PDA

Просмотр полной версии : Карабахская проблема глазами армянских женщин


Ziyadli
18.09.2009, 12:48
Эпопея поездки Полада глазами армянки. Прошу читать до конца, очень занимательно

____________________
Людмила Арутюнян
За мир, за дружбу!

Во время международного телемоста в рамках всеармянского съезда врачей, мне позвонил глава администрации Президента НКР и попросил зайти. Я знала из прессы, что Полад Бюль-бюль оглы и Армен Смбатян, послы Азербайджанской Республики и Республики Армения в России, намерены продолжить свою миссию 2007 года и в течение одного дня побывать на приеме у Президентов НКР, РА и Азербайджана вместе с представителями армянской и азербайджанской интеллигенции. Более того, прошла информация, что в отличие от 2007 года есть общее согласие на приезд в Арцах через территорию РА. Ситуация в азербайджанском и армянском обществах выглядела не слишком благоприятной, казалось, инициативу отложат в «долгий ящик».
Каково же было мое удивление, когда в Администрации Президента НКР мне сказали, что все назначено буквально на завтра, и руководство НКР хочет, чтобы я, как и в прошлый раз, приняла участие с арцахской стороны. Все произошло слишком неожиданно и говорить о какой-то подготовке уже не приходилось. Как и в первый раз, звонок и разговор в Администрации звучали как боевой приказ: к десяти часам завтрашнего дня быть готовой к встрече с Президентом НКР в рамках инициативы. После этого подготовиться к вылету в Ереван и Баку. Буквально в двух словах мне сказали, что сценарий почти такой же, как и два года назад: прием у Президента НКР, посещение Шуши, приём у Президента Республика Армении в Ереване, вылет в Баку и прием у Президента Азербайджана и возвращение домой.
Повторюсь: никакой предварительной работы, подготовки - какова точка зрения арцахской стороны на визит, как я должна себя вести в том или ином случае. Когда-то мне льстило такое отношение ко мне, к моей способности найти выход из любой, даже безнадежной ситуации. Отношение к хорошему солдату, который знает свое дело и которому достаточно сказать «подготовься к бою», чтобы его мобилизовать. Однако сегодня, в нынешней обстановке, такое отношение представляется мне ошибочным.
Я пришла к такой оценке после нескольких встреч с азербайджанской стороной в рамках инициатив неправительственных организаций. Всякий раз на встречах подобного рода ты видишь, что они хорошо образованы, профессионально подготовлены в вопросах международной политики и права, владеют языками и проч. Мы оказались в плену своих стереотипов и продолжаем оценивать своих соседей сквозь призму прошлого, когда азербайджанцы в подавляющей своей массе в Советском Карабахе занимались скотоводством, земледелием, выращивали бахчевые культуры. Мы не готовы видеть в них народ, способный строить государство, иметь интеллигенцию. Каждый раз после очередных встреч, начиная с 93-го года, я повторяю, что Азербайджан развивается семимильными шагами.
Сегодня Азербайджан ежегодно отправляет на учебу за рубеж несколько тысяч студентов. Речь идет не о Москве или Турции (это особая статья), но тех, кто едет учиться в Европу. Азербайджан целенаправленно повышает свой интеллектуальный уровень. А это критически важное звено в государственном строительстве. Сегодня интеллект – это мощное оружие, и сегодня закладываются основы нашего завтрашнего поражения, если не одумаемся, не начнем пополнять свои «арсеналы». Уверена, что сейчас легче купить вооружения и боевую технику - для этого нужны всего лишь финансы. Но интеллект, интеллектуальная элита общества требует времени для своей подготовки. Это понятие временное, а мы теряем это время, оно работает против нас.

Вспоминаю встречи НПО в Тбилиси весной 2009 года в рамках так называемого «независимого гражданского Минского процесса». Я разговаривала с молодыми ребятами, один из которых представился как беженец из Шуши, он журналист-международник, владеющий английским лучше, чем русским и русским лучше, чем азербайджанским. Молодые люди под 30-35 лет, успевшие не только получить хорошее образование на Западе, но и приобрести международный опыт работы. Именно такие личности сегодня представляют позицию Азербайджана в общественных инициативах, они работают с международными масс-медиа, формируя нужную для себя картину и восприятие проблемы. И в Тбилиси интересы азербайджанской стороны представляла профессионально подготовленная команда, а с армянской стороны мы с двумя рогатками и парой камней за пазухой должны были противостоять этой мощи.
Если команда из Арцаха была слабой, то ее, по идее, должен был поддержать Ереван. Однако, собранная «Хельсинской инициативой» ереванская команда во главе с Анаит Баяндур, была, мягко говоря, слабой. Более того, когда азербайджанская сторона поинтересовалась отношением властей Армении к новой инициативе, Анаит истерично заявила, что Президент и Правительство Республики Армения нелегитимны. Я поняла, что говорить об опоре и поддержке не приходится, надо быть готовой к полному провалу. Сесть за стол переговоров, с противоположной стороны которого тебе открыто угрожают новой войной и начинать их с заявления, что Президент и Правительство РА нелигитимны? Но ведь собрались обсуждать проблему Арцаха, который вообще не признан международным сообществом. Какие позиции теперь защищать и от кого? Отбивать атаки азербайджанской стороны или у них на глазах заниматься «ликбезом» наших участников, которые, казалось бы, уже не первый год в международных контактах? Объяснять им, что есть политика внутренняя и политика внешняя, что нельзя вываливать внутренние проблемы на международную арену, это только повредит стране, армянским национальным интересам.
Я вернулась из Тбилиси подавленной. Всё это было настолько унизительно, что мне даже не был интересен результат - с явным перевесом в пользу азербайджанской стороны. Вдобавок по приезде я узнала, что другие представители армянской стороны говорили о тбилисской встрече, как о триумфальной победе. Я была разочарована еще больше, так как чувствовала себя единственным свидетелем позора, который имеет мужество об этом сказать. И зареклась, что впредь не дам себя так унижать. Я должна знать на каком поле и с кем буду общаться, чтобы вновь не почувствовать себя в ситуации, когда вынуждена вести бой в совершенно другой весовой категории.
На фоне таких вот настроений вдруг раздаётся звонок касающийся инициативы двух послов. И я смирилась с принятым решением, согласилась участвовать. Речь не о прямой, но о патриотической субординации, когда решения не обсуждаются, но выполняются. Неважно, что работа, которую надо сделать тебе не по душе, но если она может приблизить нас хотя бы на сантиметр к победе, когда признается независимость Арцаха, надо ее выполнить.

* * *

Инициатива Бюль-Бюля начиналась нервно. Несколько раз менялось время встречи, и в конце концов мы в 11.30 встретились в президентском дворце у Президента НКР. В 2007 году прежде чем пойти на встречу с Президентом мы встретились за завтраком, который сыграл роль «разминки», на этот раз все было по другому. Входя в кабинет Президента, я не знала, кто представляет Республику Армения и уже у Бако Сааковича Саакяна, оглядевшись, поняла, что за исключением Бюль-Бюля и Смбатяна состав делегаций совершенно другой по сравнению с 2007 годом. Позже выяснилось, что всю ночь наше руководство вело напряженную и нервную работу, согласовывая состав азербайджанской делегации, которая должна была пересечь границу между НКР и Азербайджаном. Отклонялись неприемлемые кандидатуры, которые пыталась навязать азербайджанская сторона, обсуждались место перехода, процедура разминирования, - эти подробности стали мне известны уже по приезду.
Я узнала Мхитара Мнацаканяна, депутата НС РА, с которым мы учились в одни и те же годы в мединституте. Увидела редакторов армянских газет, директора музея Параджанова Завена Саркисяна, с которым познакомилась в 2007 году. И хотя, как и в прошлый раз году, из Арцаха была я одна, я сразу успокоилась, так как увидела хорошую, мощную команду со стороны Республики Армения. Была представлена вся необходимая палитра участников на случай, если вдруг придётся вести бой. Нас представили Президенту НКР Бако Саакяну, и я сидела очень спокойно, без особой внутренней собранности, с каким-то легким и даже фривольным настроением. Полад Бюль-бюль оглы представил собравшихся и рассказал об инициативе: «Мы второй раз приезжаем, и мне кажется, что возникла, как выразилась Людмила, какая-то стагнация, инициатива оказалась заморожена». Наш Президент ответил с юмором, что если так пойдет и дальше, третьего раза не будет. В целом Бако Саакян довольно доброжелательно приветствовал миссию, и шла непринуждённая беседа. В такой атмосфере слово перешло к депутату милли меджлиса Моллазаде, который стал испытанием для меня на протяжении всей поездки. Я еще не совсем пришла в себя после операции на руке, которая никак не хотела слушаться и спадала плетью. Пока еще на лекарствах, вся напряженная, и каждое слово Моллазаде било кувалдой по нервам, самообладанию, выдержке.
Сразу скажу, что ни один из азербайджанских представителей не обратился к Президенту НКР, со словами «господин Президент». Азербайджанская сторона тщательно избегала использовать такие термины как государство, страна, область, когда говорили об Арцахе. Моллазаде говорит: «Ну, во-первых, Бако Саакович... Мы прошли такой безжизненный Агдам - ни одного восстановленного здания. Видно у вас мало денег, и я бы предложил, чтобы Азербайджан сделал инвестиции. Вы знаете, что у Азербайджана есть нефть, и он мог бы превратить эти территории в цветущий край. Армении тоже тяжело. Все-таки нет железной дороги, блокада, маленькая страна... Пусть тогда Карабах решит с кем ему жить, - с Азербайджаном или с Арменией?»
Бако Саакович изменился в лице, но сохранил самообладание и ответил: «А мы не даем это право ни вам, ни Республике Армения».
Такое начало достаточно быстро дало мне понять, что легкой и приятной прогулки не получится, надо вновь мобилизоваться и быть готовой к бою. Инициатива переходит другому депутату милли меджлиса: «Хотя программа культурная, надо обсудить права меньшинства, поговорить о меньшинстве». И азербайджанская сторона пытается углубиться в тему.
Дальше слово взяла hЭрмине Нагдалян, которая вела себя довольно свободно и даже вальяжно, произнесла какие-то общие слова, которые больше подходят тостам: за здравие, за мир, соседи, культурные мосты и пр. Я помню мысли и даже реплики азербайджанской стороны, эти ядовитые стрелы и выпады, на которые надо было отвечать, и не могу вспомнить ни одной фразы армянских депутатов. Все что я поняла для себя: реальной поддержки со стороны представителей РА ожидать не стоит.
И тут Моллазаде вновь берет слово для реплики: «Я позабыл с самого начала поблагодарить - такой хороший был завтрак, такой хороший прием, мы прямо почувствовали себя сразу дома». Я сразу поняла, что фраза преследует политические цели и первоначальная договоренность о культурной программе нарушается. Более того, инициативе приобретает оскорбительный характер и дальше молчать просто нельзя. Подняла руку, и Бако Саакян дал мне слово. Пришлось встать, так как я села во втором ряду и меня просто не было видно из-за широких спин представителей РА. Я постаралась придать голосу дружеский тон, хотя в моих словах не было ничего дружеского: «Извините, но вы находитесь в гостях. Вас принимает Президент НКР Бако Саакович Саакян. В гостях находится и делегации из РА. Вы, гости из двух соседних с нами государств находитесь в президентском дворце в стране, которая называется НКР, декларировавшей свою независимость в 1991 году в соответствии со всеми нормами международного права. Прошу с этим считаться и сохранять этику общения с Президентом. То, что г-н Президент не прервал вас, выслушал ваши вопросы, предложения, связано с тем, что ранг Президента не позволяет ему по-другому принимать гостей. В отличие от Президента, я человек свободный независимый и беру на себя смелость предупредить вас. Будьте почтительнее».
Обращаясь к Поладу Бюль-бюль оглы, я сказала: «Неужели мы сейчас начнем доказывать, что днем на небе солнце, а ночью луна. Общеизвестно, что интеллигентные люди, выросшие на общем советском полигоне, найдут о чем поговорить, спеть общие песни, как тогда спели в музее Параджанова в 2007 году. Что дальше? Надо ли занимать столько людей? Мы постоянно будем доказывать друг другу, что можем общаться? А куда идет переговорный процесс, как будет решаться наша судьба?».
Скажу, что они были обезоружены. И это была заявка, что я присутствую здесь не в качестве какой-то маленькой куклы, которая будет бутафорно представлять несуществующую страну. Когда мы вышли hЭрмине Нагдалян попыталась меня «урезонить». Мне пришлось резко, но корректно указать ей: «Вы можете быть толерантной и говорить то, что поручило вам руководство РА. У меня свои резоны и свой взгляд».

Поскольку меня предупредили, что возможно придётся полететь в Баку, и у меня не было никакой информации о программе, я, конечно, взяла с собой саквояж. Выхожу из президентского дворца в сопровождении семи мужчин из Республики Армения и никто из них не предложил мне помочь донести саквояж до машины.
Свою помощь предложил только Швыдкой. Этот факт, наверное, не отложился бы у меня в памяти, если бы не реплика бывшего шушинца Захида. В целом он вёл себя так нагло, что у меня не было ни возможности, ни желания полемизировать с ним, так как все его поведение находилось за гранью элементарной этики. Уже в Баку он сказал с тем ужасным азербайджанским акцентом, который ни с каким другим не перепутаешь и не забудешь: «Э-э, слушайте, мы знаем, что вы висегда с нами жили и с нами жить будете. Мы что, не дуружили, кирва не имели? Мы даже не зынали, кто чей родственник – армяне, азербайджанцы, муж-жена, общий дети. Приехали-да эти бородачи из Армении, все намутили... А вы сейчас разве им нужны? Посмотрите, как они кы вам относятся. Такая маленькая, худенькая, красивая женщина еле таскал этот сумка, а не один мужчина-армянин не помогал. Швыдкой взял понёс».
Я уже корила себя: ведь зареклась же, что больше не буду участвовать в таких инициативах, поездках и сразу же вляпалась в еще худшие унижения. Швыдкой с моим саквояжем идет к колонне машин. Я подхожу к главному по сопровождению колонны - единственному, кого лично знаю, и спрашиваю: «С кем я еду?- Я не знаю. - На какой машине? - Мне поручено обеспечить безопасность только приезжих из Азербайджана и совершенно не до тебя. Вон машины, - иди и садись». Тут Смбатян подходит к Швыдкому и говорит: «Вы садитесь в эту машину» и обращается ко мне: «Возьмите свою сумку».
Я беру свой саквояж и начинаю искать свободное место - нахожу и сажусь. И вот мы поехали в Шуши. По дороге в Шуши армянская делегация, в первую очередь hЭрмине Нагдалян, старалась создать атмосферу непринужденной, дружеской вечеринки старых друзей с анекдотами, улыбками, когда какая либо напряженность, жесткость неприемлемы. Такая не претендующая ни на что встреча и даже дружеская тусовка. Осматриваем Шуши, мечеть, под реплики Захида: «Во-от. Какой запущенный город! Денег, наверное, нет, чтобы постыроили пару домов. Как будто война вычера пырошла… У нас уже высе районные центыры – Акстафа-Макстафа, я не говорю о Гяндже - европейский города. В каждом построен олимпийский центыр, хотя даже нет сытолько детей, чтобы там занимались. А тут ни одного нового зыдания, как будто война только вчера здесь кончился».
Выходим из мечети и пешком идём к дому отца Полада. Тот же дом, тот же двор, та же семья встречает нас, что и два года назад. Швыдкой заходит во двор, и Полад говорит ему: «Я так хотел провести здесь столетие Бюль-бюля». Я спрашиваю: «А что вам помешало? По-моему наши власти были бы не против, если бы вы провели в этом доме столетие отца». Прошло два года и поменялись краски, акценты... То, что меня в первый раз растрогало, потому что показалось естественным и искренним, на этот раз смотрелось фарсом. Я пришла к выводу, что тогда, в 2007-м, была слишком эмоциональна, сентиментальна и даже наивна, оценивая слова и жесты Полада. На этот раз все выглядело фальшиво, театрально, без особой теплоты. Швыдкой сказал пару ничего не значащих фраз, через 10-15 минут они сфотографировались и нас повезли к вертолету.
И вновь наедине со своими мыслями. Что происходит, какова цель миссии, зачем все это нужно Армении? Полное безразличие наших представителей. В вертолёте была попытка создать как бы дружескую атмосферу чуть ли не братания, шел обмен любезностями, но я была напряжена. Азербайджанская сторона активно и целенаправленно уничтожала само понятие арцахского государства, его атрибутика сознательно игнорировалась... Например, хотели уточнить как меня представлять. Я ответила: «Людмила Григорян – главный терапевт Министерства здравоохранения НКР». Захид нагло рассмеялся в лицо: «Какой Министерство? Какой зыдравоохранение? Скажи в больнице дохтур, да-а. В областной больнице дохтур....». А армянская делегация травила анекдоты, смотрела на горы, делая вид, что ничего не слышит, хотя все говорилось достаточно громко. Но никто не одёргивал азербайджанский представителей, не поправлял, не пытался завязать в какую-то дискуссию. Порой старалась себя убедить, тешила надеждами, что армянская сторона не может вот так все свести все к тусовке, что делегация из РА бережет силы для тяжёлых боев, которые впереди.
Мы приехали во дворец Президента Республики Армения. Садимся, вокруг масса телерепортёров и мне становится как-то теплее, я думаю: «Ну, ничего, сейчас Серж Саргсян все расставит по местам, азербайджанская сторона присмиреет и мне, возможно, не понадобится участвовать в разговоре». Заходит Серж Саргсян, за руку здоровается со всеми. Узнает Захида, который всю дорогу пока мы летели говорил вальяжным тоном, что чуть ли не он вырастил его: «Сержик работал в моем отделе, он был мальчиком…» Серж Саргсян очень тепло здоровается с Захидом, а тот в ответ: «Как я рад! Как рад! Сколько лет, сколько зим! Как дети? Как родители?»
Мы сели, и Серж Саргсян произнес вступительную речь: «Наш регион интересен своей природой, культурой, обычаями. Но он также известен нагорно-карабахской проблемой. Я должен вам сказать, что в мире 10 миллионов армян, и ни один армянин сегодня не представляет Карабах в составе Азербайджана. Да, есть проблема беженцев, но почему мы настаиваем на статусе Нагорного Карабаха – человек должен знать, куда он едет, куда возвращается, как будет называться страна, в которую он едет. Это вопросы, которые мы будем обсуждать в переговорном процессе. Я знаю, что ваша миссия культурная. Сейчас мы не будем пускаться в долгие дебаты. Я рад вас приветствовать, рад этой инициативе и хотел бы послушать вас».
Бюль-бюль оглы взял слово и повторил все те же тезисы, которые произносились в Арцахе, в кабинете Бако Саакяна. Смбатян тоже что-то сказал, но настолько несущественное, что я не могу вспомнить ни одну из его фраз. Посол Республики Армения выглядел жалко на фоне Полада - никакой личностной или национальной харизмы, никакой позиции. У меня было ощущение, что он просто придаток Полада армянской национальности. Смбатян всё время пел Бюль-бюлю дифирамбы, апеллировал к нему, пытался показать, что, Боже мой, как всё здорово, и мы присутствуем чуть ли не при братании двух народов…
Я сижу, надеясь, что вот так спокойно все и пройдет, Моллазаде и другие после урока, полученного у Президента НКР, будут вести себя корректно. И тут Моллазаде говорит Президенту Республики Армения:
- Вы знаете, что я бы хотел сказать. Вот мы проехали Агдам...
И опять повторяет весь сценарий, разыгранный на встрече с Президентом НКР. Создавалось впечатление, что он сознательно дважды играет одну и ту же сцену тщательно поставленного спектакля. Такова, видимо, была линия поведения азербайджанской стороны, которой все они целенаправленно придерживались.
- Я даже предложил Бако Сааковичу, - продолжает он, - пусть Азербайджан участвует в развитии этого края.
Серж Саргсян ответил с улыбкой:
- Ну, можно обсудить этот вопрос.
Это воодушевило Моллазаде, и я поняла, что он совершенно неожиданно для себя достиг цели.
- Вот видите, я же этот вопрос поднимал и в Карабахе. Там очень плохо восприняли эту идею, а вот с вами, я вижу, у нас много общего, можно даже этот вопрос обсудить.
Я уже боялась, что Серж Саргсян ещё что-то скажет. Резко подняла руку, поняв, что надо вступать в бой.
- Господин, Моллазаде, на этот вопрос вы получили ответ в Карабахе. Если вы не сделали выводы для себя, я осмелюсь ещё раз вам сказать. Карабах – не сирота, который ищет богатых родителей, не забывайте об этом.
Я не специалист по переговорам, дипломатии и мне показалось, что таким вот шагом я позволю Президенту Армении выйти из ситуации, чтобы он не был вынужден грубо оборвать представителя Азербайджана.
Мне показалось, что уместно воспользоваться народной поговоркой, и я спрашиваю:
- Вы что тут без меня решили меня женить?
И в ответ услышала от Президента:
- А почему бы и нет, если жених хороший?»
Тяжелую, практически без эмоций и мимики улыбку Президента Республики Армения подхватывают и продолжают презрительные, саркастические улыбки азербайджанцев. Было бы смешно, если бы не было так горько. Я была уничтожена, но решила идти до конца, так как внутри восстало всё – какая-то уязвленная женская гордость. Не было ни времени, ни тем более желания раздумывать и размышлять.
- Вы это говорите мне? Зная, кто перед вами? (он, конечно же, узнал меня, когда мы здоровались) Зная, кто я и что я положила на алтарь идеи независимости? Знать все это и позволить, чтобы без меня, меня женили? Не бывать этому, слишком дорогая цена заплачена, чтобы согласиться на такое.
В ответ я услышала:
- Вот видите: чуть что – все сразу переходят на политические темы. Мы же договорились, что встреча будет носить характер культурных связей. Мы, два Президента, в очень затруднительном положении. И хотели бы, чтобы вы нам помогли!
И тогда я сказала:
- Господин Президент, я могла бы вам предложить следующий тезис…
Я почувствовала, что он определенно раздражён моим выступлением, но продолжала Не выходя за периметр протокольного формата, простыми словами, повторила тезис о статусе Арцаха, сказав, что НКР ни одного дня не находился в составе независимого Азербайджана и должен участвовать в переговорном процессе. Что без нас невозможно решить нашу судьбу. Это был бы диалог для азербайджанских ушей.
Но Президент Республики Армения оборвал меня.
- Вы выходите за рамки формата встречи…
Я махнула на все рукой: все равно везут на эшафот и надо успеть сказать:
- Так это в тему! Такова реальность.
Он прервал меня:
- Мы не будем нарушать этикета. Аудиенция закончена.
После этого прозвучали какие-то две-три фразы со стороны азербайджанской стороны о том, что «международное право ставит во главу угла территориальную целостность государств», которые Президент не оборвал. Все было молча выслушано. Представители РА на протяжении всей встречи были абсолютно безынициативны и практически ничего не говорили. Были слова, фразы, но настолько не запоминающиеся и аморфные, что у меня в памяти ничего не отложилось.
Сами собой приходят на ум параллели между миссией 2007 года и нынешней. Я сидела тогда рядом с Поладом Бюльбюль-оглы, и мы уже возвращались из Баку, после встречи с Ильхамом Алиевым. Мы были воодушевлены. Я повторяла: «Это фантастика! За один световой день нас приняли три президента!» И он не поправлял меня, принимая реальность и факт существования НКР. Раздался звонок, звонил Михаил Гусман, корреспондент ИТАР-ТАСС, находившийся тогда в США
- Ты где находишься?
- Я провожаю своих друзей в Ереван, в Карабах
- Каких друзей? В своём ли ты уме? Может, ты болен? Газеты пишут о чём-то, и я не могу поверить. Ты что был на приёме у лидера сепаратистов?
- Нас за один световой день приняли три Президента!
Гусман вновь переспрашивает его.
- Ты в своём уме? Какие три Президента?
- Да, три Президента – Армении, Азербайджана и Нагорного Карабаха.
На этот раз, как только я пыталась в разговоре сказать «наши три Президента» тот же Моллазаде мгновенно поправлял меня: «два Президента». Причем делалось это грубо, с нарушением элементарной этики.
Когда мы вышли после приема у Президента РА hЭрминэ Нагдалян обратилась к мне:
- Вы намерены и дальше продолжать в такой же агрессивной манере?
На что я вновь была вынуждена ответить.
- Вы представляете одно государство, я другое. У вас своя роль, у меня своя.
Общая картина прояснялась, и она не радовала. Представители РА оставались абсолютно аморфными и безучастными, и я поняла, что удары отражать придётся всё-таки, мне. Нас повезли в ресторанчик «Вечерний Ереван» – очень армянский, уютный. За столом я оказалась напротив своих азербайджанских «земляков» и вновь пошли разговоры, воспоминания о Степанакерте и прошлом. У азербайджанцев ведь роль каждого члена делегации, участника миссии спланирована. Это их стиль работы. На всех встречах работает команда - сплоченная, плотно сколоченная, согласованная. Поэтому я не очень удивилась когда выяснилось, что оператором от азербайджанской стороны был Кярим, который в советские годы работал на карабахском телевидении и долгие годы жил в Степанакерте. Он вспоминал своих соседей, друзей... Со стороны это выглядело как натуральное общение, вплоть до того, что Захид говорит мне:
- А я выспомнил тебе. Тогда ты был начальник штаба пионеров в области. Такой маленький кырасивый девочка была, а теперь такой ужасно грубый. Так не понравилас ты мне в этом Степанакерте.
- Почему вы решили, что я ставлю себе целью вам понравиться?
- Да и днём у Президента Армении ты тоже был очень агрессивный. Совсем не понравился мне. А теперь за столом ты даже улыбаешься, смеешься.
- Кто же плачет за трапезой? Мы же не будет отравлять друг другу кусок хлеба. Мы пока в Армении, как я могу испортить вам настроение за обедом?
- Ну, давайте выпьем стакан вино, давайте побеседуем. Чем далше, тем болше ты нравишься нам.
Чтобы не обострять как-то ситуацию и свести все к шутке, я говорю:
- В середине дня я бываю менее агрессивной.
- А какой ты будешь вечером – у нашего Президента?
- Такой же, как утром.
Тем временем господа армяне пустились во все тяжкие, раздавались тосты «за здравие!», «за дружбу!». Хотя и в тостах они особо не отличались. Пресные, флегматичные до такой степени, что я их про себя назвала «двухметровыми рыбами», а всю команду – «аквариумом».
И вот мы уже в автобусе. Полад Бюль-бюль оглы уже потерял интерес ко мне и держался на дистанции, так как понял, что на этот раз я настроена достаточно жестко. В первый раз, когда мы летели в Ереван у нас были достаточно продолжительные беседы, но на этот раз стало очевидно, что под видом культурной миссии азербайджанская сторона проводит агрессивную политическую и пропагандистскую кампанию, которая исключала какой-либо нормальный, человеческий контакт.
И мы полетели в Баку.
В отличие от первой поездки с программой, графиком, по которому мы двигались, на этот раз я была в полнейшем неведении, что происходит и каковы дальнейшие шаги. Я думала, что еще днем мы попадём на прием к Президенту Азербайджана и спросила у Полада: «Когда нас повезут к Президенту?» Он ответил: «В прошлый раз я вам показал вечерний Баку. На этот раз я хочу, чтобы вы увидели Баку днем». Стало понятно, что перед аудиенцией, нас должны были ошеломить экскурсией по Баку, которая длилась пару часов и была хорошо организована. Это выглядело массированной психологической атакой в рамках тщательно поставленного спектакля, в котором был отработан каждый жест. И атака удалась на славу, достигла поставленной цели. Мои «рыбы» из «аквариума» открыли глаза и рот и можно было расслышать только восторженные возгласы: «Էս ինչ հարուստ են: Էս ինչ շքեղություն:» («Какое богатство! Какая роскошь!») Не пытаясь анализировать, сдерживать себя и проч.
Могу констатировать, что Баку, его население качественно изменились. Это уже другой город, масштабы строительства не могут не впечатлить. Весь город выглядел, как большая стройка. За те два прошедших года появились новые высотки, которые строятся корейцами, японцами, итальянцами. Город населяют люди, с другими, достаточно ухоженными лицами. Я не заметила ни одного намека на то, что мы называем «азиатчиной».
Затем был ужин в том же ресторане, что и два года назад. Мы вошли в зал, и Полад Бюль-бюль оглы говорит:
- Помните, доктор, в прошлый раз мы здесь уже были?
- Мы и сейчас собираемся на ужин.
- Нет, я просто хочу, чтобы вы отсюда увидели Каспий.
И тут я разглядела, что здания, которые во время экскурсии казались новыми, на самом деле старой постройки и просто облицованы. Я спросила.
- Так это у вас старые постройки?
- Да, но они крепкие! Городу надо придать цивильный вид.
Я вышла на балкончик и ко мне подходит представитель службы охраны и на хорошем русском языке говорит: «Вы видите шпиль вдалеке в море? На нем будет развеваться флаг Азербайджана, видимый со всех точек Баку, а может даже в пригородах. Он будет очень большой и будет сложно сделать такой флаг. Вы же знаете, какие у нас ветра, но корейцы обещали, все учесть». Всё это, конечно же, попадало в цель и нас уже «почти готовых» повезли к Президенту. Это уже была новая загородная резиденция в Загульбе. Правильнее сказать дворец – весь из белого мрамора и бесконечного хрусталя. Но не было Востока, с его кричащей роскошью, - все гармонично, со вкусом. Всё вокруг сверкало и как будто ещё больше подавляло нас и без того уже «обезоруженных» всем виденным. Я уже чувствовала, что всё идёт к тому, что выйдет Президент и – поставит последнюю точку.
Спектакль был блестяще поставлен - он начался с того, что нашего Президента называли только по имени-отчеству, отрицали и игнорировали символику НКР, арцахскую государственность и заканчивался ожиданием приема у Алиева. Президент, по своей привычке или, может быть, в рамках восточной дипломатии, вновь, как и в первый раз, заставил нас 20 минут ждать, все это время мы рассматривали приемную. Заходит Президент. Он подходит, здоровается со всеми. Узнав меня, долго трясет мою руку и говорит: «Рад вас видеть». В отличие от первой встречи, когда он был растерян, вял, на этот раз Ильхам Алиев был приветлив, что меня сразу насторожило.
Хочу сказать, что мы потеряли инициативу, ввязавшись в переговорный процесс в этом формате. Сторона, которая выиграла войну, не удосужилась подписать акт о капитуляции, ограничившись временным перемирием. Политическое руководство Республики Армения, взвалив на свои плечи нагорно-карабахскую проблему, сегодня, спустя 10 лет, фактически оказалось почти на коленях перед побежденным врагом и пытается вымолить коридор. Это мы, как победители, должны были диктовать условия мира, но добровольно отказались от статуса народа-победителя. Это очень обидно, просто по-человечески обидно для всех нас, так много вложивших в эту победу.
Поздоровались и пошли к столу рассаживаться. Президент садится во главу стола, я пытаюсь сесть справа от него, но Смбатян отзывает и говорит: «Людмила, армянская сторона садится с этой стороны». Я стараюсь быстро перейти на другую сторону, а Ильхам Алиев говорит: «Вы как раз правильно сели! Вы же с нами». Я ответила, «не с вами», но поняла, что мой голос не звучит так уверенно, как обычно. Никто с армянской стороны не среагировал на реплику Президента Азербайджана. Да, все было сказано как бы в дружеской форме, как некая шутка, но ведь можно было и нужно было ответить так же – полушутя-полусерьезно. Ведь речь шла не лично обо мне, а о единственном представителе Арцаха. Однако армянская сторона была захвачена окружающим великолепием. Все рассматривали обстановку приемной, огладываясь вокруг, и, видать, окончательно забыли, какая на них возложена миссия. А, может, никакой миссии и не было. Может, изначально собрали такую аморфную группу одноклеточных существ, чтобы создать мнение, что армянский народ готов принять условия, которые предлагает Азербайджан.
Мы садимся, Ильхам Алиев произносит приветственное слово. В отличии от Президента РА, его отказа «трогать политику», Президент Азербайджана уже в приветственном слове немедленно ушел в политику. Он сказал, что идёт переговорный процесс с Президентом Армении, он получает свое логическое завершение и скоро будет подписано армяно-азербайджанское соглашение. Есть много вопросов двусторонних отношений, которые обсуждаются. Далее он говорит: «А вопрос Карабаха – это внутренний вопрос Азербайджана». И продолжает говорить дальше! Его слова для меня прозвучали как гром средь ясного неба. И тогда я просто закрыла лицо руками, чтобы не выдать своего волнения. Да, я закрыла лицо руками – я боялась расплакаться. Ведь даже в «мадридских принципах», которые я видела в Тбилиси, говорилось о придании НКР промежуточного статуса до окончательного решения вопроса с учётом волеизъявления народа, а тут такая фраза, на которую не осмеливался даже Первый Секретарь ЦК Азербайджана Багиров. В 1988-ом году на партийно-хозяйственном активе Багиров умолял нас не поднимать вопрос, обещал дать самую широкую автономию, такую же, как у Нахичеванской ССР. Будет финансирование, расширятся связи, откроется большой наземный коридор с Арменией, «только вы не ставьте этот вопрос - это скандал, пощёчина». Даже Багиров тогда, в начале нашего пути был более лояльным. И теперь, – после победы в войне, как результат переговоров вот такая реплика? Ильхам Алиев, в своём дворце, среди всего этого великолепия сообщает бесхребетной делегации из Армении, в составе которой представители интеллигенции, деятели культуры, посол Армении в России такую вот новость! И ни посол, ни кто-либо другой не останавливают его! Никто не пытается спросить, – тогда о чём вы договариваетесь? О чём переговорный процесс Президентов Армении Азербайджана, если не вокруг нагорно-карабахской проблемы? Вокруг чего тогда так долго ломает голову международное сообщество, если это внутренний вопрос Азербайджана? Почему тогда к этому вопросу привлечено внимание мировых держав?
Ильхам Алиев выступал 5-10 минут, затрагивая традиционные для Азербайджана аспекты нагорно-карабахской проблемы: беженцы, пятое-десятое. Главное уже было сказано и сказано под прицелом многочисленных телекамер. Внутри у меня началась скорее борьба, чем работа. Ответить ему или нет? Но он работает на телевидение, на свой народ и нет никаких гарантий, что он не скажет в ответ что-то еще более резкое и просто оскорбительное. Я не хотела провоцировать его, понимая, что за моей спиной никого нет, на следующую возможную реплику с армянской стороны никто не ответит, и в любом случае победа в этой дуэли и полемике останется за ним. Я могу спровоцировать его на резкие слова, а молчание армянской делегации будет выглядеть как публичный позор. И я приняла решение вообще не выступать.
Далее выступали представители армянской стороны, но, как и следовало ожидать, совершенно ни к месту. Запомнилась, наверное, только реплика hЭрмине Нагдалян, которая ответила Алиеву, что у него есть «красная черта», - это территориальная целостность Азербайджана, но «красная черта» есть и у Президента Армении, – это физическая безопасность населения и статус Нагорного Карабаха. Она желает, чтобы водораздел между этими «красными линиями» минимизировался и наступил мир.
Полад взял слово и говорит: «Господин Президент, вот Людмила сказала в Карабахе, что после нашей первой встречи не было положительных подвижек». Тем самым как бы пригласил меня к разговору, но, увидев мое состояние, понял, что я не включусь в диалог. Потом встал - какой-то неуверенный и подавленный представитель масс-медиа из Еревана, молодой парень и говорит: «Знаете, сейчас в рамках кинофестиваля «Золотой абрикос» мы работаем с турецкими кинематографистами. Неплохо было бы, чтобы и Азербайджан принял в этом участие». Ильхам Алиев ответил: «Да, почему нет? Вот так начинаются контакты между народами». После этого берёт слово директор музея Паражданова, Завен Саргисян, который мне казался достаточно стойким человеком, и говорит: «Когда-нибудь мы должны отвлечься от этого противостояния. Параджанов, великий кинорежиссёр, никогда не ставил во главу угла национальную принадлежность, это для него не было приоритетным. Армянский художник, который поставил «Ашик Кериб» в 1988-ом году, когда шли митинги...» И все это говорится в кабинете Президента Азербайджана! Я могу понять, когда такие мысли, рассуждения об общечеловеческих, гуманитарных ценностях, о «Золотом Абрикосе» произносятся где-то там, далеко, но говорить так сейчас и здесь, когда азербайджанский Президент плюнул нам в лицо, мол Карабах это просто мой район, мой внутренний вопрос, и я его даже не обсуждаю. А мы отвечаем вот так? Это действительно какая-то наша национальная болезнь и боль... В голове даже промелькнула мысль, что мадридские принципы, которые есть капитуляция, на фоне такого поведения представителей армянской интеллигенции выглядят большой дипломатической победой.
Президент Азербайджана, конечно же, благосклонно, даже очень хорошо, принял и поддержал высказывания и предложения наших представителей. После Завена Саргисяна никто уже ничего не хотел говорить. Президент понял, что беседа не получается и сказал: «Ну, что ж, время позднее, я не буду вас больше задерживать. Вас ждёт ужин. Прекрасного времяпрепровождения. До свидания». Когда мы уже выходили, он предложил сфотографироваться на память. Нас быстренько и вразброс поставили вокруг Президента. Меня подвинули к нему: с одной стороны стояла Шушаник Хатламаджян, с другой – я. Потом, после выхода из кабинета армяне остались, продолжая фотографироваться на лестницах, а я по тёмной дорожке поплелась к автобусу и минут 10-15 сидела одна, пока не подошли остальные, и мы не поехали в какой-то злополучный портовый ресторан на ужин. Было ощущение полного поражения. Я было убита всем происходящим, ни с кем не общалась. В голове мучительно билась, пульсировала только одна мысль – все намного хуже, чем мадридские принципы. Мы спустили все и оказались в ситуации худшей, чем в 88-ом году. И не с кем поделиться своим горем, не с кем...
В ресторане спектакль продолжился, но меня уже ничего не трогало, не задевало. Полад сел рядом, но разговор не клеился, и он сказал, уже где-то даже лениво: «Мы будем продолжать контакты, только вот о чём я вас попрошу. Вы передайте Бако Сааковичу и другим вашим, чтобы всякое там разминирование как-то происходило проще…». Словом чуть ли не уберите государственную границу. У меня не было никакого желания дискутировать: «Это не в моей компетенции. Думаю, вы сами должны решать эти вопросы».
Беседа сама собой прекратилась. А «пир на весь мир» шумел, набирая размах, произносились тосты, здравницы. Депутат милли меджлиса, Рзаев, поднял тост: «Вы были свидетелем того, какой у нас Президент. Эта речь нашего Президента – владение языком, лексикой. Это же демонстрация образования, воспитания, культуры. За нашего Президента!» Все встали – Смбатян, Полад, Швыдкой, – три бывших министра культуры, три посла, три друга. Только Ремарка не хватало, чтобы потом книгу написать. Я уже не могла сидеть за столом и вышла на балкон успокоиться. Наши отправились прогуляться по ночному порту – охи-ахи, восторги по поводу открывающейся картины, а я, так как уже было темно, откровенно ревела. Подошёл Швыдкой, обнял по-дружески за плечи и говорит:
- Милочка, вы же ничего не ели. Я понимаю, вам тяжело. Ну, успокойтесь. Я думаю, что всё образуется.
- А что должно образоваться после всего этого?
Мы снова вернулись за стол. Я молчала слушая тосты, все эти «хи-хи» да «ха-ха», но, думаю, нет, я не должна просто так сдавать поле боя. И попросила слова для последней пощечины. Все так оживились, что, Людмила наконец-то, отошла, смирилась и замуж пойдёт, за кого выгодно выдадим. Я встала, набрала в лёгкие воздуха, подняла бокал: «Товарищи, так как моё молчание хуже слов я хочу вам сказать следующее. Несмотря на то, что я тут представлена в единственном числе из Карабаха, а вас так много, несмотря на то, что всё проходило так выгодно и хорошо в Ереване, в Баку, всё это, тем не менее, вокруг меня и вокруг Арцаха. Поэтому было бы с моей стороны неправильным не поблагодарить всех тех, кто инициировал эту миротворческую акцию, пытаясь хоть на йоту приблизить нас к миру. Но я недвусмысленно должна вас предупредить еще раз, что мир не за счет отказа от идеи свободы и независимости Арцаха, не ценой унижения и выкуривания нас из переговорного процесса». Воцарилась гнетущая тишина. Я продолжала: «Наша миссия называется культурной, называется встречей интеллигенции Азербайджана, Армении. Однако сегодня я увидела мало интеллигентного. Я могу конкретизировать сказанное, обращаясь, например, к вам, господин Моллазаде и вашим партнёрам по милли-меджлису. Всякий раз, смотря мне в глаза, когда я говорила о трёх президентах, вы исправляли меня – «нет, два», получая при этом удовольствие, что раните. Я призываю вас к политической корректности, соблюдению элементарных норм этики и человеческой морали. Я поднимаю тост за то, чтобы каждый из нас уважал в другом человека, гражданина, его национальное достоинство. В противном случае не стоит рассчитывать на то, что кто-нибудь из нас согласится ещё раз на подобного рода унизительное общение».
Опять автобус … В самолёте никакого обсуждения уже не было. Вокруг праздные и никчемные разговоры, чужие люди, которых ситуация практически не трогала. Мы прилетели в Ереван, подъехал большой автобус, который развез тех, за кем не приехала машина. Вот так завершилась эта миссия… Я где-то на неделю потеряла покой и сон, следила за репортажами, прессой, пытаясь справиться с болью, пережить и забыть события того дня. Больнее всего было осознание того, что я была абсолютно одна в том деле, которое еще вчера всеми армянами воспринималось как общеармянское. В висках пульсировал вопрос Захида: «А разве вы им нужны?» Как будто, если не единственной, то главной целью поездки было убедить меня и всех арцахцев - Республике Армении, ее нынешней элите Арцах не нужен.
Состав армянской делегации

Армен Смбатян – посол РА в России
Армен Ханбабян – журналист, «Голос Армении»
Арам Абрамян – главный редактор газеты «Азг»
Ара Тадевосян – «Медиамакс»
Эрмине Нагдалян – депутат НС РА
Мхитар Мнацаканян - депутат НС РА
Эдуард Маркаров – футболист
Шушаник Хатламаджян - социолог
Завен Саркисян – директор Дома-музея Сергея Параджанова
Оператор H1

Состав азербаджанской делегации

Полад Бюль-бюль оглы – посол Азербайджана в России
Рзаев Ровшан – депутат Милли Меджлиса
Садыхов Бахтияр - депутат Милли Меджлиса
Асим Моллазаде - депутат Милли Меджлиса
Чингиз Абдуллаев писатель, Секретарь Союза писателей Азербайджана
Керим Сиявуш – композитор, народный артист Азербайджана, ректор Национальной консерватории
Таир Гараев – оператор Общественного телеканала
Аббасов Захид – журналист

НКР

Людмила Григорян – врач, главный терапевт Министерства здравоохранения НКР.

spectator
18.09.2009, 13:59
Ziyadli, спасбо, очень интересно. Остается оценить, чего здесь больше, отражения реального раскола в армянстве или попытки раскачать лодку под Сержем.

Ziyadli
18.09.2009, 14:12
Ziyadli, спасбо, очень интересно. Остается оценить, чего здесь больше, отражения реального раскола в армянстве или попытки раскачать лодку под Сержем.
Дык это для меня не самый важный вопрос. Раскола может быть и нет, а есть истерика бабёнки. Главный вопрос для меня отношение руководства Армении (Карабаха мнение не интересует никого) к этим переговорам и отношение нашей делегации к самим переговорам.

А раскол-маскол пущай интересует армян. Расколов будет у них несколько в дальнейшем.

Как грил адын мудрый гагаш: поражение остается всегда сиротой и его кидают все друг другу.

V Baku
18.09.2009, 14:29
А ведь здесь много чего заложено.
Мне понравилось, что откровенная вражина признает, что Азербайджан "развивается семимильными шагами".
Признает, что мы выращиваем интеллектуальную элиту.
Остальное сплошная желчь и приходящее понимание шваха.

Oğuz
18.09.2009, 14:41
Ей все время мерещиться бои, она постоянно мобилизуется, все время рвется в бой, кроме нее некому отражать удары противника и она готова стать грудью… :crazy:

Люди добрые, неужели непонятно – да ей ласки не хватает, самой обычной, но ласки настоящего мужчины!:lol:

Интересно, она давно одинока? Мне кажется с 1988-го года… :welcome::buba:

Ашина
18.09.2009, 14:44
Эпопея поездки Полада глазами армянки. Прошу читать до конца, очень занимательно


НКР

Людмила Григорян – врач, главный терапевт Министерства здравоохранения НКР.

Отлично! Надеюсь, это попадет в руки грамотному психоаналитику для разработки модели поведения при будущей дрессировке отдельной группы армянских клиентов - так называемых "арцахцев" и "арцахочек".

vintage
18.09.2009, 14:57
Отлично! Надеюсь, это попадет в руки грамотному психоаналитику для разработки модели поведения при будущей дрессировке отдельной группы армянских клиентов - так называемых "арцахцев" и "арцахочек".

Ашина!!!
Хочу Вам сказать,не как любитель,а как профессионал в этой области,что есть такие особи которые не идут на дрессуру,понимание и обучаемость = 0.
Возникает вопрос,а,что делать в этом случаи?

Ашина
18.09.2009, 15:05
Ашина!!!
Хочу Вам сказать,не как любитель,а как профессионал в этой области,что есть такие особи которые не идут на дрессуру,понимание и обучаемость = 0.
Возникает вопрос,а,что делать в этом случаи?

One Way Ticket To The Blues

:vsego:

И подъёмные до Калифорнии или Еревана - на выбор.

V Baku
18.09.2009, 15:09
Хрен.
Только за свой счет.
Пару бутербродов от меня.
Запишите.

Dismiss
18.09.2009, 15:13
И в Тбилиси интересы азербайджанской стороны представляла профессионально подготовленная команда, а с армянской стороны мы с двумя рогатками и парой камней за пазухой должны были противостоять этой мощи.:crazy: Наконец-то армяне начали осознавать, что застряли в плену своих стереотипов и пора бы снять с глаз пелену и посмотреть на азербайджанцев новыми глазами.

Неважно, что работа, которую надо сделать тебе не по душе, но если она может приблизить нас хотя бы на сантиметр к победе, когда признается независимость Арцаха, надо ее выполнить.Армяне воспринимают все эти "миротворческие"миссии как шаг к признанию независимости Карабаха. Хорошо бы взять это на заметку нашим миротворцам.
Инициатива Бюль-Бюля начиналась нервно.
Боюсь, что Бюль-Бюль давно уже ничего не может сынициировать.
Людмила была права, когда говорила о том, что находится в разной весовой категории с нашими делегатами. За две поездки с одним и тем же человеком могла бы и научиться правильно его называть. Разговор на уровне "одна баба сказала". :fool:
Сразу скажу, что ни один из азербайджанских представителей не обратился к Президенту НКР, со словами «господин Президент».:lol: Напрасно армяне раскатывали губу, утверждая, что наши будут вынуждены это сделать. Чёрта с два. Самое забавное, что никто и потребовать бы этого не посмел, ибо дипломатические протоколы не рассчитаны на самозванцев. :)
Выхожу из президентского дворца в сопровождении семи мужчин из Республики Армения и никто из них не предложил мне помочь донести саквояж до машины.
Свою помощь предложил только Швыдкой.Этого не может быть, потому что этого не может быть! А как же культурные традиции уважения к женщине, сохранившиеся с древнейших времен и трепетно передающиеся армянами из поколения в поколения вместе с материнским молоком? :blink:
Азербайджанская сторона активно и целенаправленно уничтожала само понятие арцахского государства, его атрибутика сознательно игнорировалась... Например, хотели уточнить как меня представлять. Я ответила: «Людмила Григорян – главный терапевт Министерства здравоохранения НКР». Захид нагло рассмеялся в лицо: «Какой Министерство? Какой зыдравоохранение? Скажи в больнице дохтур, да-а. В областной больнице дохтур....».:smeus: Красавчик! Назвал вещи своими именами! Людмиле только и осталось высмеивать акцент - по сути-то возразить нечего! :tongue:
Посол Республики Армения выглядел жалко на фоне Полада - никакой личностной или национальной харизмы, никакой позиции. У меня было ощущение, что он просто придаток Полада армянской национальности.:lol: Смбатян всё время пел Бюль-бюлю дифирамбы, апеллировал к нему, пытался показать, что, Боже мой, как всё здорово, и мы присутствуем чуть ли не при братании двух народов…:lol:
Мне показалось, что уместно воспользоваться народной поговоркой, и я спрашиваю:
- Вы что тут без меня решили меня женить?
И в ответ услышала от Президента:
- А почему бы и нет, если жених хороший?»
---------------------------
Но Президент Республики Армения оборвал меня.
- Вы выходите за рамки формата встречи…
Я махнула на все рукой: все равно везут на эшафот и надо успеть сказать:
- Так это в тему! Такова реальность.
Он прервал меня:
- Мы не будем нарушать этикета. Аудиенция закончена.То есть буквально заткнул зарвавшуюся и завравшуюся истеричку! :ae:
Ай да Саркисян!!! Убил!!! :smeus:
нашего Президента называли только по имени-отчеству, отрицали и игнорировали символику НКР, арцахскую государственностьА чего она еще хотела? Кажется, жизнь в замкнутом пространстве Карабаха постепенно заставила заключенных в нем самим поверить в ими же самими придуманную сказку про то, что Карабах кто-то воспринимает как государство. :fool:
перед аудиенцией, нас должны были ошеломить экскурсией по Баку, которая длилась пару часов и была хорошо организована. Это выглядело массированной психологической атакой в рамках тщательно поставленного спектакля, в котором был отработан каждый жест. И атака удалась на славу, достигла поставленной цели. Мои «рыбы» из «аквариума» открыли глаза и рот и можно было расслышать только восторженные возгласы: «Էս ինչ հարուստ են: Էս ինչ շքեղություն:» («Какое богатство! Какая роскошь!») Не пытаясь анализировать, сдерживать себя и проч.
Могу констатировать, что Баку, его население качественно изменились. Это уже другой город, масштабы строительства не могут не впечатлить. Весь город выглядел, как большая стройка. За те два прошедших года появились новые высотки, которые строятся корейцами, японцами, итальянцами. Город населяют люди, с другими, достаточно ухоженными лицами. Я не заметила ни одного намека на то, что мы называем «азиатчиной».Хорошо бы армянам внимательно почитать эти слова и сделать соответствующие выводы, не теряя времени на то, чтобы откапывать из интернета фотки свалок и выставлять их в качестве основного лица Баку. :beach:
Смбатян отзывает и говорит: «Людмила, армянская сторона садится с этой стороны». Я стараюсь быстро перейти на другую сторону, а Ильхам Алиев говорит: «Вы как раз правильно сели! Вы же с нами». :ae: Я ответила, «не с вами», но поняла, что мой голос не звучит так уверенно, как обычно.Гениальный ход со стороны Президента! :lol:

Хочу сказать, что мы потеряли инициативу, ввязавшись в переговорный процесс в этом формате. Сторона, которая выиграла войну, не удосужилась подписать акт о капитуляции, ограничившись временным перемирием.Вот что бывает, когда со свиным рылом лезут в калашный ряд. Каждый должен заниматься своим делом, ибо когда провинциальные (областные!(с)) доктора лезут в политику, приходится выслушивать такую хренотень. :)
Политическое руководство Республики Армения, взвалив на свои плечи нагорно-карабахскую проблему, сегодня, спустя 10 лет, фактически оказалось почти на коленях перед побежденным врагом и пытается вымолить коридор.Иногда и у "докторов" бывают озарения. :crazy:
Далее он говорит: «А вопрос Карабаха – это внутренний вопрос Азербайджана». И продолжает говорить дальше! Его слова для меня прозвучали как гром средь ясного неба. И тогда я просто закрыла лицо руками, чтобы не выдать своего волнения. Да, я закрыла лицо руками – я боялась расплакаться.По-моему, эта экзальтированная особа слишком рано покинула свою поликлинику - с такими нервами ей самой врач не помешает.)

Ильхам Алиев, в своём дворце, среди всего этого великолепия сообщает бесхребетной делегации из Армении, в составе которой представители интеллигенции, деятели культуры, посол Армении в России такую вот новость!До какой же степени нужно отстать от реалий, чтобы воспринимать это как новость! :)
Мне стало жалко карабахских армян - они так привыкли вариться в собственному соку, что совсем утратили связь с внешним миром, живя в каком-то мифическом, ими самими придуманном мирке. Столкновение с жестокой реальностью становится для них шоком, и они вынуждены прятать свое лицо, чтобы скрыть волнение и не расплакаться. :cray:
Больнее всего было осознание того, что я была абсолютно одна в том деле, которое еще вчера всеми армянами воспринималось как общеармянское.Боже, ну и самомнение у этой дамы!
Сначала выставила себя как единственную г----метательницу из всей делегации, а потом оборзела до такой степени, что возомнила себя последней из могикан! :lol:

spectator
18.09.2009, 15:13
А вот что она же говорила после первой поездки Полада в 2007 году. Сравните.


____________________________________________

ar-vest.livejournal.com/13027.html

10 pm July 17th, 2007
Интервью с Людмилой Григорян.

Как вы пришли в общественную и правозащитную деятельность.

Я из семьи старых партийцев и атмосфера дома была пропитана разговорами о судьбах Карабаха, его будущем. Общественная жизнь для меня была чем-то само собой разумеющимся, нормой. Движение 88 года застало нас с моим мужем в Ленинакане и мы переехали в Степанакерт, чтобы быть в гуще событий. Меня тогда нельзя было назвать публичным человеком и тем более политиком и вхождение в движение было скорее реализацией духовных устремлений и жизненных установок.
Наш дом находился рядом с главной площадью, где начиналась череда непрерывных митингов и забастовок. Я думала, что мое участие в движении должно ограничиваться помощью митингующим, не более, а решением серьезных вопросов должны заниматься политики. Однако шаг за шагом я втягивалась в движение и мое активное участие в тех или иных встречах, публичные выступления становилось неизбежным.
Потом пришла война и жестокое лицо войны. Потеря мужа, тяжелое ранение, лечение в разных городах, долгая реабилитация. История моей семьи это типичная биография карабахской семьи, по которой, как и по многим другим, война прошлась гусеницами танка. После реабилитация я вернулась в Карабах. Начальник полкового медпункта в штурмовом полку, затем главный терапевт армии. В настоящее время я главный Министерства здравоохранения НКР.

Почему именно вас пригласили принять участие в этой инициативе.

Возможно сыграло свою роль то, у меня имидж независимого человека и я никогда не пела с чужого голоса. Также умение собраться в критическую минуту, порой абсурдная смелость. Видимо поэтому руководство приняв во внимание мое участие в движении с самых первых дней, арцахской войне посчитала возможным, чтобы именно я участвовала в этой инициативе. Вероятно я имею моральное право говорить от имени тех, кто видел войну, кто потерял на ней родных и близких, участвовал в ней. Я человек, который имеет право сказать, что такое война и желать мира.
Я внутренне была готова к миссии, так как имела уже контакты с азербайджанской интеллигенцией в рамках Хельсинской инициативы-92 начиная с 1993 года, с которой мы встречались в США, в Степанакерте, в Ванадзоре.

Как вы встретились, как это произошло.

За неделю до начала миссии мне позвонили и сказали, что, возможно, состоится такая встреча и готова ли я принять в ней участие. Я согласилась, хотя надо признать, что до последнего дня не верила, что миссия состоится.
Мы встретились в Степанакерте. Тон задавали инициаторы мероприятия Полад Бюльбюль оглы и Армен Смбатян. Выяснилось, что многие участники миссии давно знают друг друга и сразу же создалась доброжелательная атмосфера.
Короткий завтрак и мы пошли на встречу с Президентом НКР Аркадием Гукасяном. Я оценила дипломатический такт нашего Президента. Первым высказались азербайджанские участники, говорившие о том, посреднические миссии, решающие задачи урегулирования проблемы, не рассчитаны на установление контактов между обществами. Эту задачу ставит данная инициатива и ее проще запустить нашему поколению, которое связывают общее культурное наследие, воспоминания и традиции.
Президент НКР приветствовал попытки установления общественных контактов. В ходе урегулирования неизбежны уступки с обеих сторон, однако уступить можно другу, но не врагу. Чтобы стали возможны уступки, компромиссы важно создать поле общения, доброжелательный настрой. Однако с НКР даже не хотят говорить, не хотят общаться. Сказанное было хорошо воспринято и понято азербайджанской делегацией. Встреча закончилась тем, что Президент выразил поддержку подобных инициатив и готовность поддержать их развитие.
Затем была поездка в Шуши где Полад посетил мечеть и дом отца. В мечети шли подготовительные работы для начала реставрации. Азербайджанская делегация это увидела и оценила. Более того, Полад сказал, что если наши контакты будут одобрены, то он попросил бы, чтобы азербайджанским мастерам было бы разрешено участвовать в реставрационных работах.
Затем мы спускались к его родительскому дому, - старому, в котором родился его отец и новому, в котором жила семья беженцев из Геташена. Он поговорил с женщиной, которая там живет и уходя пожал ей руку, сказав: «Живите на здоровье. Когда в доме живут он стоит. Было бы хуже, если здесь никто не жил».
После этого нас повели в аэропорт и мы полетели в Ереван. Мы прилетели в Ереван и сразу пошли на встречу с Президентом РА Робертом Кочаряном. Это было продолжение приятных впечатлений от встречи с Аркадием Гукасяном, Президентом НКР. Он не заставил себя ждать. Встреча началась с доброжелательного приветствия Президента РА, который сказал, что такие контакты нужны, что мы даже опоздали с ними. И снова тот же протокол, когда первой говорит азербайджанская сторона и озвучиваются те же мысли и те же мнения, что и в НКР.
Роберт Кочарян спросил а почему не высказывается представитель из Карабаха, Людмила Григорян. Не выходя их формата миссии он мягко дал понять, что как бы Республика Армения и Азербайджан не обменивались мнениями, культурными контактами не стоит обсуждать карабахскую проблему без Карабаха. Встреча закончилась на доброжелательной ноте и нас проводили в музей Параджанова, который впечатлил всех.
Снова автобус, самолет, беседы в кулуарах. Мы приземлились в Баку, где нас встретили представители МИДа и госбезопасности. Атмосфера была спокойной, даже дружелюбной. Баку сильно изменился за эти годы, отстроился. Некоторые члены армянской делегации вспоминали старый Баку и это было оценено азербайджанской стороной.
Мы вошли в президентский дворец, по восточному роскошный, и нас отвели в приемную Ильхама Алиева. Президент заставил нас ждать 15 если не 20 минут. Протокол требовал, чтобы каждый из нас стоял за тем стулом, на котором он должен был сесть и мы стоя ждали когда в приемную войдет Президент.
Вошел Ильхам Алиев. Он поздоровался со всеми, очень холодно. Разница между доброжелательностью армянских президентов и холодностью, с оттенками напряженности азербайджанского была настолько очевидной, что была заметна всем.
Встреча началась. Вначале Полад кратко объяснил суть инициативы. Далее шло слово Президента. Не меняя выражения лица, он начал повторять все те формулы, которые озвучиваются на официальных встречах. О семи оккупированных территориях и сотнях тысяч беженцев, территориальной целостности и пр.
Мне стало ясно, что продолжение нашей миссии будет весьма проблематичным. Я, которая нахожу элемент конструктивности в любой ситуации, в данном случае была просто обезоружена. Я не хотела высказаться агрессивно, но и говорить фальшиво тоже не могла. Все что хотелось сделать - это молча выйти.
Из этого состояния меня вывел Полад, который сказал: «Господин Президент. Я хотел бы попросить высказаться представителю из Карабаха. Людмила Григорян – врач, представитель гуманитарной профессии».
Отступать было некуда.
«Господин Президент, если бы не ваше слово и тон, сильно отличающиеся от приветствий двух наших Президентов я бы ограничилась простым приветствием. Но вы вышли из формата миссии, и я вынуждена сказать, что я вдова, которая вырастила трех сирот, что я была ранена, и я не хочу продолжить этот перечень, потому что он отдалит нас от намеченных целей. В вашем голосе столько пессимизма, что он не оставляет мне надежды на перспективу, - не решения наших проблем, нет, перспективу общения между нашими народами».
Президент сильно изменился в лице, но я уже не могла остановиться.
«Вы говорите о сотнях тысяч беженцев, которые живут в нечеловеческих условиях. Извините, - в этой большой и богатой стране, которую мы только что видели, у вас не нашлось достойного места для расселения своих соотечественников? Вы их держите в резервации, потому что не можете им обеспечить достойную жизнь? Извините, но свое время не меньшее количество беженцев были размещены в армянских государствах, и сегодня они достойные граждане своих стран. Или может вы держите их в палатках, чтобы использовать как катализатор антиармянских настроений, атмосферы ненависти и призывов к войне?»
«Мы не переоцениваем роль сегодняшней встречи и я далека от мысли, что мы за какие-то полчаса решим нагорно-карабахскую проблему. Мы всего лишь хотели получить благословение своих президентов на контакты в сфере науки и культуры. Наши президенты поддержали, но ваш пессимистичный тон рассеял доброжелательную атмосферу, которую сопровождала нас с 9 утра и до настоящего мгновения».
Гнетущая тишина повисла в приемной. Пауза, которую никто не решался прервать. Тогда этот большой президент этой большой страны сказал: «Да, - ваши президенты могли себе позволить радушный прием, потому что они говорили с позиции победителя, а не с позиции побежденного».
И я вдруг действительно почувствовала себя победителем. В этой большой и богатой стране быть настолько закомплексованным, что не позволять себе хотя бы дипломатичный такт и тон? Было сказано несколько дежурных фраз и встреча окончилась.
Затем мы посетили армянскую церковь. Она внешне оставалась такой же, но внутри размещалась республиканская библиотека. Власти Азербайджана пошли на этот шаг, чтобы уберечь здание от погромов и разрушения от рук Народного фронта. «Мы не могли сохранить ее иначе», - сказал Полад.

Дальше был ужин, беседы в кулуарах, во время которых Полад пытался понять отношение Карабаха к возможности возвращения в состав Азербайджана. «Вы знаете, азербайджанская нефть это действительно черное золото. А ведь я заметил, что вам довольно трудно живется...». Далее рисовались радужные картины того, как на базе азербайджанской нефти можно сделать Карабах цветущим краем.
Я прервала г-на Посла и напомнила ему начальный период арцахского национально-освободительного движения, когда было принято решение прервать все связи с Азербайджаном. Карабах уже был блокадным и начинался голод. А ведь еще существовал Советский Союз и по железной дороге из Азербайджана в Степанакерт поступали продукты и пр.
Но мы не пошли разгружать вагоны, так как было решено ничего не принимать из Азербайджана, - ни делегации, ни вагоны... Тогда власти Азербайджана сами перегнали на грузовиках пищевые продукты на главную площадь Степанакерта. Грузовики полные конфетами, сладостями, кофе не охранялись, однако ни один голодный карабахский ребенок не подошел к ним, чтобы взять конфет. Может это было безумие, - возможно и так. Но таков был общественный настрой в Арцахе в те годы, и тогда он казался вполне естественным и оправданным...
«Я привела вам этот пример, чтобы вы поняли. Азербайджан не смог нас купить, когда мы были голодны, и война стучала в окно. Сегодня мы самодостаточны, у нас есть поддержка армянкой диаспоры и мы не голодны. Не стоит пытаться покупать нас сегодня – это унижает и вас, и нас. Постарайтесь выстроить отношения на другой основе».

Понял ли Полад ваш последний мессидж

Да, думаю да...
Во время всей миссии он проявлял неприкрытый интерес и внимание ко мне, а значит и Карабаху. Он стремился понять как мы живем, о чем думаем, к чему стремимся.

Будет ли продолжение инициативы.

Я не исключаю того, что инициатива будет продолжена. Я сказала Ильхаму Алиеву, что пока политики ищут решение, мы все больше отдаляемся друг от друга, и когда решение будет достигнуто встанет вопрос готовности обществ. А что нам мешает готовить общества сегодня, чтобы они подталкивали политиков к принятию решений.
Хотя возможно контакты снова откатятся назад, на уровень НПО. К такому выводу подталкивает та информационная кампания, которая развернулась в азербайджанской прессе. С армянской стороны нет каких-либо искусственных препятствий и мы готовы обсуждать все поднимаемые темы. Проблема в том - готово ли азербайджанское общество. Тех кого я знаю и с кем мы контактировали в последней миссии, вероятно да, - готовы. Также есть образованная молодежь, с которыми можно встречаться и дискутировать.
Вопрос в том, кто победит в азербайджанском обществе – участники инициативы и такие как они или же те, кто сейчас организует и проводит информационную кампанию в азербайджанских СМИ. Пока что общая атмосфера в Азербайджане остается напряженной и ей свойственна нетерпимость. Таково азербайджанское общество, его политическая элита и это большая проблема для всех нас...
Если попробовать подвести итог. На сегодняшний день сложилась несколько парадоксальная ситуация, когда рука, протянутая с азербайджанской стороны повисла в воздухе с азербайджанской же стороны. Надо ждать пока азербайджанское общество будет готово к нормальным контактам и отношениям, от которых, без сомнения, выиграют весь Южный Кавказ.

thundergirl
18.09.2009, 15:25
Вот что бывает, когда со свиным рылом лезут в калашный ряд. Каждый должен заниматься своим делом, ибо когда провинциальные (областные!(с)) доктора лезут в политику, приходится выслушивать такую хренотень. :)


:crazy::ae:

V Baku
18.09.2009, 15:26
А может вспомним прошлое Кочаряна, Саргсяна?
Кем они были?
Из грязи в князи.
Элита, блин.

Dismiss
18.09.2009, 15:28
тяжелое ранение, лечение в разных городах, долгая реабилитация. Теперь многое становится ясным...

vintage
18.09.2009, 15:30
Хрен.
Только за свой счет.
Пару бутербродов от меня.
Запишите.

Вообще-то есть возможность решить эту довольно таки сложную задачу.
Правда,это не очень-то гуманно,но зато страшно эффективно.
И результаты будут получены незамедлительно.

V Baku
18.09.2009, 15:32
Вообще-то есть возможность решить эту довольно таки сложную задачу.
Правда,это не очень-то гуманно,но зато страшно эффективно.
И результаты будут получены незамедлительно.
Например?

vintage
18.09.2009, 15:38
Например?

Ну скажем:Стерилизация.
Правда,это не очень-то гуманно,но зато страшно эффективно.

Dismiss
18.09.2009, 15:39
А вот наша "маленькая, худенькая, красивая женщина", которую армянские джентльмены заставили таскать "этот сумка":


http://i151.photobucket.com/albums/s127/Sanamyan/Ludmila_Grigorian_2.jpg

А что это за бешбармак у нее на груди?

Dismiss
18.09.2009, 15:39
Ну скажем:Стерилизация.В вас заговорил ветеринар. :lol:

Ziyadli
18.09.2009, 15:44
А вот наша "маленькая, худенькая, красивая женщина", которую армянские джентльмены заставили таскать "этот сумка":
А что это за символика у нее на груди?
Карабахская красавица. Красивые и грустные глаза, чувствительный ротик.. нос подкачал, но в общем ниче. Будь я лет на 15 старше, то она бы сейчас у меня на даче долму гатовила- азербайджанскую. Правильно делает она, что нам мстить. Как можно было ее выдавать за армянина замуж

А на груди ее разновидность "алам". Продается в Иерусалима. Божественный знак города

vintage
18.09.2009, 15:44
Ну очень грустные и несчастные глаза.
Как будто у нее вчера кто-то умер из самых близких.

Ziyadli
18.09.2009, 15:47
Ну очень грустные и несчастные глаза.
Это армянская грусть. Ее можно только каЦевничьим задором и весельем отгонять.

Dismiss
18.09.2009, 15:50
Ну очень грустные и несчастные глаза.А вы думаете легко одной нести на хрупких женских плечах все внутренние и внешние проблемы Армении?

V Baku
18.09.2009, 15:50
Ну скажем:Стерилизация.
Правда,это не очень-то гуманно,но зато страшно эффективно.
Господи. зачем?
Ваш этот тезис сейчас начнет гулять по просторам вселенной.
На фик.
Пусть пишет, закрывает лицо руками, сидит молча в тишине, в конце концов она не интересна ни в коем разе.
Вы считаете, что Бако интересен?
Нет.
Саргсян интересен?
Нет.
Интересен Саркози, Путин, Медведев, Обама, Ахмадинеджат. Наши турецкие "братья".
А всяческие "ларисы" не ивановны не интересны.
Их можно читать. можно жалеть.
По ним можно судить чего и скока.
Но спорить с ними не зачем.
Бесполезно.
Пусть доживают свой век. Хоть где.
Была пионерочкой, потеряла ВСЕ.
И оставшееся ей тоже не светит.
Ничего кроме жалости.
Предлагаю собрать посылку.
Девушки варежки свяжут.
И тапочки.
Не скажу какого цвета.
Я вреднющий.

V Baku
18.09.2009, 15:55
Ей все время мерещиться бои, она постоянно мобилизуется, все время рвется в бой, кроме нее некому отражать удары противника и она готова стать грудью… :crazy:

Люди добрые, неужели непонятно – да ей ласки не хватает, самой обычной, но ласки настоящего мужчины!:lol:

Интересно, она давно одинока? Мне кажется с 1988-го года… :welcome::buba:


Полад тоже старый.
Не справился.

vintage
18.09.2009, 16:09
Господи. зачем?
Ваш этот тезис сейчас начнет гулять по просторам вселенной.
На фик.
Пусть пишет, закрывает лицо руками, сидит молча в тишине, в конце концов она не интересна ни в коем разе.
Вы считаете, что Бако интересен?
Нет.
Саргсян интересен?
Нет.
Интересен Саркози, Путин, Медведев, Обама, Ахмадинеджат. Наши турецкие "братья".
А всяческие "ларисы" не ивановны не интересны.
Их можно читать. можно жалеть.
По ним можно судить чего и скока.
Но спорить с ними не зачем.
Бесполезно.
Пусть доживают свой век. Хоть где.
Была пионерочкой, потеряла ВСЕ.
И оставшееся ей тоже не светит.
Ничего кроме жалости.
Предлагаю собрать посылку.
Девушки варежки свяжут.
И тапочки.
Не скажу какого цвета.
Я вреднющий.

Я не имел ввиду конкретно эту даму,а тех у кого понимание и обучаемость = 0
А если кроме шуток,то они самые большие бадбахты,сидят в своем блиндаже без окон и дверей,и смотрят только в небо,надеясь на какое-то чудо,может быть на конец какой-нибудь дядька поможет и прорубит хоть одно окно.

Oğuz
18.09.2009, 16:12
Полад тоже старый.
Не справился.

Полада она все же заслужила, а вот остальную половину, то есть, ад в целом получит после судного дня. :diablo:

Ашина
18.09.2009, 17:58
А вот что она же говорила после первой поездки Полада в 2007 году. Сравните.
А вот это действительно интересно.

Что же так изменилось за эти два года, что так разительно противоположны оценки смысла и итогов визита в 2007 году и нынешнего визита?

Что за это время произошло?

Оставим в стороне эпизоды её личной жизни.

ksen
18.09.2009, 18:09
А вот это действительно интересно.

Что же так изменилось за эти два года, что так разительно противоположны оценки смысла и итогов визита в 2007 году и нынешнего визита?

Что за это время произошло?

Оставим в стороне эпизоды её личной жизни.
а произошло то что вы называете тисками,и если 2 года назад,органы ещё болтались в небольшом промежутке,что позволяло им вести себя аля хозяевами демонстрируя снисходительное гостеприимство,при этом ещё искренее нам улыбаться,то сегодня улыбку заменила исказившая боль,а в вытаращенных глазах легко читается,слезливый вопрос-не ужели всё так серьёзно???

Ашина
18.09.2009, 18:20
а произошло то что вы называете тисками,и если 2 года назад,органы ещё болтались в небольшом промежутке,что позволяло им вести себя аля хозяевами демонстрируя снисходительное гостеприимство,при этом ещё искренее нам улыбаться,то сегодня улыбку заменила исказившая боль,а в вытаращенных глазах легко читается,слезливый вопрос-не ужели всё так серьёзно???

А как это могла прочувствовать областной главврач?

Я думаю, что произошла война в Грузии и всё-такое вытекающее из неё прочее.

Я обратил внимание, что к Кочаряну (президенту Армении во время первого визита) у неё большее почтение, чем к Саркисяну. А Саркисян (в отличие от Кочаряна) её бедняжечку и в грош не ставит.

Она интересна тем, что с одной стороны вроде бы как "своя" в среде министров их "правительства", но с другой - судя по тексту - не вполне (г-мммм!) компетентный в политике человек. То есть, "из народа".

Что ещё произошло кроме президентских выборов в Армении и войны в Грузии?

thundergirl
18.09.2009, 19:02
А как это могла прочувствовать областной главврач?

Я думаю, что произошла война в Грузии и всё-такое вытекающее из неё прочее.

Я обратил внимание, что к Кочаряну (президенту Армении во время первого визита) у неё большее почтение, чем к Саркисяну. А Саркисян (в отличие от Кочаряна) её бедняжечку и в грош не ставит.

Она интересна тем, что с одной стороны вроде бы как "своя" в среде министров их "правительства", но с другой - судя по тексту - не вполне (г-мммм!) компетентный в политике человек. То есть, "из народа".

Что ещё произошло кроме президентских выборов в Армении и войны в Грузии?

Армяне стали играть в футбол с турками. Многим армянам это не нравится, a Сргсяну не нравятся те армяне, которым это не нравится.:crazy:

Ашина
18.09.2009, 19:17
Армяне стали играть в футбол с турками. Многим армянам это не нравится, a Сргсяну не нравятся те армяне, которым это не нравится.:crazy:

Похоже, турецкая тематика её совершенно не интересует. По крайней мере, я ни слова об этом не нашел в тексте.

А Саркисян - тоже пограничный тип: выходец из Карабаха, но глава Армении. Конечно, после встреч с Гюлем и Эрдоганом ему уже с земляками неинтересно. Он уже побывал и в Америке, рассказал им что Армения - самая восточная христианская страна, форпост, окруженный басурманами. В общем, уже образованный, а она сельская врачиха.

Но всё-таки мне очень интересно понять, что её так изменило - конкретно. Не процесс, а какие-то переломные факты.

backslash
18.09.2009, 19:40
Похоже, турецкая тематика её совершенно не интересует. По крайней мере, я ни слова об этом не нашел в тексте.

А Саркисян - тоже пограничный тип: выходец из Карабаха, но глава Армении. Конечно, после встреч с Гюлем и Эрдоганом ему уже с земляками неинтересно. Он уже побывал и в Америке, рассказал им что Армения - самая восточная христианская страна, форпост, окруженный басурманами. В общем, уже образованный, а она сельская врачиха.

Но всё-таки мне очень интересно понять, что её так изменило - конкретно. Не процесс, а какие-то переломные факты.

Дело в том что именно ее ничто не изменило и, смею заметить, ничто никогда не изменит. Ее больное восприятие реальности осталось прежним. Просто изменился мир вокруг нее, потихоньку меяется сознание армян, но она отказывается ето понять. Статья - отчаянный крик души, результат антагонизма между реальностью и спосоом ее восприятия етой реальности.

Вывод - армянским скакунам начинают надоедать карабахские ишаки, т.к результат их взаимодействия такой же как у миацума - бесплодный. Как мул.

Coolio
18.09.2009, 20:51
Так сейчас она называет себя министром здравоохранения, пусть и липового гос-ва и перспектива превращения в просто дохтура областной больницы ей не по душе.

Arian
18.09.2009, 21:57
Так сейчас она называет себя министром здравоохранения, пусть и липового гос-ва и перспектива превращения в просто дохтура областной больницы ей не по душе.

Ничего подобного. Она может стать министром опять. Только в Азербайджане.

Mete
18.09.2009, 22:11
Этот областной дохтур столько приятного сказала о нас и об Азербайджане,что мы должны простить ее невоспитанность.

vintage
18.09.2009, 22:16
Полностью согласен.
При совке,у меня был один знакомый который работал врачом в аэропорту,имел техническое образование,а не медицинское окончил АЗПИ,технологический факультет,специальность ткачество.

kinza
19.09.2009, 03:35
А что?
Мне врачиха понравилась. Чуткая такая. Комочек нервов.
Для врача просто замечательно.
Ведь как тонко прочувствовала ситуацию!?:girl_sad:

Ашина
19.09.2009, 11:05
Этот областной дохтур столько приятного сказала о нас и об Азербайджане,что мы должны простить ее невоспитанность.

Ничего подобного. Она может стать министром опять. Только в Азербайджане.

Да... где-то в этом направлении все её помыслы.

Храктерно, что она ни разу не вспомнила о том, что армяне Карабаха чего-то "не захотят", против чего-то "выступят" или "ни пяди назад".

Вместо этого постоянное подчеркивание, что их нынешняя метрополия по сравнению с будущей - глухая деревня.

=========================================

Мои попытки вспомнить, что же такого важного произошло в интервале между поездками так и закончились. Ничего такого из громких внешних событий не произошло кроме грузинской войны и президентских выборов в Ереване.

Думаю, что многократные поездки Сержа и других руководителей Хаястана на историческую родину с разъяснениями сути внешней политики Армении убедили нынешнее районное начальство в Ханкенди, что ловить нечего и нужно привыкать к положению протектората Баку. А она как непосредственный участник этих посиделок у Утёнка Бако, в курсе событий и уже кое-какие выводы для себя сделала.

Вот как раз это и происходило постоянно в интервале между двумя поездками.

А вся статья - это истерика крепостной актрисы в адрес прежнего хозяина, который её за карточные долги передаёт другому помещику.

Dismiss
19.09.2009, 11:28
по железной дороге из Азербайджана в Степанакерт поступали продукты и пр.
Но мы не пошли разгружать вагоны, так как было решено ничего не принимать из Азербайджана, - ни делегации, ни вагоны... Тогда власти Азербайджана сами перегнали на грузовиках пищевые продукты на главную площадь Степанакерта. Грузовики полные конфетами, сладостями, кофе не охранялись, однако ни один голодный карабахский ребенок не подошел к ним, чтобы взять конфет. Может это было безумие, - возможно и так. Но таков был общественный настрой в Арцахе в те годы, и тогда он казался вполне естественным и оправданным...Это какими же психически больными и закомплексованными нужно быть, чтобы оправдывать то, что дети голодали, но не ели азербайджанские конфеты. Готовы назло кондуктору пешком идти, не понимая, как они жалки в своей мнимой принципиальности.

Кстати, меня заинтересовала дальнейшая судьба конфет, сладостей и кофе. Их выбросили на помойку или все же нашлись менее принципиальные голодающие, чем карабахские детишки, и все же употребили их по назначению? :tongue:

Показательно, что через несколько лет она не подавилась от еды в бакинском ресторане. :crazy:

vintage
19.09.2009, 11:44
А уже выросло целое поколение.
Больные люди,меня больше всего поражают женщины в этой грязной игре.
Какая же ты мать если хочешь плохого своему ребенку.
Это генетическое заболевание.
А как показывает практика,болезнь на уровне генетики лечению в большинстве случаев не поддается.
Так,что мое предложение,если это даже была шутка,но в то же время вполне актуально.

Ашина
19.09.2009, 11:48
Кстати, меня заинтересовала дальнейшая судьба конфет, сладостей и кофе. Их выбросили на помойку или все же нашлись менее принципиальные голодающие, чем карабахские детишки, и все же употребили их по назначению? :tongue:


Ну, по нравам того времени - после нескольких часов демонстративного стояния груза, когда детям запретили даже подходить к нему, его тихо разгрузили ночью и пустили в торговую сеть. Через модные тогда кооперативы.

Dismiss
25.09.2009, 16:11
Очередной крик души очередной армянской ура-патриотки:

Армянская писательница Саргсяну: «...вы первый армянский руководитель, который встает на колени перед турком ради куска хлеба (http://www.1news.az/analytics/20090925114300377.html)» :lol:

25 сентября 2009 11:38

Как сообщает армянский сайт 7or.am, известная армянская писательница, публицистка и защитница Ай Дата (Армянского вопроса и Миацума) Сона Аршунеци обратилась с открытым письмом к президенту Армении Сержу Саргсяну.
---------------------------
Отметим, что после разгромного очерка карабахской активистки Людмилы Григорян, это уже второе обвинительное выступление в адрес Сержа Саргсяна и армянских властей со стороны армянских женщин, представителей интеллигенции. Как Людмила Григорян, так и Сона Аршунеци стояли в период распада СССР у истоков армянского националистического движения, вдохновившего и идеологически подготовившего агрессию против Азербайджана. Эти женщины активно принимали участие в Карабахском конфликте и теперь поняли, что оказались «у разбитого корыта», поскольку Армения осталась на обочине цивилизации, бедной и нереализовавшейся страной с имиджем оккупанта чужих земель.

В армянском обществе считают «пораженческое» поведение нынешнего руководства Армении открытым предательством, поскольку Саргсян и его окружение активно участвовали в военной агрессии против Азербайджана и даже свергли президента Тер-Петросяна за попытку пойти на уступки азербайджанской стороне в Карабахском вопросе. По видимому, армянское руководство, общественность, интеллигенция переживают сегодня сложный и болезненный процесс осознания ошибочности националистического пути, выбранного в конце 80-ых годов, и стремятся свалить за это вину друг на друга.

Надеемся, что в итоге армянское общество и руководство найдет в себе силы и волю принять то решение, которое спасет армянский народ от перспективы постоянно жить в тревожном ожидании, услышать гул азербайджанских танков, авиации и канонаду артиллерии над своими головами.

Dismiss
25.09.2009, 16:17
Текст письма:

Открытое письмо Сержу Саргсяну: «...вы первый армянский руководитель, который встает на колени перед турком ради куска хлеба - открытия границы» (http://7or.am/ru/news/2009-09-24/6801/)

Писательница, публицистка и защитница Ай Дата Сона Аршунеци обратилась с открытым письмом к президенту РА Сержу Саргсяну, в котором в частности отмечается:

«Не сомневаюсь в Вашей патриотичности и преданности, однако набравший оборот урегулирование армяно-турецких отношений полно непредсказуемых развитий и выдает всей нации сюрприз за сюрпризом, - прежде всего за спиной нации в Швейцарии 22 апреля «дорожную карту», а 31 августа вновь заключенный в Швейцарии протокол о «признании взаимных границ», который является верхом сюрпризов, выше воображения, что армянский человек поставил свою подпись под этим документом, который закрыл перед нами все двери для международного признания Армянского геноцида и наших притязаний, потому и не могу льстить и наполнить письмо хвалебными словами, поскольку с Вашей легкой руки перевернулся золотой кувшин моей мечты, мечты, которую я лелеяла на протяжении 45 лет в глубине моего сердца, и которая является единственным смыслом моей жизни...

Конечно, Ваши возможности несравненно велики, права тем более, но то, что от имени армянской нации встаете на колени перед турком, и слепому видно, что унижает достоинство армянского человека - то, что присуще турку. Неужели Вы пока не сделали выводов от горьких плодов придуманной Вами «футбольной дипломатии», которая превратилась в любовную игру и за спиной нации под завесой таинственности, 22 апреля в полночь в Швейцарии было подписано антиармянское соглашение ! «дорожная карта», которая ввела в заблуждение, смешала все карты проармянского Обамы, в результате Обама в своем выступлении от 24 апреля не произнес международно признанный термин «Genocide»? Вместе с выступлением Обамы 24 апреля мы получили первый горький плод Вашей любовной игры. Зачем сделали всю нацию заложником Вами же придуманной любовной игры «Футбольной дипломатии»? Кто Вам дал право единолично без одобрения всего армянства, без наличия согласия армянской диаспоры, особенно имеющего притязания к вековому нашему врагу, ради открытия границы всю нацию поставить на колени перед турками? Вы нанесли пощечину тем людям, которые свою жизнь беззаветно посвятили международному признанию и осуждению Мец егерна (геноцида), один из которых и автор этих строк. С Вашей легкой руки вы очень спокойно и легко бросили в воду приложенные ими усилия, лоббистскую работу, и огромные суммы, которые были предоставлены для достижения победы.

Неужели Вы не чувствует, что оказались в турецкой дипломатической паутине, капкане, полном фокусничества, лжи и подлога, в одном капкане, в который втянули всю нацию, болото, из которого выбраться будет уже невозможно?

Давно уже заметила, что в Ваших словах и делах есть огромная разница - неужели открытие границы было такой необходимостью или ради выполнения воли группы бизнесменом, прибавления их миллионов, так дорого мы должны заплатить всей нацией?

Можете ответить хотя бы на один вопрос - что означает «взаимное признание границ»? Не можете ответить? Я отвечу - это не уважать святую память наших 1,5 млн жертв, нашу высшую боль, прошедшую столетний путь, возврат исторической родины от моря до моря отныне стал недостижимой мечтой, отказаться от притязаний, приостановить по всему миру действующие работы Ай Дата...перед глазами мира предстать клеветником, закрыв перед нами все двери. Не хочу теперь углубляться в последствия открытия границы, лишь, не вдаваясь в подробности, скажу, что вся нация станет торгашем - турок будет производить, а армянин реализовать, наши ВУЗ-ы закроются, а то, что турки пустят свои корни в Армении, это неоспоримо, а последствия... не буду продолжать, поскольку «о вреде открытия границы» писала давно в моих расширенных анализах.

Вы первый армянский руководитель, который встает на колени перед турком ради куска хлеба - открытия границы, последствия которого - выгоды и ущербы, даже не поставили на чашу весов, но поставили на игровой стол наши тысячелетние исторические территории и уже проиграли игру. К сожалению, у Вас нет смелости признаться в этом. Сегодня придуманная Вами «футбольная дипломатия» работает в пользу Турции.

Турция победила не только в футболе, но и дипломатически. Я, которая постоянно критиковала митинги оппозиции, которые держат страну в потрясении, выступала с критическими статьями, сегодня для преодоления этого критического момента обращаюсь с призывом к общенациональному протесту. Только лишь в этом случае мы сможем спасти право на наши притязания, самолюбие и достоинство... Мои оценки строгие, господин президент, но, к сожалению, это горькая правда - примите ли вы или нет.

Обращаюсь с призывом отрезвиться ради наших национальных интересов, ради святой памяти наших жертв, ради нашего национального достоинства».

Dismiss
25.09.2009, 16:53
набравший оборот урегулирование
Оборот набрала шизофрения, признаки которой в каждой строчке этого крика души.
с Вашей легкой руки перевернулся золотой кувшин моей мечты
Кувшинчик жалко... :cray:
то, что от имени армянской нации встаете на колени перед турком, и слепому видно, что унижает достоинство армянского человека - то, что присуще турку.
Достоинство армянского человека еще не раз будет унижено турком - лиха беда начало.
смешала все карты проармянского Обамы
Надо же, как немного понадобилось Обаме, чтобы перестать быть проармянским. :)
мы получили первый горький плод Вашей любовной игры
Первый блин... горький плод комом.
в одном капкане, в который втянули всю нацию, болото, из которого выбраться будет уже невозможно?Здесь после слова "нацию" так и напрашивается тире.
нашу высшую боль, прошедшую столетний путьУ всех боль как боль, а у армян она высшая, к тому же умеет ходить. :)
писала давно в моих расширенных анализах
Интересно, а что там было в суженных анализах?
возврат исторической родины от моря до моря отныне стал недостижимой мечтойНадо же какие амбиции - она еще рассчитывала вернуть Армению от моря до моря. :fool: Кажется, я напрасно воспринимала этот бред как набившую оскомину пропагандистскую фишку азагитпропа. Рухнул золотой кувшин моей мечты... :(
вся нация станет торгашем - турок будет производить, а армянин реализовать
Немного же надо, оказывается, чтобы вся нация стала торгашом. Хорошо, хоть признает, что она привыкла реализовать то, что производят другие.
поставили на игровой стол наши тысячелетние исторические территории и уже проиграли игру.Вашими бы устами да мед пить. :)
Турция победила не только в футболе, но и дипломатически.То ли еще будет...
Только лишь в этом случае мы сможем спасти право на наши притязания, самолюбие и достоинство"Право на притязания" - это шедевр! :smeus:
Обращаюсь с призывом отрезвитьсяВам бы самой не помешало бы протрезвиться перед тем, как писать письмо президенту. Такое чувство, что писала курица лапой - столько ляпов в одном письме для писательницы - это, конечно, показатель. :lol:

Как почитаешь весь этот бред сивой кобылы (сорри, Соны Аршунеци), так поневоле начинаешь уважать азагитпроп. Он по сравнению с нею просто вершина пропагандистской мысли. :scenic:

Oğuz
25.09.2009, 17:03
Во неблагодарная - попытка поднять Армению из грязи и поставить на колени перед турками ей не нравится. Посмотришь, через век с помощи тех же турков Армения на ноги станет, мир, цивилизацию опознает...

ааанн нет, такая перспектива ей явно не по душе, ее собачья поза мордой вниз перед Россией больше устраивает

им только дай истерическую родину, - от горя до горя, - счастье армянское, пусть подавятся.

Александр Чайхорский
02.02.2010, 06:52
Карабахская красавица. Красивые и грустные глаза, чувствительный ротик.. нос подкачал, но в общем ниче. Будь я лет на 15 старше, то она бы сейчас у меня на даче долму гатовила- азербайджанскую. Правильно делает она, что нам мстить. Как можно было ее выдавать за армянина замуж

А на груди ее разновидность "алам". Продается в Иерусалима. Божественный знак города


Это вообще то ”хамса”, ”рука Фатимы”. В иудаизм хамса пришла с сефардами из Испании, а ими была заимствована у испанских арабов. У сефардов она зовется ”рука Мириам”.
Конечно в ”чистом” кораническом исламе талсиманы не поощряются, но традиция хамсы остается весьма популярной.
На груди армянской женщины с явным предубеждением против мусульман (или это только против азербайджанцев?) исламский символ защиты выглядит на мой взгляд немного странно. Если ее хамса действительно израильского происхождения и ей там не сказали о том что этот символ происходит из мусульманской традиции, то в этом есть некая историческая ирония... примерно такая же как если бы она носила на груди турецкий nazar...

Dismiss
07.05.2010, 16:06
Канадская журналистка поговорила с «Куклой»-снайпером в Карабахе (http://www.vesti.az/news.php?id=40120)

МИД Азербайджана примет меры по поводу иностранной журналистки

16:11 04-05-2010

Несмотря на неоднократные предупреждения со стороны МИД Азербайджана о том, что проникновение на территорию оккупированного Нагорного Карабаха через Армению является грубым нарушением, и что против таких лиц будут предприниматься все возможные шаги, различные иностранцы в числе которых и журналисты не перестают нарушать законы Азербайджана.

На этот раз «НКР» посетила канадская журналистка Лаура Жюли Перро, которая сделала материал под названием «Мамочка — отличный стрелок», размещенный на страницах канадского журнала«La Presse – Plus», а также на сайте cyberpresse.ca (http://www.cyberpresse.ca/actualites/201005/02/01-4276341-maman-est-une-tireuse-delite.php).

Правда в репортаже канадская журналистка отмечает, что Карабах – территория Азербайджана, населенная армянами, но в то же время говорит о судьбе двух армянских женщин, воевавших против Азербайджана, то есть своего же государства. В статье обе армянки представляются как героини карабахских сражений.

«…Евгения Арустамян не думала, что у нее в ДНК есть гены насилия. Родившись в 1955 г. в Степанакерте, преимущественно армянском городе провинции Нагорный Карабах, расположенной в центре Азербайджана, она получила образование в послевоенном Советском Союзе. Училась в Ереване, потом устроилась на работу, что позволило ей поднять троих сыновей. В окружении ее прозвали «Кукла», «потому что я была хорошенькой», — говорит она, грустно улыбаясь.

Однако в 1988 г. началась война в Нагорном Карабахе между Арменией и Азербайджаном и потрясла семейную жизнь Арустамян. Два ее сына и муж присоединились к армянским силам, выступившим против сил Азербайджана. Ее муж погиб. Оба сына были ранены. «Я решила, что должна отомстить азербайджанцам. Я оставила своего младшего сына дома и поступила в вооруженные формирования. Я не боялась. Я не знаю, кем я была на самом деле: снайпером, медсестрой, солдатом. То, что я знаю, так это то, что я носила форму и боролась, как другие. Оглядываясь назад, я удивляюсь, как я это сделала», — рассказывает она спустя годы вместе со своей подругой Кариной Данилян, которая, как и Евгения Арустамян и десятки других женщин в регионе, случайно стала воином.

Эти два бойца не вернулись из своей эпопеи целыми и невредимыми. Оба они были серьезно ранены и остаются инвалидами уже на протяжении 16 лет после окончания войны. В настоящее время они живут в здании, изрешеченном пулями, которое покинули его бывшие жители-азербайджанцы.
Их лагерь выиграл войну, и в настоящее время Нагорный Карабах является де-факто армянской территорией, однако мир пока не признал эту маленькую горную страну. «Но я все-таки рада, что действовала именно таким образом. Я ни о чем не жалею»...

В статье также есть открытый намек и сожаление на то, что мировая общественность не собирается признавать эту территорию. Одним словом, канадская журналистка превратила двух сепаратисток, как становится понятным, в «героинь», которые воевали за свою «независимость». И им предоставляется возможность восхваляться своим «героизмом», то есть сепаратизмом, убийством азербайджанцев.

Учитывая, что канадская журналистика посетила Нагорный Карабах без согласия азербайджанской стороны, Vesti.Az обратился к пресс-секретарю Министерства иностранных дел Азербайджана Эльхану Полухову, который после ознакомления с данной информацией отметил, что со стороны МИД Азербайджана дано поручение посольству Азербайджана в Канаде уточнить соответствие действительности этой информации.

«После получения уточненной информации о данной публикации будут предприняты соответствующие меры», - подчеркнул Полухов.

Пресс-секретарь также добавил, что «совершившие без согласия азербайджанской стороны визиты на оккупированные территории Азербайджана лица, независимо от их профессиональной деятельности, из-за действий, противоречащих законодательству Азербайджана, включаются в список «нежелательных лиц». Это относится и к журналистам, и к представителям неправительственных организаций и другим».

Dismiss
07.05.2010, 16:09
В окружении ее прозвали «Кукла», «потому что я была хорошенькой», — говорит она, грустно улыбаясь.
http://www.cyberpresse.ca/images/bizphotos/435x290/201005/02/167406-karina-danilan-evguenia-arostamian.jpg

"Хорошенькая" справа.

ksen
07.05.2010, 16:21
"Хорошенькая" справа.
ааааааааааа у меня истерикаааа.
Дисмисссс класс!!:smeus::roflmao::smeus::roflmao:

Baltazar
07.05.2010, 16:52
вот интересный момент из её военной деятельности
Я не знаю, кем я была на самом деле: снайпером, медсестрой, солдатом:crazy:. То, что я знаю, так это то, что я носила форму и боролась, как другие

где я? кто я? почему я?
да ну на фих. была обычной батальонной шлёндрой.:acute: тьфу

Dismiss
07.05.2010, 16:57
Кстати, о хорошеньких - грех тут не вспомнить о знаменитой Дяде Риме, хваставшейся тем, как она убивала азербайджанцев:

Dismiss
07.05.2010, 16:59
Дядя Рима с дочкой:

Dismiss
07.05.2010, 17:00
Дядя Рима без дочки:

Coolio
07.05.2010, 20:00
Интересно, кто умудрился сделать ее матерью? :)

Mete
07.05.2010, 20:32
Интересно, кто умудрился сделать ее матерью? :)

я думаю вот так.