PDA

Просмотр полной версии : Фиктивные соглашения и территориальная бесцелостность: Андриас Гукасян


Ашина
04.12.2009, 01:56
Две статьи одного и того же автора, написанные с полуторагодовым интервалом - в июле 2008 года и в декабре 2009 года. Возможно, вторая статья была написана раньше, чем в декабре этого года, но она была напечатана только сейчас. Однако, очень характерно, что первая была опубликована ещё до Российско-Грузинской войны.

Я открыл отдельную тему, чтобы статьи не затерялись в других темах по Карабахскому вопросу.

В целом в обеих статьях говорится об одном и том же: о том, что Армения уже признала территориальную целостность АР (как и всех других стран бывшего СССР) при распаде Советского Союза и создании на его месте суверенных государств.

================================================== =======

ФИКТИВНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ И ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ БЕСЦЕЛОСТНОСТЬ
Автор Андриас ГУКАСЯН (http://www.golos.am/index.php?Itemid=37&id=30777&option=com_content&task=view)
Tuesday, 08 July 2008

Вероятность нападения со стороны Азербайджана на Нагорный Карабах и Армению намного возрастет, если Генеральная Ассамблея ООН на своей следующей сессии вновь заявит о неизменном уважении и поддержке суверенитета и территориальной целостности Азербайджанской Республики в пределах ее международно признанных границ. В этом случае постоянно декларируемое требование Азербайджана к Армении вывести войска с "оккупированных территорий" может стать ультиматумом, невыполнение которого повлечет за собой начало боевых действий.

Нетрудно предсказать, что в случае второй Карабахской войны количество человеческих жертв будет намного больше, чем в предыдущей. Это означает, что независимо от исхода войны в дальнейшем потребуется намного больше усилий для восстановления мирных отношений между армянским и азербайджанским народами. В данном случае международное признание территориальной целостности Азербайджана в границах Азербайджанской ССР является правовым основанием, создающим возможность для Азербайджана решить "армянский вопрос" традиционным путем, но современными методами уничтожения людей.

Принятые в 1993 году Советом Безопасности ООН резолюции об оккупации территории независимого Азербайджана со стороны "местных армянских сил" также создают стимул для применения Азербайджаном силы против НКР. Прецеденты отсутствия международной ответственности за применение силы со стороны Хорватии против сербов в Сербской Краине и стороны Российской Федерации против чеченцев-вахабитов в Чечне служат для авторитарного режима Азербайджана доказательством того, что политический статус Нагорного Карабаха и контролируемых им территорий можно определить с помощью реактивных систем залпового огня.

В такой ситуации Армения может предпринять шаги для признания недействительным признание территориальной целостности Азербайджана в пределах границ бывшей Азербайджанской ССР. Для этого необходимо признать недействительным присоединение Азербайджана к Соглашению о создании СНГ, уставу СНГ, Заключительному акту Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе и другим международным договорам ОБСЕ.

Все эти соглашения, которые являются правовой основой для признания территориальной целостности образованных на территории СССР государств, имеют существенный изъян: они противоречат главным нормам международного права - принципам равноправия народов, права народов на самоопределение и суверенного равенства государств.

Подобные соглашения с правовой точки зрения ничтожны, т. е. не имеют правовой силы с момента их заключения. Если Армения обратится к государствам-участникам этих соглашений с уведомлением о недействительности этих договоров на основании того, что в момент заключения они противоречили императивным нормам общего международного права, то эти государства должны либо признать этот факт, либо оспорить его в течение трех месяцев.

Таким образом, симметричным ответом на действия Азербайджана, направленные на выход из переговоров и роспуск Минской группы ОБСЕ, могут стать действия Армении, направленные на роспуск СНГ и ОБСЕ для ликвидации фиктивной правовой основы "территориальной целостности" Азербайджана.

Государства СНГ образовались не путем отделения от СССР союзных республик в соответствии с нормами советского права, а путем самопровозглашения себя независимыми государствами. Этот акт был совершен в Алма-Ате 21 декабря 1991 года, когда главы одиннадцати союзных республик подписали протокол к соглашению о создании СНГ. Подписание протокола к соглашению о создании СНГ со стороны глав остальных (кроме республик Балтии и Грузии) союзных республик означало поддержку государственного переворота в СССР и раздел его территории между самопровозгласившими свою независимость государствами.

Сделано это было умышленно - для того чтобы лишить права на самоопределение народы, которые вошли в СССР путем образования автономных республик и автономных областей в составе союзных республик. Спустя четыре года Государственная Дума признала эти действия государственных руководителей РФ незаконными, а соглашение о создании СНГ фиктивным "в части, относящейся к прекращению существования Союза ССР".

Государства-участники СБСЕ (США, Канада и европейские страны) дали свое согласие на присоединение государств СНГ к международным соглашениям, заключенным между ними и СССР в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Это действие нарушило их обязательства по отношению к СССР, предусмотренные в самих этих соглашениях (уважение территориальной целостности, суверенитета, признание верховенства закона и т. д.). Кроме этого, оно нарушило нормы общего международного права, поскольку государства СБСЕ признали территориальную целостность самопровозглашенных государств СНГ в границах, в рамках которых существовали народы и территории, имевшие право - до развала СССР - самостоятельно определять свой политический статус.

Таким образом, получилось, что государства-участники СБСЕ, принимая в свои ряды государства СНГ, вместе с этим признали право последних силой (путем отмены Конституции) присоединить к себе территории СССР. Подобные соглашения противоречат нормам, зафиксированным в Декларации о принципах международного права Генеральной Ассамблеи ООН. Поэтому присоединение Азербайджана к СБСЕ в 1992 году - это ничтожный правовой акт, не имеющий правовой силы с момента его совершения.

Феномен территориальной бесцелостности возник в силу того, что самопровозглашенные государства Азербайджан, Грузия и Молдова оказались неспособны присоединить к себе территории, где население с оружием в руках стало отстаивать право жить на своей территории и самим определять свой политический статус. Бессильны здесь и посредники ОБСЕ, преследующие цель урегулирования конфликта не на основе международного права, а путем сомнительных сделок вроде "независимость в обмен на территории". Такие сделки унижают обе стороны конфликта и нельзя винить Азербайджан в том, что он низко оценивает роль посредников ОБСЕ в переговорном процессе. Признание со стороны ОБСЕ территориальной целостности Азербайджана, Грузии и Молдовы в границах бывших союзных республик привело пока лишь к гибели десятков тысяч людей и территориальной бесцелостности этих государств. Фиктивные международные сделки превратили высокий принцип международного права в основание для того, чтобы авторитарные режимы в этих странах под националистическими лозунгами гнали на захватническую войну десятки тысяч азербайджанцев, грузин и молдаван. Назрела необходимость в принципе покончить с этой ситуацией, когда на основе фиктивных международных соглашений в течение 16 лет азербайджанскому народу внушают, что Нагорный Карабах - это оккупированная территория Азербайджана, которую надо освободить от захватчиков.

Долг Республики Армения перед народами, пострадавшими от раздела территории СССР, - предпринять меры для признания недействительными эти фиктивные соглашения. Армянское государство несет моральную ответственность перед народом Армении и Нагорного Карабаха за то, чтобы привести свое участие в международных соглашениях в соответствие с Декларацией независимости Армении, где в перечень оснований, на которых провозглашена независимость, входит объединение армянского народа.

Действия государств ОБСЕ нарушают международные права народа Нагорного Карабаха. Поэтому НКР вправе требовать от этих государств не только сатисфакции - признания ее независимости, но и компенсации - возмещения за ущерб, нанесенный войной и последующим периодом непризнания. Мирные и добрососедские отношения между армянским и азербайджанским народами могут быть восстановлены, когда предмет переговоров по преодолению последствий Карабахской войны будет определен на основе уважения норм права - Конституции СССР и международного права.

Назрела ситуация, когда от самостоятельной политической воли правительства Армении зависит, будет регион втянут в новые войны или будет найдено решение направленное на то, чтобы окончательно перевернуть страницу истории под названием СССР.

"Целомудрие", "бескорыстие" и "романтизм" армянских политиков, как метод урегулирования карабахского конфликта. (http://www.7or.am/ru/news/2009-12-03/8878/)

Декабрь 03, 2009 18:31

Заявление бывшего министра иностранных дел Александра Арзуманяна, что в годы правления Тер-Петросяна, никто не нарушал постановление Верховного Совета, запретившее кому-либо из чиновников ставить подпись под любым документом, предполагающим нахождение Нагорного Карабаха в составе Азербайджана не соответствует действительности.

Президент Армении трижды ставил свою подпись под такими документами, два из которых были ратифицированы в дальнейшем Верховным Советом Армении.

Двадцать первого декабря 1991 года Левон Тер-Петросян подписал в Алма-Ате протокол к Соглашению о создании СНГ. Согласно третьей статье этого соглашения:

"Высокие Договаривающиеся Стороны, желая способствовать выражению, сохранению и развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности населяющих их территорий национальных меньшинств и сложившихся уникальных этнокультурных регионов, берут их под свою защиту."

Согласно пятой статьи этого соглашения:

"Высокие Договаривающиеся Стороны признают и уважают территориальную целостность друг друга и неприкосновенность существующих границ в рамках содружества. Они гарантируют открытость границ, свободу передвижения граждан и передачи информации в рамках Содружества".

Восемнадцатого февраля 1992 года Верховный Совет Армении ратифицировал это соглашение и его протокол. Таким образом, во время распада СССР органы власти Армении согласились с тем, что Азербайджан "взял под свою защиту" "сложившийся уникальный этнокультурный регион" Нагорного Карабаха и признали территориальную целостность независимого Азербайджана в границах Азербайджанской ССР.

Восьмого июля 1992 года, именно в тот день, когда Верховный Совет принял указанное господином Арзуманяном постановление, президенты Армении и Азербайджана подписали документы о присоединении к хельсинскому Заключительному акту СБСЕ.

Частью Заключительного акта СБСЕ является "Декларация принципов, которыми государства участники будут руководствоваться во взаимных отношениях".

Согласно первому принципу этой декларации Армения и Азербайджан признали, что "будут уважать суверенное равенство и своеобразие друг друга, а также все права, присущие их суверенитету и охватываемые им, в число которых входит, в частности, право каждого государства на юридическое равенство, на территориальную целостность, на свободу и политическую независимость."

Согласно второму принципу они признали, что: "рассматривают как нерушимые все границы друг друга, как и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы."

Согласно четвертому принципу, что: "будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников" и "никакая оккупация или приобретение такого рода не будет признаваться законной."

Присоединение к хельсинскому Заключительному акту не требовало ратификации законодательным ограном. В один и тот же день исполнительная и законодательная власть Армении приняла диаметрально противоположные по смыслу решения.

Ни Соглашение о создании СНГ, ни хельсинский Заключительный акт СБСЕ не являются международными договорами зарегистрироваными в ООН, поэтому не создают для участников юридической ответственности за их нарушение при рассмотрении споров в Международном суде ООН. Чтобы восполнить этот пробел Россия выдвинула Устав СНГ, в качестве международного договора зарегистрированного в ООН.



Двадцать второго января 1993 года Левон Тер-Петросян подписал Устав СНГ.

Согласно третьей статьи Устава СНГ, для достижения целей Содружества государства-члены, исходя из общепризнанных норм международного права и хельсинкского Заключительного акта, строят свои отношения в соответствии с нижеследующими взаимосвязанными и равноценными принципами, в числе которых: "нерушимость государственных границ, признание существующих границ и отказ от противоправных территориальных приобретений" и "территориальная целостность государств и отказ от любых действий, направленных на расчленение чужой территории".

Таким образом Левон Тер-Петросян нарушил постановление Верховного Совета, запрещающее подписывать международные документы, где Нагорный Карабах указывается в составе Азербайджана. Верховный Совет Армении ратифицировал Устав СНГ 16 марта 1994 года. И тоже нарушил своё собственное постановление. Этот международный договор стал частью национальной правовой системы и создал для Армении международную ответственность за соблюдение его норм.

В результате осуществления всех этих действий Армения признала, что:

-право на самоопределение азербайджанского народа и соответственно суверенитет независимого Азербайджана распространяется в отношении всей территории Азербайджанской ССР, включая Нагорный Карабах;

-право на самоопределение Нагорного Карабаха может быть реализовано в форме автономии в составе Азербайджана;

-вопрос отделения Нагорного Карабаха в дальнейшем не может быть решен без согласия Азербайджана.

Международное признание территориальной целостности независимого Азербайджана в границах Азербайджанской ССР "не упало с небес" и не возникло само по себе во время Лиссабонского саммита ОБСЕ в 1996 году. Все вышеперечисленные документы, являются правовыми актами, которые юридически оформили распад СССР и образование на его территории новых независимых государств. Участие Армении вместе с Азербайджаном в образовании СНГ и их одновременное вступление в ОБСЕ было "вкладом" Армении в процесс международного признания Нагорного Карабаха в составе Азербайджана. Эта политика позволила Азербайджану избежать ответственности за агрессию против Нагорного Карабаха и выступать сегодня с позиции "пострадавшей" стороны конфликта, часть территории которой находится под оккупацией. Для того, чтобы найти доказательства этой предательской политики не надо искать статью Левона Тер-Петросяна в "Комсомольской правде", достаточно обратиться к текстам Соглашения о создании СНГ, Устава СНГ и хельсинского Заключительного акта.

Вышеуказанное заявление господина Арзуманяна похоже на попытку незамужней женшины с бурным прошлым, заявить обществу о своем целомудрии. Истина проста. Даже если бы государтва СНГ и ОБСЕ трижды признали территориальную целостность независимого Азербайджана в границах Азербайджанской ССР, но Армения этого бы не сделала, принцип территориальной целостности Азербайджана не имел бы ни какого отношения к урегулированию карабахского конфликта, а с Азербайджана уже в 1992 году был бы спрос за агрессивные действия против Нагорного Карабаха. История не пошла по этому пути и в этом "большая заслуга" перед армянским народом лично Левона Тер-Петросяна.

Предательство национальных интересов армянского народа, совершенное в период правления Левона Тер-Петросяна, является фундаментальным политическим наследием, которое президенты Армении передают друг другу, не пытаясь его преодолеть. За 18 лет существования независимой Армении, армянские политики делали попытки в самых разнообразных способах скрыть от самих себя и от армянского народа неприятный факт того, что Армения непосредственно причастна к процессу международного признания территориальной целостности независимого Азербайджана в границах Азербайджанской ССР. Однако демогогия армянских политиков на тему, что признавая территориальную целостность Азербайджана, органы власти Армении имели ввиду, что Нагорный Карабах уже от него отделился, употребима только внутри армянского общества, ввиду отсутствия здесь серьезных оппонентов.

Урегулирование карабахского конфликта в формате ОБСЕ уже с первого дня находилось в тупике, поскольку для его правового решения, необходимо либо добровольное согласие Нагорного Карабаха находится в составе Азербайджана, либо добровольное согласие Азербайджана на его отделение. Никакого компромиса изначально здесь быть найдено не может.

Логика мадридских принципов по урегулированию карабахского конфликта основана на принципе, что решение остаться Нагорному Карабаху в составе Азербайджана или выйти из его состава должно быть принято его народом. Предусловием проведения референдума в Нагорном Карабахе является вывод армянских войск с занимаемых позиций и нормализация армяно-азербайджанских отношений. Одновременно, это является форой Азербайджану для установления с Нагорным Карабахом прямых политических и экономических связей, направленных на создание материальных предпосылок мирного убеждения народа Нагорного Карабаха остаться в составе Азербайджана. Военные угрозы, прозвучавшие из Баку, свидетельствуют, что в Азербайджане мало кто верит в переспективу реализации идеи "подкупа" карабахцев.

Для Сержа Саргсяна поставить свою подпись под рамочным соглашением, составленным на основе мадридских принципов, означает лично признать, что референдум по вопросу независимости, проведенный 10 декабря 1991 года в Нагорном Карабахе, не имел правовой силы и являлся фикцией. Если подписание этого рамочного соглашения все таки состоится, оно станет свидетельством полной победы демогогии над демократией.

Действительная проблема урегулирования карабахского конфликта, заключается в том, что нормы хельсинского Заключительного акта, как правовая база, не могут быть применимы для его справедливого решения. Причина этого заключается в фундаментальном нарушении международного права, которое имело место во время распада СССР.

Государства СНГ не являются вышедшими из состава СССР союзными республиками. Их независимость основана на решении органов власти союзных республик отменить действие конституции СССР на подчиненных им территориях. Вместе с прекращением действия конституции СССР, сами союзные республики, как субъекты права, тоже прекратили своё существование. Образование новых государств на территориях бывших союзных республик не могло произойти без добровольного согласия населения этнокультурных регионов, участвовать в их учреждении. Это означает нарушение принципа равноправия народов и принуждение народа к участию в учреждении нового государства на правах национального меньшинства.

Соглашение о создании СНГ, с точки зрения международного права, изначально является недействительным. В силу этого, также недействительными является присоединение государств СНГ к хельсинскому Заключительному акту и сам Устав СНГ, как международный договор. Эти международные документы продолжают действовать, лишь потому, что ни одна из их сторон не потребовала признать их недействительными.

Решение одиннадцати руководителей союзных республик признать эти республики независимыми государствами, обладающими территориальной целостностью, не вытекало ни из внутреннего права СССР, ни из международного права. Однако Совет министров СБСЕ удивительным образом «не заметил» проблемы правоспособности руководства бывших союзных республик выступать в качестве руководства независимых государств. Он дал согласие на присоединение государств СНГ к хельсинскому Заключительному акту и другим документам СБСЕ. Таким образом, государства СБСЕ/ОБСЕ игнорировали факт, что вместе с прекращением действия конституции СССР прекращают своё существование и сами союзные республики, а их органы власти, соответственно, теряют свою лигитимность. Ни у кого не возник вопрос, как это правительствa союзных республик, сами себя назначив руководством независимых государств, включают в состав подчиненной себе территории «этнокультурные регионы», не спрашивая при этом их согласия.

Это было политическое решение вопроса распада СССР, которое противоречило нормам самого хельсинского Заключительного акта и принципам, указанным в Уставе ООН. В результате этого решения, не народы определили политический статус территорий, которые они населяли, а территории определили политический статус этих народов. Союзные республики «чудесным образом» превратились в независимые государства с нерушими границами и территориальной целостностью, безотносительно к действительному самоопределению народов, входивших в состав СССР. Такое решение вопроса разделения территории СССР между союзными республиками в тот момент было продиктовано интересами России и поддержано странами Запада. От него выиграли все новые независимые государства, кроме Армении, которая оказалась неспособна противопоставиться такому ходу событий, и пошла по пути приспособления к новой действительности. Печальный факт заключается в том, что Армения во время распада СССР не только предала интересы Нагорного Карабаха, но и нарушила защищенное Уставом ООН право армянского народа на свободное самоопределение.

Особенностью текущего периода переговоров по урегулированию карабахского конфликта является признание Россией в августе 2008 года независимости Абхазии и Южной Осетии. Формально это является открытым коренным нарушением хельсинского Заключительного акта и Устава СНГ, по существу - это исправление нарушения международного права, допущенного при присоединении Грузии к этому соглашению. В такой ситуации Армения не только имеет право, но обязана требовать от государств ОБСЕ прояснить юридический статус хельсинского Заключительного акта.

Прояснение юридического статуса хельсинского Заключительного акта теоретически может иметь три исхода. Либо он должен быть признан недействительным, либо недействительным должно быть признано присоединение к этому соглашению тех государств, которые претендуют обладать территориями, население которых не участвовало в учреждении этих государств и не желает быть включено в их состав, либо Россия должна аннулировать признание независимости Абхазии и Южной Осетии.

Пока государства ОБСЕ не прояснят на каких правовых основаниях в 1992 году, они признали территориальную целостность Азербайджана в границах Азербайджанской ССР, вопрос определения политического статуса Нагорного Карабха не может зависить от согласия Азербайджана и, следовательно, быть предметом переговоров.

Политика Сержа Саргсяна в отношении Нагорного Карабаха, свидетельствует, что он не намерен пересматривать предательские действия, совершенные руководством Армении во время распада СССР. Соответственно этому он не выдвигает ни каких требований к ОБСЕ для прояснения юридического статуса хельсинского Заключительного акта. Его подпись под Майндорфской декларацией доказывает, что Армения для урегулирования карабахского конфликта продолжает считать принцип территориальной целостности Азербайджана в границах Азербайджанской ССР "священной коровой".

Частые встречи Сержа Саргсяна с Ильхамом Алиевом, уже стали напоминать многочисленные ничейные шахматные матчы Карпов-Каспаров. Надо обладать большим романтизмом, чтобы действительно верить, что однажды, во время очередной такой встречи, Ильхам Гейдарович даст своё согласие на отделение Нагорного Карабаха от Азербайджана.



Причина по которой Армения готова отвести свои войска с занимаемых позиций на деле может быть очень проста. Азербайджан за последние 6-7 лет приобрел достатоточное количество артиллерии и боеприпасов, чтобы, не вступая в ближний бой, за 5-6 дней уничтожить всю существующую армянскую оборонительную линию вместе с ее защитниками. В таком положении дел, в свою очередь, "большую заслугу" имеет Роберт Кочарян, который за время своего "командования российским фортпостом" предпочитал "бескорыстно" строить для элиты комфортные квартиры на Северном проспекте в Ереване, а не столь необходимые простому армянскому солдату долговременные огневые точки, надежные блиндажы и противотанковые надолбы в Нагорном Карабахе. Реальная подготовка к войне была заменена "шапкозакидательскими" лозунгами, поскольку в эпоху алчного зарабатывания денег любыми путями, государству не может быть дела ни до простого народа, ни до простого солдата.

Проблема Нагорного Карабаха не в том, как преодолеть очередную агрессию, которую готовит Азербайджан- армянский народ победил в той войне и победит в новой, безотносительно к тому, кто будет его верховным главнокомандующим. Проблема в том, как поставить заслон для прихода во власть "верховных главнокомандующих" вроде "целомудренного" Левона Тер-Петросяна, "бескорыстного" Роберта Кочаряна и "романтичного" Сержа Саргсяна. Президент Армении является государственным органом ответственным за защиту международных прав армянского народа. Если этот институт на протижении 18 лет не в состоянии осуществлять эту функцию, зачем армянскому народу содержать этот недееспособный государтвенный орган?

Андриас Гукасян

Dismiss
04.12.2009, 12:56
Андриас Гукасян наглец еще тот. :) И хам к тому же. Сравнивать мужчину, даже если он армянин, ;) "с незамужней женщиной с бурным прошлым", пошло и грубо.

У меня подозрение, что Гукасян считает себя Мессией, призванным на землю для того, чтобы открыть всем глаза на истинное положение дел. Его беспрецедентная наглость состоит в том, что он считает легитимным нелегитимное образование, и нелегитимными легитимные. В его больном сознании все перемешалось, и смотря в книгу, он видит фигу. Думает, если он может оперировать соглашениями, актами и резолюциями, то этого достаточно - можно присобачить их друг к другу в произвольном порядке и трактовать их согласно своей больной психике.

Ни одного из бывших и нынешних президентов Гукасян не признает. У меня сильное подозрение, что на их месте он видит только себя. :lol:

Hunter
04.12.2009, 13:35
Таким образом Левон Тер-Петросян нарушил постановление Верховного Совета, запрещающее подписывать международные документы, где Нагорный Карабах указывается в составе Азербайджана.


Гораздо интереснее было бы если бы этот шиз живописал что бы
было не нарушь ЛТП это пресловутое постановление...
Интереснее... и смешнее... :dance3:

Coolio
09.12.2009, 12:21
А вот ответ Вугара Сеидова Гукасяну:

Карабах как раскалённый уголь на ладони Армении (http://vugar-seidov.blogspot.com/2009/12/8.html)

Берлин, 8 декабря (АзерТАдж). Третьего декабря в армянском онлайн издании 7or.am вышла любопытная статья армянского аналитика Андриаса Гукасяна под названием «"Целомудрие", "бескорыстие" и "романтизм" армянских политиков как метод урегулирования карабахского конфликта» (http://7or.am/ru/news/2009-12-03/8878/). В ней автор неоднократно отмечает, что Армения несколько раз формально признавала территориальную целостность Азербайджана вместе с Нагорным Карабахом. С самόй статьёй можно ознакомиться по данной ссылке:

http://7or.am/ru/news/2009-12-03/8878/

В то же время, в статье имеются некоторые аргументы, требующие комментариев и пояснений. В частности, Гукасян считает, что неоднократное формальное признание Арменией территориальной целостности Азербайджана и её присоединение к Хельсинкскому Акту 1975 года не могут иметь юридических последствий, так как, по его мнению, новообразованные независимые государства бывшего СССР сами по себе являются «незаконнорожденными». Стало быть и все последующие их действия не имеют правовой силы. Не будем приводить цитат по данной части – с ходом мыслей Гукасяна и его обоснованием можно ознакомиться в самόй статье. Со своей стороны лишь отметим, что тезис об автоматическом прекращении после роспуска СССР существования союзных республик и, как следствие, утрате законности провозглашения на их месте независимых государств и всех их последующих действий в новом качестве не выдерживает абсолютно никакой критики. Гукасян не учитывает того неопровержимого исторического факта, что не Союз создал республики, а, наоборот, республики в 1922 году снизу образовали Союз. Советские республики в Закавказье образовались (в данном случае уже неважно, в результате каких событий и под воздействием каких факторов – внешних или внутренних) в 1920-1921 гг., а в Белоруссии, России и Украине – и того раньше. СССР же был создан гораздо позже – 30 декабря 1922 г., и создан он был уже готовыми, «рафинированными» и «упакованными» и формально независимыми советскими республиками. Процесс шёл снизу, а не сверху.

Кстати, решение Кавбюро по Карабаху в июле 1921 года также предшествовало учреждению советскими республиками Союза ССР. То есть Карабах уже тогда был признан частью Азербайджанской ССР, и в СССР Азербайджан вошёл ВМЕСТЕ с ним.

Поэтому в декабре 1991 года республики вполне могли распустить созданный ими же СССР и при этом продолжать существовать в том виде, в каком они существовали до 30 декабря 1922 года – в виде независимых (хоть и формально в 1920-е годы) республик.

Это – как семейная пара. С распадом «ячейки общества» бывшие супруги не перестают существовать как физические лица, как люди. Следовательно появление в декабре 1991 года на свет (а точнее, возвращение к своему первоначальному независимому статусу) суверенных республик было полностью легитимным, и решение это было принято самими республиками в лице их руководителей. Все их действия, включая признание Арменией территориальной целостности как Азербайджанской ССР, так и Азербайджанской Республики, а также её присоединение к Хельсинкскому Акту, Уставу ООН, Уставу СНГ и т.д., являются законными.

Очевидно, Гукасяну не знаком принцип uti possidetis juris. Член подкомиссии ООН по защите прав человека А.Эйде (Asbjörn Eide) указывал, что «...в рамках ООН был достигнут широкий консенсус в отношении того, что границы союзных республик как в бывшем СССР, так и бывшей Югославии, должны быть установлены не на основе этнического расселения, а на основе принципа uti possidetis juris, означающего, что новыми должны считаться границы, которые ранее существовали как границы союзных республик федерации» (см. ссылку 16 в статье Т.Мусаева (http://www.karabakh-doc.azerall.info/ru/law/law041.htm): A.Eide. Territorial integrity of States, minority protection and guarantees for autonomy arrangements: approaches and roles of the United Nations. Local self-government, territorial integrity and protection of minorities. – Council of Europe Publishing, 1996. – p. 282.)

Вместо этого Гукасян недоумевает: «Пока государства ОБСЕ не прояснят, на каких правовых основаниях в 1992 году они признали территориальную целостность Азербайджана в границах Азербайджанской ССР, вопрос определения политического статуса Нагорного Карабаха не может зависеть от согласия Азербайджана и, следовательно, быть предметом переговоров». Ответ на его вопрос – по международно-правовому принципу uti possidetis juris, согласно которому границы союзных республик считались устоявшимися, и армянонаселённый Нагорный Карабах и населенные азербайджанцами Зангезур, Восточная Гёйча, Амасия, Ведибасар и другие территории остались в составе, соответственно, Азербайджана и Армении.

Кстати, уместно будет заметить, что армянские политологи, и в частности Гукасян, в попытках обосновать легитимность карабахского сепаратизма разрабатывают всевозможные аргументы, но при этом удобно для себя не учитывают, что эти же аргументы почти в каждом случае представляют собой палку о двух концах. Даже если исходить из обратного и предположить, что Гукасян прав насчёт нелегитимности 15 постсоветских независимых республик и неправомочности подписания ими Хельсинкского Акта, то это должно относиться не только к Азербайджану, но и в равной степени к самой Армении. В таком случае с распадом СССР, по логике Гукасяна, утрачивали силу не только советские законы, но не имело никакой юридической силы также образование на месте Армянской ССР сегодняшней Республики Армения в её нынешних границах. Ведь если применить аргумент Гукасяна в отношении самόй Армении, то, выходит, территория и границы Республики Армения были «навязаны» азербайджанцам Армении, которым сегодня должно быть предоставлено право решить вопрос статуса «уникального этнокультурного региона» на территории Армении (Зангезур, Восточнaя Гёйча, Амасия, Ведибасар и т.д.), составляющего почти треть её территории. При этом не следует забывать, что к моменту роспуска СССР азербайджанские беженцы из Армении продолжали оставаться гражданами СССР, прописанными по адресу постоянного проживания в Армении, и, стало быть, считались, хоть и технически, но всё же частью населения этой республики и имели, по аргументу Гукасяна, право на определение будущего статуса населяемого ими «этнокультурного региона». А если с распадом СССР, опять же по мнению Гукасяна, утрачивали силу все советские законы и постановления, включая решение о высылке азербайджанцев из Армении в 1948-51 гг., то формально сегодняшняя Армения вместе с потомками всех изгнанных за годы советской власти из этой республики азербайджанцев и вовсе может оказаться демографически полуазербайджанской и даже называться по-другому.

В одном месте Гукасян даже пишет: «Армения во время распада СССР не только предала интересы Нагорного Карабаха, но и нарушила защищенное Уставом ООН право армянского народа на свободное самоопределение». Однако он по-прежнему не учитывает, что зеркальное право на свободное самоопределение имелось также у азербайджанского народа, проживавшего частично и на территории Армянской ССР.

Поэтому армянским политологам было бы полезно соблюдать некоторую осторожность при выдвижении аргументов, нацеленных на легитимизацию карабахского сепаратизма, дабы не столкнуться с эффектом бумеранга своих же собственных доводов против их родной республики.

Далее Гукасян пишет: «Урегулирование карабахского конфликта в формате ОБСЕ уже с первого дня находилось в тупике, поскольку для его правового решения необходимо либо добровольное согласие Нагорного Карабаха находиться в составе Азербайджана, либо добровольное согласие Азербайджана на его отделение. Никакого компромисса изначально здесь быть найдено не может».

Не совсем так – по нормам ОБСЕ никакого «добровольного согласия» Нагорного Карабаха на нахождение в составе Азербайджана не требуется и, более того, не спрашивается, так как он по умолчанию является частью Азербайджана и признан в качестве такового всем миром, будь он хоть тридцать тысяч раз не согласен с этим. Никто ведь не спрашивает согласия Удмуртии или Ханты-Мансийского региона на пребывание в составе РФ. Согласие может быть спрошено у Баку на предмет «отпуска» на все четыре стороны региона, изъявившего желание выйти из состава Азербайджана. И центральное правительство (в данном случае Баку) – единственный адресат, которому можно направлять запрос на получение того или иного согласия. Так что компетенцию Карабаха армянский политолог немного преувеличил даже по сверхлиберальным нормам ОБСЕ.

«Логика Мадридских принципов по урегулированию карабахского конфликта основана на принципе, что решение остаться Нагорному Карабаху в составе Азербайджана или выйти из его состава должно быть принято его народом. Предусловием проведения референдума в Нагорном Карабахе является вывод армянских войск с занимаемых позиций и нормализация армяно-азербайджанских отношений», – считает Гукасян. И вновь ошибается. В данном случае мы имеем дело с публичным озвучиванием стереотипа, бытующего в армянском обществе. Внимательное изучение опубликованного на сайте Государственного департамента США документа (http://www.whitehouse.gov/the_press_office/Joint-Statement-on-the-Nagorno-Karabakh-Conflict/), содержащего детали Мадридских принципов, показывает, что решение конфликта предполагается в рамках территориальной целостности Азербайджaна, который не может быть нарушен ни при каких условиях, даже по итогам волеизъявления по вопросу окончательного статуса области. В документе написано дословно следующее: «определение в будущем окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путём юридически обязывающего волеизъявления». Принцип территориальной целостности в документе упомянут открыто, в то время как пункт о волеизъявлении сформулирован, как видно из цитаты, предельно аморфно. В нём нет слов «референдум», «голосование», а есть некое «выражение воли» (expression of will), причём неизвестно, где и среди кого – в одном лишь Нагорном Карабахе или по всему Азербайджану (как обязывает Конституция страны, которую никто не будет менять), а также в каком формате и по какой модели – «мажоритарно-квебекской» или «двухобщинно-кипрской» с правом вето одной из общин. Очень много неясностей, и, полагаю, это было сделано сознательно. То есть в пункте о волеизъявлении намного больше диапазона для спекуляций, в то время как недвусмысленное упоминание территориальной целостности чётко очерчивает лимиты самоопределения.

Вывод – голосование будет, но оно по определению не может быть референдумом о независимости. Слова «независимость» в документе нет, зато есть фраза «территориальная целостность». А одно, как известно, исключает другое. Следовательно, вопрос в бюллетене голосования будет сформулирован таким образом, чтобы исключить нарушение территориальной целостности Азербайджана. Таким образом, и самоопределение будет достигнуто, и государственные границы Азербайджана будут сохранены в неизменном виде. Это и есть разумное сочетание двух принципов. В противном случае референдум о независимости будет нарушением, в первую очередь, самих Мадридских принципов и упомянутого там же в документе Хельсинкского Акта. Поэтому рекомендуем г-ну Гукасяну (а также Станиславу Тарасову из ИА РЕГНУМ) поскорее избавиться от иллюзий и уже сейчас начать готовить армянское общество и своих читателей (а также самих себя) к тому, что по Мадридским принципам решение армяно-азербайджанского конфликта предусмотрено не по формуле «освобождение территорий в обмен на референдум о независимости», а несколько в ином русле – «освобождение территорий в обмен на определение степени автономии в составе Азербайджана». Это не моя прихоть и не выдача желаемого за действительное, а трезвый и хладнокровный анализ опубликованного документа в рамках человеческой логики.

Кстати, к этому заключению начинают приходить и в Армении: «Одновременное применение принципов территориальной целостности и права на самоопределение означает, что каким бы высоким ни был статус автономии Нагорного Карабаха, он будет реализован в рамках территориальной целостности Азербайджана. То есть, Нагорный Карабах будет частью Азербайджана», – говорится в заявлении АНК, (http://news.am/ru/news/armenia/9955.html) к которому мы ещё вернёмся. Причём дело не в «продажности» и «непрофессионализме» армянского руководства, как это пытаются сегодня представить в армянской оппозиции, а в гнилости самой авантюры «миацум». Даже если во главе Армении встанет Уинстон Черчилль, всё равно конечный итог – неизбежное возвращение Нагорного Карабаха в состав Азербайджана! Пора понять, что Мадридские принципы – это гвоздь в гроб «миацума»!

Впрочем освобождение семи прилегающих к Нагорному Карабаху районов рассматриваются автором в интересном ключе. По его мнению, это станет «форой Азербайджану для установления с Нагорным Карабахом прямых политических и экономических связей, направленных на создание материальных предпосылок мирного убеждения народа Нагорного Карабаха остаться в составе Азербайджана». Это очередная иллюзия. С армянской администрацией Нагорного Карабаха будет общаться не Баку, а администрация азербайджанской общины, поскольку это две равносубъектные стороны. Это принципиальная позиция Баку. Мол, «вы – карабахцы, вы и решайте свою судьбу, но без нарушения Конституции Азербайджана. Когда выработаете совместное решение, тогда и обратитесь к центральному правительству. Это и есть совмещение самоопределения и территориальной целостности».

Касаясь дилеммы, перед которой оказалось нынешнее руководство Армении, Гукасян пишет: «Для Сержа Саргсяна поставить свою подпись под рамочным соглашением, составленным на основе Мадридских принципов, означает лично признать, что референдум по вопросу независимости, проведенный 10 декабря 1991 года в Нагорном Карабахе, не имел правовой силы и являлся фикцией». Так называемый референдум в Нагорном Карабахе действительно не имел никаких юридических последствий и останется фикцией вне зависимости, поставит Саргсян свою подпись под рамочным соглашением или нет. Данный вопрос подробно проанализирован в двух статьях автора этих строк:

http://vugar-seidov.blogspot.com/2009/04/wall-street-journal.html
http://vugar-seidov.blogspot.com/2009/06/v-behaviorurldefaultvml-o_11.html

Для нас интерес представляет, скорее, другое – случайно ли появление этой статьи именно сейчас? Как нам представляется, совершенно не случайно. Во-первых, вспомним, как на состоявшемся 1-2 декабря в Афинах встрече СМИД ОБСЕ был принят документ, закрепляющий Хельсинкский Акт в качестве правовой основы для решения армяно-азербайджанского конфликта. В заявлении (http://www.trend.az/news/karabakh/1592457.html) министров иностранных дел Армении, Азербайджана и стран-сопредседателей МГ ОБСЕ, в частности, говорилось: «Министры в очередной раз заявили о своей приверженности интенсивной работе для решения остающихся вопросов и достижения соглашения, основанного, в частности, на принципах Хельсинкского заключительного акта о неиспользовании силы, территориальной целостности и права народов на самоопределение». Достаточно трезвую оценку влияния последней встречи СМИД ОБСЕ в Афинах на ход мирного урегулирования дал армянский эксперт Татул Акопян в своей статье «От Майндорфа до Афин: не замечая очевидного» (http://7or.am/ru/news/2009-12-07/8943/), в конце которой он, правда, выразил нереальную надежду на ничем «не ограниченное самоопределение» для Нагорного Карабаха, что, впрочем, было бы нарушением, в первую очередь, самих Мадридских принципов, основанных на Хельсинкском Акте. Ведь понятно, что никто не станет пересматривать Хельсинкский документ, и при обновлении Мадридских принципов никто не выведет новую редакцию за рамки Хельсинкского Акта. Иначе говоря, конфликт, как ни крути, обречён на урегулирование именно на основе этого международного документа. На наш взгляд, именно эта обречённость, как, собственно, и осознание бессилия изменить положения Хельсинкского документа, и вынудили армянских политологов предпринять отчаянный шаг – объявить о нелегитимности вхождения Армении в ОБСЕ и присоединения её к Хельсинкскому Акту. И тем самым умыть руки.

Во-вторых, в последние несколько недель взаимные обвинения провластных сил и оппозиции в предательстве идей «миацума» и признании территориальной целостности Азербайджана обострились с невиданной доселе силой. В августе Левон Тер-Петросян заявил (http://news.am/ru/news/2735.html): «Геноцид отдали, Карабах тоже отдадут, вот после этого им (Западу) уже не будет нужна эта власть». «Как же так, значит, Карабах отдадут?», – спросили Тер-Петросяна, на что он ответил: «Уже отдали!» Власть на это ответила напоминанием об интервью Тер-Петросяна «Комсомольской Правде» (http://www.7or.am/ru/news/2009-11-30/8771/) от 5 марта 1992 года, в котором бывший президент, как утверждается, дал согласие на автономию Карабаха в составе Азербайджана. Реванш сторонников экс-президента не заставил себя долго ждать. Сперва экс-министр иностранных дел Армении, член АНК Александр Арзуманян отверг существование подобного интервью (http://www.lragir.am/russrc/politics11748.html) и назвал все обвинения «ложью». «Покажите мне номер этой газеты, а не копию», – потребовал А.Арзуманян и добавил, что «единственный экземпляр газеты, о котором всё время говорит Шаварш Кочарян, он уже съел». Одновременно с новостью о съеденной газете АНК распространил заявление, (http://www.armtoday.info/default.asp?Lang=_Ru&NewsID=18714&SectionID=0&RegionID=0&Date=12/04/2009&PagePosition=1) в котором предрёк, что Нагорный Карабах станет частью Азербайджана, и отметил, что тандем Кочарян-Саргсян неоднократно признал территориальную целостность Азербайджана, поставив подпись под целым рядом международных документов, чего, по мнению оппозиционеров, не могло произойти в годы правления Тер-Петросяна. «Армения впервые официально дала согласие на то, чтобы Карабахский конфликт был урегулирован в рамках территориальной целостности Азербайджана. В данном случае включение права народов на самоопределение в число принципов урегулирования никоим образом не смягчает и не возмещает сдачу Арменией своих позиций… Таким образом, Армения согласилась на такое урегулирование проблемы Карабаха, которое ставит крест на всяческой перспективе международного признания независимости Нагорного Карабаха», – говорится в заявлении и тут же подчёркивается, что «подобное развитие событий последовательно предотвращалось еще начиная с 1992 года, когда Армения, став членом ОБСЕ, всегда использовала свое право вето для недопущения в международных документах какого-либо выражения или положения, которое предполагало бы возможность урегулирования проблемы Карабаха в рамках территориальной целостности Азербайджана. В 1996 году, когда на саммите ОБСЕ в Лиссабоне была сделана попытка ограничить право самоопределения Нагорного Карабаха границами Азербайджана, Президент Армении Левон Тер-Петросян, вопреки беспрецедентному международному давлению и позиции всех остальных стран ОБСЕ, применил право вето в отношении этого положения».

Наконец, появляется обширная статья Андриаса Гукасяна, в которой обвинения в сдаче Карабаха и признании территориальной целостности Азербайджана вновь перекладываются на плечи первого президента.

Из всей этой взаимной перебранки создаётся впечатление, будто власть и оппозиция стараются как можно быстрее избавиться от Карабаха, как от раскалённого угля на ладони, переложив при этом ответственность за признание территориальной целостности Азербайджана на своих политических противников. При этом цель у обеих сторон, очевидно, одна: сохранение лица и уход от моральной ответственности в условиях осознания, пусть даже запоздалого, неизбежности решения армяно-азербайджанского конфликта в рамках территориальной целостности и провала авантюры под названием «миацум».

И тут уже абсолютно неважно, чья подпись будет стоять под рамочным соглашением и кто отдаст приказ о выводе войск из Нагорного Карабаха и семи других районов.

Вугар Сеидов
АзерТАдж, Берлин