

El-Dorado
28.02.2010, 10:28
"Приблизительно в 11:00 вечера около 2 000 армянских боевиков подошли вплотную через высокую траву к Ходжалы с трех сторон, выгоняя жителей через открытую сторону на восток. К утру от 26 февраля, беженцы достигли восточного пика Нагорного Карабаха и начали спускаться по склону для спасения в азербайджанском Агдаме, находящемуся в шести милях. Там, среди холмиков и уже в пределах видимой безопасности, солдаты Нагорного Карабаха их настигли. “Они только стреляли, стреляли и стреляли,” рассказала беженка Раиша Асланова, свидетельствовавшая расследующим из Human Rights Watch. Боевики Arabo затем вытащили ножи из ножен, и начали наносить удары.
Теперь, единственным звуком был ветер, свистящий сквозь сухую траву, ветер, который был еще слишком ранним, чтобы сдуть зловоние трупов. Монте прибыл в Мартуни 22 дня назад, и с тех пор он прошел через два поля смерти, пропитаных свежей кровью пленных и невооруженных мирных жителей.
Монте шел, скрипя по траве, на которой женщины и девочки были разбросаны как сломанные куклы. "Никакой дисциплины", - бормотал он. Он знал важность этой даты: это была четвертая годовщина антиармянского погрома в городе Сумгаит. Ходжалы был стратегической целью, но он также был актом мести."
Ребята,вы не будете против,если этот кусок я позаимствую у вас для диспута на тему про Ходжалы?Я понимаю,что весь перевод еще не готов,но все-таки?

Dismiss
28.02.2010, 10:36
я могу тоже что-то взять для перевода.
только скажите, есть смысл переводить всю книгу о ММ, с детства и т.д. Она, наверно, полна апологетики брату. Видимо, есть смысл перевести то, что связано с Карабахом. Вообщем я готов, если осталось. Что осталось?Большое спасибо, Гиннес. Вы правы - всю книгу нет смысла переводить - нам нужна была одна глава, и она уже переведена, да еще в таком темпе, что любой переводчик позавидует.:) Спасибо за готовность подключиться. :)

Dismiss
28.02.2010, 10:37
Ребята,вы не будете против,если этот кусок я позаимствую у вас для диспута на тему про Ходжалы?Я понимаю,что весь перевод еще не готов,но все-таки?Конечно, не против. Но было бы желательно, если бы вы дали ссылку на эту тему - можно неактивную, учитывая, что на наш форум стоит фильтр на диспуте.
Сегодня вся глава будет на сайте АТС.

El-Dorado
28.02.2010, 10:45
Конечно, не против. Но было бы желательно, если бы вы дали ссылку на эту тему - можно неактивную, учитывая, что на наш форум стоит фильтр на диспуте.
Сегодня вся глава будет на сайте АТС.
Безусловно.Большое спасибо )))Как только будет готова вся глава,дам ссылку и на нее )))

Dismiss
28.02.2010, 13:51
Пратер, я застряла на одном предложении с 213-й страницы из-за того, что фраза не просканировалась полностью. Если можно, просканируй эту страницу еще раз - или скопируй сюда предложение, начинающееся со слов: Kechel, who had been evacuated to a hospital with a bullet through the could not have cared less about Azeri casualties; what infuriated were reports that Monte had not prevented Arabo Manvel from (далее неразборчиво). Еще лучше, если дашь перевод с этого места:"what infuriated were reports that Monte had not prevented Arabo Manvel from ... до конца предложения:... Patriotic Detachment’s split of the captured munitions.

Xan
28.02.2010, 14:30
Погнал через Промт, а потом сидел переводил (вернее коррегировал) читая. Но мой русский... сама знаешь... не гагулик я)))

саташырсан ааа)))п

Dismiss
28.02.2010, 19:23
Все готово! :3dflagsdotcom_azerb

"ПУТЬ МОЕГО БРАТА". ГЛАВА 15. "ПРОБЛЕМЫ С ДИСЦИПЛИНОЙ" - 1
http://atc.az/templates/Default/images/spacer.gif
http://t1.gstatic.com/images?q=tbn:yqXp5epz3twW7M:http://armenianamerica.files.wordpress.com/2009/02/my_brothers_road_large_cover.jpg (http://armenianamerica.files.wordpress.com/2009/02/my_brothers_road_large_cover.jpg)
http://t1.gstatic.com/images?q=tbn:yqXp5epz3twW7M:http://armenianamerica.files.wordpress.com/2009/02/my_brothers_road_large_cover.jpg (http://armenianamerica.files.wordpress.com/2009/02/my_brothers_road_large_cover.jpg)Маркар Мелконян

Казалось, что бой за Карадаглы, первый бой Монте, которым он официально командовал, завершился гладко. Вскоре, однако, все изменилось. Боевики Арабо и Арамо запихнули тридцать восемь пленников, включая нескольких женщин и других мирных жителей, в канаву на окраине деревни. Один из пленных в канаве вытащил гранату, спрятанную в забинтованной руке, и бросил ее под ноги своему охраннику, недавнему наёмнику Патриотического отряда по имени Левон, которому при взрыве оторвало часть ноги. Солдаты Арабо и Арамо страстно желали отомстить за смерть своего товарища, погибшего вчера, и начали закалывать ножами и расстреливать всех пленных до последнего. Шрам Эдо, один из пяти ребят из "Патриотического отряда" из Аштарака, тоже присоединился к ним, обливая нескольких раненых солдат бензином и бросая в них подожженные спички. К тому моменту, когда Монте подошел к канаве на окраине деревни, там была только куча останков.


http://atc.az/index.php?newsid=1412

Dismiss
28.02.2010, 19:29
Если кто-то заметит опечатки в тексте, прошу дать знать. Он должен быть безупречным, потому что это единственный перевод на русский язык в сети, и будет растиражирован многими другими сайтами, а также использован в статьях и публикациях.

Я благодарю всех, кто участвовал в переводе этого текста. Под текстом указаны ники переводчиков.

Dismiss
28.02.2010, 22:14
Разделено на две части: первая (http://atc.az/forum/showpost.php?p=314111&postcount=50) и вторая:


"ПУТЬ МОЕГО БРАТА". ГЛАВА 15. "ПРОБЛЕМЫ С ДИСЦИПЛИНОЙ" - 2
http://atc.az/templates/Default/images/spacer.gif
http://t3.gstatic.com/images?q=tbn:CC7z2TCwN9j9nM:http://armenianstudies.csufresno.edu/hye_sharzhoom/vol26/may05/images/Melkonian.jpg (http://armenianstudies.csufresno.edu/hye_sharzhoom/vol26/may05/images/Melkonian.jpg)Маркар Мелконян

Приблизительно в 11:00 вечера около 2 000 армянских боевиков подошли вплотную через высокую траву к Ходжалы с трех сторон, изгоняя жителей через открытую сторону на восток. К утру 26 февраля беженцы достигли восточного пика Нагорного Карабаха и начали спускаться по склону для спасения в азербайджанском Агдаме, находящемся в шести милях. Там, среди холмиков и уже в пределах видимой безопасности, солдаты Нагорного Карабаха их и настигли. “Они только стреляли, стреляли и стреляли”, - рассказывала беженка Раиса Асланова, свидетельствуя представителям Human Rights Watch, проводящим расследование. Боевики Арабо затем вытащили ножи из ножен и начали наносить ими удары. Монте шел, скрипя по траве, на которой женщины и девочки были разбросаны как сломанные куклы. "Никакой дисциплины", - бормотал он. Он знал важность этой даты: это была четвертая годовщина антиармянского погрома в городе Сумгаит. Ходжалы был стратегической целью, но он также был актом возмездия.
http://atc.az/index.php?newsid=1413

пурга
28.02.2010, 22:35
абсолютно логично, трезво и по делу!

Nana
28.02.2010, 22:56
Спасибо Пратеру за еще один из безоговорочных фактов, подтверждающих преступления.

GUINNESS
28.02.2010, 23:37
Все готово! :3dflagsdotcom_azerb

"ПУТЬ МОЕГО БРАТА". ГЛАВА 15. "ПРОБЛЕМЫ С ДИСЦИПЛИНОЙ" - 1
http://atc.az/templates/Default/images/spacer.gif
http://t1.gstatic.com/images?q=tbn:yqXp5epz3twW7M:http://armenianamerica.files.wordpress.com/2009/02/my_brothers_road_large_cover.jpg (http://armenianamerica.files.wordpress.com/2009/02/my_brothers_road_large_cover.jpg)
[/URL]Маркар Мелконян

Казалось, что бой за Карадаглы, первый бой Монте, которым он официально командовал, завершился гладко. Вскоре, однако, все изменилось. Боевики Арабо и Арамо запихнули тридцать восемь пленников, включая нескольких женщин и других мирных жителей, в канаву на окраине деревни. Один из пленных в канаве вытащил гранату, спрятанную в забинтованной руке, и бросил ее под ноги своему охраннику, недавнему наёмнику Патриотического отряда по имени Левон,которому при взрыве оторвало часть ноги. Солдаты Арабо и Арамо страстно желали отомстить за смерть своего товарища, погибшего вчера, и начали закалывать ножами и расстреливать всех пленных до последнего. Шрам Эдо, один из пяти ребят из "Патриотического отряда" из Аштарака, тоже присоединился к ним, обливая нескольких раненых солдат бензином и бросая в них подожженные спички. К тому моменту, когда Монте подошел к канаве на окраине деревни, там была только куча останков.


[URL]http://atc.az/index.php?newsid=1412 (http://armenianamerica.files.wordpress.com/2009/02/my_brothers_road_large_cover.jpg)

если я попробую подредактировать этот отрывок, возражений не будет?)

Dismiss
28.02.2010, 23:39
если я попробую подредактировать этот отрывок, возражений не будет?)Я буду только благодарна. :)

GUINNESS
01.03.2010, 00:04
Все готово! :3dflagsdotcom_azerb

"ПУТЬ МОЕГО БРАТА". ГЛАВА 15. "ПРОБЛЕМЫ С ДИСЦИПЛИНОЙ" - 1
http://atc.az/templates/Default/images/spacer.gif
http://t1.gstatic.com/images?q=tbn:yqXp5epz3twW7M:http://armenianamerica.files.wordpress.com/2009/02/my_brothers_road_large_cover.jpg (http://armenianamerica.files.wordpress.com/2009/02/my_brothers_road_large_cover.jpg)
Казалось, что бой за Карадаглы, первый бой Монте, которым он официально командовал, завершился гладко. Вскоре, однако, все изменилось. Боевики Арабо и Арамо запихнули тридцать восемь пленников, включая нескольких женщин и других мирных жителей, в канаву на окраине деревни. Один из пленных в канаве вытащил гранату, спрятанную в забинтованной руке, и бросил ее под ноги своему охраннику, недавнему наёмнику Патриотического отряда по имени Левон,которому при взрыве оторвало часть ноги. Солдаты Арабо и Арамо страстно желали отомстить за смерть своего товарища, погибшего вчера, и начали закалывать ножами и расстреливать всех пленных до последнего. Шрам Эдо, один из пяти ребят из "Патриотического отряда" из Аштарака, тоже присоединился к ним, обливая нескольких раненых солдат бензином и бросая в них подожженные спички. К тому моменту, когда Монте подошел к канаве на окраине деревни, там была только куча останков.
http://atc.az/index.php?newsid=1412
Казалось, что бой за Карадаглы, первый бой, которым Монте командовал в официальной должности, прошел успешно. Однако вскоре всё изменилось. Боевики Арабо и Арамо столкнули в канаву на окраине деревни 38 пленных, среди которых были и мирные жители, включая женщин. Один из пленных вытащил гранату, спрятанную в забинтованной руке, и бросил ее под ноги своему охраннику Левону из "Патриотического отряда". При взрыве тому оторвало часть ноги. Солдаты Арамо и Арабо, страстно желавшие отомстить за смерть своего товарища, погибщего еще вчера, начали стрелять в пленных и добивать их ножами, всех без исключений. "Шрам" Эдо, один из пятерых ребят "Патриотического отряда" из Аштарака, облил нескольких раненных солдат бензином и бросил зажженную спичку. К моменту, когда Монте подошел к канаве, там была только груда останков.

Dismiss
01.03.2010, 00:33
Спасибо, Гиннес, вношу на сайт, с маленькими поправками.

GUINNESS
01.03.2010, 02:24
Спасибо, Гиннес, вношу на сайт, с маленькими поправками.

если хотите, могу с удовольствием и другие части посмотреть

Ziyadli
01.03.2010, 04:04
Если кто-то заметит опечатки в тексте, прошу дать знать. Он должен быть безупречным, потому что это единственный перевод на русский язык в сети, и будет растиражирован многими другими сайтами, а также использован в статьях и публикациях.

Я благодарю всех, кто участвовал в переводе этого текста. Под текстом указаны ники переводчиков.
Я заметил кое-что... и это моя вина. Я переводил 210, 211, а вот 212 видимо пропустил. Завтра к вечеру сделаю. Меа кульпа. Меня перепутало... дележка.

Ziyadli
01.03.2010, 04:43
Добавка

Скоро, однако, все изменилось. Бойцы Арабо и Арамо пихали тридцать восемь пленников, включая несколько женщин и других мирных жителей, в канаву в предместьях деревни. Один из пленников в канаве потянул чеку от гранаты, скрытой под перевязанной рукой, и бросил это, попав в ногу одного из нападавших, новичка "Патриотического отряда" по имени Левон. Бойцы Арабо и Арамо давно уже страстно желали поскорей отомстить за смерть другого товарища погибшего за день до этого. Прежде чем граната успела долететь, они начали наносить удар и стрелять в их пленников, пока каждый из них не был мертв. Шрам Эдо, один из пяти парней из Патриотического отряда из Ашдарака, присоединился к ним, обливая несколько раненных солдат бензином, чтобы сжечь их живьем. К тому времени, когда Монте пришел к канаве в предместьях города, там уже была куча отходов мясника.

Монте дал строгие приказы, что пленникам нельзя было вредить. Вены на его шее выделились как плетеный веревки, и он кричал, пока не охрип, но капитан Арабов с черным тюрбаном на голове даже не сделал даже не пожал плечами, поскольку он отвернулся от неприятного разговора и продолжал загружать добычу.

Отряд Арабо и Арамо захватили все оружие, захваченное в тот день — семьдесят восемь винтовок плюс тысячи рожков боеприпасов — и они также опустили деревенский склад, вытаскивая тонны сложенной в мешок пшеницы, чтобы продать. После грабежа они подожгли деревню.

В общей сложности пятьдесят три азербайджанцев были убиты в и вокруг Карадаглу в течение тех двух дней, по сравнению с тремя убитымы на армянской стороне включая шестидесятилетнего сельского жителя в Хагорти, который был поражен шальной пулей.

Как только разошлась новость о том что Карадаглу был “очищен", прибыли несколько делегатов от деревни Красный Базар, которая пятнадцать километров южнее. Двумя годами ранее, местный азербайджанцы в униформах ОМОН остановили четырех армян из Красного Базара, включая одну женщину, и сожгли их живьем в их автомобиле. Теперь, их односельчане просили четырех из пленников азербайджанцев для "матах" — жертв для кровной мести; ведь написано, в конце концов: глаз за глаз. Монте нахмурился на них, и они вернулись с пустыми руками.

Больше чем пятьдесят пленных азербайджанцев были убиты в Карадаглу. Но не эта скотобойня повредила репутацию Монте-Карло среди людей Нагорного Карабаха.

QafqazWolf
01.03.2010, 08:46
Montenin kesilmish bashina dash dushsun

Dismiss
01.03.2010, 10:15
Я заметил кое-что... и это моя вина. Я переводил 210, 211, а вот 212 видимо пропустил. Завтра к вечеру сделаю. Меа кульпа. Меня перепутало... дележка.Зиядлы, гардаш, я тоже заметила недостающий кусок и уже перевела и вставила его в текст.
Сорри, что не предупредила.

Baltazar
01.03.2010, 10:42
Добавка

Монте дал строгие приказы, что пленникам нельзя было вредить. Вены на его шее выделились как плетеный веревки, и он кричал, пока не охрип, но капитан Арабов с черным тюрбаном на голове даже не сделал даже не пожал плечами, поскольку он отвернулся от неприятного разговора и продолжал загружать добычу.

Отряд Арабо и Арамо захватили все оружие, захваченное в тот день — семьдесят восемь винтовок плюс тысячи рожков боеприпасов — и они также опустили деревенский склад, вытаскивая тонны сложенной в мешок пшеницы, чтобы продать. После грабежа они подожгли деревню.

Зиядлы, командира Арабо в чём тюрбане зовут Манвел Егизарян.это он в наше время
http://www.youtube.com/watch?v=G935Xuzr7Yk

а вот таким он был во время войны.
http://www.youtube.com/watch?v=3hfKMBil71g&feature=related

кстати там 9 видео клипов про Арабо. рекомендую всем посмотреть.
надеюсь моя информация че то поможет

Dismiss
01.03.2010, 11:56
кстати там 9 видео клипов про Арабо. рекомендую всем посмотреть.
надеюсь моя информация че то поможетСпасибо, Балтазар!

Ziyadli
01.03.2010, 14:25
Зиядлы, командира Арабо в чём тюрбане зовут Манвел Егизарян.это он в наше время
http://www.youtube.com/watch?v=G935Xuzr7Yk

а вот таким он был во время войны.
http://www.youtube.com/watch?v=3hfKMBil71g&feature=related

кстати там 9 видео клипов про Арабо. рекомендую всем посмотреть.
надеюсь моя информация че то поможет
Саг ол, Балта лэлэ. Помню я эти клипы, помню мордочку Манвела

Dismiss
11.03.2010, 17:03
если хотите, могу с удовольствием и другие части посмотретьКонечно, хочу. Ваши поправки были очень кстати.

Dismiss
11.03.2010, 17:06
Заметила, что кто-то упорно пытается вирусовать файлы с главой из книги Маркара Мелконяна на сайте АТС. Без антивируса советую ссылки на книгу не открывать.

БОЗГУРД
18.03.2010, 14:46
Где можно найти электронный вариант (текстовый, а не pdf)? Вообще всю книгу на русский и азербайджанский хочу перевести.

Dismiss
18.03.2010, 16:01
Где можно найти электронный вариант (текстовый, а не pdf)? Вообще всю книгу на русский и азербайджанский хочу перевести.
Нигде. Электронного варианта книги в сети нет, ее можно только купить.

Есть только этот отрывок:

Путь моего брата (http://aniv.ru/view.php?numer=14&st=2) (из одноименной книги Маркара МЕЛКОНЯНА (Лос-Анджелес, США))

Dismiss
18.03.2010, 16:13
"Путь моего брата" Маркара Мелконяна

Конец пути брата Маркара Мелконяна:

http://aniv.ru/all_numer/n14/st1/4.jpg

БОЗГУРД
18.03.2010, 19:54
Жил как шакал, как шакал сдох.

Надеюсь, в аду для него не найдется сковородки с тефлоновым покрытием.

Брут
18.03.2010, 22:21
Конец пути брата Маркара Мелконяна

Гитлер, не пропагандируй тут террористов.

GUINNESS
18.03.2010, 22:39
Dismiss, вы выложили отрывок из книги про ММ. Прочитал и проникся к этому хорошему армянскому парню симпатией... Теперь я и другие будем знать, какими простыми и человечными ребятами были эти армянские террористы... Вы считаете популяризацию армянских "героев", сражавшихся против азербайджанцев в НКАО, уместной?

GUINNESS
18.03.2010, 22:42
Конечно, хочу. Ваши поправки были очень кстати.

скажите, что я могу сделать? только шас увидел это ваш пост. или уже поздно?(

Брут
18.03.2010, 22:43
Гитлер, не пропагандируй тут террористов.
Солнце кому террорист а кому Национальный Герой )))

Ты выставила не верную фотку вот я и поправил.Если этим сделал тебе больно то извини ))

Dismiss
19.03.2010, 00:03
Dismiss, вы выложили отрывок из книги про ММ. Прочитал и проникся к этому хорошему армянскому парню симпатией... Теперь я и другие будем знать, какими простыми и человечными ребятами были эти армянские террористы... Вы считаете популяризацию армянских "героев", сражавшихся против азербайджанцев в НКАО, уместной?
Вы можете называть это популяризацией армянских "героев", а я считаю это ответом на вопрос:
Где можно найти электронный вариант (текстовый, а не pdf)? Вообще всю книгу на русский и азербайджанский хочу перевести.
Не нужно искать темную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет.

Dismiss
19.03.2010, 00:05
Ты выставила не верную фотку"Неверная" фотка взята с армянского сайта. Там и делай поправки. :)

Брут
19.03.2010, 00:09
Солнце "конец" пути Аво изображено на фотке ,которую ты великодушно удалила дабы не нервировать софорумджан видемо))))))
И как ты наверну уже догадалась это не "конец" а путь в вечность)
как там у вас говорят- "он стал шахидом"?))

GUINNESS
19.03.2010, 02:51
Вы можете называть это популяризацией армянских "героев", а я считаю это ответом на вопрос:

Не нужно искать темную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет.


я не ищу никаких кошек, вы не правильно меня поняли. кроме Бозгурда это и другие читают. Можно еще что-нибудь доброе про бандитов вывесить для общей информации...

Prater
19.03.2010, 04:04
Гинесс, Монте террорист и убийца, но он понес заслуженное наказание - азербайджанские ВС его уничтожили. Теперь он в аду.
А его жена Сета и его брат Маркар вполне честно описали зверства армянских национальных героев.

БОЗГУРД
19.03.2010, 04:35
И как ты наверну уже догадалась это не "конец" а путь в вечность)
как там у вас говорят- "он стал шахидом"?))
Путь в ад, к родственникам. У нас террористы не становятся шахидами, Ислам осуждает террор. А монте как жил будучи шакалом, как шакал и умер.
Каков народ, таков и герой, с морфемой "мо" посредине.

Dismiss
19.03.2010, 10:48
скажите, что я могу сделать? только шас увидел это ваш пост. или уже поздно?(В принципе работа над редактированием завершена, перевод висит на сайте, но если сочтете нужным усовершенствовать текст, то с благодарностью прислушаюсь к Вашим поправкам. :)

vuqar melikov
10.04.2010, 22:06
извините, как я могу купить эту книгу ? как покупать онлайн я в этом не разбираюсь, заранее благодарю.

Coolio
10.04.2010, 22:31
извините, как я могу купить эту книгу ? как покупать онлайн я в этом не разбираюсь, заранее благодарю.
Главное иметь действующую кредитную карту. Создаете аккаунт на сайте, выбираете товар, добавляете его в "корзину", переходите к оплате, указываете адрес и номер карты, сверяете данные и утверждаете покупку. Примерно так. Обычно, на многих онлайн магазинах есть подробное руководство.

На Амазоне есть эта книга.

Гончар
08.12.2010, 19:22
Гинесс, Монте террорист и убийца, но он понес заслуженное наказание - азербайджанские ВС его уничтожили. Теперь он в аду.
А его жена Сета и его брат Маркар вполне честно описали зверства армянских национальных героев.

Может быть.:umnik2: Факты из книги не использованы, как контраргументы, нигде. Могли бы напечатать и распространить бесплатно на многих языках.:read: В информационнной войне басни про "права автора" не берутся в учёт.:hi:

Prosecutor
17.02.2011, 11:42
1st News :: Интервью

Эйваз Гусейнов: «Жители села Гарадаглы уничтожили лучших армянских наемников из отрядов Арамо, Арабо и Монте Мелконяна»

02-17 09:24


17 февраля 1992 года армянские отряды наемников Арамо, Арабо и Аво (Монте Мелконяна), опираясь на огневую поддержку 366-го мотострелкового полка СНГ, дислоцированного в Ханкенди, оккупировали стратегически важное село Гарадаглы. В боях за Гарадаглы погиб 91 человек, 54 из которых были убиты в один день. В целом в борьбе против армянских наемников в Ходжавендском районе погибло 145 человек (15 женщин, 13 детей).

Бойцы местного батальона самообороны сражались до последнего патрона, проявили невиданный героизм, однако, оставшись без помощи, попали в окружение. Несколько из них были взяты в плен армянскими наемниками, но и тут ребята смогли нанести урон живой силе противника.

О событиях тех дней, полных героизма и трагедии, в эксклюзивном интервью 1news.az вспоминает бывший тогда командиром отряда самообороны ветеран Карабахской войны, глава исполнительной власти Ходжавендского района Эйваз Гусейнов.

- Насколько я знаю, село Гарадаглы было наравне с городом Ходжалы одним из важнейших стратегических пунктов в Нагорном Карабахе, поскольку находились на дороге Мартуни-Ханкенди, в связи с чем армянские боевики всегда стремились захватить эти пункты. Когда стали сгущаться тучи над Гарадаглы?

- В феврале 1988 года, после того как армянские националисты из облсовета НКАО приняли антиконституционное решение о выходе из состава Азербайджанской ССР и переходе в состав Армянской ССР, начали сгущаться тучи над азербайджанским населением региона. До этого мы неоднократно обращались в Баку, к руководству различных партийных и государственных органов с письмами о том, что армянская сторона готовит антиазербайджанские выступления с целью разжигания конфликта и выхода из состава республики. Мы оповещали, что все это активно поддерживается эмиссарами из Армении и в итоге обернется большим проблемами для азербайджанского населения. Дело в том, что вооруженные армянские экстремисты открыто угрожали нам, поэтому у нас уже никаких иллюзий не было насчет мирного разрешения ситуации.
Ситуация взорвалась после того, как в феврале 1988 года Армянская ССР признала легитимным решение облсовета НКАО о переходе из состава Азербайджана в состав Армении. Создалось военное положение, началось активное вооружение армянского населения и переброска иностранных наемников в регион. Азербайджанские деревни Мартунинского – ныне Ходжавендского района находились в тяжелом положении, почти не имели связи с центром и мы вынуждены были сами решать вопрос защиты жизни своих семей и населения. Тогда жители деревень начали создавать отряды самообороны, были расставлены посты, вырыты окопы и сделано все, что возможно для обороны от армянских наемников.

- Когда вам стало ясно, что село Гарадаглы подвергнется нападению различных армянских группировок, отрядов наемников и подразделений 366 МСП?

- Дело в том, что начиная с 1988 года азербайджанские населенные пункты Ходжавендского района постоянно подвергались нападению армянских наемников. Постепенно село Гарадаглы и другие сжимались в кольцо со стороны армянских бандформирований и мы оказались в осадном положении. Положение усугубилось после того, как по инициативе руководства Армянской ССР из Москвы поступил приказ обезоружить местное азербайджанское население. На фоне того, что вооруженные до зубов армянские наемники, имевшие уже бронетехнику и ракетные установки, устраивали нападения на нас, в азербайджанские села были введены советские войска, которые отняли у сельчан все охотничьи ружья и имевшееся у нас огнестрельное оружие.

Мы остались с голыми руками перед угрозой быть вырезанными со стороны армянских наемников. Тогда командиры отрядов самообороны и жители азербайджанских сел за свои деньги, продавая свое имущество, скот, украшения, вынуждены были покупать охотничьи ружья для обороны, хотя этим нереально было противостоять хорошо вооруженным отрядам армянских наемников, поддерживаемых советским 366 МСП. Но у народа было самое сильное оружие - несгибаемое желание даже ценой своих жизней не отдать земли своих отцов армянским пришельцам. К сожалению, несмотря на наши просьбы, многочисленные визиты сельчан в Баку никакой помощи нам от руководства Азербайджана не поступало.

- Когда начались бои не на жизнь, а насмерть вокруг Гарадаглы?

- Все 4 года, с 1988 по 1992 год, мы с оружием в руках отбивали атаки армянских банд. Положение ухудшилось после того, как опять-таки по просьбе из Армянской ССР, союзное руководство приказало властям Азербайджана насильно вывезти из Нагорного Карабаха всех азербайджанских беженцев, изгнанных из Армении. Я считаю это огромной ошибкой Абдулрахмана Везирова и руководства ЦК Компартии Азербайджана, которое, пойдя на поводу армянской стороны и союзных властей, силой выдворило беженцев и перевезло их в Баку и другие города Азербайджана. Дело в том, что армяне изначально боялись нас, знали, на что мы способны, а когда стали прибывать азербайджанские беженцы из Армении, то местное армянское население, среди которого царили панические настроения, вообще стало готовиться переезжать отсюда в Армению.
В такой сложной ситуации, в ноябре 1991 года, армянские боевики, почувствовав полную безнаказанность, начали претворять план по насильственному изгнанию азербайджанского населения. Для армянских наемников было важно обеспечить свое преимущество на стратегически важных дорогах Ходжавенд-Ханкенди и Ханкенди-Аскеран-Агдам, в связи с чем они решили уничтожить все азербайджанские села, расположенные на этом пути. 31 октября 1991 года армянами были оккупированы села Туг и Салакендли Ходжавендского района.

Затем, 19 ноября 1991 года при помощи 366 МСП армянскими бандитами было захвачено небольшое азербайджанское село Ходжавенд, рядом с райцентром Мартуни (ныне Ходжавенд), затем началась 4-месячная осада села Гарадаглы и города Ходжалы, стоявших на этих важных дорогах в Ханкенди. Мы прекрасно понимали, что армяне хотят расширить военные действия в Карабахе и наши села мешают им продвинуть линию фронта и обеспечивать войска всем необходимым. Мы также знали, что без поддержки из Баку нас просто всех тут перебьют, у нас не было никаких иллюзий по этому поводу.

- В этой ситуации, какие действия были вами предприняты, чтобы защитить и спасти свои жизни?

- На следующий день, утром 20 ноября, изгнанные армянами жители села Ходжавенд и других наших сел отправили делегацию, чтобы требовать помощи от руководства Азербайджана. Мы собрались в Агдаме и стали требовать, чтобы нам оказало помощь руководство республики. В Агдам прибыла на вертолете правительственная делегация, возглавляемая госсекретарем Азербайджана, ныне покойным Тофиком Исмайловым. Мы потребовали, чтобы руководство республики приняло меры для нашей защиты. Тогда Тофик Исмайлов сказал, что они летят в оккупированное армянами село Ходжавенд для выяснения ситуации и переговоров с армянской стороной. Наши аксакалы попытались объяснить Т.Исмайлову, что не надо лететь туда, что армянским наемникам все равно кого убивать: сельчан или представителей руководства Азербайджана.
Но представители правительственной делегации еще не понимали, что в Карабахе уже идет настоящая война и все-таки вылетели в этом направлении. В итоге 20 ноября 1991 года близ села Гаракенд Мартунинского (Ходжавендского) района НКАО, армянскими боевиками был сбит правительственный вертолет, на борту которого находились лучшие сыны Азербайджана, миротворцы из России и Казахстана. От тепловой ракеты, выпущенной армянскими наемниками, вертолет рухнул, полностью сгорел, и погибли все 22 человека на его борту.

- И даже после того теракта 20 ноября 1991 года, совершенного армянскими наемниками, не было предпринято ничего для защиты азербайджанских земель и населения?

- В том-то и дело, что после уничтожения правительственной делегации в азербайджанском руководстве наступил шок, который был воспринят армянской стороной как сигнал к открытой оккупации азербайджанских земель. С этого дня село Гарадаглы попало в полное окружение армянских наемников, затем прекратилась и связь по воздуху, поскольку армянские бандиты стреляли и выпускали ракеты по ним. Тогда мы с небольшим отрядом пробрались в село Гарадаглы, чтобы организовать его оборону и вывоз оттуда детей, женщин и стариков. На этот момент в селе находилось около 900 человек населения.

Перед нами стояла задача всеми силами обеспечить вывод оттуда населения, чтобы не случилось того армянского вандализма, свидетелями которого мы стали через десять дней - 26 февраля 1992 года в Ходжалы. Рядом с селом Гарадаглы находилась армянская деревня Кенхурд – родина известного идеолога армянского национал-фашизма, писателя Зория Балаяна, сухопутная связь которой с райцентром Мартуни (Ходжавенд) и другими армянскими деревнями вплоть до города Ханкенди была нарушена. То есть армянские боевики расставили везде посты, но азербайджанское село Гарадаглы было препятствием, не позволявшим им соединить свои силы: армяне даже вынуждены были построить новую обходную дорогу - вот так они нас боялись.

- Ваш отряд и сами жители Гарадаглы знали, что они в прямом смысле обречены быть уничтоженными со стороны армянских наемников?

- Да, они все знали, что неминуемо погибнут, и в этой ситуации нужно было что-то сделать для спасения почти 900 жителей села, поскольку из Баку никакой помощи ждать не приходилось. Никто из способных держать оружие в руках не хотел покидать Гарадаглы и они все готовы был отдать жизни за свои земли. Затем, 12 и 16 января 1992 года, по рации жители Гарадаглы нам сообщили, что вокруг села собираются крупные вооруженные группировки армянских наемников и 366 МСП, которые готовятся полностью уничтожить этот населенный пункт вместе с его жителями.

Мы решились на отчаянный шаг: с малой группой внезапно напасть на райцентр Мартуни (Ходжавенд) с целью отвлечь армянские группировки от села Гарадаглы, чтобы они перебросили свои силы на нас. Ночью 12 января наш отряд напал на Мартуни, где находился штаб армянских отрядов Арамо, Арабо и Аво и с боями вытеснил их с некоторой части города. Армяне понесли тяжелые потери и вынуждены были вызвать на помощь отряды, окружившие село Гарадаглы. Воспользовавшись этим, другая наша группа смогла обеспечить вывоз части населения из села.

Затем, 16 января, когда Гарадаглы вновь было окружено плотным кольцом армянских отрядов, наш отряд вновь нанес внезапный удар по райцентру Мартуни и захватил большую часть города и нанес серьезный урон живой силе противника. В этот момент армяне начали штурм села Гарадаглы, но узнав, что мы захватили половину Мартуни, вынуждены были остановить бой и перебросить свои силы для спасения райцентра. В этом бою мы не только нанесли урон врагу, но и уничтожили единицы бронетехники и взяли большое количество оружия и боеприпасов, после чего отступили, поскольку нашей целью было отвлечь врага и спасти жителей села Гарадаглы.

- Дважды захватив логово армянских наемников в Мартуни (Ходжавенде), вы смогли чем-то помочь жителям села Гарадаглы?

- Эти две удачные операции в Мартуни позволили нам вывести из села Гарадаглы почти все население. В селе остался отряд молодых ребят, наотрез отказавшихся без боя сдавать Гарадаглы. 12 февраля армянами были захвачены соседние азербайджанские села Малыбейли и Гушчулар. Армянские наемники после этого постоянно нападали на Гарадаглы, и мы знали, что их целью является захват этого единственного азербайджанского села оставшегося между Мартуни (Ходжавенд) и Степанакертом (Ханкенди). Армянский полевой командир Аво (Монте Мелконян) дал задание своим головорезам во чтобы то ни стало захватить село. Затем с 14 по 17 февраля при поддержке 366 МСП со стороны армянских наемников из отрядов Арамо и Арабо начался 4-дневный штурм Гарадаглы, однако даже все эти силы не смогли захватить село. Погибло свыше 60 опытнейших армянских наемников, переброшенных сюда из-за рубежа. Отряд самообороны жителей села Гарадаглы бился до последнего патрона и только после этого армянским отрядам удалось проникнуть в село и захватить в плен оставшихся в живых 118 человек.

- То есть молодые жители Гарадаглы преподнесли настоящий урок армянским наемникам из отрядов Арамо, Арабо и Аво Монте Мелконяна?

- Да, это был настоящий урок армянским бандитам и пример отваги и героизма для всех нас. Захватив село, армянские головорезы зверски убили там же у села 33 наших ребят, затем погрузили остальных в грузовики и повезли в сторону Ханкенди. По дороге армянские фашисты решили устроить кровавое «шоу»: собрали армянское население соседних деревень и останавливали караван с пленными жителями Гарадаглы, расстреливая их группами на глазах толпы. Когда у села Джамият остановились грузовики и раздался крик: «10 человек вниз!», выпрыгнули тридцать наших ребят и раскрыв груди, закричали: «Стреляйте нас всех! Все равно мы наказали вас шакалов, и теперь спокойно можем умереть на своей земле!». На одной из таких «остановок» наш молодой пленный боец, прятавший в руках гранату, взорвал ее и вместе с собой уничтожил большую группу армянских наемников.

На глазах собравшихся детей, женщин и жителей армянских сел было убито, зверски замучено и обезглавлено несколько десятков пленных. Таким образом до Ханкенди доехало живыми всего 52 человека - менее половины взятых в плен в Гарадаглы. А в общей сложности в боях за Гарадаглы погиб 91 человек – каждый десятый житель села.
Беспримерный героизм и отвага молодых жителей села Гарадаглы должна стать примером для всей азербайджанской молодежи. Эти молодые ребята смогли уничтожить большое количество опытнейших террористов и наемников из разных стран, приехавших воевать за деньги на армянской стороне. Жители Гарадаглы смогли противостоять наиболее подготовленным армянским отрядам наемников Арамо, Арабо и Аво, отличавшихся животной жестокостью.

Продолжение следует

Ризван Гусейнов

Prater
17.02.2011, 12:59
Мелконян писал так:


Позже, когда перед лицом атаки с гор, ОМОН отступил из окружающих деревень, жители Карадаглы оказались окружены очень враждебно настроенными армянами. В конечном итоге прилетели вертолеты, чтобы эвакуировать женщин и детей, и к тому времени, когда начальство Монте попросило его приготовить план атаки на деревню, большинство (но не все) из оставшихся сельчан были хорошо вооруженными защитниками.
Когда Монте и несколько человек из его команды начали спускаться по снежному склону из армянской деревни Хагорти в сторону Карадаглы, армянские жители села открыли по ним огонь. Группа приостановила спуск и вступила в спор с сельчанами. «Уходите,- сказали они, - нам здесь не нужна война». Монте ответил, что уже слишком поздно для таких сантиментов: они уже находились в состоянии войны. Теперь не оставалось никакого выбора, кроме как принять этот факт и закончить дело как можно быстрее. Однако сельчане стояли на своем, и их голоса начали повышаться. В конце концов, азербайджанские часовые в Карадаглы, видимо, разнервничавшиеся от спора, открыли огонь по бранящимся, которые бросились в укрытие.
...
В середине февраля Монте и его Патриотический отряд расположились биваком в Мехдишене, деревне к северу от Степанакерта, находящемся на достаточном расстоянии от райцентра Мартуни, чтобы собрать побольше разведданных, на сей раз для запланированного нападения на соседний город Ходжалы.
...
16 февраля наступательная операция Монте прервалась, так как он получил срочный вызов от начальников в Степанакерте. Он оставил свой бинокль и помчался в штаб Вооруженных Сил, расположенный на прежнем вокзале, на бульваре Борцов за свободу в Степанакерте. Пока он слушал шепелявого Артура Мкртчяна, очкастого президента Нагорного Карабаха, тот объяснял, что отряды Арабо и Арамо атаковали деревню Карадаглы по собственной инициативе и без разрешения, и что азербайджанцы-защитники села отразили нападение, убив во время перестрелки одного из атакующих. Мкртчян знал, что Монте имел разведданные по Карадаглы, и попросил, чтобы он закончил операцию, которую сорвали отряды изменников.
“Соберите свой вещи прямо сейчас”- объявил Монте, вернувшись в расположение Патриотического Отряда в Мехдишене. “Мы уходим".
К полудню, по дороге в Карадаглы, они встретили на дороге бойцов Арабо и Арамо. Бой к тому времени закончился, и бойцы в черных тюрбанах сказали, что деревня была захвачена, и в настоящее время атакующие отступают. Услышав это, большинство бойцов Патриотического Отряда развернулись и возвратились в свои казармы в Дор Ацел, а Монте поехал дальше в Карадаглы, чтобы самому во всем удостовериться. Немного спустя он ворвался в казармы в Дор Ацел и крикнул: «Будьте готовы!” Сообщение было ложным: Карадаглы оставался в руках защитников- азербайджанцев.
В 6 утра следующего дня несколько членов Патриотического Отряда устроили засаду в коричневой траве и в снегу, откуда начали наблюдение за азербайджанским блокпостом защиты в юго-западной части Карадаглы. Местные бойцы из Мартунинского штаба засели с двух сторон от Монте, в то время как бригады Арабо и Арамо заняли другие позиции вокруг деревни. Ни у нападавших, ни у защитников не было танков, артиллерии или другого оружия, кроме гранатометов.
...(Монте) хладнокровно взял Б-7 на плечи, прицелился и сжал спусковой крючок. Первый снаряд с белой вспышкой и ревом вылетел прямо в угловое окно на втором этаже здания, выжег все внутри и желтым пламенем вырвался назад из окна. Это был сигнал, и нападавшие начали поливать деревню свинцом.
Под градом пуль азербайджанские защитники обратились по рации за помощью к своим командующим с Агдамской равнины, находящейся на расстоянии нескольких километров к северу, и сказали, что они не могут больше противостоять этому нападению. Из наблюдательного пункта Монте слышал выстрелы в здании, где сидели защитники. Ему показалось, что защитники не смогли договориться о дальнейших действиях и стреляли друг в друга.
Когда прекратился ответный огонь со стороны защитников, Монте опустил свой Б-7 и начал наблюдение за тем, как отряды нападавших нахлынули со всех сторон в Карадаглы.
В 5 часов дня отряды выполнили свою задачу. С армянской стороны в тот день был убит только один боец, в то время как с вражеской стороны было убито двое, и сорок восемь пленных азербайджанцев направлялись в сторону грузовика. Пленники были транспортированы в Степанакерт, где их удерживали до того момента, когда их можно будет обменять на армянских заложников, оставшихся в руках азербайджанцев.
Казалось, что бой за Карадаглы, первый бой, которым Монте командовал в официальной должности, прошел успешно.
Однако вскоре всё изменилось. Боевики Арабо и Арамо столкнули в канаву на окраине деревни 38 пленных, среди которых были и мирные жители, включая женщин. Один из пленных вытащил гранату, спрятанную в забинтованной руке, и бросил ее под ноги своему охраннику Левону из Патриотического отряда. При взрыве тому оторвало часть ноги.
Солдаты Арамо и Арабо, страстно желавшие отомстить за смерть своего товарища, погибшего еще вчера, начали стрелять в пленных и добивать их ножами, всех без исключения. "Шрам" Эдо, один из пятерых ребят Патриотического отряда из Аштарака, облил нескольких раненых солдат бензином и бросил подожжённую спичку. К моменту, когда Монте подошел к канаве, там была только груда останков.
Монте издал строгий приказ о том, что пленникам нельзя наносить вред. Вены на его шее вздулись как плетеная веревка, он кричал до хрипоты, но капитан Арабо, в черном тюрбане, и плечом не повел, а, отвернувшись от Монте как от назойливой мухи, возобновил погрузку добычи.
Отряды Арабо и Арамо ушли со всем оружием, захваченным в тот день – 78-ю винтовками и тысячью патронами, а также очистили деревенский склад, унеся тонны мешков с пшеницей на продажу. После мародерства они спалили деревню.
В общей сложности пятьдесят три азербайджанца были убиты в Карадаглы и вокруг него в течение двух дней, в то время как со стороны армян было трое убитых, включая шестидесятилетнего сельского жителя в Хагорти, сраженного шальной пулей.


Отличия естественно есть. Но интересны сходства. И Эйвал и Мелконян говорят, что последних жителей вывезли вертолетами. Согласно Мелконяну защитники Гарадаглы отбили две атаки Арабо и Арамо. Эйваз говорит о 4-х днях обороны. Оценки числа погибших азербайджанцев различаются не сильно. Эйваз говорит о 91 человек, включая также гарадглинцев убитых по дороге в Ханкенди, а Мелконян о 53-х, убитых только в самом Гарадаглы.
Существенно отличаются оценки числа погибших армян. 3 у Мелконяна, 60 у Эйваза. Думаю истина где-то посередине. Я не думаю, что после 2-х атак описанных Мелконяном, проходящих несколько дней, причем неудачных настолько, что Монте перебросили в Гарадаглы, погибло всего 2-3 человека.
Скорее всего 2-3 человека погибли во время последней атаки, организованной самим Монте. А во время предыдущих атак погибло человек 30-40, что и заставило армянское командование перебросить Монте.

Интересно также совпадение по истории о спрятанной азербайджанцем гранате. Конечно разнится кол-во жертв от гранаты, Эйваз не называет конкретную цифру, просто говорит о большом количестве армян, Мелконян говорит только о том, что ранило одного.
Эйваз в общем-то не может иметь абсолютно точной информации, так как происходило это у армян.

И Эйваз и Мелконян рассказывают, что около 30 пленных были убиты в самом селе (у Мелконяна 38, у Эйваза 33).

Единственное по Мелконяну история с гранатой произошла в самом селе, а по Эйвазу уже позже, когда остальных пленных расстреливали в пути.

Baltazar
19.02.2011, 07:41
Мелконян писал так:




Отличия естественно есть. Но интересны сходства. И Эйвал и Мелконян говорят, что последних жителей вывезли вертолетами. Согласно Мелконяну защитники Гарадаглы отбили две атаки Арабо и Арамо. Эйваз говорит о 4-х днях обороны. Оценки числа погибших азербайджанцев различаются не сильно. Эйваз говорит о 91 человек, включая также гарадглинцев убитых по дороге в Ханкенди, а Мелконян о 53-х, убитых только в самом Гарадаглы.
Существенно отличаются оценки числа погибших армян. 3 у Мелконяна, 60 у Эйваза. Думаю истина где-то посередине. Я не думаю, что после 2-х атак описанных Мелконяном, проходящих несколько дней, причем неудачных настолько, что Монте перебросили в Гарадаглы, погибло всего 2-3 человека.
Скорее всего 2-3 человека погибли во время последней атаки, организованной самим Монте. А во время предыдущих атак погибло человек 30-40, что и заставило армянское командование перебросить Монте.

Интересно также совпадение по истории о спрятанной азербайджанцем гранате. Конечно разнится кол-во жертв от гранаты, Эйваз не называет конкретную цифру, просто говорит о большом количестве армян, Мелконян говорит только о том, что ранило одного.
Эйваз в общем-то не может иметь абсолютно точной информации, так как происходило это у армян.

И Эйваз и Мелконян рассказывают, что около 30 пленных были убиты в самом селе (у Мелконяна 38, у Эйваза 33).

Единственное по Мелконяну история с гранатой произошла в самом селе, а по Эйвазу уже позже, когда остальных пленных расстреливали в пути.
Было бы неплохо описать боевые действия в Кяркиджахане. Поистние героическая была оборона это одно из немногих мест где наши вели уличные бои с армянами